Мудрый Юрист

Регулирование государственных закупок в международной торговле услугами *

<*> Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект N 14-32-01200.

В статье проведен анализ современной системы регулирования государственных закупок услуг. Рассмотрена взаимосвязь между обязательствами в торговле услугами в рамках Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС) и обязательствами в области услуг в рамках Соглашения по правительственным закупкам (СПЗ). В связи с пробуксовкой и неопределенностью развития положений о государственных закупках услуг на многостороннем уровне страны стали использовать соглашения о зоне свободной торговли для регулирования этих вопросов. Включению положений в региональные торговые соглашения (РТС) также способствовала готовность стран идти на более глубокую либерализацию систем государственных закупок с торговыми партнерами. России еще предстоит проводить переговоры по вопросу присоединения к СПЗ, и поэтому, чтобы стать активным участником глобального рынка государственных закупок, необходимо выработать четкую и грамотную стратегию участия в этом Соглашении. При разработке стратегии следует учитывать принятые в торговле услугами обязательства в рамках ГАТС, а также условия создания единого рынка услуг со странами Евразийского экономического союза.

Ключевые слова: международная торговля услугами, ГАТС, региональные торговые соглашения, государственные закупки, Соглашение по правительственным закупкам.

Regulation of public procurement in international trade in services

O.V. Birjukova, A.V. Daniltsev

The article analyzes the current regulatory system of public procurement of services. The article considers the relationship between commitments in trade in services under the General agreement on trade in services (GATS) and the obligations in services under the Agreement on Government Procurement (GPA). With the lack of the progress and the uncertainty about development of public procurement regulation of services at the multilateral level, countries tend to use free trade agreements to regulate these issues. The readiness of countries for deeper liberalization of public procurement contributed to inclusion of provisions on public procurement into regional trade agreements. Russia is expected to initiate talks on accession to the GPA in order to become an active participant in the global procurement market. Thus, the country needs to develop a clear and reliable strategy of participation in the agreement. While developing the strategy it is important to take into account Russian commitments in services under the GATS, as well as the requirements and conditions of the single services market within the Eurasian Economic Union.

Key words: international trade in services, GATS, regional trade agreements, government procurement, Agreement on Government Procurement.

Государственные закупки представляют собой важный сегмент экономики, объем которого оценивается в 10 - 15% ВВП как в развитых, так и развивающихся странах, и образуют значительный сегмент международной торговли. Значение государственных закупок для торговли услугами сложно переоценить. Они играют важную роль в предоставлении общественных услуг и расширении функций государства посредством вложения инвестиций в транспорт, телекоммуникации, энергетику и прочую значимую общественную и деловую инфраструктуру. Государственные закупки также влияют на строительство и содержание таких важных объектов здравоохранения и образования, как школы, больницы, обеспечивают поставки медицинского оборудования, поддерживают оборону и правопорядок. Государственные закупки могут улучшить управляемость этими стратегическими видами общественных благ, определяющими развитие человеческого капитала в стране, и поэтому любое изменение системы правительственных закупок в стране требует особой осторожности. Большинство стран, особенно развивающиеся, не готовы к открытию данной сферы для иностранного вмешательства. Таким образом, государственные закупки являются одним из ключевых аспектов дальнейшей либерализации международной торговли <1>.

<1> Пономарева О.В. Государственные закупки как инструмент торговой политики в развивающихся странах // Российский внешнеэкономический вестник. 2014. N 9. С. 101.

С точки зрения теории международной торговли национальные системы государственных закупок часто создают значительные торговые барьеры, поскольку предоставляют более преференциальный режим национальным товарам и услугам и тем самым дискриминируют иностранных поставщиков. Государственные закупки не являются объектом многосторонних правил ВТО и считаются изъятиями из национального режима как в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ: ст. III), так и в Генеральном соглашении по торговле услугами (ГАТС: ст. XIII).

В то же время либерализация государственных закупок несет в себе огромный потенциал для развития торговли наряду с повышением эффективности механизма реализации государственных закупок.

