Мудрый Юрист

К вопросу о целесообразности деления организаций на корпоративные и унитарные

Золотарева Анна Борисовна, заведующая лабораторией экспертизы законодательства Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, руководитель научного направления "Правовые исследования" Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара, кандидат юридических наук.

Киреева Анастасия Викторовна, ведущий научный сотрудник лаборатории экспертизы законодательства Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматривается выдвинутая в Концепции развития гражданского законодательства идея деления юридических лиц на корпоративные и унитарные, мнения экспертов по этому поводу и отражение этой идеи в Федеральном законе от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации". На основе сравнительного анализа норм этого Закона, посвященных отличиям в статусе корпоративных и унитарных организаций, авторы обосновывают мнение, что нормативное деление организаций на корпоративные и унитарные лишено не только практического смысла, но и логических оснований.

Ключевые слова: Гражданский кодекс, реформа гражданского законодательства, классификация юридических лиц, корпоративные организации, унитарные организации.

On the issue of feasibility of division of organizations into corporate and unitary ones

A.B. Zolotareva, A.V. Kireeva

Zolotareva Anna B., head, the Laboratory of Expert Evaluation of Legislation, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, head, the Scientific Department "Legal Studies", Institute of Economic Policy named after E.T. Gajdar, candidate of juridical sciences.

Kireeva Anastasiya V., leading research fellow, the Laboratory of Expert Evaluation of Legislation, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, candidate of juridical sciences, assistant professor.

The article discusses the propounded in the Concept of Development of Civil Legislation idea of dividing legal persons into corporate and unitary ones, experts' opinions on the issue and reflection of this idea in the law amending the Civil code chapter on legal persons. Based on the comparative analysis of the law rules addressing the differences of status between corporate and unitary organizations, the authors substantiate the opinion that statutory division of organization into corporate and unitary ones is not only devoid of practical sense, but also of logical grounds.

Key words: Civil code, civil legislation reform, classification of legal entities, corporate organizations, unitary organizations.

Одной из новаций Концепции развития гражданского законодательства 2009 г. <1>, нашедшей закрепление в новой редакции ГК <2>, стало деление организаций на корпоративные и унитарные.

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.
<2> Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2014. N 19. Ст. 2304.

В Концепции подчеркивалось, что корпорации предполагают членство их участников и коллегиальное решение вопросов управления деятельностью организации, тогда как учредители унитарных организаций "не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства". По мнению авторов Концепции, эта классификация позволяет установить общие требования (в определенной мере единообразно даже для коммерческих и некоммерческих организаций) к структуре управления и статусу (компетенции) органов корпораций. Также предполагалось унифицировать ряд внутриорганизационных отношений, вызывающих практические споры (возможность оспаривания решений общих собраний и других коллегиальных органов, условия выхода или исключения из числа участников и т.п.).

Идеи Концепции были воплощены в новой редакции ГК РФ. Если ранее законодательство признавало унитарными только организации, в которых не допускается соучредительство (прямо именовались унитарными в кодексе только государственные и муниципальные унитарные предприятия, но по критерию наличия запрета на соучредительство к унитарным теоретически можно было причислить также учреждения), то новая редакция ГК РФ относит к унитарным и организации, которые могут учреждаться группой лиц (фонды, автономные некоммерческие организации, религиозные организации и пр.). Причем новая классификация распространяется как на коммерческие, так и на некоммерческие организации. В целом система юридических лиц теперь выглядит следующим образом (см. табл. на стр. 30).

КОРПОРАТИВНЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА

УНИТАРНЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА

КОММЕРЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

  • Хозяйственные товарищества
  • Хозяйственные общества
  • Хозяйственные партнерства
  • Производственные кооперативы
  • Государственные и муниципальные унитарные предприятия (включая казенные)

НЕКОММЕРЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

  • Потребительные кооперативы
  • Общественные организации
  • Ассоциации (союзы)
  • Общины коренных малочисленных народов
  • Казачьи общества
  • Товарищества собственников недвижимости
  • Религиозные организации
  • Публично-правовые компании
  • Фонды
  • Учреждения
  • Автономные некоммерческие организации

Большинство экспертов поддержало новую классификацию. Вот что по этому поводу писали некоторые из них:

<3> Сойфер Т.В. К вопросу о совершенствовании гражданского законодательства о некоммерческих организациях // Адвокат. 2011. N 3. С. 5 - 11.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья С.А. Денисов "Некоммерческие корпорации в проекте новой редакции ГК РФ" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник гражданского права", 2012, N 4.

