Мудрый Юрист

Обеспечение законности уголовного преследования и права на защиту в досудебном производстве

Баранов А.М., кандидат юридических наук, кафедра уголовного процесса, доцент кафедры.

При ознакомлении с названием публикации у большинства читателей в силу сформировавшегося в последние годы правосознания, обусловленного соответствующей уголовно-процессуальной политикой, возникнет представление, что работа в первую очередь посвящена проблеме обеспечения интересов лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении уголовных преступлений. Да, публикация и об этом тоже, но во вторую очередь. Главная цель - предупредить правоприменителя от неверного истолкования и применения нового УПК, совершения возможных ошибок при обеспечении права на защиту и как следствие - нарушения уголовно-процессуального закона.

Такая забота продиктована объективной реальностью. С одной стороны, общение с практическими работниками органов предварительного следствия показало, что большинство из них неверно понимают, с какого момента возникает обязанность обеспечить право на защиту посредством участия адвоката, каковы порядок, условия отказа от защитника, возможные последствия отказа подозреваемого и обвиняемого от защитника. С другой стороны, неверному пониманию и истолкованию порядка участия защитника при производстве предварительного расследования в изрядной степени способствует громоздкая, запутанная и не совсем удачная конструкция норм закона.

Нормативной основой при разрешении вопроса о порядке и моменте допуска к участию защитника в досудебном производстве выступают ст. ст. 46, 47, 49 - 53 УПК РФ.

Чтобы ответить на вопрос, с какого момента защитник вправе принять участие в досудебном производстве по уголовному делу, казалось бы, достаточно проанализировать ч. 3 ст. 49 УПК РФ. В действительности приведенные в данной норме пять случаев допуска к участию адвоката на предварительном следствии только усложняют и запутывают понимание ответа. Согласно закону защитник допускается к участию в производстве по уголовному делу с момента: 1) вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) возбуждения уголовного дела в порядке ст. ст. 223 и 318 УПК РФ; 3) с момента фактического задержания подозреваемого: а) в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ; б) заключения под стражу в соответствии со ст. 100 УПК РФ; 4) объявления подозреваемому постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; 5) начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.

С первым основанием допуска защитника к участию в производстве по уголовному делу все достаточно понятно. Защитник допускается с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Очень важно обратить внимание на то обстоятельство, что практически защитник допускается к участию уже в тот момент, когда только еще вынесено постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Такая конструкция нормы подразумевает, что участие защитника предусматривается еще до начала предъявления лицу обвинения, не говоря уже о допросе обвиняемого. Исключение, указанное в п. 1 ч. 3 ст. 49 (за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 - 5 настоящей статьи), практического значения не имеет. Можно только предположить, что законодатель тем самым хотел оговориться, что в случаях, указанных в пунктах 2 - 5, защитник вступает в уголовное дело на иных этапах, в том числе и более ранних. Защитник допускается к участию в деле с момента возбуждения уголовного дела на основании п. 2 и ч. 3 ст. 49 вне зависимости от вида досудебного производства.

Согласно п. 4 ч. 3 ст. 49 УПК защитник допускается к участию с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. С точки зрения формальной логики к моменту вынесения следователем постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы в отношении конкретного лица это лицо должно иметь статус подозреваемого, а следовательно, право на пользование услугами и допуск защитника возникает на более раннем этапе.

Последнее правило о допуске защитника к участию в уголовном деле в досудебном производстве, предусмотренное п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК, в итоге расставляет все на свои места, фактически перечеркивая все труды законодателя по конструированию п. п. 2 - 4 рассматриваемой статьи. Согласно п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК защитник допускается к участию в уголовном деле с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. В законе не указано, какие меры процессуального принуждения и какие процессуальные действия подпадают под "иные". Вместе с тем в законе нет и ограничения. Таким образом, под иными следует понимать любые предусмотренные законом меры процессуального принуждения и любые процессуальные действия, осуществляемые в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления. При этом необходимо учитывать, что при применении любой меры процессуального принуждения и при осуществлении любого процессуального действия в отношении подозреваемого затрагиваются, т.е. ограничиваются, его права и свободы. Законодателю достаточно было в ч. 3 ст. 49 УПК РФ предусмотреть всего две ситуации, определяющие момент допуска к участию в досудебном производстве защитника: 1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) с момента начала осуществления мер процессуального принуждения или процессуальных действий в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления.

Таким образом, в соответствии со ст. ст. 46, 47, 49 - 51 УПК защитник допускается к участию в уголовном деле с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого и с момента начала осуществления мер процессуального принуждения или процессуальных действий в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления.

Следующим вопросом, требующим своего разрешения, является определение случаев обязательного участия защитника на предварительном следствии. Ситуация под стать рассмотренной выше. Складывается впечатление, что законодатель экзаменует правоприменителя по части формальной логики. В ч. 1 и ч. 2 ст. 50 УПК закреплено, что защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым или его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. По просьбе подозреваемого и обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем, прокурором и судом. Большинство опрошенных практических работников поняли данное положение буквально и без системного толкования с иными нормами закона. По их мнению, если подозреваемый и обвиняемый не высказали просьбы об участии защитника, следовательно, не возникло такой обязанности. Положения ч. ч. 1, 2 ст. 50 УПК правоприменителя можно вообще не принимать во внимание. В случаях, перечисленных в пунктах 2 - 7 ч. 1 и в ч. 2 ст. 51 УПК, участие защитника обязательно на предварительном следствии, даже в тех случаях, когда подозреваемый и обвиняемый отказываются от помощи со стороны адвоката. Дознаватель, следователь, прокурор и суд не должны принимать во внимание волеизъявление подозреваемого и обвиняемого. В УПК РФ появилось новое основание обязательного участия защитника на предварительном следствии - при наличии ходатайства обвиняемого о рассмотрении уголовного дела судом в порядке, установленном главой 40. В соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 217 и п. 1 ч. 2 ст. 315 УПК такое ходатайство в досудебном производстве может быть заявлено при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела.