Для развития положений, регулирующих государственные закупки услуг в ВТО, проводилась работа в нескольких областях.

1) Принятие странами плюрилатерального Соглашения по правительственным закупкам (СПЗ). 6 апреля 2014 г. вступила в силу новая редакция СПЗ. Основные отличия от старой редакции состоят в том, что новый документ содержит жесткие положения о предотвращении коррупции при проведении государственных закупок. Плюрилатеральным, или соглашением с ограниченным числом участников, данное соглашение является в силу того, что страна, ведущая переговоры о присоединении к ВТО, не обязана присоединяться к СПЗ для вступления в ВТО.

Применительно к каждому участнику Соглашение содержит непосредственное описание сферы его применения. Сфера охвата определяется каждым участником в ходе переговоров о присоединении по следующим направлениям: конкретные национальные закупочные организации, виды товаров, виды услуг, пороговая стоимость контрактов.

Для стран, участвующих в Соглашении, устанавливается пороговый уровень государственных закупок. Достижение этого порогового уровня, измеряемого в специальных правах заимствования (СДР), открывает доступ к тендерам как местным, так и иностранным поставщикам товаров, услуг и работ. Для большинства стран, подписавших Соглашение, эти пороговые значения одинаковы. Для товаров и услуг (за исключением строительного сектора) пороговые суммы равны 130 тыс. СДР, а для строительных работ - 5 млн СДР <2>.

<2> На 27 февраля 2015 г. курс рубля к СДР:1 XDR = 85.8252 RUR.

В ходе переговоров в отношении услуг большинство Сторон Соглашения (за исключением США) выбрали подход по составлению перечня на основе позитивного списка, т.е. когда положения Соглашения распространяются только на те виды услуг, которые включены в перечень. В отношении товаров, напротив, за основу был выбран негативный список, т.е. Соглашение покрывает все товары, за исключением тех, которые указаны в перечне.

Стоит отметить, что присоединение новых членов к СПЗ происходит крайне тяжело. Так, Соглашение объединяет 15 участников (ЕС как один член), т.е. 43 члена ВТО (см. таблицу 1). При этом большинство из них приняли это Соглашение еще в 1996 г. С 2000 г. только 3 новые страны стали членами СПЗ (Армения, Ирландия, Тайвань) <3>. Большие надежды на повышение статуса СПЗ для системы регулирования международной торговли эксперты и руководство ВТО связывают с присоединением к Соглашению Китая и России. Ежегодная стоимость объема государственных закупок в этих странах оценивается до 289 трлн и 107 трлн СДР соответственно <4>.

<3> Соглашение по правительственным закупкам: участники, наблюдатели, кандидаты на присоединение. URL: [https://www.wto.org/english/tratop_e/gproc_e/memobs_e.htm]. Дата обращения: 06.04.2015.
<4> Anderson R.D., P. Pelletier, K. Osei-Lah and (2011). Assessing the value of future accessions to the WTO Agreement on Government Procurement (GPA): Some new data sources, provisional estimates, and an evaluative framework for individual WTO members considering accession, Staff Working Paper ERSD-2011-15, World Trade Organization. P. 8.

Таблица 1

Участники Соглашения по правительственным закупкам

Участники

Дата вступления в силу/процесс присоединения

СПЗ-1994

Новая редакция СПЗ-2014

Армения

15.сен.11

в проц. присоед.

Канада

01.янв.96

06.апр.14

Европейский союз, включая 28 членов:

06.апр.14

Австрия, Бельгия, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Испания, Швеция и Великобритания

01.янв.96

Кипр, Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия и Словения

1 мая 2004

Болгария и Румыния

01.янв.07

Хорватия

01.июл.13

Гонконг

19.янв.97

06.апр.14

Исландия

28.апр.01

06.апр.14

Израиль

01.янв.96

06.апр.14

Япония

01.янв.96

16.апр.14

Корея

01.янв.97

в проц. присоед.

