Мудрый Юрист

О проблеме признания иностранного должностного лица субъектом получения взятки

Абдульманова Зульфия Асхатовна, адъюнкт Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя.

В настоящей работе оцениваются противоречия, возникшие в действующем УК в связи с введением иностранных должностных лиц в качестве субъектов, и предлагаются варианты решения.

Ключевые слова: коррупция, получение взятки, иностранное должностное лицо, видовой объект.

On the problem of deeming the foreign official to be the subject of receiving a bribe

Z.A. Abdul'manova

Abdul'manova Zul'fiya A., adjunct, Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russian named after V.Ya. Kikot'.

The author goes into collisions within the Russian criminal law caused by the introduction of foreign officials into it. The main aim of the article is to suggest a proper way to eliminate these collisions.

Key words: corruption, passive bribery, foreign official, crime object.

Ни одна из проблем государственного аппарата не приносит столько вреда, как коррупция <1>. В рамках комплекса мер по борьбе с этим явлением Федеральным законом от 4 мая 2011 г. N 97-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции" была изменена диспозиция ст. 290 УК РФ таким образом, что в качестве субъектов получения взятки были признаны не только должностные лица, но и "иностранные должностные лица и должностные лица публичных международных организаций".

<1> См.: Кузьмин Н.А. К вопросу о понятии и природе коррупции // Российский следователь. 2009. N 24. С. 23.

Понятие должностного лица давно сформировалось на законодательном и теоретическом уровнях <2> и успешно используется в уголовно-правовой практике, а категории "иностранное должностное лицо" и "должностное лицо публичной международной организации" являются новеллами уголовного законодательства, вносят определенные сложности в правоприменительный процесс и требуют дополнительных разъяснений.

<2> См.: Феркалюк Ю.И. Представитель власти как субъект должностных преступлений // Российский следователь. 2009. N 12. С. 11.

Для ответа на возникающие вопросы о понимании "иностранного должностного лица" целесообразно обратиться к соответствующим международно-правовым документам. Для определения числа иностранных должностных лиц в первую очередь следует сослаться на Конвенцию ООН против коррупции, которая понимает их как "любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, и любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного государства, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия" <3>. Помимо приведенного документа представляется необходимым привести Конвенцию ОЭСР "По борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок", которая обращает особое внимание на рассматриваемых нами субъектов, определяя их как "...любое лицо, занимающее назначаемую или выборную должность в органе законодательной, исполнительной или судебной власти иностранного государства, любое лицо, отправляющее государственные функции для иностранного государства, в том числе и для государственного органа, предприятия или учреждения, а также любое должностное лицо или представителя международной организации" <4>. Как видно из приведенных определений, данных в ключевых международных документах по изучаемому вопросу, подход к числу лиц, рассматриваемых как "иностранные должностные", разнится, причем второй намного шире этой категории лиц и включает в себя также "должностных лиц публичных международных организаций", которые, в свою очередь, делают различие между должностным лицом публичной международной организации и ее представителем.

<3> URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=121140 (дата обращения: 18.03.2015).
<4> URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=7522 (дата обращения: 18.03.2015).

Верховный Суд РФ, в свою очередь, счел необходимым включить в Постановление Пленума по рассматриваемому вопросу <5> соответствующее пояснение, где указано, что "под иностранным должностным лицом понимается любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, и любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного государства, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия (например, министр, мэр, судья, прокурор)". Используемое Верховным Судом понимание отражает предпочтение, оказываемое Конвенции ООН при разрешении данного вопроса.

<5> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 (ред. от 3 декабря 2013 г.) "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" // СПС "КонсультантПлюс".

Обратимся к тексту диспозиции ст. 290 УК РФ в части, где указываются действия, за которые получается взятка, речь идет о "действиях (бездействии) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, входящих в служебные полномочия должностного лица, либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе".

Представляется обоснованным исходить из того, что действия иностранных должностных лиц осуществляются в интересах государства, наделившего лицо такими полномочиями. Приведем понятие иностранного государства, основываясь на тексте указанной выше Конвенции ОЭСР: "Термин иностранное государство включает все уровни и структуры системы государственного и муниципального управления от центральных до местных органов власти". Основываясь на тексте приведенного определения, можно привести в пример Министра внутренних дел Французской Республики, который в числе своих обширных полномочий имеет весь спектр обязанностей, связанных с поддержанием внутреннего порядка и законности, организацию деятельности жандармерии и полиции, внутреннюю разведку и даже контроль за выдачей идентификационных документов. По логике предписания, содержащегося в рассматриваемой статье, он будет подлежать ответственности за полученную на территории Российской Федерации (ст. 11 УК РФ) взятку по ст. 290 УК РФ.

