Мудрый Юрист

Конституционная легитимность: теоретико-методологический аспект

Баранов Павел Петрович, профессор кафедры теории и истории зарубежного и российского права Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Овчинников Алексей Игоревич, профессор кафедры теории и истории зарубежного и российского права Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, доктор юридических наук, профессор.

В работе анализируются теоретико-методологические проблемы конституционной легитимности, дается ее определение, предлагается характеристика элементов конституционной легитимности, приводится аргументация ее нетождественности рациональной легитимности. Авторы обращают внимание на проблемы в конституционной легитимизации власти в современной России в контексте особенностей ее социокультурной, юридической и политической самобытности.

Ключевые слова: легитимность, конституционное правосознание, государственная власть, государство, конституционная легитимность, конституционализм, конституция, конституционное (государственное) право.

Constitutional legitimacy: Theoretical and methodological aspect

P.P. Baranov, A.I. Ovchinnikov

Baranov Pavel P., Professor of the Theory and History of Foreign and Russian Law Department at Vladivostok State University of Economics and Service, Doctor of Juridical Sciences, Professor, Honored Worker of Science of the Russian Federation.

Ovchinnikov Aleksey I., Professor of the Theory and History of Foreign and Russian Law Department at Vladivostok State University of Economics and Service, Doctor of Juridical Sciences, Professor.

The article considers the theoretical and methodological problems of constitutional legitimacy, given its definition, a characteristic elements of constitutional legitimacy is in the reasoning of its identity rational legitimacy. The authors draw attention to problems in the constitutional legitimization of power in contemporary Russia in the context of its socio-cultural, legal and political identity, exploring the potential of the constitutional-legal legitimation of power resources and formulate a number of suggestions on improvement of the mechanism of constitutional-legal regulation in the Russian Federation.

Key words: legitimacy, constitutional justice, state power, state, constitutional legitimacy, constitutionalism, the Constitution, constitutional (state) law.

На сегодняшний день термин "легитимность" получил широкое распространение не только в рамках политической и социологической науки, но и в юриспруденции, приобретя значение одной из основополагающих сущностных характеристик государственной власти. В юридической науке традиционно использовался термин "легальность", несмотря на то что изначально легитимность и понималась как законность власти. Как известно, возникновение термина "легитимность" связывают с XIX в. во Франции, когда данный термин использовался для характеристики государственной власти как "власти законной" в противовес власти Наполеона, которая признавалась властью незаконной и узурпированной.

Постепенно в понимании легитимности власти стал доминировать не юридический, а социально-психологический элемент - одобрение, признание, уважение к властным структурам. На этом и основано разграничение терминов "легитимность" (фр. legitimite) и "законность" (фр. legalite) <1>. В современной юридической литературе под влиянием социологической юриспруденции термин "легитимность" уже используется как более широкое по объему понятие, чем "легальность". Но так как предметом анализа является право, то принято говорить о легитимности права, правовой политики, отдельных правовых институтов. В данной статье речь пойдет о конституционно-правовой легитимности или конституционной легитимности, под которой понимается соответствие конституции и конституционным ценностям, закрепленным в конституционном правосознании общества, форм и методов осуществления государственной власти, правомерности проводимой политики государства. От нее следует отличать легальность власти, под которой традиционно понимается право на власть в соответствии с законом, т.е. законное право на управление общественными процессами, регламентацию и контроль за общественными отношениями. Легальность государственной власти представляет собой юридическую категорию - регламентированную законодательством деятельность публичной власти и ее законное установление.

<1> Bukovansky Mlada. Legitimacy and power politics the American and French Revolutions in international political culture. Princeton, NJ: Princeton University Press, 2002. P. 12.

Общеизвестно, что для западной юриспруденции и политологии в силу рациональности политико-правового мышления характерно сближение терминов "легальность" и "легитимность", а также рациональная легитимность и конституционная легитимность <2>. В повседневном сознании понятие "легитимность" также отождествляется часто с "легальностью". Так, например, президента В. Януковича СМИ и политические деятели называли в феврале 2014 г. во время событий на Майдане легитимным президентом. Однако легитимен он только для узкой прослойки приближенных лиц, а большая часть общества относилась к нему негативно. Поэтому он точнее - легальный, законно избранный президент.

<2> Rogowski R. Rational legitimacy: a theory of political support. Princeton Universiti Press, 1974. P. 14.