В ч. ч. 1 и 3 ст. 51 УПК установлен порядок обязательного участия защитника на предварительном следствии вне зависимости от того, было ли высказано подозреваемым, обвиняемым об этом соответствующее ходатайство. Так, в п. 1 ч. 1 ст. 51 прямо предписано обязательное участие защитника, если подозреваемый, обвиняемый не отказались от его участия, а ч. 3 этой же статьи требует от дознавателя, следователя, прокурора и суда обеспечить подозреваемого, обвиняемого защитником, если он не был приглашен.

Таким образом, в результате системного толкования норм, заложенных в ст. ст. 50 и 51 УПК, сам собой напрашивается простой вывод о том, что участие защитника по уголовному делу обязательно во всех случаях. Не спешите упрекнуть автора этих строк в незнании им содержания ст. 52 УПК, о ней мы поговорим чуть ниже.

Вывод, сделанный выше, становится еще более обоснованным после анализа ст. 75 УПК "Недопустимые доказательства". В п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК закреплено, что к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника и не подтвержденные подозреваемым и обвиняемым в суде. Исходя из этого правила, дознаватель, следователь и прокурор должны быть готовы к тому, что, удовлетворяя ходатайство подозреваемого, обвиняемого об отказе от защитника, они попадают в зависимость от воли этих лиц. Если в суде подозреваемый или обвиняемый откажется от своих показаний, данных им в досудебном производстве, то они будут признаны недопустимыми. Причем недопустимыми могут быть признаны все показания подозреваемого, обвиняемого, а не только те, которые были даны при их допросе. В зависимости от того как сложится судебная практика, в круг недопустимых могут попасть показания, данные при очной ставке, проверке показаний на месте, предъявлении для опознания, так как при производстве этих следственных действий также даются показания. Такой вывод основывается на широком толковании понятия "показания", поскольку законодатель в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ использовал именно понятие "показания", а не "протокол допроса". Скромное, на первый взгляд, правило фактически сравнимо с миной замедленного действия, и если его не учитывать при досудебном производстве, то мина сработает в судебном заседании и развалит всю систему доказательств.

И последняя проблема, связанная с обеспечением права на защиту посредством участия защитника в досудебном производстве: должен ли отказ подозреваемого, обвиняемого от защитника происходить в присутствии адвоката? При ответе на этот вопрос большинство опрошенных исходили из буквального толкования положений ст. 52 УПК без учета иных норм закона, в результате чего пришли к выводу, что отказ от защитника может быть заявлен и при отсутствии адвоката. Однако такое решение не совсем верно. Подозреваемый и обвиняемый могут отказаться от защитника в его отсутствие при следующих условиях: 1) защитник уже ранее участвовал в производстве по делу; 2) отказ от защитника не связан с отсутствием средств на оплату его услуг. В тех случаях, когда лицо было впервые поставлено в статус подозреваемого или обвиняемого, отказ от защитника может быть принят только в условиях реального присутствия адвоката. Такое решение вытекает из ранее сделанного вывода о том, с какого момента защитник вправе участвовать в досудебном производстве по уголовному делу, и порядка отказа от защитника.

Так, в результате анализа ст. ст. 46, 47, 49 УПК мы пришли к выводу, что защитник должен быть допущен к участию в уголовном деле на досудебном производстве: 1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) с момента начала осуществления мер процессуального принуждения или процессуальных действий в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления. В ст. 53 УПК указано, что защитник с момента допуска к участию в уголовном деле имеет право на свидание наедине с подозреваемым и обвиняемым до первого допроса (п. 1 ч. 1); присутствовать при предъявлении обвинения (п. 4 ч. 1); участвовать в допросе подозреваемого и обвиняемого (п. 5 ч. 1). Отказ же от защитника (ч. 1 ст. 52 УПК) заявляется в письменном виде. Из системного толкования указанных выше норм вытекает, что допуск к участию защитника в уголовном деле согласно установленной процедуре производства происходит ранее, чем может быть зафиксирован отказ подозреваемого и обвиняемого. Следовательно, отказ подозреваемого и обвиняемого от защитника в случае, когда лицо впервые наделено таким статусом, при производстве по уголовному делу может быть принят дознавателем, следователем, прокурором только при условии реального присутствия адвоката.

Последнее, на что хотелось бы обратить внимание правоприменителя. В силу ст. 4 УПК РФ все вышерассмотренные проблемы возникнут уже после ноля часов 1 июля 2002 г. Однако будет заблуждением считать, что эти правила коснутся только тех ситуаций, которые будут происходить после момента вступления в силу нового Кодекса. Правила, касающиеся права на участие защитника в досудебном производстве и порядка отказа от защитника, распространятся на все уголовные дела и в отношении всех лиц, наделенных статусом подозреваемого и обвиняемого до 1 июля 2002 г. По тем уголовным делам, где подозреваемые и обвиняемые отказались от участия защитника и отказ происходил в отсутствие адвоката, необходимо будет вновь в присутствии адвоката разъяснить этим участникам их право на защитника. Отказ подозреваемого, обвиняемого от защитника необходимо отразить в протоколе. Протокол о разъяснении права на защиту в присутствии адвоката должен быть составлен по правилам ст. 166 УПК. В данной ситуации протокол может быть посвящен только этому процессуальному действию и не связан с производством какого-либо следственного действия.