Мудрый Юрист

К вопросу о том, является ли имущественное право организации-должника на возмещение из бюджета суммы налогового вычета дебиторской задолженностью, на которую судебный пристав-исполнитель вправе обратить взыскание

Ильичев Петр Андреевич, кандидат юридических наук, адвокат Адвокатской палаты Московской области, преподаватель кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), председатель третейского суда при Московском областном отделении Ассоциации юристов России.

Настоящая статья посвящена вопросу о том, вправе ли судебный пристав-исполнитель в рамках возбужденного исполнительного производства в целях обеспечения прав и законных интересов взыскателя накладывать арест и обращать взыскание на дебиторскую задолженность, основанную на имущественном праве организации-должника к публично-правовому образованию по возмещению из бюджета суммы налогового вычета по налогу, который должник ранее уплачивал в бюджет. Данный вопрос имеет большую актуальность и вызывает противоречия в судебной практике. В статье дается подробный анализ обеих позиций по данному вопросу со ссылкой на судебную практику, выявляются пробелы правового регулирования, делаются выводы о необходимости совершенствования законодательства.

Ключевые слова: судебный пристав-исполнитель, налог, дебиторская задолженность, бюджет, исполнительное производство.

On the issue of the property right of the organization-debtor to compensation from budget of the amount of tax deduction by debt receivable which can be recovered by a court marshal

P.A. Il'ichev

Il'ichev Petr A., teacher, Chair of Civil Law, Kutafin Moscow State Law University (MSAL), Chairman, the Arbitration Court attached to the Moscow Regional Department of the Association of Lawyers of Russia, advokat, the Advokat's Chamber of the Moscow region, candidate of juridical sciences.

The present article is devoted to the question whether a bailiff, within the framework of instituted enforcement proceedings, in order of ensuring the rights and legitimate interests of a claimant to impose an arrest and to foreclose debtor indebtedness, based on the property right of an organization-debtor. This right refers to the official government organization of reimbursement from the budget of the amount of the tax deduction relating to the tax which was paid by the debtor to the budget before. This issue has great relevance and causes contradictions in the judicial practice. The article gives a detailed analysis of both positions on this issue with reference to judicial practice, gaps of legal regulation, and conclusions are made, in order of the need to improve legislation.

Key words: bailiff, tax, debtor indebtedness, budget, enforcement proceedings.

В правоприменительной практике является противоречивым и вызывает большое количество споров вопрос о том, вправе ли судебный пристав-исполнитель в рамках возбужденного исполнительного производства накладывать арест и обращать взыскание на дебиторскую задолженность, основанную на имущественном праве должника к бюджету по возмещению суммы налогового вычета по налогу, который должник ранее уплачивал в бюджет. В настоящей статье автор ставит перед собою задачу, основываясь на нормах действующего законодательства РФ, проанализировать спорные правоотношения и сделать соответствующие выводы.

Достаточно распространенными являются ситуации, когда организация-должник в рамках возбужденного исполнительного производства не имеет имущества, включая имущественные права к третьим лицам, вытекающие из гражданских правоотношений, в связи с чем судебный пристав-исполнитель не имеет возможности исполнить решение суда. Однако при этом у такой организации имеется право заявить в налоговом органе налоговый вычет по налогу (как правило, по налогу на добавленную стоимость), который организация-должник ранее уплачивала в бюджет. Возникает вопрос, вправе ли в приведенной ситуации судебный пристав-исполнитель расценить имущественное право организации-должника к бюджету по получению имущественного вычета по налогу, который организация ранее уплатила в бюджет, дебиторской задолженностью, на которую в соответствии с положениями Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве (далее - Закон об исполнительном производстве) может быть обращено взыскание, и, установив, что денежные средства, предназначенные для возврата соответствующего налога, находятся на лицевом счете организации-должника, направить соответствующее требование в адрес налогового органа, в котором обязать налоговый орган направить в адрес территориального органа Федерального казначейства РФ поручение о перечислении денежных средств, которые находятся на лицевом счете организации-должника и предназначены для осуществления в адрес организации-должника налогового вычета по налогу. Вопрос о правомерности указанных действий судебного пристава-исполнителя не находит в судебной практике однозначного решения.

