Мудрый Юрист

Дополнительные уголовно-правовые меры обеспечения безопасности автотранспорта

Грачева Юлия Викторовна, профессор Научно-исследовательского университета "Высшая школа экономики", доктор юридических наук.

Чучаев Александр Иванович, профессор Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), доктор юридических наук, профессор.

В статье дается критический комментарий изменений и дополнений УК РФ, предусмотренных Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 528-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения".

Ключевые слова: безопасность автотранспорта, механическое транспортное средство, состояние опьянения, нарушение правил дорожного движения, лицо, подвергнутое административному наказанию, судимость.

Additional criminal law measures to ensure transport safety

Yu.V. Gracheva, A.I. Chuchayev

Gracheva Yulia Viktorovna, LLD., professor, research university "Higher school of economics".

Chuchayev Alexander Ivanovich, LLD., prof., professor, O.Ye. Kutafin Moscow State Academy of Law.

The article critically comments on amendments and additions to the Criminal Code of the Russian Federation envisaged by Federal Law N 528-FZ of december 31, 2014 On introduction of amendments to separate legal acts of the Russian Federation on strengthening of responsibility for commission of offences in the sphere of traffic safety.

Key words: transport safety, automotive vehicle, drunkenness, violation of traffic rules, person subject to administrative punishment, criminal record.

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, характеризуется рядом обстоятельств. Так, за последние 8 лет в России произошло более 1 млн. дорожно-транспортных происшествий, в которых погибли и получили ранения более 1,5 млн. человек. Ежегодно в стране погибает от 30 до 35 тыс. человек, более 200 тыс. причиняется вред здоровью различной тяжести, из которых более 10 тыс. становятся инвалидами <1>. Аварийность на транспорте наносит экономике России ущерб, который, по оценкам экспертов, составляет 4 - 5% валового национального продукта <2>. Поэтому проблеме уголовно-правового обеспечения безопасности функционирования автотранспорта и городского электротранспорта уделяется повышенное внимание со времени их появления.

<1> Сайт ГИБДД www.gibdd.ru.
<2> См. об этом подробно: Исаев Н.И. Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. М., 2011. С. 29.

Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 528-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения" в Уголовный кодекс внесены очередные изменения и дополнения: скорректированы санкции ст. 264 (в частности, такой вид дополнительного наказания, как лишение права управлять транспортным средством (в ст. 44 он не указан), заменен наказанием в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью), дано новое примечание к ст. 264, введена ст. 264.1, предусматривающая ответственность за нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию. Наиболее принципиальное значение имеют два последних из них. Федеральный закон вступает в силу с 1 июля 2015 г.

Предмет преступления в заголовке ст. 264 УК РФ указан как транспортное средство. Под ним понимается устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем <3>. В тексте статьи непосредственно названы автомобиль и трамвай. Для обозначения иных транспортных средств, нарушение правил движения и эксплуатации которых охватываются признаками указанной статьи, законодатель использует обобщенное понятие - другие механические транспортные средства. Определению последних посвящено пока действующее примечание к ст. 264 УК РФ, в котором говорится: "Под другими механическими транспортными средствами... понимаются троллейбусы, а также трактора и иные самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства". Данное примечание, во-первых, содержит известную логическую ошибку (idem per idem - то же посредством того же), во-вторых, в качестве предмета преступления, используя видовые характеристики, называет три категории транспортных средств: троллейбусы, трактора и мотоциклы, в-третьих, вводит новое оценочное понятие - иная самоходная машина. Надо иметь в виду, что понятия "механическое транспортное средство" и "самоходная машина" различаются по объему, первое шире второго, полностью охватывает его <4>.

<3> Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (ст. 2) // СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4873.
<4> В литературе предпринимаются попытки дать определение рассматриваемого понятия. Так, Н.П. Осадчий предлагает сформулировать примечание следующим образом: "Под механическим транспортным средством в настоящей статье понимается транспортное средство, приводимое в движение двигателем, порядок дорожного движения которого регламентирован правилами дорожного движения и иными правилами эксплуатации механических транспортных средств" (Осадчий Н.П. Уголовно-правовые средства обеспечения безопасности дорожного движения: проблемы теории и практики: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 10). Данная формулировка не делает закон качественнее, более того, наличие такого определения вопреки мнению автора не облегчит правоприменительную деятельность, а, наоборот, усложнит ее. Пожалуй, лучшим выходом был бы отказ вообще от уголовно-правового определения механического транспортного средства, так как его понятие дано в законодательстве иной отраслевой принадлежности, что вполне согласуется с бланкетной диспозицией нормы.

