Мудрый Юрист

Новеллы в правовом регулировании отношений между предпринимательской корпорацией и ее органами управления (лицами, входящими в состав ее органов управления)

Фроловский Николай Геннадьевич, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета.

В статье автор исследует новые правила о правовом регулировании отношений между коммерческой корпорацией и лицами, входящими в состав ее органов управления, на стыке норм гражданского и трудового права, обосновывает собственное мнение относительно отраслевой принадлежности договора, которым могут быть оформлены указанные отношения.

Ключевые слова: Конституция Российской Федерации; представительство; вид договора; исполнительные органы; совет директоров.

The new regulation between commercial corporation and its organs (members of such organs)

N.G. Frolovskii

Frolovskii Nikolai Gennadyevich, PhD of Law, Assistant Professor, Assistant Professor of Civil and Business Law of Samara State University.

In this article the author researches new regulation between commercial corporation and its organs (members of such organs).

Key words: the Constitution of Russian Federation; the representative; kind of contract; executive organs; board of directors.

С 1 сентября 2014 г. вступили в силу изменения в ГК РФ, которые кардинальным образом изменили нормы о юридических лицах (гл. 4 ГК РФ) <1>. Изменения затронули весь спектр элементов, составляющих правовое положение юридического лица (от самого понятия до ликвидации).

<1> ФЗ от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2014. N 19. Ст. 2304.

В контексте заявленной тематики настоящего исследования, на первый взгляд, незначительные коррективы, с одной стороны, затронули юридическую сущность органа юридического лица, и, с другой, не сняли обсуждаемую в науке проблематику вида договора, который должен быть заключен с лицами, входящими в состав коллегиального и исполнительных органов предпринимательской (коммерческой) корпорации.

Прежде всего, согласно первому предложению п. 1 ст. 53 ГК РФ "юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие от его имени (пункт 1 статьи 182) в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами и учредительным документом". Незначительная новелла, выраженная в словах "от его имени (пункт 1 статьи 182)" кардинально изменила законодательный подход к сущности органа. Напомним, что п. 1 ст. 182 ГК РФ определяет понятие "представительство".

Таким образом, нормативно изменена сущность органа юридического лица с "его части" на "представителя организации".

После 1 сентября 2014 г. необходимо более внимательно вчитываться в законодательные формулировки, определяющие коллегиальные органы управления. Так, согласно п. 3 ст. 65.3 ГК РФ в корпорациях образуется единоличный исполнительный орган (директор, генеральный директор, председатель и т.п.), и в случаях, предусмотренных ГК РФ, другим законом или уставом корпорации, создается коллегиальный исполнительный орган (правление, дирекция и т.п.). При этом согласно п. 4 данной статьи ГК РФ наряду с указанными исполнительными органами в корпорации может быть образован в случаях, предусмотренных ГК РФ, другим законом или уставом корпорации, коллегиальный орган управления (наблюдательный или иной совет), контролирующий деятельность исполнительных органов корпорации и выполняющий иные функции, возложенные на него законом или уставом корпорации.

Таким образом, в корпорации одновременно могут быть образованы коллегиальный исполнительный орган управления и коллегиальный орган управления. При этом толкование правил п. 3 - 4 ст. 65.3 ГК РФ позволяет заключить, что в корпорации может быть образовано по одному такому органу, поскольку соответствующие нормативные формулировки используются в единственном числе.

Однако в других статьях "нового ГК РФ" содержится формула "коллегиальные органы юридического лица", исполненная во множественном числе. Соответственно такие нормативы необходимо применять как к коллегиальному исполнительному, так и к коллегиальному органу управления юридического лица (см., например, п. 3 ст. 53, ст. 53.1 ГК РФ об ответственности органов юридического лица).

Кроме того, ст. 53 ГК РФ дополнена новым п. 4 следующего содержания: "Отношения между юридическим лицом и лицами, входящими в состав его органов, регулируются настоящим Кодексом и принятыми в соответствии с ним законами о юридических лицах".

По нашему мнению, буквальное толкование данного правила должно вести к единственному выводу о победе цивилистической концепции правовой природы указанных отношений - они должны признаваться гражданско-правовыми, поскольку п. 4 ст. 53 ГК РФ предусматривает два источника регулирования таких отношений, и оба они являются регуляторами частного права: ГК РФ и законы о юридических лицах.