Существует позиция, согласно которой указанные действия судебного пристава-исполнителя являются правомерными по следующим основаниям. Статьей 75 Закона об исполнительном производстве предусмотрена возможность в рамках исполнительного производства обратить взыскание на принадлежащие должнику имущественные права, в том числе права требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором, в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг по найму, аренде и других. Соответствующие полномочия по запрету на совершение должником и дебитором любых действий, приводящих к изменению либо прекращению правоотношений, на основании которых возникла дебиторская задолженность, а также на уступку права требования третьим лицам предоставлены судебному приставу-исполнителю ст. 83 Закона об исполнительном производстве. При этом ст. 75 Закона об исполнительном производстве не содержит исчерпывающего перечня прав требования, в отношении которых может возникать дебиторская задолженность, а приводит лишь частные случаи данных прав (о чем свидетельствуют формулировки законодателя "в том числе", а также "и другим"), из чего можно сделать вывод, что данная норма предоставляет право судебному приставу-исполнителю обращать взыскание на любые права требования организации-должника к третьим лицам, не исполнившим денежные обязательства, включая право требования к публично-правовому образованию сумм налогового вычета по налогу.

Рассматриваемые постановления судебного пристава-исполнителя служат только целям по обеспечению сохранности имущественных прав и возможного принудительного взыскания в рамках исполнительного производства; все доводы о невозможности применения норм гражданского законодательства к спорным правоотношениям со ссылкой на п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса РФ не основаны на законе, поскольку из содержания ст. 2 Гражданского кодекса РФ, определяющей предмет гражданско-правового регулирования, следует, что отношения по принудительному исполнению судебных решений, которые закреплены в нормах Закона об исполнительном производстве, не являются гражданско-правовыми и не входят в систему норм гражданского законодательства. Более того, данные доводы по своему правовому смыслу являются беспредметными, поскольку касаются вопроса непосредственного взыскания соответствующих денежных средств в пользу должника.

Факт того, что право требования организации-должника вытекает не из гражданских, а из налоговых правоотношений, сам по себе не может служить обстоятельством, исключающим отнесение права требования к дебиторской задолженности, поскольку закон не содержит указания на то, что дебиторская задолженность не может вытекать из налоговых правоотношений. Кроме того, сумма излишне уплаченного налога может быть отнесена к налоговому обязательству после принятия решения в порядке ст. 78 Налогового кодекса РФ о зачете. При этом данной нормой предусмотрены права налогоплательщика на возврат излишне уплаченного налога, что свидетельствует о том, что данная сумма расценивается как принадлежащее налогоплательщику имущество. Таким образом, действующим законодательством предусмотрена обязанность должника учитывать у него переплату по налогам и сборам в бюджет как его дебиторскую задолженность, в связи с чем судебный пристав-исполнитель вправе обратить взыскание на соответствующую задолженность.

Изложенные выводы, обосновывающие правомерность рассматриваемых действий судебного пристава-исполнителя, подтверждаются многочисленной судебной практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов, рассмотренной по аналогичным делам, и отражены, в частности, в следующих вступивших в законную силу судебных актах: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2009 N 09АП-25268/2009-АК по делу N А40-128846/09-139-929; Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 12.11.2010 N 07АП-9064/10 по делу N А03-8751/2010; Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19.06.2012 по делу N 33-11462; решение Раменского городского суда Московской области от 30.03.2012 по делу N 2-880/12.

В судебной практике распространена также другая аргументация, которая поддерживает позицию неправомерности указанных действий судебного пристава- исполнителя, которая сводится к следующему.