По мнению Н.И. Пикурова, предметом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, "является любое самоходное механическое устройство, имеющее автономную систему управления, выполняющее основную или вспомогательную функцию перемещения грузов, людей, установленного на нем оборудования или выполнения иных работ, связанных с дорожным движением. Оно должно обладать конструктивными признаками, перечисленными в Правилах дорожного движения, соответствовать требованиям, предъявляемым для государственной регистрации автотранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации, а также иным нормативным актам, принятым в соответствии с ФЗ "О безопасности дорожного движения" и Правилами дорожного движения" (Пикуров Н.И. Квалификация транспортных преступлений: Научно-практическое пособие. М., 2011. С. 49). В целом эта дефиниция не вызывает возражений. Однако следует заметить, что "работы, связанные с дорожным движением", могут и не включать в себя дорожное движения как таковое (поэтому они и "связаны", а не заключаются в движении). Следовательно, в этом случае самоходное транспортное средство не будет признаваться предметом рассматриваемого преступления.

Согласно п. 1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации 1993 г. <5> под механическим понимается транспортное средство, кроме мопеда, приводимое в движение двигателем; этот термин охватывает все трактора и самоходные машины.

<5> САПП РФ. 1993. N 47. Ст. 4531; СЗ РФ. 2013. N 31. Ст. 4218.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" <6> говорится (п. 2): "В силу пункта 1.2 Правил (Правил дорожного движения РФ. - Авт.) к механическим транспортным средствам не относятся мопеды и другие транспортные средства, приводимые в движение двигателем с рабочим объемом не более 50 кубических сантиметров и имеющие максимальную конструктивную скорость не более 50 километров в час, а также велосипеды с подвесным двигателем, мокики и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками".

<6> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 2; 2011. N 2.

Таким образом, предметом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, признавались механические транспортные средства, характеризующиеся одним из двух признаков: 1) рабочим объемом двигателя более 50 куб. см; 2) конструктивной скоростью более 50 км/час. Например, некоторые виды механических транспортных средств (трактора, катки и иные дорожно-строительные и т.п. самоходные машины), регистрируемые не в ГИБДД, а в органах Гостехнадзора, имеют конструктивную скорость менее 50 км/час.

Примечание к ст. 264 УК РФ в литературе все время подвергалось критике, поскольку, как уже говорилось, в дефиницию латентно вводится само определяемое понятие. В указанном примечании это выражалось в том, что характеристика механических транспортных средств давалась с использованием понятия "иные механические транспортные средства". Новая редакция примечания устраняет ошибку; в нем говорится: "Под другими механическими транспортными средствами в настоящей статье и статье 264.1 настоящего Кодекса понимаются трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины, а также транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право".

Таким образом, трактуя рассматриваемое понятие, законодатель занял совершенно иную позицию, чем раньше: вместо сущностной характеристики предмета преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, предложил формально-правовую. В связи с этим меняются критерии отнесения транспортного средства к указанному предмету преступления. Фактически же речь идет о расширении круга действия нормы, предусмотренной указанной статьей. Согласно ст. 25 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" в Российской Федерации требуется, в частности, право на управление транспортными средствами категории "A" - мотоциклами и подкатегории "A1" - мотоциклами с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания, не превышающим 125 кубических сантиметров, и максимальной мощностью, не превышающей 11 квт. В этом случае нижний предел рабочего объема двигателя не указан, следовательно, в него входят и те транспортные средства, которые имеют его в меньшем объеме, например, мокики, велосипеды с подвесным двигателем и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками, которые в настоящее время обоснованно не включаются в круг предмета рассматриваемого преступления.

В примечании к ст. 264 УК РФ дается также понятие лица, находящегося в состоянии опьянения: "Для целей настоящей статьи и статьи 264.1 настоящего Кодекса лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается лицо, управляющее транспортным средством, в случае установления факта употребления этим лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, установленную законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях, или в случае наличия в организме этого лица наркотических средств или психотропных веществ, а также лицо, управляющее транспортным средством, не выполнившее законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации". К сожалению, законодатель вышел за пределы собственно определяемого понятия, приравняв отказ от освидетельствования к состоянию опьянения. Эти деяния не тождественны, и если необходимо было криминализировать отказ от освидетельствования (целесообразность такого шага вызывает сомнение), то это следовало прямо и указать в уголовном законе. Иначе получается, что состояние опьянения презюмируется. В таком случае надо признать, что указанным обстоятельством ставится под сомнение действие одного из конституционных принципов - презумпция невиновности.

