Мудрый Юрист

Временное отстранение от должности

Никита Колоколов, доктор юридических наук, г. Москва.

Временное отстранение от должности (ст. 114 УПК РФ) - мера процессуального принуждения. Она применяется, когда оснований заключить обвиняемого под стражу нет, но и в силу различных причин недопустимо его пребывание на работе. Каковы критерии временного отстранения обвиняемого от должности, выработанные практикой? Как толкуют закон органы предварительного следствия и суды? Что следует учесть при нормативном закреплении рассматриваемых критериев? Эти вопросы мы рассмотрим в настоящей статье.

Общие основания применения

Применение анализируемой нормы допустимо лишь в тех случаях, когда обвиняемый, используя свое должностное положение, реально препятствует производству по делу. В ст. 114 УПК РФ законодатель был предельно краток. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 111 УПК РФ (общая норма) данная мера применяется в случае обнаружения угрозы порядку уголовного судопроизводства. В специальной норме говорится: временное отстранение от должности применяется при необходимости.

Часть 5 ст. 114 УПК РФ вводит в число субъектов уголовного процесса лично Президента РФ. Построение реальной административной вертикали такое: отстранение от должности высшего руководителя исполнительной власти в регионе (губернатора, главы республики) - компетенция не суда, а его высшего начальника - Президента РФ. Условия запуска данного механизма - обвинение губернатора в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, наличие соответствующего представления не органов предварительного расследования, а лично Генерального прокурора РФ. И это притом, что нет препятствий к обычному аресту губернатора, то есть фактическому отстранению его от должности (ст. 108 УПК РФ).

Действия органов предварительного расследования

Руководителем СУ СК РФ по Мурманской области 29.01.2014 в отношении председателя Мурманской областной Думы Ш., занимавшего данную должность с 2011 года, было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ.

Ш. 05.02.2014 было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ.

Следователь обратился в суд с ходатайством о временном отстранении обвиняемого от должности 13.02.2014. Свою позицию следователь мотивировал следующими обстоятельствами:

Эти действия стороной обвинения были квалифицированы как оказание давления на сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих предварительное расследование, воспрепятствование объективному производству по делу.

В обоснование ходатайства следователь указал, что в силу занимаемой должности Ш. должен выезжать в командировки, в том числе и заграничные. Следователь посчитал, что Ш., осознавая неизбежность и неотвратимость наказания, под видом служебной командировки попытается скрыться от следствия за границей.

Разрешая ходатайство следователя о временном отстранении обвиняемого от должности, суд начал с констатации, что законность и обоснованность возбуждения уголовного дела в отношении Ш. стороной защиты не оспариваются.

Суд отклонил как не относящийся к рассматриваемой проблеме довод следователя о том, что в производстве органов предварительного расследования находится еще одно дело, которое, возможно, будет соединено с уголовным делом в отношении Ш.

Также суд отклонил довод о том, что обвиняемый может выехать за границу, мотивируя это тем, что органы предварительного расследования сочли возможным ограничиться в отношении его такой символической мерой пресечения, как подписка о невыезде и надлежащем поведении (по данным СМИ, спустя полгода Ш. был арестован).

Раскритиковал суд и довод о том, что Ш. выступил поручителем в отношении Ш-на, ибо право на поручительство прямо закреплено в законе (ст. 103 УПК РФ).

В то же время суд счел нужным ходатайство удовлетворить, мотивируя это тем, что Ш. в период, предшествующий возбуждению в отношении его уголовного дела, посмел инициировать направление в адрес руководителей правоохранительных органов официальных запросов, то есть вышел за рамки своих должностных полномочий. Ш. указывал в подписанных им запросах на противоправность действий правоохранительных органов в отношении конкретных лиц, в то время как они лично не жаловались (Постановление Октябрьского районного суда г. Мурманска от 18.02.2014 N 3/5-1/2014).

Апелляционная и кассационная инстанции в части отстранения от должности решение суда первой инстанции оставили без изменения. Суд апелляционной инстанции ограничился корректировкой размера ежемесячного государственного пособия, подлежащего выплате Ш. (Апелляционное постановление Мурманского областного суда от 20.03.2014 N 22к-472-2014).

Сторона защиты не отрицала ни обоснованности возбуждения уголовного дела в отношении Ш., ни доказанности его вины, спор шел о временном отстранении от должности.

Может ли быть председателем органа государственной власти лицо, привлеченное к уголовной ответственности? Кажется, нет. Такое лицо без ожидания вмешательства органов предварительного расследования по инициативе соответствующих властных структур, а еще лучше по личной инициативе занимаемую должность должно оставить.

Впрочем, практике известны и факты незаконного привлечения должностных лиц к уголовной ответственности. Классический пример - уголовное дело в отношении заместителя министра финансов РФ С. Сторчака, который не был освобожден от занимаемой должности, даже несмотря на то, что 11 месяцев провел под стражей.

Нас интересует только один вопрос: совершил ли Ш. действия, которые могут быть истолкованы как воспрепятствование предварительному расследованию?

Сторона защиты, оспаривая законность и обоснованность временного отстранения Ш., утверждает, что:

Данная позиция основана на законе, это суть деятельности органа представительной власти: она представляет в регионе всех и каждого, в том числе и лиц, привлеченных к уголовной ответственности. Нормальным поведением является и инициация органами представительной власти проверок в отношении представителей правоохранительных органов, это форма общественного контроля.