Лихтенштейн

18.сен.97

06.апр.14

Нидерланды

25.окт.96

04.июл.14

Норвегия

01.янв.96

06.апр.14

Сингапур

20.окт.97

06.апр.14

Швейцария

01.янв.96

в проц. присоед.

Тайвань

15.июл.09

06.апр.14

США

01.янв.96

06.апр.14

Источник: Соглашение по правительственным закупкам: участники, наблюдатели, кандидаты на присоединение. URL: [https://www.wto.org/english/tratop_e/gproc_e/memobs_e.htm]. Дата обращения: 06.04.2015.

2) Переговоры в рамках ГАТС по правительственным закупкам

Как было отмечено, многосторонние правила ВТО не регулируют государственные закупки в торговле услугами. Обязательства по РНБ наряду с обязательствами по доступу на рынок и предоставлению национального режима не применяются в отношении закупок услуг правительственными учреждениями для целей правительства <5>. Критерием правительственной закупки в рамках ГАТС является ее осуществление не с целью коммерческой перепродажи или использования при поставках услуг для коммерческой реализации (ст. 13 ГАТС).

<5> Основы торговой политики и правила ВТО / А.В. Данильцев [и др.]. М.: Междунар. отношения, 2005. С. 234.

Дискуссии по поводу этой статьи ГАТС развернулись еще в 1995 г., сразу после вступления в силу Генерального соглашения по торговле услугами. Страны не смогли согласовать единый подход к регулированию правительственных закупок в сфере услуг на многостороннем уровне. В концептуальной части переговоров выделился ряд проблем, связанных прежде всего с основными определениями и терминологией. Так, странам не удалось договориться об определении термина "закупочная организация" и согласовать, должна ли это быть организация, действующая на федеральном, ведомственном, региональном и местном или муниципальном уровне. Развитые страны предлагали включить в это определение все уровни, тогда как развивающиеся страны не выработали окончательного и единого подхода к этому вопросу вообще. Другой важный нерешенный вопрос касался включения сюда государственных торговых организаций <6>.

<6> Дюмулен И.И. Международная торговля услугами. М.: ЗАО "Издательство "Экономика", 2003. С. 47 - 48.

В рамках переговоров возник вопрос о том, следует ли включать в ГАТС существующие отдельные разрозненные положения из Соглашения о правительственных закупках или лучше выработать более общий подход, охватывающий как торговлю товарами, так и торговлю услугами <7>.

<7> Бирюкова О.В. Торговля услугами в Дохийском раунде: многостороннее соглашение для избранных? // Вестник международных организаций. 2013. N 2 (41). С. 103.

Эти нерешенные вопросы, связанные с регулированием государственных закупок в торговле услугами, были включены в повестку Дохийского раунда торговых переговоров. В Министерской декларации, принятой на конференции в Гонконге, подчеркивалась необходимость продолжения работы в этом направлении, однако конкретных результатов закреплено не было.

В рамках Дохийского раунда мнения членов ВТО относительно мандата проведения переговоров в части статьи XIII ГАТС разошлись. Согласно этой статье требования относительно режима наибольшего благоприятствования, внутреннего регулирования и признания не применяются к законам и правилам, регулирующим закупку услуг правительственными учреждениями для целей правительства и не с целью коммерческой перепродажи или с целью использования при поставках услуг для коммерческой реализации. Также в статье закреплено намерение стран возобновить многосторонние переговоры по вопросам государственных закупок услуг.

Часть членов ВТО придерживается той точки зрения, в соответствии с которой в статье имелись в виду доступ на рынок, недискриминация наряду с транспарентностью и другими процедурными вопросами. Другие члены ВТО интерпретируют эту статью иначе и предлагают не распространять мандат переговоров на режим наибольшего благоприятствования, доступ на рынок и национальный режим.

