Мудрый Юрист

Приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя в контексте современного законодательства

История данной проблемы уходит своими корнями еще в римское частное право, а точнее, во времена рецепции его положений правом европейских народов. В римском частном праве при истребовании имущества из чужого незаконного владения действовал принцип "где мою вещь нахожу, там ее и виндицирую" <*>. Римские юристы мыслили при этом строго логически: если передающий вещь не имел на нее права собственности, то и приобретающий от него эту вещь не мог получить на нее право собственности <**>.

<*> Vindicatio: "ubi rem meam invenio, ibi vindico".
<**> "Nemo ad alium plus juris transferre potest, quam ipse habet" (лат.).

Однако римское виндикационное правило при оживленной торговле способно приводить к весьма серьезным затруднениям. Если вообще при покупке движимых вещей нелегко проверить легитимацию продавца, то при покупке на рынках, ярмарках и т.д. такая проверка в особенности затруднительна. Последовательное проведение римского принципа создавало бы общую неуверенность оборота: покупатель никогда не мог быть уверен в том, что он стал собственником, что завтра не явится некое другое лицо, которое докажет свое право собственности на вещь и отберет ее себе.

Поэтому европейские народы, позаимствовав сначала этот принцип римского права, вспомнили затем свое правило "Hand muss Hand wahren" <*>, согласно которому только вещи, вышедшие из рук владельца помимо его воли, могут быть виндицируемы от всякого третьего лица. Те же вещи, которые были собственником кому-либо добровольно вверены, в случае отчуждения их этим последним уходят от собственника окончательно: добросовестный приобретатель делается их бесповоротным собственником, а прежний собственник имеет право требовать лишь возмещения убытков от своего контрагента, которому он передал вещь и который затем эту вещь продал, не имея на это права.

<*> Рука за руку отвечает.

Таким образом, германское начало "Hand muss Hand wahren", напротив, устраняло неуверенность, сопутствующую римскому принципу, давая добросовестному приобретателю право бесповоротной собственности. В то же время оно казалось не нарушающим справедливость и по отношению к прежнему собственнику: если вещь вышла из его рук по его воле, если она была им кому-либо вверена, то ему легко было найти это лицо, чтобы взыскать с него свои убытки. Лишь там, где такой добровольной передачи со стороны собственника не было, последнее соображение не имело места, и потому справедливость требовала возвращения вещи ему.

Для обоснования защиты владения, полученного по недействительной сделке, возникали различные теории <*>. В результате их анализа можно сделать вывод, что во владении защищается не право владельца и не его воля, а личность.

<*> См. подробнее: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е, стереотипное. М.: Статут, 2001. С. 223 - 235.

В ходе же более глубокого анализа указанных отношений и мнений ученых разных стран выяснилось, что господствующей точкой зрения на юридическую природу приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя является та, согласно которой данный способ является договорным (двусторонне-сделочным) и одновременно первоначальным способом приобретения права собственности. Что касается юридической сущности права собственности незаконного владельца, то здесь можно провести аналогию с римской бонитарной собственностью, которая определялась как право "сильнее владения, но слабее собственности". На практике это привело к возникновению фигуры двойного владения.

Наиболее актуальной и острой проблемой, возникающей при изучении договора купли-продажи, которая и порождает коллизию незаконного владения, является вопрос о правовых последствиях продажи одной и той же вещи нескольким покупателям. Эта проблема, известная еще римскому праву, регламентируется современным законодательством с учетом его отношения к моменту перехода права собственности по договору и защите добросовестного приобретателя.

Наиболее подробно и детально этот вопрос рассмотрен С.Г. Шевцовым в статье "Правовые последствия продажи одной вещи нескольким покупателям" <*>.

<*> Арбитражная практика. 2002. N 10. С. 10 - 16.

Поскольку в силу ст. 223 ГК РФ момент возникновения права собственности может не совпадать с реальной передачей вещи, то, как правильно отмечает автор, в российском гражданском праве необходимо различать следующие случаи продажи одной вещи нескольким покупателям.

  1. Когда последовательно заключены договоры, право собственности по которым переходит в момент передачи вещи. Здесь возможны два варианта:

а) если вещь передана одному из покупателей;

б) если вещь еще не передана.

а) Согласно п. 1 ст. 223 ГК РФ по общему правилу право собственности у приобретателя движимой вещи по договору возникает с момента ее передачи. Поэтому в таком случае право собственности на движимую вещь принадлежит лицу, получившему вещь во владение, хотя бы он был и вторым покупателем.