Усиливает данный вывод то, что "в первоначальном проекте ФЗ N 47538-6 предлагалось также установить, что в той части, в какой эти отношения не урегулированы указанным законодательством, к трудовым отношениям таких лиц применяется законодательство РФ о труде. Однако в окончательную редакцию законопроекта это положение не вошло" <2>.

<2> См.: Борисов А.Н. Комментарий к главе 4 части первой Гражданского кодекса РФ "Юридические лица" (постатейный) // СПС "КонсультантПлюс".

Между тем на практике встречаются и иные постулаты, в частности, о необходимости заключения трудового договора, к примеру, с единоличным исполнительным органом корпорации <3>.

<3> См.: Консультация эксперта N 60230, N 68629, N 70111 // СПС "КонсультантПлюс".

В судебной практике также нет единства в подходе к правовой квалификации указанных отношений. Так, по мнению, высказанному еще ВАС РФ, "деятельность совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества и отношения между советом директоров (наблюдательного совета) общества и самим обществом регулируются нормами гражданского законодательства. Эти отношения являются гражданско-правовыми..." <4>. Встречался на практике и такой вывод: "Между обществом и советом директоров отсутствуют трудовые и гражданско-правовые правоотношения, поскольку член совета директоров оказывает услугу не обществу как хозяйствующему субъекту, а его акционерам, интересы которых он представляет..." <5>.

<4> Пункт 2 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 14 марта 2006 г. N 106) // Вестник ВАС РФ. 2006. N 7.
<5> См.: Постановление ФАС Московского округа от 24 марта 2006 г., 13 марта 2006 г. N КА-А40/1553-06 по делу N А40-33187/05-121-287 // kad.arbitr.ru.

Таким образом, даже после внесения изменений в гл. 4 ГК РФ вопрос о правовой природе отношений между предпринимательской корпорацией и ее органами управления (лицами, входящими в состав данных органов) остается дискуссионным.

Между тем выбор в пользу того или иного характера таких отношений и их юридическое оформление влекут разные нормативные последствия, в частности по начислению и уплате взносов в ФСС. Как известно, в трудовых отношениях они уплачиваются безусловно, а в гражданско-правовых по общему правилу такие взносы начисляются и уплачиваются, если это предусмотрено договором гражданско-правового характера <6>.

<6> См., например: статьи 7 и 9 ФЗ от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ (в ред. от 29 декабря 2014 г.) "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" // СЗ РФ. 2009. N 30. Ст. 3738.

По нашему мнению, правы и "цивилисты", и "трудовики", поскольку субъекты изначально сами должны определиться с характером возникающих отношений.

Идея цивилистической концепции правовой природы рассматриваемых отношений описана автором ранее, в связи с чем далее представляется целесообразным (для системности изложения материала) указать обоснование в поддержку трудового характера таких связей.

Во-первых, согласно ч. 8 ст. 11 ТК РФ по общему правилу трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на членов советом директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор).

Во-вторых, правила гл. 43 ТК РФ содержат положения об особенностях регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации.

В-третьих, с 1 января 2014 г. ст. 15 ТК РФ дополнена ч. 2, содержащей запрет на заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем.

Как минимум три указанных нормативных аргумента говорят о том, что, к примеру с единоличным исполнительным органом (по терминологии ГК РФ) или руководителем организации (по терминологии ТК РФ) должен заключаться трудовой договор.

Между тем, несмотря на все "сказанное" автор считает, что право выбора отраслевой принадлежности соответствующих отношений должно оставаться за субъектами, которые, выбрав одну из отраслей права, в дальнейшем должны развивать, изменять и прекращать соответствующие отношения в соответствии с нормами этой отрасли.

Эта позиция основана на ч. 1 ст. 37 Конституции РФ и ее толковании, данном Конституционным Судом РФ в Определении от 19 мая 2009 г. N 597-О-О <7>: "В силу Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1). Свобода труда проявляется, в частности, в имеющейся у гражданина возможности свободно распорядиться своими способностями к труду, т.е. выбрать как род занятий, так и порядок оформления соответствующих отношений и определить, будет ли он осуществлять предпринимательскую деятельность, поступит на государственную службу, заключит трудовой договор либо предпочтет выполнять работы (оказывать услуги) на основании гражданско-правового договора. В случае избрания договорно-правовой формы он вправе по соглашению с лицом, предоставляющим работу, остановиться на той модели их взаимодействия, которая будет отвечать интересам их обоих, и определить, какой именно договор будет заключен - трудовой либо гражданско-правовой".