Экономическая связь между регулированием торговли услугами и государственными закупками

Наряду с положениями СПЗ и переговорной работой по правительственным закупкам согласно ст. XIII:2 ГАТС вопросы открытия рынка государственных закупок для иностранных участников все чаще становятся предметом регулирования региональных торговых соглашений (РТС). В 2014 г. 25% реально действующих и нотифицированных в ВТО РТС содержали подробные положения по государственным закупкам и в т.ч. охватывали госзакупки услуг. Важно отметить, что в подобных РТС участвуют не только страны, принявшие СПЗ, но и те, которые в нем не участвуют (например, большинство развивающихся стран Латинской Америки). При этом структурная часть региональных соглашений, посвященная правительственным закупкам, строится в основном по типу текста СПЗ ВТО (или по версии 1994 г., или на основе редакционной версии).

Подобные положения требуют внимательного изучения по многим причинам. Прежде всего, положения о государственных закупках в РТС важны сами по себе, поскольку во многих юрисдикциях они стали результатом огромной длительной работы по продвижению международных правил торговли и конкуренции на рынках государственных закупок (это особенно важно для стран, не принимающих участие в СПЗ). Результатом положений становится повышение прозрачности правил в рамках процедуры государственных закупок, а также в расширении отраслевого охвата перечня обязательств, способствующих включению национальной системы госзакупок в глобальный конкурентный рынок. По существу, положения по государственным закупкам могут напрямую влиять на состояние ключевого экономического сектора, который определяет динамику и качественное развитие всей экономики.

Во-вторых, положения по государственным закупкам в РТС важны для изучения на предмет их соответствия (или несоответствия) положениям СПЗ. В общих чертах и те, и другие положения нацелены на применение недискриминационных принципов, разработку условий проведения государственных закупок и т.д. Однако в рамках региональных соглашений могут быть предложены альтернативные СПЗ правила и механизмы. Если содержание положений о государственных закупках в РТС фундаментально отличается от текста СПЗ, существует риск возникновения конфликта между сторонами.

Существует глубокая экономическая взаимозависимость между регулированием торговли услугами и рынком государственных закупок. Обязательства по доступу на рынок услуг оказывают большое влияние на эффективность осуществления государственных закупок услуг. Так, иностранные поставщики при предоставлении услуг для правительственных закупок должны принимать во внимание следующее. Их возможность подавать заявки или предоставлять услуги иностранного происхождения будет зависеть от применяемых для государственных закупок правил, которые могут быть, например, основаны на СПЗ. Но при этом их конкурентоспособность в значительной степени зависит от соответствующих условий по доступу на рынок и условий, связанных с предоставлением национального режима, закрепленных ГАТС. Так, ГАТС косвенно определяет возможность конкурировать на рынках государственных закупок и степень участия произведенных за рубежом услуг в системе госзакупок. Например, права учреждения и трансграничной поставки для иностранных поставщиков услуг в каком-то секторе, закрепленные в ГАТС, могут иметь важное значение для этих поставщиков услуг в части эффективной конкуренции за контракты в рамках СПЗ.

На конкурентоспособность иностранного поставщика будет также влиять и возможность заключать договор о закупках через присутствие физических лиц, что часто происходит в секторе деловых услуг, а также строительстве.

Обязательства СПЗ и ГАТС по доступу на рынок и национальному режиму могут быть и не связаны. Но при этом доступ к рынку правительственных закупок, регулируемый СПЗ, оказывает влияние на объем операций и тем самым воздействует на конкурентоспособность отдельных поставщиков услуг. Как правило, на практике крупные контракты по предоставлению услуг заключаются с государственными структурами. Если иностранный поставщик услуг в них не участвует, то его коммерческое присутствие на рынке не зависит от соответствующих положений ГАТС. Правительства часто применяют дифференцированный режим для иностранных поставщиков услуг в сфере государственных закупок, что стало значительным препятствием для развития международной торговли услугами по способу 4 (перемещение физических лиц).

Положения СПЗ, таким образом, усиливают положения ГАТС, и подобная взаимосвязь наблюдается между государственными закупками и либерализацией торговли услугами в РТС <8>.

<8> Anderson R.D., Locatelli C., and P. Pelletier (2014). The relationship between services trade and government procurement commitments: Insights from relevant WTO agreements and recent RTAs No ERSD-2014-21, WTO Staff Working Papers from World Trade Organization (WTO), Economic Research and Statistics Division. P. 44.