Возможность совершения собственником продажи до утраты им владения и права собственности на вещь, несмотря на ранее возникшее обязательство о той же вещи, сегодня практически уже не вызывает сомнений <*>.

<*> См. по этому вопросу: Амбалова С.М. При продаже объекта недвижимости нескольким покупателям преимущество имеет тот, кому объект передан // Комментарий судебно-арбитражной практики. 2000. N 7. С. 42 - 45; Скловский К.И. Договор купли-продажи: вещный эффект // Российская юстиция. 1998. N 10. С. 15 - 17; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 2000. С. 381 - 387.

Во-первых, русское право, как и германское, не восприняло римского jus ad rem, по которому покупатель, хотя он еще и не стал собственником, все же имеет обязательственное право требования не только против продавца, но и против третьего лица, которое приобрело вещь с сознанием того, что она уже продана.

Во-вторых, в силу п. 2 ст. 209 ГК РФ право собственности может быть ограничено только законом или иным правовым актом <*>. Поэтому возникшее по поводу вещи обязательство само по себе не затрагивает право собственности, пока оно не передано в установленном порядке: "...продавец сохраняет право на проданную вещь до передачи и потому может снова продать ее и тем лишить покупщика приобретенного права, предоставляя ему только право требовать вознаграждения" <**>.

<*> Пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.
<**> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 183.

б) Если вещь еще не передана, то согласно ст. 398 ГК РФ преимущество требовать передачи вещи в собственность имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить - тот, кто раньше предъявил иск.

  1. Когда согласно первому договору право собственности переходит в момент передачи, а по второму договору перешло в момент заключения соглашения (уплаты цены, регистрации и т.п.), но при этом вещь никому не передана. Согласно буквальному выражению ст. 398 ГК РФ право требовать отобрания вещи от должника отпадает при наличии одновременно передачи третьему лицу и владения, и права собственности.

Первый покупатель не вправе требовать отобрания вещи от продавца только потому, что второму ставшему собственником покупателю вещь не передана. Ведь закон не дозволяет принуждать участников оборота присваивать чужое имущество. Спор может быть практически решен ссылкой на ст. 416 ГК РФ о прекращении обязательства юридической невозможностью исполнения (распорядиться чужой вещью путем ее передачи). С учетом этого, может быть, статью лучше сформулировать таким образом, чтобы право требовать передачи вещи отпадало, если вещь уже передана третьему лицу по правовому основанию или вещь уже принадлежит другому лицу.

  1. Когда продавец, сохранив за собой право собственности, повторно продает вещь и передает ее во владение одного из покупателей (условием договора может быть предусмотрено сохранение собственности за продавцом до оплаты товара, а что касается недвижимости, момент перехода права собственности императивно определен датой государственной регистрации). Здесь могут быть два случая:

а) когда вещь передана второму покупателю (но собственником остался продавец). Поскольку вещь находится во владении второго покупателя (хотя и не ставшего собственником), требовать передачи вещи от продавца на основании ст. 398 ГК РФ первый покупатель уже не вправе, так как обязательство прекращается невозможностью исполнения;

б) когда вещь передана первому покупателю (а право собственности либо осталось за продавцом, либо передано им последующему покупателю). Поскольку продавец остается собственником, он сохраняет право распорядиться имуществом, несмотря на утраченное владение.

Первый покупатель после поступления имущества во владение становится в силу ст. 305 ГК РФ титульным владельцем, ибо владеет на законном основании (договор купли-продажи). Не являясь собственником, он не может распорядиться полученным во владение товаром. Но как законному владельцу ему принадлежат права, предусмотренные ст. ст. 301 - 304 ГК РФ. В том числе он имеет право на защиту своего владения против собственника. Так что ни продавец, ни новый покупатель не вправе отобрать у него вещь.

Поэтому, заключив новый договор, собственник не сможет исполнить обязанность по передаче имущества второму покупателю, если не вернет себе вещь обратно. Таким образом, для хозяйственного оборота весьма серьезным является вопрос о возможности распоряжения правом собственности при утрате владения. Прежде чем приступить к исследованию проблемы действительности сделки по распоряжению собственником переданным одному из покупателей имуществом, необходимо рассмотреть вопрос о принципиальной возможности продать вещь (или распорядиться иным образом) без передачи владения.