<7> СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. При этом права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55).

Таким образом по общему правилу у субъекта есть конституционное право выбора отраслевой договорной формы приложения своих способностей к труду, в основе которого лежит обоюдовыгодный интерес такого исполнителя и заказчика. И только в случае возникновения спора в связи с таким договором, в основном по поводу нарушения условий договора гражданско-правового характера, суд может переквалифицировать соответствующие отношения, установив признаки фактических отношений, возникших на основании спорного договора, исследовав условия данного договора и сопоставив их с юридическими свойствами трудовых или гражданско-правовых отношений, а также с признаками трудового договора и гражданско-правового договора выполнения работ (оказания услуг).

Однако с 1 января 2014 г. указанное право выбора было частично ограничено. В соответствии с ч. 2 ст. 15 ТК РФ (который, с конституционной точки зрения деления законов, относится к федеральным законам) заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

По нашему мнению, частичное ограничение проявляется в том, что норма-запрет действует только в системе "работник-работодатель", т.е. в трудовых отношениях. Соответственно, если названная система отсутствует, например на стадии трудоустройства, и лицо изъявляет желание заключить не трудовой, а гражданско-правовой договор, то юридические основания для запрета в выборе гражданско-правовой модели выполнения труда (работы) отсутствуют.

Кроме того, указанная запретительная норма ТК РФ введена ФЗ от 28 декабря 2013 г. N 421-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О специальной оценке условий труда" (далее - ФЗ N 421-ФЗ) <8> и содержится в ст. 12 ФЗ N 421-ФЗ.

<8> СЗ РФ. 2013. N 52 (ч. I). Ст. 6986.

Согласно ст. 15 ФЗ N 421-ФЗ его положения, за исключением п. 4 ст. 9 и ст. 11, вступают в силу с 1 июля 2014 г. При этом правила ст. 15 указанного Закона не устанавливают особенностей применения ч. 2 ст. 15 ТК РФ в редакции ФЗ N 421-ФЗ к правоотношениям, существовавшим до вступления в силу данной кодификационной нормы-запрета.

В этой связи применение ч. 2 ст. 15 ТК РФ в редакции ФЗ N 421-ФЗ должно быть подчинено правилам ст. 12 ТК РФ, определяющим действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, во времени. В силу ч. 3 - 4 ст. 12 ТК РФ закон или иной нормативный правовой акт, содержащий нормы трудового права, не имеет обратной силы и применяется к отношениям, возникшим после введения его в действие. Действие закона или иного нормативного правового акта, содержащего нормы трудового права, распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, лишь в случаях, прямо предусмотренных этим актом. Как показывает анализ ФЗ N 421-ФЗ, такие случаи в нем не предусмотрены.

На основании вышеизложенного, по мнению автора, можно сделать следующие выводы:

  1. Между предпринимательской корпорацией и ее органами управления (лицами, входящими в состав таких органов), кроме высших органов управления, могут возникать как гражданско-правовые, так и трудовые отношения на основании соответственно гражданско-правового или трудового договора.
  2. Субъекты должны изначально (на стадии возникновения правоотношения) самостоятельно, действуя своей волей и в своем интересе, выбрать отраслевую принадлежность данного правоотношения.
  3. После договорного оформления правоотношений стороны должны развивать, изменять и прекращать их в соответствии с нормами той отрасли права, к которой относится соответствующий договор.
  4. Гражданско-правовые договоры, заключенные между работником и работодателем, до 1 января 2014 г. должны исполняться до истечения согласованного в нем срока выполнения работ (оказания услуг), а в случае, если такой срок не согласован <9>, то до расторжения такого договора в соответствии с требованиями гл. 29 ГК РФ.
<9> Пункт 8 Обзора судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 г. N 165 // Вестник ВАС РФ. 2014. N 4).

Библиографический список

  1. Борисов А.Н. Комментарий к главе 4 части первой Гражданского кодекса РФ "Юридические лица" (постатейный) // СПС "КонсультантПлюс".