Пересечение компетенции СПЗ, ГАТС и РТС в сфере регулирования государственных закупок

Если действие ГАТС распространяется только на торговлю услугами, то СПЗ регулирует правительственные закупки без жесткого разделения подходов к закупкам товаров и услуг. Так, например, ст. II Соглашения, определяя его сферу действия, упоминает "товары, услуги или любое их сочетание". Однако это не единственный аспект, связанный с доступом на рынок, в котором сфера действия шире СПЗ, чем ГАТС. Важно отметить, что ни СПЗ, ни РТС с положениями о государственных закупках не обеспечивают всеобъемлющие, полные обязательства по услугам.

Что касается Соглашения по правительственным закупкам, то его действие распространяется на закупочные организации, которые указала каждая сторона-участница, на товары, строительные услуги и услуги, включенные в перечни. Более того, СПЗ начинает регулировать только те закупочные контракты, стоимость которых превышает определенный уровень (стоимость фиксируется в приложении I).

Все эти три измерения и определяют возможности доступа на рынок. Иными словами, конкретные закупки можно осуществлять лишь в ситуации, когда соблюдаются правила СПЗ в части закупочной организации, по закупаемому товару или услуге и они включены в соответствующие обязательства страны, а стоимостной объем закупки выше указанных пороговых уровней. Ограничения по доступу на рынок также могут быть написаны в общих положениях в конце перечней сторон, в которых содержится набор исключений из принятых обязательств. Часто к исключениям прибегают развивающиеся страны и связывают их с неэкономическими причинами: например, из соображений защиты национальной безопасности, безопасности общественного порядка, здоровья человека, защиты животных, растений и интеллектуальной собственности.

При оформлении обязательств по услугам в СПЗ страны используют Временный классификатор основных продуктов (Provisional Central Product Classification).

Охват положений о государственных закупках торговли услугами в соглашениях очень неравномерен по секторам. Наибольшие обязательства касаются строительства и связанных с ним инжиниринговых услуг, а также компьютерных услуг. Наименьшие обязательства страны принимают на себя по научно-исследовательским услугам. При этом как в СПЗ, так и в региональных торговых соглашениях в значительной степени подходы разнятся для финансовых услуг: в отличие от СПЗ в региональных торговых соглашениях страны крайне неохотно берут на себя обязательства в этой сфере и прежде всего те страны, которые не являются участниками СПЗ.

Пожалуй, наиболее явным преимуществом СПЗ перед РТС является механизм разрешения споров, позволяющий укреплять правила и обязательства для стран-участниц. И хотя ряд РТС обладает двусторонними процедурами разрешения споров, сформированных по аналогии с ВТО, стоит отметить, что принимаемые в рамках ВТО решения с точки зрения международно-правовой легитимности рассматриваются как более объективные. Это связано с тем, что участвующих в разбирательстве судей в ВТО набирают из незаинтересованных стран, а выносимые решения могут быть обжалованы посредством апелляционной процедуры. Также, даже если в системе разрешения торговых споров в рамках РТС и принимается обязательное решение, на деле не всегда работают действенные механизмы для его эффективного выполнения.

Евразийский экономический союз и рынок государственных закупок

С 1 января 2015 г. официально начал функционировать Евразийский экономический союз (ЕАЭС). В рамках ЕАЭС создается единый рынок государственных закупок. Для всех стран Союза предоставляется национальный режим, что позволит компаниям участвовать в государственных закупках наравне с национальными поставщиками. Таким образом, удастся избежать монополии на участие в аукционе только представителей конкретной страны.

Из сферы действия Договора о ЕАЭС исключаются закупки, сведения о которых в соответствии с законодательством государства-члена составляют государственную тайну, закупки национальными (центральными) банками государств-членов для обеспечения административно-хозяйственных нужд, выполнения строительных работ и капитального ремонта в соответствии со своими внутренними правилами осуществления закупок.