Анализируя нормы ГК РФ (ст. ст. 223, 556), можно сделать вывод, что по общему правилу допускается продажа имущества, находящегося во владении третьих лиц <*>. Порядок передачи имущества покупателю от третьего лица на основе уступки требования к последнему предполагает, что покупатель рано или поздно сможет получить владение вещью. Это важно, поскольку в намерения сторон по договору купли-продажи, кроме передачи права собственности, входит и передача вещи во владение покупателя.

<*> Подробнее см.: Шевцов С.Г. Правовые последствия продажи одной вещи нескольким покупателям // Арбитражная практика. 2002. N 10. С. 10 - 16.

Продажа имущества, уже переданного одному из покупателей, создает ситуацию отсутствия у нового покупателя возможности когда-либо получить вещь в свое владение. В связи с этим и возникает вопрос о действительности такого распоряжения.

Эти обстоятельства прокомментированы в п. 14 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.02.98 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав". При разрешении споров, сопряженных с возникновением и прекращением права собственности на недвижимость, арбитражным судам надлежит исходить из того, что до государственной регистрации перехода права собственности покупатель по договору продажи недвижимости, исполненному сторонами, не вправе распоряжаться данным имуществом, поскольку право собственности на это имущество до момента государственной регистрации сохраняется за продавцом.

Следует иметь в виду, что после передачи недвижимого имущества покупателю, до государственной регистрации перехода права собственности продавец не вправе им распоряжаться, поскольку указанное имущество служит предметом исполненного продавцом обязательства, возникшего из договора продажи, а покупатель является его законным (титульным) владельцем. В случае заключения нового договора об отчуждении ранее переданного покупателю имущества продавец несет обязанность за его неисполнение <*>.

<*> Пункт 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10. С. 14 - 21.

В отечественном гражданском праве фактическая возможность исполнения договора как одно из условий его действительности, к сожалению, никогда нормативно не закреплялась. Это стало причиной бурных дискуссий ученых-правоведов, не прекращающихся уже более 100 лет <*>. Наиболее приемлемым решением указанной проблемы можно было бы считать введение в Кодекс нормы о ничтожности обязательства вследствие невозможности исполнения.

<*> Подробнее см.: Шевцов С.Г. Указ. статья.
  1. Если первый покупатель стал собственником, а вещь была затем продана бывшим собственником другому покупателю. В любом случае вторая продажа будет недействительной. Другие последствия могут быть разными в зависимости от того, кому из покупателей была осуществлена фактическая передача имущества. Следует исходить из того, что добросовестный приобретатель от неуправомоченного лица становится собственником только по приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ), но имеет защиту незаконного владения (ст. ст. 234, 302). Здесь возможны следующие варианты:

а) когда договоры, предусматривающие переход права собственности в момент соглашения, заключены последовательно (в разное время) и есть возможность установить, кто из контрагентов продавца заключил с ним договор раньше. При этом вещь либо осталась во владении продавца, либо передана первому покупателю.

В таком случае право собственности, бесспорно, принадлежит первому покупателю, так как он приобрел его еще в момент заключения договора; доказав свое старшинство, он имеет право по суду истребовать купленную вещь у продавца. Второй приобретатель имеет только иск о возврате уплаченной по ничтожной сделке суммы.

б) когда первый покупатель стал собственником (в момент заключения договора, регистрации права или иной предусмотренный законом или договором момент), а вещь осталась во владении продавца и была продана и передана другому покупателю. Последний уже получает защиту от иска собственника при наличии условий ст. 302 ГК.

Учитывая вышесказанное, некоторые законодательства берут на вооружение другой подход, уделяя в этой ситуации особое внимание защите добросовестного приобретателя. Например, согласно ст. 1454 Гражданского кодекса Квебека (закрепляющего систему соглашения) при передаче стороной одного и того же вещного права на одно и то же движимое имущество последовательно различным приобретателям вещное право переходит к тому добросовестному приобретателю, который первым законно вступил во владение этим имуществом, даже если титул данного приобретателя возник позже во времени.

Для разрешения вышеперечисленных проблем необходимо внести следующие изменения в действующее законодательство:

а) дополнить ст. 224 ГК РФ пунктами 4 и 5 следующего содержания:

"4. Если вещью временно владеет третье лицо (залогодержатель, арендатор, наниматель, ссудополучатель, хранитель и т.п.), то передача вещи может быть заменена соглашением, по которому собственник уступает приобретателю свое требование о передаче вещи".

