Мудрый Юрист

К вопросу об основаниях для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу, предусмотренных ГПК РФ

Алиев Т.Т., кандидат юридических наук, доцент Саратовского государственного социально-экономического университета.

Афанасьев С.Ф., кандидат юридических наук, доцент Саратовской государственной академии права.

Роль пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу, нельзя в полной мере раскрыть, если не обратиться к основаниям этого пересмотра. Они существенно отличаются от оснований проверки законности и обоснованности судебных актов в порядке апелляционного, кассационного и надзорного производства. Именно они главным образом образуют те специфические особенности, которые придают своеобразие этой стадии судопроизводства. Это касается института рассмотрения дел по вновь открывшимся обстоятельствам не только в гражданском, но и в арбитражном судопроизводстве, относящегося, по сути, к разновидности гражданского процесса. Поэтому критические суждения, высказанные по поводу совершенствования процессуальной регламентации института рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам, существующего в ГПК РФ, полагаем, вполне применимы и к нормам гл. 37 АПК РФ "Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам".

Прежде чем определить сущность предусмотренных ст. 392 ГПК РФ и ст. 311 АПК РФ вновь открывшихся обстоятельств как специфических оснований пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, необходимо дать их понятие. К сожалению, в ГПК РФ и в АПК РФ, а также в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов" дефиниция вновь открывшегося обстоятельства отсутствует, не указываются его родовые признаки, просто перечисляются традиционные группы данных обстоятельств.

Такое положение вызвало в юридической литературе различное толкование вновь открывшихся обстоятельств. По мнению одних авторов, вновь открывшиеся обстоятельства - это факты объективной действительности, оставшиеся неизвестными суду и заявителю при рассмотрении дела, имеющие существенное значение для его правильного разрешения, достоверно установленные особым способом и указывающие на неправосудность судебных актов, вступивших в законную силу <*>.

<*> См.: Резуненко А.Н. Пересмотр судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам как стадия гражданского процесса: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 13 - 14.

Другие полагают, что вновь открывшееся обстоятельство слагается из трех составляющих, а именно:

  1. юридический факт должен существовать в момент рассмотрения дела;
  2. юридический факт должен иметь юридическое значение для данного дела, то есть влечь возникновение, изменение или прекращение правоотношения;
  3. юридический факт не должен был и не мог быть известным во время рассмотрения дела ни лицу, заявившему об этом впоследствии, ни суду, рассматривающему дело. Если бы вновь открывшееся обстоятельство было известно суду при вынесении решения или определения, то оно обязательно бы повлияло на окончательные выводы суда <*>.
<*> См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.А. Викут. М., 2003. С. 694 - 697 (автор комментария к гл. 42 Савельева Т.А.).

Между тем в этих определениях понятия вновь открывшихся обстоятельств имеются недостатки. Нетрудно заметить, что во всех приведенных дефинициях отсутствует указание на то, что данные обстоятельства являются органической частью предмета доказывания по гражданскому делу и устанавливаются, как и другие обстоятельства, входящие в предмет доказывания по гражданскому делу, строго определенным процессуальным способом.

Кроме того, содержащаяся в первом определении, как, впрочем, в п. 1 ст. 392 ГПК РФ и п. 1 ст. 311 АПК РФ, формула "существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю" нуждается в уточнении, ибо в ней выражена презумпция добросовестности судей, постановивших решение или определение, которое затем оказалось неправосудным в силу вновь открывшихся обстоятельств. По нашему мнению, более точной является формулировка, выраженная в уголовно-процессуальном законодательстве, а именно в п. 1 ч. 2 ст. 413 УПК РФ. Она дает достаточно четкий критерий для определения вновь открывшихся обстоятельств, указывая: вновь открывшиеся обстоятельства - те, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были известны суду. Остается в стороне вопрос о том, мог ли суд в ходе рассмотрения дела получить сведения об этих обстоятельствах. Вследствие этого нет необходимости выяснять, существовала ли у суда реальная возможность установить указанные обстоятельства. Достаточно прийти к выводу, что сведения о них отсутствуют в материалах дела.