<4> Денисов С.А. Некоммерческие корпорации в проекте новой редакции ГК РФ // СПС "КонсультантПлюс".

Тем не менее в научной литературе можно встретить и сдержанную критику нововведений.

<5> Шиткина И. Вопросы корпоративного права в проекте федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ // Хозяйство и право. 2012. N 6.
<6> Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 67, 141; Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории. М., 2003. С. 213.
<7> Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 68 - 69.
<8> Болдырев В.А. О делении юридических лиц на корпорации и унитарные организации // Безопасность бизнеса. 2012. N 1. С. 21 - 24.

В целом мы согласны с мнением, что новая классификация юридических лиц интересна преимущественно для науки гражданского права, однако малополезна на практике. Более того, ее применение может послужить источником дополнительных рисков.

Но еще более весомый аргумент против этой классификации мы усматриваем в следующем доводе О.В. Гутникова, приведенном, как ни парадоксально, в ее поддержку: "...допускается применение норм корпоративного права к юридическим лицам некорпоративного типа, что создает юридическую основу для дальнейшего развития корпоративного права как системы правовых норм о любых юридических лицах. Тем самым в Концепции косвенно признается единая правовая природа отношений, существующих в корпоративных организациях, и отношений в юридических лицах некорпоративного типа" <9>. Но если природа отношений в корпорациях и унитарных организациях едина, зачем нужно это деление?!

<9> Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 26 - 39.

На наш взгляд, деление организаций на корпоративные и унитарные лишено не только практического смысла, но и логических оснований. Пункт 1 ст. 65.1 новой редакции ГК РФ определяет корпорации как "юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган в соответствии с пунктом 1 статьи 65.3 настоящего Кодекса". Это определение несколько изменено по сравнению с текстом законопроекта <10>, в котором не было отсылки к п. 1 ст. 65.3 ГК, согласно которому высшим органом корпорации является общее собрание ее участников, а в некоммерческих корпорациях и производственных кооперативах с числом участников более ста высшим органом может являться съезд, конференция или иной представительный (коллегиальный) орган, определяемый их уставами в соответствии с законом. На наш взгляд, норма п. 1 ст. 65.3 ГК РФ не может использоваться для разграничения организаций на корпоративные и унитарные. Во-первых, потому, что она не всегда соблюдается в отношении корпораций. Например, согласно п. 2 ст. 88 ГК РФ общество с ограниченной ответственностью может быть учреждено одним лицом. Высшим органом управления такого общества будет не общее собрание участников, а единственный учредитель (так же как, например, в такой унитарной организации, как ГУП). С другой стороны, норма п. 1 ст. 65.3 ГК РФ может соблюдаться в отношении унитарных организаций более чем с одним учредителем. Ведь учредители таких некоммерческих унитарных организаций, как фонды, автономные некоммерческие организации и религиозные организации, просто не могут реализовывать свои права на участие в управлении иначе как посредством общего собрания или "иного представительного (коллегиального) органа, определяемого их уставами в соответствии с законом".

<10> Проект Федерального закона N 47538-6/2 "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" в редакции ко второму чтению // СПС "КонсультантПлюс".