"5. Право требовать передачи вещи отпадает, если вещь уже передана или принадлежит третьему лицу по правовому основанию";

б) Ввести в ГК РФ ст. 170.1 "Недействительность сделки, в основе которой лежит невозможность исполнения" следующего содержания: "Сделка, в основе которой лежит невозможность исполнения, ничтожна. Виновная сторона обязана возместить другой стороне причиненные ей убытки в двойном размере". Таким образом, в перечень условий, обеспечивающих действительность сделки, наравне с определенностью ее содержания вводится и реальность ее исполнения;

в) дополнить абз. 2 п. 1 ст. 17 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" следующей фразой: "...подписанный обеими сторонами акт приема-передачи имущества, удостоверяющий фактическую его передачу".

Другой не менее важной проблемой в рассматриваемой области является вопрос о гражданско-правовом режиме неправомерно отчужденной вещи, который в настоящее время остается в подвешенном состоянии. Это создает неопределенность не только в отношении субъекта права собственности, но и в существовании самого права собственности на спорную вещь.

Каковы права на нее добросовестного приобретателя? Каковы изменения в правах на нее собственника после отказа в иске? Продолжает ли эта вещь после отказа в иске вообще оставаться объектом чьего-либо права собственности, или она становится бесхозяйной вещью? Эти и ряд других вопросов остаются открытыми.

1-я проблема - проблема разъединения собственности.

Некоторое указание на решение обсуждаемого вопроса в том смысле, что добросовестный приобретатель получает право собственности, содержится в п. 25 Постановления Пленума ВАС от 25.02.98 N 8: в тех случаях, когда требуется государственная регистрация права собственности, решение суда об отказе в виндикационном иске по основаниям, предусмотренным ст. 302 ГК, "является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю". Но в этом Постановлении речь идет только о покупателе, а не о добросовестном приобретателе вообще, и только о тех случаях, когда требуется государственная регистрация.

В ГК РФ 1994 г. нет прямого ответа на вопрос о том, какое право на вещь возникает у добросовестного приобретателя и что происходит с правом собственника. Однако смысл так или иначе относящихся к интересующему нас вопросу норм Кодекса и их системное истолкование показывают, что Кодекс признает добросовестного приобретателя собственником, а предыдущего собственника - утратившим это право. В противном случае вещь пришлось бы признать бесхозяйной, хотя и находящейся во владении приобретателя (п. 1 ст. 225 ГК). Выявилось бы противоречие между ст. 302, признающей за приобретателем право на владение вещью, и п. 2 ст. 234, исключающим право защиты этого владения против собственника. Это противоречие создавало бы тупиковую ситуацию.

Если бы Кодекс не признавал добросовестного приобретателя собственником, его владение лишилось бы материально-правового обоснования и основывалось бы только на отказе в иске предыдущего собственника, т.е. только на юридическом факте процессуального права. А до заявления такого иска и до судебного решения или в случае, если иск вообще не будет заявлен, на чем бы основывалось владение, пользование и - главное - распоряжение приобретателя? Оказавшись беститульным, это владение могло бы быть защищаемо лишь в порядке п. 2 ст. 234 ГК, который не защищает его против основного претендента - собственника. Совершаемые таким владельцем сделки по отчуждению вещи переносили бы это странное "право", это не защищенное против собственника владение на следующего добросовестного приобретателя (на которого предыдущее решение суда об отказе в иске против первого добросовестного приобретателя уже не распространяется), продолжая эту юридическую неопределенность и возможность многократного повторения аналогичных споров.

Встает и другой, не менее важный вопрос: каковы бы тогда были значение и последствия совершенных приобретателем сделок, не связанных с отчуждением вещи, например сдачи ее в наем или предоставления в пользование по иному основанию? Каковы титул, юридическая природа, сила и осуществимость предусмотренных такими сделками прав и обязанностей?

Чем дольше будет продолжаться беститульное владение и неизбежно порождаемая им неопределенность в правах, тем длительнее будет период нахождения вещи вне оборота или, во всяком случае, затрудненности участия ее в обороте ввиду неуверенности контрагентов в ясности ситуации и в последствиях своих действий. Это не будет способствовать также спокойному и эффективному владению и пользованию таким имуществом со стороны самого беститульного владельца. Оборот как таковой и общество в целом заинтересованы свести периоды неопределенности, неясности ситуации, непредсказуемости последствий тех или иных действий к возможному минимуму.