В настоящее время вопросы государственных закупок занимают важное место в рамках переговоров о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и другими странами. Так, например, положения по правительственным закупкам с Вьетнамом направлены на развитие сотрудничества и обмен информацией, а также фиксируют намерение сторон в будущем начать предметные переговоры в этой сфере с обсуждением возможных условий доступа на рынки <9>.

<9> Пономарев В., Лысенко А. Особенности регулирования правительственных закупок в соглашениях о свободной торговле // Мосты. 2014. N 7. С. 22 - 23.

В качестве вероятных стран - участников Соглашения о свободной торговле с ЕАЭС также рассматриваются Индия и Израиль. Содержание положений о государственных закупках будет зависеть от таких факторов, как продвижение переговоров по присоединению стран - членов ЕАЭС к СПЗ, позиции бизнеса ЕАЭС и встречных предложений партнеров по соглашению. Среди секторов услуг наибольший интерес для организаций ЕАЭС мог бы представлять доступ на рынок строительных услуг, на котором отечественные компании достаточно конкурентоспособны <10>. Это отчасти связано с тем, что российские компании активно участвуют в строительстве электростанций, в т.ч. атомных электростанций, и создании инфраструктуры для добычи нефти и газа.

<10> Бирюкова О.В. Основные направления обеспечения экономических интересов российских экспортеров в международной торговле услугами // Российский внешнеэкономический вестник. 2012. N 6. С. 96.

Из всех стран Евразийского экономического союза к Соглашению по правительственным закупкам присоединилась только Армения. Еще в 2003 г. в рамках процесса присоединения к ВТО Армения взяла на себя обязательство по присоединению к СПЗ. Вопрос присоединения Армении к Соглашению был закреплен и в ходе подготовительного процесса переговоров по подписанию Соглашения о глубокой и всеобъемлющей свободной торговле между Евросоюзом и Арменией. Армения инициировала процедуру присоединения в 2009 г. и стала членом СПЗ в сентябре 2011 г.

Россия, другой член ВТО из стран ЕАЭС, не брала на себя обязательства по присоединению к СПЗ, а лишь заявила о намерении начать переговорный процесс и намерении запросить у Комитета по государственным закупкам (Committee on Government Procurement), который отслеживает осуществление СПЗ, статуса наблюдателя. Принятие обязательства по рассмотрению возможности присоединения к Соглашению о правительственных закупках было одним из условий членства России в ВТО.

В случае присоединения к Соглашению России придется вносить поправки в Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ (ред. от 31.12.2014) "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", который в настоящее время фактически разрешает введение протекционистских мер с целью защиты национальных производителей. Например, в статье 14 Закона определены условия применения национального режима к иностранным участникам закупок. Так, исходя из буквального толкования этого положения, национальный режим применяется только в случаях, предусмотренных международными договорами России. Часть 3 этой же статьи предоставляет Правительству РФ право устанавливать запреты и ограничения для иностранцев, в том числе для защиты внутреннего рынка <11>. Нужно отметить, что к настоящему времени даже сам процесс внедрения статьи 44-ФЗ еще не до конца отлажен. Связано это как со сложностью и объемом самого Закона, так и с недостаточным уровнем развития других базовых элементов: качества государственного управления, профессиональной подготовки кадров, технологической инфраструктуры <12>.

<11> http://www.consultant.ru/search/?q=44+%D1%84%D0%B7+%D0%B3%D0%BE%D1%81%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D1%83%D0%BF%D0%BA%D0%B8&where=main.
<12> Березина Е. Закупки для своих // Российская газета. 22.04.2014. URL: http://www.rg.ru/2014/04/22/zakupki.html.

Казахстан и Беларусь еще не стали членами ВТО. При этом для Казахстана, основного кандидата, присоединение к СПЗ, скорее всего, будет выдвинуто как одно из обязательных условий для принятия государства как полноценного участника организации.