Кроме того, в окончательной редакции п. 1 ст. 65.3 ГК РФ содержание базового для разграничения организаций на корпоративные и некорпоративные понятия "право участия (членства)" еще более туманно, чем в тексте законопроекта. В законопроекте корпоративные организации определялись как "юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом на участие в управлении их деятельностью (право членства)". Употребление скобок во второй части фразы можно было толковать как указание на синонимичность понятий "право на участие в управлении" и "право членства". Однако в этом случае значимых различий между корпоративными и унитарными организациями нет, поскольку учредители последних равным образом обладают правом на участие в управлении деятельностью созданных ими организаций. Так, согласно п. 5 ст. 113 новой редакции ГК РФ именно уполномоченный учредителем орган назначает руководителя унитарного предприятия и осуществляет надзор за его деятельностью. Близкое по смыслу положение закреплено п. 4 ст. 123.21 ГК РФ в отношении руководителя учреждения, который назначается или утверждается учредителем. Статья 123.25 ГК РФ устанавливает, что "управление деятельностью автономной некоммерческой организации осуществляют ее учредители". Согласно п. 3 ст. 123.27 ГК РФ учредители религиозной организации могут выполнять функции органа управления или членов коллегиального органа управления этой организации в соответствии с ее уставом, утверждаемым учредителями же. Положений об управлении в публично-правовых компаниях (еще одном виде унитарных НКО) ГК РФ не содержит.

Итак, у тех унитарных организаций, в которых соучредительство не допускается (унитарные предприятия и учреждения), полномочия высшего органа управления осуществляет единственный учредитель, а у тех, в которых соучредительство допускается (АНО, религиозные организации), - учредители совместно. Таким образом, полномочия учредителей унитарных организаций по управлению ими, по существу, не отличаются от перечисленных в п. 2 ст. 65.3 ГК полномочий членов корпораций, реализуемых их общим собранием. Частные отличия, которые можно обнаружить, сопоставляя полномочия учредителя (учредителей) отдельных унитарных организаций с предусмотренным п. 2 ст. 65.3 перечнем вопросов исключительной компетенции высшего органа корпорации, не имеют решающего значения, поскольку этот перечень предусматривает возможность отступлений от него в самом Кодексе и других законах. Некоторой спецификой отличается управление только в такой унитарной организации, как фонд, для которого предусмотрено формирование высшего коллегиального органа с компетенцией, близкой к компетенции высшего органа корпорации (п. 1 ст. 123.19 ГК РФ). Вопрос о порядке формирования высшего коллегиального органа фонда ГК РФ обходит молчанием, однако очевидно, что эти полномочия просто не могут принадлежать никому, кроме учредителей. Другое дело, что в фондах (как и в других некоммерческих организациях, учредители которых лишены права на участие в распределении прибыли, а значит, не имеют личной заинтересованности в их деятельности) членами высшего коллегиального органа могут быть избраны лица, не являющиеся учредителями. Однако в любом случае право на избрание членов такого органа принадлежит именно учредителям, в частности, ничто не мешает им сформировать высший коллегиальный орган исключительно из своего состава.

Из этого, на наш взгляд, следует вывод, что право учредителей на участие в управлении не может служить критерием разграничения организаций на корпоративные и унитарные. Видимо, этот вывод не укрылся и от внимания законодателей, которые исключили право учредителей на участие в управлении организацией из определяющих признаков корпорации. Однако при этом они не дали ответа, в чем же другом, кроме права на участие в управлении, состоит сущность членства как особой правовой связи учредителей именно с корпоративными организациями.

Единственной не рассмотренной до сих пор статьей, которая могла бы прояснить сущность членства как "особой правовой связи организации с ее учредителями", является ст. 65.2 ГК РФ, посвященная правам и обязанностям участников корпорации. Однако все перечисленные в ее п. п. 1 и 4 права и обязанности (например, право участвовать в управлении делами корпорации, получать информацию о ее деятельности, а в предусмотренных законом случаях и порядке - обжаловать решения органов корпорации и оспаривать совершенные ею сделки; обязанность участвовать в образовании имущества корпорации, не разглашать конфиденциальную информацию о ее деятельности, не совершать действий, заведомо направленных на причинение вреда корпорации, и пр.) в полной мере распространяются и на учредителей некорпоративных образований. Тем не менее тот факт, что эти права и обязанности объявлены определяющими признаками корпораций, ставит под сомнение их принадлежность учредителям унитарных организаций. Это может породить нелепые коллизии, позволяя, например, учредителю унитарной организации оправдывать действия, заведомо противоречащие ее интересам, тем, что обязанность воздерживаться от причинения вреда организации, учредителем которой он является, предусмотрена Кодексом только для учредителей корпораций.