Можно полагать, что отмеченный пробел в Кодексе (и все отрицательные последствия создаваемой пробелом неопределенности в правах) может быть легко устранен путем добавления соответствующего правила о приобретении права собственности в гл. 14 (дополнить п. 2 ст. 218 фразой: "Оно возникает у добросовестного приобретателя при наличии предусмотренных ст. 302 оснований для отклонения иска собственника") и правила об утрате права собственности в гл. 15 (дополнить п. 1 ст. 235 словами: "...в частности, когда имущество не может быть истребовано собственником по основаниям, предусмотренным ст. 302").

2-я проблема - вопрос о гражданско-правовом режиме неправомерно отчужденной вещи.

Однозначно он не решен, что порождает массу негативных последствий, главным из которых является фактическое выбытие вещи из гражданского оборота. Наилучшим решением, очевидно, является введение института государственной регистрации факта владения за ответчиком, если собственнику отказано в виндикационном иске. Заявление собственником виндикационного иска в этом случае будет иметь своей целью не только истребование имущества, но и перенесение всех обременений, вытекающих из владения имуществом, на ответчика, если истребовать имущество окажется невозможным.

Кроме того, необходимо внести некоторые изменения в ГК РФ, а именно:

Здесь необходимо сделать следующую оговорку: возможность приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя до истечения срока исковой давности должна быть ограничена только оборотом движимого имущества.

Библиография

  1. Амбалова С.М. При продаже объекта недвижимости нескольким покупателям преимущество имеет тот, кому объект передан // Комментарий судебно-арбитражной практики. 2000. N 7. С. 42 - 45.
  2. Анохин В. Недействительность сделок в практике арбитражного суда // Хозяйство и право. 2001. N 8. С. 87 - 99.
  3. Артемов В.В. Недействительность сделок и их последствия: некоторые аспекты // Юрист. 2002. N 6. С. 10 - 14.
  4. Будман Ш.И., Павлодский Е.А. Невозможность исполнения обязательств в современном гражданском праве // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М.: Городец, 2000. С. 223 - 235.
  5. Коновалов А.В. Владельческая защита в российском праве // Правоведение. 1998. N 4. С. 134 - 144.
  6. Ломидзе О., Ломидзе Э. Значение фактической передачи имущества собственника при его отчуждении и проблемы восстановления собственником своего владения // Хозяйство и право. 2002. N 1. С. 101 - 105.
  7. Ломидзе О., Ломидзе Э. Значение фактической передачи имущества собственника при его отчуждении и проблемы восстановления собственником своего владения // Хозяйство и право. 2002. N 2. С. 96 - 106.
  8. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е, стереотипное. М.: Статут, 2001. 354 с. (Классика российской цивилистики).
  9. Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М.: Городец, 2000. 384 с.
  10. Рахмилович В.А. О праве собственности на вещь, отчужденную неуправомоченным лицом добросовестному приобретателю (к вопросу о приобретении права от неуправомоченного отчуждателя) // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М.: Городец, 2000. С. 126 - 144.
  11. Скловский К.И. Договор купли-продажи: вещный эффект // Российская юстиция. 1998. N 10. С. 15 - 27.
  12. Скловский К.И. Защита владения, полученного по недействительной сделке // Хозяйство и право. 1998. N 12. С. 34 - 39.
  13. Скловский К.И. О правах владельца на плоды и доходы // Хозяйство и право. 1999. N 1. С. 48 - 53.
  14. Скловский К.И. Приобретение собственности от неуправомоченного отчуждателя // Право и экономика. 1999. N 6. С. 17 - 19.
  15. Скловский К.И. Некоторые последствия продажи чужого имущества // Хозяйство и право. 2000. N 9. С. 59 - 62.
  16. Скловский К.И. Отношения собственника с незаконным владельцем и приобретательная давность // Хозяйство и право. 2001. N 5. С. 116 - 120.
  17. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практическое пособие. 3-е изд. М.: Дело, 2002. 512 с.
  18. Усков О. Проблема приобретения собственности от неуправомоченного отчуждателя // Хозяйство и право. 2002. N 6. С. 65 - 70.
  19. Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве // Ученые записки Свердловского юридического института. Свердловск, 1945. Т. 1.
  20. Черепахин Б.Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя // Ученые записки Свердловского юридического института. Свердловск, 1945. Т. 2. С. 63 - 98.
  21. Шевцов С.Г. Правовые последствия продажи одной вещи нескольким покупателям // Арбитражная практика. 2002. N 10. С. 10 - 16.
  22. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. 356 с.
  23. Шраге Э. Несправедливое обогащение // Правоведение. 1997. N 3.