Согласно примечанию к ст. 12.8 КоАП РФ "административная ответственность, предусмотренная настоящей статьей и частью 3 статьи 12.27 настоящего Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека". В Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/у-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством" говорится, что заключение о состоянии опьянения в результате употребления алкоголя выносится при положительных результатах определения алкоголя в выдыхаемом воздухе в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, при помощи одного из технических средств измерения, проведенного с интервалом 20 минут, или при применении не менее двух разных технических средств индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе с использованием их обоих при каждом исследовании, проведенном с интервалом 20 минут (п. 16) <7>.

<7> Приказ Министерства здравоохранения РФ от 14 июля 2003 г. N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения" (в ред. от 5 марта 2014 г. N 98н) // СПС "КонсультантПлюс".

К сожалению, правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов и правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством <8>, не содержат определения "погрешности технического измерения". Это обстоятельство может влечь за собой нарушение прав лица, подвергнутого освидетельствованию.

<8> Постановление Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475 (в ред. от 18 ноября 2013 г.) // СПС "КонсультантПлюс".

Освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения, медицинскому освидетельствованию на состояние опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения, а также водитель, в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.24 КоАП РФ. Указанными основаниями могут являться наличие одного или нескольких следующих признаков: а) запах алкоголя изо рта; б) неустойчивость позы; в) нарушение речи; г) резкое изменение окраски кожных покровов лица; д) поведение, не соответствующее обстановке.

Перед освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения должностное лицо, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, или должностное лицо военной автомобильной инспекции информирует освидетельствуемого водителя транспортного средства о порядке освидетельствования с применением технического средства измерения, целостности клейма государственного поверителя, наличии свидетельства о проверке в паспорте технического средства измерения.

Направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит:

а) при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

б) при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

в) при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Направление водителя транспортного средства на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в медицинские организации осуществляется должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, а в отношении водителя транспортного средства Вооруженных сил РФ, внутренних войск Министерства внутренних дел РФ, войск гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти - также должностным лицом военной автомобильной инспекции в присутствии двух понятых.

О направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составляется соответствующий протокол.

Определение наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека проводится на основании направления на химико-токсикологические исследования, выданного медицинским работником, осуществляющим медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством. Оно осуществляется в химико-токсикологических лабораториях медицинских организаций, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ (услуг). Результаты химико-токсикологических исследований при определении наличия наркотических средств или психотропных веществ оформляются справкой о результатах химико-токсикологических исследований.

Порядок проведения, формы отчетности, сроки проведения химико-токсикологических исследований, а также порядок их организационно-методического обеспечения проведения определяется Министерством здравоохранения РФ.

Как уже говорилось, в УК РФ введена новая норма, предусматривающая ответственность за нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию. Она была известна и уголовному законодательству советского периода. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 июня 1968 г. "Об усилении административной ответственности за нарушение Правил движения по улицам городов, населенных пунктов и дорогам и правил пользования транспортными средствами" <9>, принятого вместо Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 октября 1961 г. "Об ответственности водителей автомототранспорта и городского электротранспорта за управление транспортом в нетрезвом состоянии" <10>, впервые была введена уголовная ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения. В УК РСФСР была включена ст. 211.1 следующего содержания: "Управление автомототранспортным или городским электротранспортным средством, трактором или иной самоходной машиной лицом, находящимся в состоянии опьянения и лишенным права на управление транспортными средствами за такое нарушение". Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 ноября 1972 г. указанная статья была дополнена ч. 2: "Управление транспортными средствами, указанными в части первой настоящей статьи, лицом, находящимся в состоянии опьянения и не имевшим водительских прав, совершенное повторно в течение года" <11>. 24 декабря 1992 г. ст. 211.1 исключена из Уголовного кодекса РСФСР.

<9> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1968. N 26. Ст. 1010.
<10> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1961. N 40. Ст. 557.
<11> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1972. N 51. Ст. 1207.

Статья 264.1 УК РФ гласит: "Управление автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имеющим судимость за совершение преступления, предусмотренного частями второй, четвертой или шестой статьи 264 настоящего Кодекса либо настоящей статьей...".