В то же время в ст. 65.2 ГК РФ есть п. 3, который не распространяется не только на унитарные организации, но и на некоммерческие корпорации. Этот пункт предоставляет участникам коммерческих корпораций, утратившим помимо своей воли права участия в них, право требовать возвращения "доли участия, перешедшей к иным лицам". Эта норма корреспондирует с другой статьей ГК РФ - 60.2, единственной статьей, содержащей практические отличия в статусе корпоративных и унитарных организаций. При этом между данными нормами имеются несоответствия, поскольку ст. 60.2 ГК РФ предусматривает возможность признания несостоявшейся реорганизации любой (а не только коммерческой) корпорации по требованию ее участников в случае, если решение о реорганизации не принималось участниками, а также в случае представления для государственной регистрации документов, содержащих заведомо недостоверные сведения. Последствиями признания реорганизации несостоявшейся являются, в частности, восстановление юридических лиц, существовавших до реорганизации, и признание участников ранее существовавшего юридического лица обладателями долей участия в нем в том размере, в котором доли принадлежали им до реорганизации. Разумеется, восстановление долей участия к некоммерческим организациям неприменимо. Вместе с тем, как было показано выше, учредители некоммерческих организаций, причем не только корпоративных, но и унитарных, обладают правами на участие в управлении и, по нашему убеждению, должны иметь возможность требовать восстановления этих прав, утраченных в результате незаконной реорганизации. Тем более это замечание касается учредителей унитарных коммерческих организаций (т.е. государственных унитарных предприятий), которые наделены не только правом на участие в управлении, но и имущественными правами. Однако учредители унитарных предприятий ст. 60.2 ГК РФ в новой редакции лишены возможности добиваться восстановления статус-кво при обнаружении существенных нарушений в процессе реорганизации, а вправе требовать лишь возмещения убытков на основании ст. 60.1 ГК РФ (которая регулирует последствия признания решения о реорганизации недействительным, что не влечет ликвидации образовавшегося в результате реорганизации юридического лица). Таким образом, мы не усматриваем оснований для установления различных правовых последствий обнаружения существенных нарушений в процессе реорганизации юридических лиц в зависимости от отнесения таковых к числу корпоративных или унитарных, коммерческих или некоммерческих. На наш взгляд, выбор последствий допущенных в процессе реорганизации любого юридического лица нарушений (т.е. применение ст. ст. 60.1 или 60.2 ГК РФ) должен быть предоставлен суду с учетом степени существенности таких нарушений, исходя из необходимости обеспечения наиболее полного восстановления прав прежних участников реорганизованного лица без ущемления прав третьих лиц.

Проведенный анализ приводит к выводу об отсутствии достаточных логических оснований для деления юридических лиц на корпоративные и унитарные. Большинство указанных в ГК РФ различий в статусе корпоративных и унитарных организаций являются иллюзорными, а единственное реальное отличие в их статусе (а именно невозможность признания несостоявшейся реорганизации унитарных юридических лиц), на наш взгляд, необоснованно и должно быть устранено.

Литература

  1. Болдырев В.А. О делении юридических лиц на корпорации и унитарные организации // Безопасность бизнеса. 2012. N 1. С. 21 - 24.
  2. Гутников О.В. Содержание корпоративных отношений // Журнал российского права. 2013. N 1. С. 26 - 39.
  3. Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории. М., 2003. С. 213.
  4. Сойфер Т.В. К вопросу о совершенствовании гражданского законодательства о некоммерческих организациях // Адвокат. 2011. N 3. С. 5 - 11.
  5. Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 67, 141.
  6. Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 68 - 69.
  7. Шиткина И. Вопросы корпоративного права в проекте федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ // Хозяйство и право. 2012. N 6.