Понятие "дебиторская задолженность" законодательно не установлено, однако общепринято понимать под дебиторской задолженность юридическому лицу со стороны различных юридических и физических лиц, возникшую в ходе хозяйственной деятельности и представляющую собой долг по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг. Следовательно, дебиторская задолженность возникает при осуществлении хозяйственной деятельности юридическим лицом любой организационно-правовой формы, поскольку она представляет собой право требования кредитора к должнику по неисполненным им обязательствам по оплате поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг. Налог, излишне уплаченный в бюджет либо подлежащий возмещению организации из бюджета, является не дебиторской задолженностью, а является налогом, возврат которого производится в порядке, установленном налоговым законодательством.

Согласно ст. 21, 32 НК РФ налогоплательщики имеют право на своевременный возврат (зачет) сумм излишне уплаченных налогов, а налоговый орган обязан осуществлять возврат (зачет) излишне уплаченных сумм налогов в порядке, предусмотренном ст. 78 НК РФ. Согласно п. 1 ст. 78 НК РФ сумма излишне уплаченного налога подлежит возврату по письменному заявлению налогоплательщика в течение одного месяца со дня получения налоговым органом такого заявления. Для налога на добавленную стоимость существует особый порядок возмещения (возврата), предусмотренный ст. 176 НК РФ.

Анализ норм налогового законодательства РФ позволяет сделать вывод о том, что самостоятельность исполнения налогоплательщиком обязанности по уплате налога предполагает уплату налога за счет собственных средств и в дальнейшем при наличии к тому оснований своевременный возврат или зачет излишне уплаченной суммы налога только данному налогоплательщику. Возможность передачи права на возврат из бюджета излишне уплаченных налогов другим лицам, не являющимся участниками налоговых правоотношений и по отношению к которым у налогового органа отсутствуют какие-либо обязательства, законодательством РФ о налогах и сборах не предусмотрена. Аналогичные выводы находят свое отражение в судебной арбитражной практике (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 04.08.2009 N А06-2590/08, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.06.2006 по делу N А19-27305/04-52).

Кроме того, изложенные выше доводы о толковании положений ст. 75 Закона об исполнительном производстве не являются бесспорными и имеют также иное толкование в судебной практике. Так, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 24.09.2010 по делу N А56-27283/2010 отмечает, что в ст. 68, 75 Закона об исполнительном производстве поименованы те имущественные права, на которые может быть обращено взыскание и применены меры принудительного исполнения. Перечень имущественных прав является закрытым и расширению не подлежит. Право получения налоговых вычетов из бюджета в числе этих прав не указано, следовательно, к нему не могут быть применены меры принудительного исполнения в виде обращения взыскания как на имущественное право. Порядок предоставления вычета не регулируется нормами гражданского законодательства. В силу п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Порядок возмещения налога, его возврата или зачета регулируется нормами Налогового кодекса Российской Федерации и представляет собой расчеты налогоплательщика с бюджетом при исполнении законно установленных налоговых обязанностей. Возникшие между налогоплательщиком и бюджетом имущественные отношения по возмещению НДС не являются дебиторской задолженностью, и ст. 76 Закона об исполнительном производстве в данном случае неприменима.

Дополнительным аргументом, подтверждающим неправомерность действий судебного пристава-исполнителя, выступает то обстоятельства, что в результате исполнения принятого им постановления будут изъяты денежные средства из бюджета. В соответствии с п. 2 ст. 1 Закона об исполнительном производстве условия и порядок исполнения судебных актов по передаче гражданам и организациям денежных средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации устанавливаются бюджетным законодательством РФ. Согласно п. 2 ст. 239 Бюджетного кодекса РФ обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации Федеральной службой судебных приставов не производится. Следовательно, на основании постановления судебного пристава-исполнителя взыскание денежных средств, зачисленных в бюджетную систему, производиться не может. При этом Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 10.02.2009 N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" отмечает, что судам надлежит выяснять, имеет ли орган (лицо) соответствующие полномочия на принятие решения или совершение действия.

Таким образом, действующее законодательство, а также практика его применения не содержит однозначного ответа, вправе ли судебный пристав-исполнитель совершать рассматриваемые действия.