Вместе с тем нельзя упускать из внимания объекты рассматриваемого преступления: родовой, видовой и непосредственный. Многие современные исследователи исходят из того, что родовой объект представляет собой "общественные отношения, обеспечивающие уголовно-правовую охрану основ конституционного строя и государства, нормальную деятельность всего государственного аппарата и органов местного самоуправления" <6>. Видовым объектом должностных преступлений, в свою очередь, признается нормальная, регламентированная законом и отвечающая интересам развития общества деятельность аппарата публичной власти, который олицетворяют государственные органы законодательной, исполнительной и судебной власти, органы местного самоуправления, а также аппарат управления в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ, либо деятельность органов управления государственных или муниципальных учреждений, государственных корпораций <7>. Непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, совпадает с видовым. По мнению исследователей, центральным элементом всех перечисленных объектов являются "интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления" <8>. Приведенные понимания объекта не охватывают и не должны по смыслу закона охватывать деяния, наносящие, по сути, ущерб интересам государственной службы другой страны. А в соответствии с приведенным выше примером и объемом должностных полномочий, содержащихся в Декрете N 771 Французской Республики от 2012 г. <9>, должностное лицо, получая взятку за действия, входящие в круг его служебных обязанностей, не может причинить вред поставленным под охрану гл. 30 УК РФ интересам Российской Федерации.

<6> Уголовное право. Общая и Особенная части / под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Городец, 2006. С. 116.
<7> Уголовное право Российской Федерации (Общая и Особенная части): учебник для бакалавров / под ред. д.ю.н., проф. А.И. Чучаева. М., 2015.
<8> См.: Малиновский И.В. Коррупция и уголовный закон // Российский следователь. 2009. N 15. С. 11.
<9> no 2012 - 771 du 24 mai 2012, article 1.

Тем не менее необходимость криминализации рассматриваемых деяний в случае совершения их указанными субъектами в контексте имплементации ряда конвенций очевидна. Такая имплементация должна производиться на основе органичного включения новых положений в рамки существующего национального права. На наш взгляд, вызывает сомнения возможность соответствия коррупционных преступлений, совершаемых указанными субъектами, перечисленным родовому, видовому и непосредственному объектам.

Приведенное выше несоответствие между кругом полномочий иностранных должностных лиц и общественными отношениями, поставленными под охрану в гл. 30 УК РФ, подлежит устранению. По нашему мнению, описанная проблема может иметь два решения.

Изменение названий гл. 30 УК РФ и разд. 10 таким образом, чтобы формулировки включали в себя не только интересы государственной службы Российской Федерации, но и интересы государственной службы других стран.

Выделение должностных преступлений, совершаемых иностранными должностными лицами и должностными лицами публичных международных организаций, в отдельные составы, объединение их в отдельную главу в рамках другого раздела, название которого будет включать в себя круг объектов, к которому относятся эти преступления.

У каждого из предложенных решений имеются свои плюсы и минусы, однако нам представляется более обоснованным второе решение по причине того, что выделение этих преступлений в отдельные составы позволит учесть некоторые другие вопросы, связанные с имплементацией положений конвенций ООН и ОЭСР в российское законодательство. В целом отрицать необходимость существования составов преступлений, предусматривающих ответственность за коррупционные преступления для изучаемой категории субъектов, невозможно.

Литература

  1. Кузьмин Н.А. К вопросу о понятии и природе коррупции // Российский следователь. 2009. N 24. С. 23 - 25.
  2. Малиновский И.В. Коррупция и уголовный закон // Российский следователь. 2009. N 15. С. 11 - 13.
  3. Сидоренко Э.Л. Конвенция ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок и перспективы совершенствования российского уголовного законодательства // Международное уголовное право и международная юстиция. 2013. N 1. С. 13 - 17.
  4. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть / под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. Н.Г. Кадникова. М.: ИД "Юриспруденция", 2013.
  5. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Особенная часть: учебник для бакалавров / под ред. д.ю.н., проф. А.И. Чучаева. 2015.
  6. Уголовное право. Общая часть. Особенная часть / под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Городец, 2006.
  7. Федоров А.В. Перспективы изменения уголовного законодательства об ответственности за взяточничество в связи с присоединением Российской Федерации к Конвенции ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок от 21 ноября 1997 г. // Актуальные проблемы расследования преступлений: материалы Международной научно-практической конференции (Москва, 23 мая 2013 г.). Ч. I. М.: Изд-во ООО "Буки Веди", 2013.
  8. Феркалюк Ю.И. Представитель власти как субъект должностных преступлений // Российский следователь. 2009. N 12. С. 13 - 14.