Мудрый Юрист

50 лет с даты вступления СССР в парижскую конвенцию по охране промышленной собственности

Автор статьи Э.П. Гаврилов - докт. юрид. наук, ординарный профессор Национального исследовательского университета Высшая школа экономики, считает, что настоящий специалист по праву интеллектуальной собственности обязан знать основные положения Парижской конвенции по охране промышленной собственности, а также рассказывает, как и почему 50 лет назад СССР стал ее участником.

Ключевые слова: Парижская конвенция по охране промышленной собственности, право интеллектуальной собственности, российское законодательство об интеллектуальной собственности, конвенционный приоритет, патент на изобретение.

50 years from the date of entry of the USSR to the Paris convention for protection of industrial property

E.P. Gavrilov

The author of article E.P. Gavrilov, doctor of law, ordinary professor of the National research university "Higher school of economics", believes that a real specialist in intellectual property law shall know the main provisions of the Paris convention for protection of industrial property as well as tells how and why 50 years ago the Soviet union became a party to thereof.

Key words: Paris convention for the protection of industrial property, intellectual property right, Russian intellectual property law, convention priority, patent for invention.

Наша страна - Российская Федерация является правопреемницей Союза Советских Социалистических Республик по всем вопросам, в том числе и по праву интеллектуальной собственности. Гражданин России просто обязан знать историю своей страны. Только в этом случае он будет отличаться от человека, именуемого "Иван, родства не помнящий", или, говоря современным языком, от бомжа. Это замечание относится ко всем гражданам России, в том числе к читателям журнала: патентным поверенным, патентоведам, специалистам по интеллектуальным правам.

Парижская конвенция по охране промышленной собственности была заключена 20 марта 1883 г., то есть свыше 130 лет тому назад. Она вступила в силу 7 июля 1884 г. для 11 стран. Затем Конвенция неоднократно пересматривалась, а число государств, участвующих в этом многостороннем международном соглашении, постоянно возрастало. Достаточно сказать, что через 80 лет после принятия Конвенции, то есть в марте 1963 г., в ней участвовало уже 50 стран.

1 июля 1965 г., ровно 50 лет тому назад, произошло очень большое, поистине историческое событие: Советский Союз присоединился к Конвенции и стал ее полноправным участником. Вступление СССР в это международное соглашение явилось важнейшей вехой в истории не только российского, но и международного права интеллектуальной собственности.

Поскольку я работал в системе Комитета по делам изобретений и открытий с января 1961 г. по март 1974 г., хочу поделиться своими соображениями о вступлении СССР в Парижскую конвенцию, которое было вполне закономерным явлением. Совсем недавно закончился сталинский период существования нашей страны, когда господствовало несколько тезисов. Внутренний: все наше народное хозяйство представляет собой единый административный механизм. Все отдай государству, а оно будет о тебе заботиться и тебя кормить! И внешний: война за построение коммунизма во всем мире неизбежна. Мы пока с капиталистами торгуем, но, вот, ужо, "мы их всех уроем"!

Затем наступила эпоха Хрущева. Здесь появились и крепли новые тезисы. Мирное сосуществование, а значит, развитие торговых связей со всем миром всерьез и надолго. Экономические реформы А.Н. Косыгина, которые, хотя и закончились плачевно (они были задушены административно-бюрократическим аппаратом), но тем не менее привели к появлению некоторой хозяйственной заинтересованности государственных предприятий в результатах своей деятельности. Этот период, известный как оттепель, отразился и на развитии изобретательского права (именно так тогда называлось то, что теперь мы именуем патентным правом).

В апреле 1959 г. вступило в силу новое, революционное Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, вызвавшее большой подъем изобретательской активности. На предприятиях и в организациях (все они были государственными) стали создаваться патентные отделы. Была введена система выплаты поощрительного вознаграждения за сам факт государственной регистрации изобретения, а также за каждое рационализаторское предложение. Активно развивались и крепли устойчивые, длительные экономические связи с зарубежными партнерами. Все эти факторы подталкивали нас к вступлению в Парижскую конвенцию.