Для анализа правовой и политической системы России более адекватно традиционное разграничение понятий "легальность" и "легитимность" власти и права. Дело в том, что в отличие от формально-рационального ценностно-рациональный стиль политического и правового мышления на первое место в оценочной шкале по отношению к власти и ее правовой политике ставит не соответствие процедуре, а ценность справедливости или ценности того или иного рода - этические, политические, прагматические и иные. Поэтому власть может быть не вполне легальной, но зато вполне легитимной.

Ценностно-рациональная легитимность характерна для отечественной политической традиции, где идеократические, мировоззренческие, ценностно-идеалистические ориентиры по-прежнему играют большую роль. Значительно более важным компонентном легитимности в России является наличие ожидаемых ценностей в содержании законов, что в юриспруденции получило название "желаемое право". Поэтому конституционная легитимность власти в России предполагает наличие желаемого права в правовой политике и применении права властью. Постоянное отсутствие правового обеспечения желаемых ценностей в политике власти приводит к поиску легитимности альтернативной элиты.

Социокультурной спецификой российской политической системы является то, что власть, момент возникновения которой основан на четких и прозрачных юридических процедурах, не всегда может получать свое признание в общественном правосознании. С другой стороны, власть, пусть и являющаяся результатом "противозаконных" и "антидемократических" процедур, может в конечном итоге получить одобрение в общественном правосознании непосредственно по результатам ее положительного влияния на жизнь людей. Поэтому конституционная легитимность власти вовсе не всегда совпадает с ее легальностью и рациональной легитимностью. Такое положение характерно для стран с элементами традиционной политической культуры. Не тождественна конституционная легитимность рациональной легитимности: Основной закон страны вовсе не обязательно должен закреплять права и свободы человека, плюралистическую демократию, парламентаризм и прочие элементы легитимности современных демократий.

Рациональная легитимность основана на демократическом и открытом устройстве и "прозрачных" процедурах государственной власти. Как правило, рациональная легитимность вытекает из такой организации государства, в котором строго соблюдаются и охраняются права человека, соблюдаются общие правовые демократические принципы управления и должным образом охраняется правопорядок в целом. Конституционная легитимность власти очень близка к рациональной. Но если Конституция, например, ставит ценность национальных интересов или государственную безопасность выше интересов отдельного человека, а власть строго придерживается данного верховенства, то речь может идти о конституционной легитимности, не совпадающей с рациональной, так как рационализм и индивидуализм тесно связаны между собой.

Степень конституционной легитимности власти характеризуется целым рядом обстоятельств. Во-первых, в силу того что сама Конституция является Основным законом государства, легитимность элиты обусловлена отношением населения к институту государства, а также к самой Конституции. Отношение к институту государства определяется историческими концепциями о сущности и происхождении государства, права и государственной власти в России. Поэтому огромной значимости для легитимности власти является вопрос единого учебника истории. Отношение к Конституции 1993 г. пока нейтральное, но в любой момент сохраняется опасность ревизии: сложность и противоречивость ее принятия после событий августа 1993 г. общеизвестна.

Во-вторых, конституционная легитимность государственной власти может определяться отношением населения к моделям механизмов формирования данной власти, прописанных в Конституции и основанных на ней законах.

В-третьих, легитимность государственной власти может определяться тем, как именно соблюдались законные юридические процедуры в процессе ее формирования, зафиксированные в Конституции. Уровень соблюдения формальных условий формирования властных институтов касается как формирования власти на основе современных "демократических" процедур, так и иных способов формирования власти.

В-четвертых, в общественном правосознании уровень конституционной легитимности, например, федеральной и местной власти может быть не одинаков. Речь идет о том, что, в целом поддерживая политику государства и принимая и соглашаясь с принципами формирования власти на федеральном уровне и непосредственно реализацией всего комплекса процедур, закрепленных в законе, человек может не принимать аналогичные органы власти на уровне местном, исходя как из всех вышеперечисленных оснований, так и из ее слабой эффективности. Не секрет, что в общественном сознании муниципальные органы власти воспринимаются как "продолжение" государственных органов.

Таким образом, политический режим в целом может оставаться конституционно-легитимным и при откровенно выраженном недоверии к отдельным институтам или руководителям государства. Если личность президента непопулярна, то это не обязательно означает недоверие к институту президентства в целом.

В-пятых, конституционная легитимность в том или ином государстве зависит от типа легитимации в целом, так как является ее компонентом.