По нашему мнению, позиция о правомерности действий судебного пристава-исполнителя заслуживает большего одобрения. Если право требования организации-должника к бюджету подтверждено в установленном законом порядке, у взыскателя должна быть правовая возможность получить данные денежные средства с помощью Федеральной службы судебных приставов в рамках возбужденного исполнительного производства, а у судебного пристава - соответствующие полномочия для принудительной реализации этого права. Это обусловливается тем обстоятельством, что действия судебного пристава-исполнителя служат исключительно целям исполнения исполнительного документа и не причиняют ущерба государству, поскольку денежные средства, подлежащие возмещению организации-должнику в качестве налогового вычета, хотя и формально находится в бюджете, но обременены имущественном правом требования организации-должника к публично-правовому образованию, в связи с чем права и законные интересы Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований нарушены не будут. Следовательно, данные денежные средства должны расцениваться как принадлежащее налогоплательщику имущество, поскольку согласно общепринятой в правовой науке точке зрения в понятие "имущество" включаются в том числе имущественные права.

На сегодняшний день существует проблема несовершенства правового регулирования рассматриваемого вопроса, что и приводит к противоречивому характеру судебной практики. Главный вопрос сводится к наличию пробелов в действующем законодательстве Российской Федерации, которые не позволяют однозначно разрешить вопрос, вправе ли судебный пристав-исполнитель в рамках возбужденного исполнительного производства по заявлению взыскателя либо по собственной инициативе обратить взыскание на денежные средства должника, которые у него как у налогоплательщика находятся на лицевом счете и предназначены для осуществления в его адрес налогового вычета по налогу, и своим постановлением через налоговые органы изъять данные денежные средства из бюджета с целью последующей их передачи взыскателю. Разрешение данного вопроса целиком и полностью зависит от подхода к правовой природе данных денежных средств и кто является их правообладателем: налогоплательщик или публично-правовое образование.

С нашей точки зрения, законодателю следует проработать данные вопросы путем внесения соответствующих изменений в Налоговый кодекс РФ, Бюджетный кодекс РФ, Закон об исполнительном производстве, а также принятые в соответствии с ними нормативно-правовые акты. Необходимо особо обратить внимание на способ, которым судебный пристав будет производить изъятие данных денежных средств из бюджета: если руководствоваться положениями п. 8 ст. 176 НК РФ, в соответствии с которым поручение на возврат суммы налога, оформленное на основании решения о возврате, подлежит направлению налоговым органом в территориальный орган Федерального казначейства, судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление о возложении обязанности на налоговый орган по месту нахождения организации-должника направить в адрес территориального органа Федерального казначейства РФ поручение о перечислении денежных средств, которые находятся на лицевом счете организации-должника и предназначены для осуществления в адрес организации должника налогового вычета по соответствующему налогу. Вместе с тем в настоящее время обмен документами, необходимыми для перечисления денежных средств, находящихся в бюджетной системе РФ, в рамках возврата излишне уплаченных налогов осуществляется между налоговыми органами и органами Федерального казначейства в электронном виде, порядок которого регламентирован Приказом Федеральной налоговой службы от 25.12.2008 N ММ-3-1/683@. Формирование в информационном ресурсе поручения на перечисление денежных средств из бюджета на какие-либо иные счета, кроме счета налогоплательщика, нарушает положения данного Приказа и является в системе электронного документооборота между органами ФНС России и органами Федерального казначейства технически невозможным. Данная проблема, с нашей точки зрения, требует соответствующего законодательного решения.

Обозначенные пробелы правового регулирования рассматриваемого вопроса нередко приводят к невозможности исполнения судебным приставом-исполнителем вступившего в законную силу судебного решения, поскольку иные меры принудительного исполнения, предусмотренные Законом об исполнительном производстве, оказываются неэффективными.

Разрешение данного вопроса способствует обеспечению прав добросовестных взыскателей и обеспечит выполнение важнейшей задачи исполнительного производства, закрепленной в ст. 2 Закона об исполнительном производстве, - своевременного исполнения судебных актов.