В связи с принятием данной нормы ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ, предусматривавшая ответственность за повторное управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, или за передачу управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, признана утратившей силу.

Преступление выражается в управлении автомобилем, трамваем и т.д. лицом в состоянии опьянения, т.е. в использовании машины в процессе движения как транспортного средства. Другие действия, в том числе нахождение пьяного водителя за рулем не движущегося транспортного средства, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ. Так складывалась судебная практика и по ст. 211.1 УК РСФСР <12>.

<12> См., напр.: Улицкий С. Уголовная ответственность за управление транспортными средствами в состоянии опьянения // Советская юстиция. 1972. N 6. С. 10.

Ответственность по указанной статье возможна при наличии условий, относящихся к характеристике лица, управляющего транспортным средством:

  1. оно подвергалось административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения;
  2. имеет судимость за совершение преступления, предусмотренного ч. ч. 2, 4 или 6 ст. 264 либо ст. 264.1 УК РФ;
  3. вновь управляет транспортным средством в состоянии опьянения.

Таким образом, рассматриваемое преступление носит сложный характер, включает в себя, во-первых, административную преюдицию, во-вторых, не погашенную или не снятую в установленном законом порядке прежнюю судимость за перечисленные виды преступлений. При этом необходимо иметь в виду, что законодатель не указывает момент совершения повторного правонарушения, следовательно, в этом случае необходимо руководствоваться общими положениями КоАП РФ. Согласно ст. 4.6 КоАП РФ лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления.

Деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 264 и ст. 264.1 УК РФ, отнесены законодателем к преступлениям небольшой тяжести, а ч. ч. 4 и 6 ст. 264 УК РФ - к средней тяжести. Согласно п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость погашается по истечении трех лет после отбытия наказания в виде лишения свободы.

Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с момента совершения деяния, указанного в законе (с момента начала движения транспортного средства). Если наступили последствия, указанные в ст. 264 УК РФ, то имеет место совокупность преступлений. Деяние следует квалифицировать по ст. 264.1 и той части ст. 264 УК РФ, которая предусматривает ответственность за соответствующее последствие при условии нахождения водителя в состоянии опьянения (ч. ч. 2, 4 или 6).

Ранее высказывалось мнение, что ст. 211 УК РСФСР (ст. 264 УК РФ) при указанных выше обстоятельствах полностью охватывает содеянное и квалификация по совокупности не требуется <13>. Эта точка зрения не нашла поддержки ни в литературе <14>, ни в судебной практике. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. N 11 (в ред. от 16 января 1986 г.) указывалось: "Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, совершенное повторно в течение года, соединенное с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств и повлекшее последствия, указанные в ст. ст. 211, 252 УК РСФСР... надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 211.1, ст. ст. 211 или 252 УК РСФСР. Те же действия, совершенные лицом, ранее судимым за управление транспортным средством в состоянии опьянения, подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 211.1, ст. 211 или ст. 252 УК РСФСР..." (п. 12) <15>.

<13> См.: Улицкий С. Указ. соч. С. 11.
<14> См.: Ляпунов Ю.М. Преступления, нарушающие безопасность движения и эксплуатации транспорта // Советская юстиция. 1968. N 17. С. 13.
<15> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995. С. 57.

Преступление, предусмотренное ст. 264.1 УК РФ, может быть совершено только с прямым умыслом. Об этом свидетельствуют два обстоятельства: во-первых, преступления, имеющие формальный состав, могут быть осуществлены только с указанным видом вины; во-вторых, наличие преюдиции и судимости за прежние преступления, перечисленные в названной выше норме. Следовательно, лицо осознает, что, будучи ранее подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имея судимость за совершение преступления, предусмотренного ч. ч. 2, 4 или 6 ст. 264 либо ст. 264.1 УК РФ, вновь в состоянии опьянения управляет транспортным средством, и желает этого.

Пристатейный библиографический список

  1. Исаев Н.И. Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. М., 2011.
  2. Ляпунов Ю.М. Преступления, нарушающие безопасность движения и эксплуатации транспорта // Советская юстиция. 1968. N 17.
  3. Осадчий Н.П. Уголовно-правовые средства обеспечения безопасности дорожного движения: проблемы теории и практики: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008.
  4. Пикуров Н.И. Квалификация транспортных преступлений: Научно-практическое пособие. М., 2011.
  5. Улицкий С. Уголовная ответственность за управление транспортными средствами в состоянии опьянения // Советская юстиция. 1972. N 6.