Надо сказать, что современное общество в большинстве государств отличается именно рациональной легитимностью власти. В конечном итоге возможно выделение основных трех ее разновидностей, которые базируются на основных системах государственного устройства современного мира. Ведь нельзя не согласиться с утверждением о том, что "основная направленность, связанная с внешним признанием государственной власти, проистекает из характера политического режима, устанавливающегося в государстве" <3>.

<3> Дибиров А.-Н.З. Теория политической легитимности: курс лекций. М., 2007. С. 246.

Давно прошли те времена, когда наличие конституции свидетельствовало о либерально-демократическом режиме и правовом государстве. В этой связи, учитывая социокультурные особенности конституционного правосознания в разных странах, можно выделить различные типы конституционной легитимности. В тех государствах, где основной закон защищает современные либерально-демократические ценности, присутствует либерально-конституционная легитимность; там, где конституция закрепляет эти ценности, но политический режим фактически иной, можно говорить о формальной конституционной легитимности; в странах, в которых основной закон закрепляет монархические режимы, консервативные, религиозные ценности, можно говорить о конституционно-ценностной легитимности.

Попробуем ответить на вопрос о том, к какой из трех вышеназванных разновидностей легитимности можно отнести существующую на сегодняшний день конституционную легитимность государственной власти в России. Конституция России с точки зрения либеральных ценностей является образцовой. Экономическая жизнь государства протекает по неолиберальным схемам, проектируемым на основе заимствований из-за рубежа. Моделирование частнособственнических отношений осуществляется на основе либерального конституционного стандарта. В результате мы получили уязвимую с точки зрения суверенитета экономическую систему, что не может не сказаться на легитимности государственной власти негативно, но не отражается на конституционной легитимности, так как в Конституции ценности и их иерархические отношения являются либеральными.

Политическая жизнь в целом соответствует Конституции, за исключением отдельных признаков либерально-демократических режимов, например отсутствие институциональной оппозиции. Остаются не реализованными пока и нормы, гарантирующие социальные права населения. Но предпринимаемые властью шаги в направлении социальной политики дают положительный результат: большинство граждан России, как показывают социологические опросы, поддерживают государственную власть, и поэтому существующая власть обладает конституционно-демократической легитимностью.

Однако традиционные ценности отечественной государственности диктуют необходимость консервативного курса развития нашего государства в смысле его приоритетов и высших смыслов. Поэтому вполне положительным и перспективным видится закрепление духовных идеалов, ценностей и норм в Конституции РФ. В России традиционной является ценностно-рациональная легитимность государственной власти, а не формальная рациональность, если воспользоваться классификацией М. Вебера. Ценностно-рациональной легитимности соответствует конституционно-ценностная легитимность.

В этих условиях, на наш взгляд, задача отечественной науки конституционного права состоит в выработке конкретных предложений по совершенствованию конституционно-правового регулирования с целью преодоления существующих расхождений между легитимностью политической и конституционной. В этой связи приходится только сожалеть, что стали появляться научные статьи, в которых содержатся только крайне резкие политизированные выводы о полной имитации конституционного строя в России и совершенно отсутствуют предложения по совершенствованию политической системы общества <4>.

<4> Денисов С.А. Имитация конституционного строя в России // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 10. С. 2 - 8.

Обсуждая сущностные характеристики конституционной легитимности власти, следует помнить о том, что необходимо проводить различия между пониманием легитимности власти и степенью доверия к ней со стороны населения. С одной стороны, данная проблема выглядит достаточно прозрачной. В случае обсуждения термина "конституционная легитимность" речь идет о конституционном институте формирования власти, его основах, специальных процедурах и их соблюдении. Если указанные признаки как формального, так и идейно-концептуального характера соблюдены, власть - конституционно легитимна. Оценка уровня доверия населения к власти определяется не только вышеуказанными критериями, но и тем, насколько власть эффективно реализует нормы Конституции. Таким образом, можно говорить о том, что степень доверия к власти определяется, в том числе, и уровнем ее конституционной легитимности, а сам термин доверие" является более общим по отношению к термину "легитимность". Однако такой ясной ситуация кажется только на первый взгляд.