Довод о том, что подозрения Мурманской областной Думы не подтвердились, не может быть истолкован против представителей народа.

Вызывает удивление высказывание суда апелляционной инстанции о том, что:

Самостоятельная позиция прокуратуры по данному делу, к сожалению, не прослеживается. Сторона защиты попыталась подкрепить свои доводы ссылкой на Методические рекомендации Генеральной прокуратуры от 30.03.2004, согласно которым обвиняемый отстраняется от должности лишь тогда, когда он реально препятствует органам предварительного расследования.

Отвергая данный довод, суд апелляционной инстанции заявил, что рекомендации - способ толкования, поэтому они не относятся к обязательным для исполнения нормативным актам, которые еще и не согласуются с УПК РФ.

Ходатайство удовлетворено

Органы предварительного расследования ходатайствовали о временном отстранении от должности директора Департамента стратегического развития города, промышленности, инвестиционной политики и экологии администрации г. Н-ска Ф. Ходатайство обосновывалось тем, что Ф. обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ч. 2 ст. 292 УК РФ, оставаясь в указанной должности, может продолжить преступную деятельность и воспрепятствовать производству по уголовному делу, оказав воздействие на свидетелей, находящихся у нее в подчинении.

Судьей 25.04.2014 принято решение о временном отстранении обвиняемой Ф. от должности, с этой даты ей назначено ежемесячное государственное пособие.

В апелляционной жалобе обвиняемая просила постановление отменить, поскольку все свидетели допрошены, повлиять на их позицию по делу она уже не может. Кроме того, на срок до 23.06.2014 ей предоставлен отпуск. Суд, по ее мнению, не обосновал необходимость применения в отношении ее мер процессуального принуждения, следовательно, отступил от презумпции невиновности. Ф. считает, что нарушено ее право на получение заработка, затронуты интересы находящихся на ее иждивении малолетних детей.

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда оставила решение суда без изменения и привела следующие мотивы своего решения. Ф. обвиняется в совершении преступлений, совершенных, по версии следствия, с использованием должностного положения.

Достаточные данные о том, что Ф. могла совершить вмененные ей преступления, в представленных материалах наличествуют.

Судом первой инстанции установлено, что, продолжая занимать должность директора, Ф. может оказать воздействие на свидетелей, поскольку они - ее подчиненные. Сам по себе факт допроса свидетелей не исключает возможности последующего воздействия на них со стороны обвиняемой с целью побуждения к изменению показаний.

Предоставление Ф. оплачиваемого отпуска на период с 26.04.2014 по 23.06.2014 не является необратимым явлением, поскольку трудовое законодательство предусматривает возможность отзыва работника из отпуска (ст. 125 ТК РФ).

Получению заработной платы за ранее отработанное время обжалуемое Ф. постановление также не препятствует (Апелляционное постановление Нижегородского областного суда от 05.06.2014).

От должности освобожден

Приведем еще один пример отстранения от должности. Речь идет о сотруднике полиции. СО по Охотскому району СУ СК России по Хабаровскому краю 24.07.2014 возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в отношении С. по факту причинения вреда здоровью Ф.

Следователь с согласия РСО обратился в суд с ходатайством о временном отстранении С. от должности, мотивируя его тем, что он, занимая должность заместителя начальника ОМВД РФ по Охотскому району, в текущий момент временно исполняет обязанности начальника ОМВД РФ. Пытаясь уйти от ответственности, может оказать давление на свидетелей с целью искажения имевших место событий.

Данный факт подтверждается протоколами допроса:

Следствием установлено, что поступившее в дежурную часть ОМВД РФ по Охотскому району сообщение потерпевшей о совершении в отношении ее преступления сотрудником полиции в соответствии с требованиями УПК РФ в СУ СК РФ по Хабаровскому краю не передано, а материал с этим сообщением был изъят из органа дознания прокурором.

Суд проверил обоснованность подозрения в причастности С. к совершенному преступлению и пришел к выводу, что имеющиеся материалы содержат достаточные данные о том, что С. мог совершить это преступление.

Ходатайство следователя судом было удовлетворено.

При этом суд отметил, что вывод органа следствия о том, что С. может продолжить заниматься преступной деятельностью, объективно не подтверждается (Постановление Охотского районного суда Хабаровского края о временном отстранении от должности от 30.07.2014 N 3/8-1/14).

Основные выводы

Прежде чем формировать норму, регламентирующую меру процессуального принуждения, законодатель должен был глубоко задуматься о процессуальных гарантиях подозреваемых и обвиняемых.

Юридическая текучка постепенно выявляет все новые и новые последствия непродуманного, на наш взгляд, регламента, установленного ст. 114 УПК РФ.

Ставя вопрос о временном отстранении от должности, следователь обязан доказать, что пребывание подозреваемого, обвиняемого в должности реально препятствует предварительному расследованию, прокурор и суд должны данные доказательства проверить и обязаны дать им принципиальную оценку.

Недопустимо преследование должностных лиц за инициацию разрешенных законом проверок.

Приведенные примеры наглядно свидетельствуют, что решения, принимаемые в одних регионах, разительно отличаются от решений, принимаемых в других регионах.

Кроме того, вызывает удивление факт непонимания сущности такой компенсационной меры, как назначение пособия лицу, отстраненному от должности.