Присоединение к Соглашению по правительственным закупкам стран ЕАЭС позволит значительно повысить прозрачность проведения государственных закупок и снизить коррупционные проявления, поскольку механизмы Соглашения будут способствовать снижению стоимости и повышению качества государственных услуг. Во многом это будет происходить за счет использования более качественных товаров и услуг, привлечения профессиональных компаний к реализации государственных контрактов, включения в процесс современных технологий.

Стоит отметить, что для России как участника СПЗ формально существенно упростится доступ на рынок государственных услуг других государств, в том числе развитых. Среди участников СПЗ есть и традиционные для российского бизнеса рынки, такие как Болгария, Польша, Румыния, Чехия, Словакия, Словения, Латвия, Литва, Эстония <13>.

<13> Евсеев В. Государственные закупки России остались вне ВТО: http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=44564#.VOMM7GUcQYI.

Проблема, однако, состоит в том, что многие отечественные компании сектора услуг имеют достаточно низкую конкурентоспособность по сравнению с зарубежными поставщиками <14>. Доля России в мировом экспорте коммерческих услуг в 2013 г. составляла 1,4% <15>, что говорит о низкой степени вовлеченности российских компаний сферы услуг в международный обмен, а также свидетельствует о недостаточном развитии данного сектора в системе внешнеэкономических связей страны. Отметим, что и структура российского экспорта услуг остается "низкотехнологичной", с крайне низкой долей в ней наукоемких услуг. Для конкурирования на рынке государственных услуг с другими странами критичной остается крайне узкая география основных партнеров в торговле наукоемкими видами услуг. Так, список основных направлений высокотехнологичного экспорта услуг ограничивается для стран дальнего зарубежья Великобританией, США и Германией (также Ирландией в торговле информационными услугами и Швейцарией в торговле услугами в области научных исследований и разработок). В торговле со странами СНГ, где объемы экспортно-импортных операций значительно меньше, за исключением телекоммуникаций и услуг в области архитектуры, инженерных услуг, услуг в технических областях, состав основных партнеров практически не меняется и включает в себя Украину, Белоруссию и Казахстан. Такая географическая структура экспорта наукоемких услуг ведет к чрезмерной зависимости от внешнеэкономической стратегии узкого круга стран - торговых партнеров <16>.

<14> Бирюкова О., Пахомов А. Итоги мировой торговли товарами и услугами в 2012 г. и перспективы ее развития // Экономическое развитие России. 2013. Т. 20. N 5. С. 15 - 17.
<15> Макаров А., Пахомов А. Итоги мировой торговли товарами и услугами в 2013 г. // Экономическое развитие России. 2014. Т. 21. N 5. С. 23.
<16> Бирюкова О.В. Российские наукоемкие услуги в мировой экономике // Проблемы прогнозирования. 2014. N 1. С. 107.

В условиях экономических санкций вопросы эффективности расходования государственных средств приобретают особое значение. В настоящее время достаточно высокими остаются коррупционные риски в сфере государственных закупок. Изменения, которые коснулись данной сферы в России, носили антикоррупционный характер, однако фактически затронули один этап - размещение государственных заказов. Для того чтобы эта система позволяла успешно решать экономические, социальные и другие задачи в рамках приоритетных направлений национальной политики, требуется выстраивание более консолидированной и мобильной системы управления государственными закупками. Лишь при организации действенного и эффективного контроля за использованием бюджетных средств система государственных закупок может стать инструментом как антикризисного, так и долгосрочного регулирования национального хозяйственного комплекса и позволит оказывать поддержку поставщикам услуг в сложившихся непростых экономических условиях.

Библиография

Березина Е. Закупки для своих // Российская газета. 22.04.2014. URL: http://www.rg.ru/2014/04/22/zakupki.html (Berezina E. Zakupki dlja svoih // Rossijskaja gazeta. 22.04.2014).

Бирюкова О.В. Основные направления обеспечения экономических интересов российских экспортеров в международной торговле услугами // Российский внешнеэкономический вестник. 2012. N 6. С. 88 - 102 (Birjukova O.V. Osnovnye napravlenija obespechenija jekonomicheskih interesov rossijskih jeksporterov v mezhdunarodnoj torgovle uslugami // Rossijskij vneshnejekonomicheskij vestnik. 2012. N 6. S. 88 - 102).