Огромную организационно-практическую работу по вступлению СССР в Парижскую конвенцию провели председатель Комитета по делам изобретений и открытий Юрий Евгеньевич Максарев и его первый заместитель Евгений Иванович Артемьев. Светлая им память! Мне лично, право, обидно, что имя Ю.Е. Максарева не вошло даже в Большой энциклопедический словарь, например, после имени Максакова Мария Петр., меццо-сопрано, хотя я против этой певицы ничего не имею.

Вот, пожалуй, и все, что я хотел довести до сведения современных работников фронта "право интеллектуальной собственности". Я не буду говорить ни о содержании дипломатической ноты, которую направил СССР, заявляя о своем вступлении в Парижскую конвенцию (а ее содержание было не совсем разумным), ни о формулировке конвенционного приоритета, которая была включена в советское законодательство (она была не совсем точной), ни о последующей борьбе СССР за приравнивание советского авторского свидетельства на изобретение к патенту (в ней мы одержали победу, но лишь частичную). Всех этих деталей я касаться не буду, ибо они интересны не всем читателям журнала, а заинтересованные лица могут найти материалы о них в этом журнале или в журнале "Вопросы изобретательства", который, кстати, начал издаваться также с 1 июля 1965 г., о чем не все знают <1>.

<1> Теперь этого журнала нет.

Теперь перейду к смыслу и содержанию Парижской конвенции. Это очень сложное, комплексное международное соглашение. Как и любое иное международное соглашение, Парижская конвенция изучается международным публичным правом, которое изучает такие вопросы, как: стороны (участники) международного соглашения, условия вступления и выхода, органы, управляющие соглашением, и т.п. Все эти вопросы общие для международного публичного права. Никакой специфики в них нет <2>.

<2> Краткий перечень норм международного публичного права см.: Боденхаузен Г. Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Комментарий. М.: Прогресс, 1977. С. 17 - 18. В этой книге все эти нормы комментируются.

Специфика, относящаяся к праву интеллектуальной собственности, касается содержания Парижской конвенции, а содержание относится к международному частному праву, к отношениям в сфере промышленной собственности. Именно на этих положениях, о которых должны знать все читатели, мы и остановимся.

Конвенционный приоритет

Положения о конвенционном приоритете содержатся в ст. 4 Конвенции. В российском национальном праве соответствующие нормы закреплены в следующих статьях ГК РФ: ст. 1382 - конвенционный приоритет изобретения, полезной модели и промышленного образца, ст. 1495 - конвенционный и выставочный приоритет товарного знака.

В словосочетании "конвенционный приоритет" слово "конвенционный" означает особый случай установления приоритета на основе ст. 4 Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. Термин "приоритет" означает в общем смысле "первенство", "преимущественное право", а здесь - дату, на которую определяется новизна и изобретательский уровень изобретения или иные признаки охраноспособности иного объекта промышленной собственности (полезной модели, промышленного образца, товарного знака).

Конвенционный приоритет - самое важное правило (норма материального права), которое установлено Парижской конвенцией. Оно состоит в следующем. Лицо, подающее заявку на патент на изобретение/полезную модель/промышленный образец или на регистрацию товарного знака, имеет право требовать, чтобы новизна, изобретательский уровень или иные признаки охраноспособности заявляемого объекта определялись на дату предшествующей заявки, поданной этим лицом (или его правопредшественником) в другой стране - члене Парижской конвенции <3>. При этом срок льготы по приоритету, то есть срок конвенционного приоритета, не может превышать 12 месяцев для изобретений и полезных моделей и 6 месяцев для промышленных образцов и товарных знаков.