С учетом изложенного полагаем, что вновь открывшиеся обстоятельства - это юридические факты действительности, являющиеся органической частью предмета доказывания по гражданскому делу, имеющие существенное юридическое значение для его правильного разрешения, оставшиеся по объективным причинам неизвестными суду и заявителю при рассмотрении дела.

В юридической литературе является общепризнанным мнение, что основания рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам, названные в п. п. 1 - 4 ст. 392 ГПК РФ, расширительному толкованию не подлежат. Между тем это мнение нуждается в уточнении.

Расширительному толкованию не подлежат, на наш взгляд, не сами факты (которые невозможно перечислить, а допустимо лишь классифицировать), а те признаки, которыми должны обладать эти факты, чтобы стать основаниями рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Признаки, присущие фактам и делающие их вновь открывшимися обстоятельствами, должны, как нам представляется, включать в себя:

  1. существенность фактов для дела;
  2. наличие их в объективной действительности до постановления судебного акта;
  3. неизвестность этих фактов заявителю по причинам, от него независящим;
  4. неизвестность их суду при постановлении акта правосудия по причинам, также от него независящим;
  5. невозможность их учета во время производства по делу и постановления судебного акта в связи с неизвестностью о них суду и заявителю;
  6. обнаружение этих фактов заявителем лишь после вступления судебного акта в законную силу <*>.
<*> См.: Резуненко А.Н. Пересмотр судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам как стадия гражданского процесса: Дис... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 37 - 41.

При наличии этих признаков любые интересующие суд факты объективной действительности могут быть вновь открывшимися обстоятельствами, дающими право на пересмотр и отмену судебного акта в порядке главы 42 ГПК РФ.

Рассмотрим каждый из приведенных признаков, по которым высказаны спорные суждения в юридической литературе.

По мнению К.С. Юдельсона, существенными для дела могут быть лишь юридические факты материально-правового характера <*>.

<*> См.: Советское гражданское процессуальное право / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1965. С. 333.

Некоторые процессуалисты усматривают признак существенности вновь открывшихся обстоятельств в том, что открытие этих обстоятельств опровергает истинность первоначального решения по делу (истинность фактов, положенных в основание вынесенного постановления) <*>, либо в том, что открытие данных фактов обусловливает незаконность, необоснованность вынесенного решения <**>.

<*> См.: Морозова Л.С. Пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам. М., 1959. С. 27.
<**> См.: Зайцев И.М. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений, постановлений, вступивших в законную силу // Советская юстиция. 1967. N 18. С. 22.

Вместе с тем общим в обозначенных точках зрения является то, что существенность вновь открывшихся обстоятельств понимается как некое свойство этих обстоятельств, которое с неизбежностью приводит к неправильности вступившего в законную силу судебного акта, что представляется несколько ошибочным. При отмене решения по вновь открывшимся обстоятельствам нельзя говорить о неизбежной его неправильности. Вывод о неправильности состоявшегося решения можно сделать лишь впоследствии при сравнении нового решения с первоначальным. Пересмотр и отмена решения по вновь открывшимся обстоятельствам не предрешают необходимость вынесения нового решения, противоположного первоначальному <*>.

<*> На это указывалось еще в дореволюционной литературе при комментировании и изложении содержания Устава гражданского судопроизводства, например в работах И.Е. Энгельмана и К.П. Эмирлова.