Даже власть, сформированная вполне законным и "легитимным" с точки зрения Конституции способом, может оказаться и очень часто оказывается в ситуации, когда неэффективность функционирования основных властных институтов вновь ставит на повестку дня вопрос о ее конституционной легитимности, происходит "обман ожиданий". Психологически это выглядит так: люди, которые не могут реализовать конституционные гарантии населению, пришли к власти путем "обмана", пришли к власти незаконно и не имеют права во власти находиться. Именно этим объясняется тот факт, что, несмотря на формальное соблюдение всех юридических процедур, власть в общественном конституционном правосознании легитимной не является. Нельзя также забывать и о ситуациях отсутствия реальной политической конкуренции или же возможности реального политического выбора вообще. В случаях, когда люди, участвующие в реальных демократических процедурах по осуществлению выборов, вынуждены голосовать по принципу "чтобы не было хуже", или "главное, чтобы против, а за кого - не имеет значения", конституционная легитимность власти также ставится под серьезный вопрос.

Таким образом, являясь одним из индикаторов отношения к власти в том или ином обществе и государстве, конституционная легитимность выступает и как показатель правореализационной эффективности деятельности самой власти в общественном правосознании, не являясь величиной абсолютной. Учитывая весь широкий спектр вопросов, который приходится учитывать, исследуя уровень конституционной легитимности, можно сказать, что в целом она является производной от двух основных характеристик власти - конституционных процедур ее формирования и степени эффективности реализации норм конституционного права. Таким образом, в политико-правовом значении в современной России под конституционно-правовой легитимностью, на наш взгляд, следует понимать положительное отношение населения страны к действующей Конституции и основанным на ней институтам государственной власти, признание их "законными" в общественном правосознании. Речь идет о совершенно добровольном и объективно предопределенном признании народом "конституционного права власти на власть".

С понятием легитимности тесно связаны проблемы конституционной делегитимации государственной власти, которые особенно актуальны для современной России. Как отмечают многие исследователи, основные предпосылки делегитимации в целом современной российской власти имеют идейно-идеологические, а не формально-юридические подтексты. Однако все чаще можно слышать о том, что "власть не обеспечивает реализацию социально-экономических прав", "принцип социального государства, закрепленный в Конституции, игнорируется", "принцип разделения властей формален" и т.д. Это свидетельствует о росте значения Конституции и конституционного правосознания в общественно-политической жизни России.

В качестве обстоятельств, способствующих обострению проблемы конституционной делегитимации современной власти, также выступают все увеличивающаяся бюрократизация и коррумпированность чиновников, а также криминализация общества в целом. Получается, что в современном конституционном праве слабо представлены институты общественного контроля и антикоррупционного механизма.

Общеизвестно, что в нашей стране еще слабо развиты институты гражданского общества и практически отсутствует так называемый контроль "снизу", что усугубляется затянувшейся реформой политической системы. В то же время надо сказать, что современная российская власть, наконец целиком осознав огромную актуальность обозначенной проблемы, предприняла действительно реальные меры для того, чтобы последние выборы Президента РФ выглядели наиболее открыто, конституционно и демократично, а институты гражданского общества участвовали в управлении государством. Например, этому способствует интернет-ресурс "Российская общественная инициатива" для размещения общественных инициатив гражданами Российской Федерации и голосования по ним, созданный во исполнение Указа Президента РФ N 183 от 4 марта 2013 г. <5>.

<5> Указ Президента РФ от 4 марта 2013 г. N 183 "О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами РФ с использованием интернет-ресурса "Российская общественная инициатива" // СПС "КонсультантПлюс".

На наш взгляд, в механизме, обеспечивающем конституционную легитимность государственной власти, следует выделить такие элементы, как: широкое использование законодательных инициатив в законотворческой деятельности от различных социальных групп, институтов гражданского общества; использование референдумов для выявления желаемого права населения; развитие институтов народного представительства посредством мажоритарных выборов; учет общественного мнения в деятельности органов законодательной и исполнительной власти. Но главное - постоянную и незыблемую конституционную законопослушность самой государственной власти.

Литература

  1. Указ Президента РФ от 4 марта 2013 г. N 183 "О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами РФ с использованием интернет-ресурса "Российская общественная инициатива" // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Денисов С.А. Имитация конституционного строя в России // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 10. С. 2 - 8.
  3. Дибиров А.-Н.З. Теория политической легитимности: курс лекций. М., 2007.
  4. Пушкарская А. Дмитрий Медведев обвинил правительство в нигилизме // Коммерсант. 2012. 20 ноября.
  5. Сизых Ю.А. Легитимация политической власти посредством проведения выборов // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 6. С. 27 - 31.
  6. Bukovansky Mlada. Legitimacy and power politics the American and French Revolutions in international political culture. Princeton, NJ: Princeton University Press, 2002.
  7. Rogowski R. Rational legitimacy: a theory of political support. Princeton Universiti Press, 1974.