<3> Более подробные комментарии о конвенционном приоритете на основе ст. 4 Парижской конвенции см.: Боденхаузен Г. Указ. соч. С. 48 - 77. О конвенционном приоритете на основе норм ГК РФ см.: Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. С. 532 - 536 (автор - В.И. Еременко) и с. 865 - 868 (автор - Э.П. Гаврилов); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. В 2 т. Т. 2. Части третья и четвертая / Под ред. Т.Е. Абовой и др. М.: Изд-во "Юрайт", 2009. С. 468 - 470 (авторы - И.С. Мухамедшин, И.А. Носова); Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части четвертой / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. С. 408 - 413 (автор - Н.Г. Валеева).

Вообще, норма о конвенционном приоритете - основа основ Парижской конвенции, причина ее столь длительного существования. Эта норма была воспринята и скопирована рядом последующих международных договоров, в частности, Договором о патентной кооперации (Вашингтон, 1970 г.), Европейской патентной конвенцией (Мюнхен, 1973 г.), Евразийской патентной конвенцией (Москва, 1994 г.), Протоколом к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков (Мадрид, 1989 г.). Вместе с тем Парижская конвенция содержит также ряд других важных норм. На некоторых из них мы остановимся.

Национальный режим охраны промышленной собственности для граждан других стран, участвующих в Парижской конвенции (ст. 2)

В ст. 1 Конвенции дается понятие промышленной собственности. Под ней понимаются права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, наименования мест происхождения товаров, коммерческие обозначения. Сюда же отнесены и меры защиты против недобросовестной конкуренции. Известно, что все эти права имеют территориально-ограниченный характер: они действуют только в стране происхождения (или в стране, где прошли государственную регистрацию) и на территории других стран не распространяются. Иными словами, эти права не имеют трансграничного характера. В сфере международного частного права промышленной собственности по этой причине они являются необычными правами, потому что обычно гражданские права действуют независимо от территории того или иного государства.

Конвенция именует владельцев прав промышленной собственности гражданами. Под этим термином подразумеваются физические и юридические лица, то есть субъекты гражданского права. Ст. 2 Конвенции устанавливает, что граждане любой страны, в ней участвующей, в отношении охраны промышленной собственности пользуются во всех других участвующих в Конвенции странах теми же правами и преимуществами, которые предоставлены в настоящее время или будут предоставлены в будущем соответствующими законами своим собственным гражданам.

Это правило именуется "национальный режим", или "режим приравнивания" (режим ассимиляции)" в сфере охраны промышленной собственности. Вместе с тем, как отмечается в ст. 2 Конвенции, предоставление национального режима не затрагивает нормы, относящиеся к административным и судебным процедурам. В частности, может быть потребовано, чтобы иностранец, подающий заявку на получение патента или на регистрацию товарного знака, имел патентного поверенного в стране, для которой испрашивается охрана. А при возбуждении судебных процессов от иностранцев может быть потребовано внесение денежного залога.

Взаимная независимость патентов на одно и то же изобретение, полученных в разных странах Парижской конвенции (ст. 4.bis)

Конвенция устанавливает, что патенты, заявки на которые поданы в разных странах Конвенции гражданами стран, в ней участвующих, независимы от патентов на то же изобретение, полученных в других странах, как являющихся, так и не являющихся членами Конвенции. Это чрезвычайно важное правило означает:

аннулирование или прекращение действия патента на изобретение в одной стране Конвенции не оказывает никакого правового воздействия на патенты на то же самое изобретение, полученные в других странах Конвенции;

предельные сроки действия патентов на одно и то же изобретение, полученные в разных странах Конвенции, не зависят друг от друга;

предельные сроки действия патентов на изобретения в странах Конвенции не зависят от того, были ли использованы при их получении правила о конвенционном приоритете.