Бирюкова О.В. Торговля услугами в Дохийском раунде: многостороннее соглашение для избранных? // Вестник международных организаций. 2013. N 2 (41). С. 98 - 110 (Birjukova O.V. Torgovlja uslugami v Dohijskom raunde: mnogostoronnee soglashenie dlja izbrannyh? // Vestnik mezhdunarodnyh organizacij. 2013. N 2 (41). S. 98 - 110).

Бирюкова О., Пахомов А. Итоги мировой торговли товарами и услугами в 2012 г. и перспективы ее развития // Экономическое развитие России. 2013. Т. 20. N 5. С. 14 - 19 (Birjukova O., Pahomov A. Itogi mirovoj torgovli tovarami i uslugami v 2012 g. i perspektivy ejo razvitija // Jekonomicheskoe razvitie Rossii, 2013. T. 20. N 5. S. 14 - 19).

Бирюкова О.В. Российские наукоемкие услуги в мировой экономике // Проблемы прогнозирования. 2014. N 1. С. 99 - 108 (Birjukova O.V. Rossijskie naukojomkie uslugi v mirovoj jekonomike // Problemy prognozirovanija. 2014. N 1. S. 99 - 108).

Дюмулен И.И. Международная торговля услугами. М.: ЗАО "Издательство "Экономика", 2003. С. 47 - 48 (Djumulen I.I. Mezhdunarodnaja torgovlja uslugami. M.: ZAO "Izdatel'stvo "Jekonomika", 2003. S. 47 - 48).

Евсеев В. Государственные закупки России остались вне ВТО. http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=44564#.VOMM7GUcQYI (Evseev V. Gosudarstvennye zakupki Rossii ostalis' vne VTO).

Макаров А., Пахомов А. Итоги мировой торговли товарами и услугами в 2013 г. // Экономическое развитие России. 2014. Т. 21. N 5. С. 22 - 29 (Makarov A., Pahomov A. Itogi mirovoj torgovli tovarami i uslugami v 2013 g. // Jekonomicheskoe razvitie Rossii. 2014. T. 21. N 5. S. 22 - 29).

Основы торговой политики и правила ВТО / А.В. Данильцев [и др.]. М.: Междунар. отношения, 2005. С. 250 (Osnovy torgovoj politiki i pravila VTO / A.V. Danil'cev [i dr.]. M.: Mezhdunar. otnoshenija, 2005. S. 250).

Пономарев В., Лысенко А. Особенности регулирования правительственных закупок в соглашениях о свободной торговле // Мосты. 2014. N 7. С. 20 - 23 (Ponomarev V., Lysenko A. Osobennosti regulirovanija pravitel'stvennyh zakupok v soglashenijah o svobodnoj torgovle // Mosty. 2014. N 7. S. 20 - 23).

Пономарева О.В. Государственные закупки как инструмент торговой политики в развивающихся странах // Российский внешнеэкономический вестник. 2014. N 9. С. 101 - 119 (Ponomareva O.V. Gosudarstvennye zakupki kak instrument torgovoj politiki v razvivajushhihsja stranah // Rossijskij vneshnejekonomicheskij vestnik. 2014. N 9. S. 101 - 119).

Anderson R.D., P. Pelletier, K. Osei-Lah and (2011). Assessing the value of future accessions to the WTO Agreement on Government Procurement (GPA): Some new data sources, provisional estimates, and an evaluative framework for individual WTO members considering accession, Staff Working Paper ERSD-2011-15, World Trade Organization. 43 p.

Anderson R.D., Locatelli C., and P. Pelletier (2014). The relationship between services trade and government procurement commitments: Insights from relevant WTO agreements and recent RTAs No ERSD-2014-21, WTO Staff Working Papers from World Trade Organization (WTO), Economic Research and Statistics Division. 86 p.

WTO and government procurement. URL: http://www.wto.org/english/tratop_e/gproc_e/gproc_e.htm.