Ограничения, касающиеся лишения прав, вытекающих из патента, и выдачи принудительной лицензии (ст. 5, п. A, B и C Парижской конвенции)

Известно, что правами промышленной собственности, прежде всего, являются исключительные права на изобретения, полезные модели, товарные знаки и т.п. Эти права предоставляют большие преимущества своим владельцам и вместе с тем лишают всех других лиц возможности использования соответствующих объектов. Другие лица часто заинтересованы в том, чтобы объект промышленной собственности, на который существует исключительное право, фактически использовался. Иными словами, интересы этих других лиц, то есть общественные, публичные интересы, требуют, чтобы запатентованное изобретение, зарегистрированный товарный знак и т.п. использовались. Более того, это использование должно быть достаточно широким, удовлетворяющим интересы общества. Если такое использование не осуществляется, если владелец исключительного права ведет себя как собака на сене, а также в случаях, когда объект используется недостаточно широко, а интересы общества при этом страдают, то естественно, могут предусматриваться меры по ограничению соответствующего исключительного права или по прекращению его действия.

П. A, B и C ст. 5 Конвенции содержат нормы, ограничивающие эти меры. В отношении запатентованных изобретений и полезных моделей эти ограничения состоят в следующем:

если объект используется не путем его изготовления в стране, а путем импорта (ввоза из-за рубежа), то исключительное право не может быть аннулировано;

если владелец патента злоупотребляет своим правом (например, не использует изобретение или использует его в недостаточном объеме), то после истечения трех лет с даты выдачи патента может быть потребована принудительная лицензия на использование изобретения. Другие меры воздействия в это время не могут быть применены;

такая принудительная лицензия должна быть неисключительной и допускать возможность выдачи сублицензий;

если патентообладатель докажет, что неиспользование или недостаточное использование запатентованного объекта обусловлено уважительными причинами, то принудительная лицензия не выдается;

лишение права на патент не может быть предусмотрено без предварительной выдачи принудительной лицензии, причем не ранее двух лет после выдачи первой принудительной лицензии.

Соответствующие нормы содержатся в п. 1 ст. 1362 ГК РФ.

В отношении зарегистрированных товарных знаков ст. 5 Парижской конвенции предусматривает, что регистрация может быть прекращена или аннулирована лишь по истечении справедливого срока (очевидно, с момента регистрации) и при условии, если не будет представлено доказательств, оправдывающих неиспользование товарного знака. В российском законодательстве эти нормы воплощены в ст. 1486 ГК РФ.

Косвенная охрана запатентованного изобретения (ст. 5.quater Парижской конвенции)

Если в какой-либо стране выдан патент на способ изготовления какого-либо продукта (устройства, вещества и др.), то исключительное право, вытекающее из этого патента, касается только случаев применения этого способа, которые имеют место на территории этой страны. Получается, что продукты, изготовленные аналогичным путем в зарубежных странах, могут свободно импортироваться в эту страну и использоваться в ней, поскольку изготовление их тем или иным способом имело место за пределами территории, где действует патент. Такая ситуация представляется несправедливой, а потому Конвенция устанавливает принцип косвенной патентной охраны: если продукт ввозится в страну, участвующую в Конвенции, где существует патент, охраняющий способ производства указанного продукта, патентообладатель вправе рассматривать такой продукт как произведенный в этой стране. Соответствующая норма включена в п. 2 ст. 1358 ГК РФ.

Другие нормы материального и процессуального права, содержащиеся в Парижской конвенции

Конвенция содержит еще около 15 норм материального и процессуального права, относящихся к промышленной собственности. Они менее значительны и потому в настоящей статье не анализируются. Практически все они повторены в действующем российском законодательстве, в основном в ГК РФ.

Нормы Конвенции могут и должны применяться в нашей стране лишь в тех случаях, когда они отсутствуют или не полно прописаны в действующем российском законодательстве (ст. 7 ГК РФ).

Список литературы

  1. Боденхаузен Г. Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Комментарий. М.: Прогресс, 1977.
  2. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009.
  3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. В 2 т. Т. 2. Части третья и четвертая / Под ред. Т.Е. Абовой и др. М.: Изд-во "Юрайт", 2009.
  4. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части четвертой / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011.