Требование о том, чтобы вновь открывшиеся обстоятельства были в наличии в объективной действительности во время постановления судебного акта, хотя и не предусмотрено прямо в тексте ст. 392 ГПК РФ, но оно, очевидно, проистекает из ее содержания и буквального толкования ее названия. Поскольку если считать возможным разрешение дела в исследуемом порядке в связи с обстоятельствами, еще не существовавшими в действительности в период производства по делу и вынесения судебного акта, то это будет уже другой по своей сути институт изменившихся или новых (вновь возникших) обстоятельств, которые, безусловно, не тождественны вновь открывшимся. К сожалению, это иногда не учитывается на практике, и нередко вновь открывшиеся обстоятельства смешиваются с изменившимися или вновь возникшими обстоятельствами после рассмотрения дела и вступления акта правосудия в законную силу. По общему правилу не могут служить основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам факты, появившиеся после вынесения решения, а также новые доказательства. В первом случае такие обстоятельства будут являться основанием для предъявления нового иска, а во втором - для пересмотра в порядке надзора <*>. Изменившиеся обстоятельства имеют принципиально другое юридическое значение и влекут совсем иные последствия. Так, при изменении или возникновении новых обстоятельств, входящих в состав основания иска, может быть предъявлен новый иск, то есть иск по иным основаниям.

<*> См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.А. Викут. М., 2003. С. 695 (автор комментария к гл. 42 Савельева Т.А.).

Однако если в гражданской процессуальной литературе названный признак не вызывает сомнений применительно к первым трем группам обстоятельств, предусмотренных ст. 392 ГПК РФ, то в отношении четвертой группы он является далеко не бесспорным.

В частности, на диспуте ленинградских юристов, который проводился еще в 1952 г., некоторые ученые указывали, что отмена преюдициального акта правосудия или постановления иного органа не будет вновь открывшимся обстоятельством, если это и происходит после вступления решения в законную силу <*>.

<*> См.: Социалистическая законность. 1952. N 8. С. 54 - 56.

Морозова Л.С. также считает, что этот признак неприменим к обстоятельствам, предусмотренным данной группой, что они по существу даже не являются вновь открывшимися, так как здесь имеет место своеобразное "изменение" обстоятельств, ибо они возникают уже после вынесения решения и вступления его в законную силу <*>.

<*> См.: Морозова Л.С. Пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам. М., 1959. С. 48.

Другой позиции придерживался И.М. Зайцев, считавший, что признак наличия в объективной действительности присущ и этой группе вновь открывшихся обстоятельств. При этом он указывал, что основанием рассмотрения в этом случае является не отмена преюдициального акта сама по себе, а "открывшаяся неправильность, существовавшая в то время, когда суд основывал свои доводы на этом акте" <*>.

<*> См.: Зайцев И.М. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений, постановлений, вступивших в законную силу // Советская юстиция. 1967. N 18. С. 23.

Следует согласиться с мнением И.М. Зайцева в том, что и данная группа оснований вновь открывшихся обстоятельств, как и любая другая, должна объективно существовать в момент постановления пересматриваемого решения. Однако вряд ли можно согласиться с его утверждением, что якобы открывшаяся ранее существовавшая неправильность отмененного преюдициального акта является основанием к пересмотру. Это есть лишь повод к его отмене. Мы полагаем, что вновь открывшимися обстоятельствами как основаниями пересмотра решений в этом случае будут истинные обстоятельства, существенные для дела и неизвестные ранее суду в связи с неправильностью их установления преюдициальным актом, которым был связан суд. Эти обстоятельства существовали в объективной действительности в период постановления соответствующего акта (судебного решения), хотя и открылись после отмены преюдициального для него акта и подтверждения их новым актом, вынесенным взамен отмененного преюдициального.

Следующий признак вновь открывшихся обстоятельств - это неизвестность их существования ранее заявителю по причинам, от него независящим.

Нужно признать вполне обоснованной высказанную в литературе точку зрения о том, что слова "не мог знать" нельзя понимать в смысле физической невозможности для заявителя "знать об этих фактах" <*>. Речь идет о том, что заявитель не обязан, не должен был знать об этом существенном для дела обстоятельстве. Но если заявитель знал о существовании факта или должен был знать о его существовании, то по смыслу закона он не имеет права затем ссылаться на это обстоятельство как на вновь открывшееся. Равным образом заявитель не имеет права ссылаться на факт и в случае, когда он знал об этом факте, но не понимал его значения.

<*> См.: Антимонов Б., Герзон С. Обжалование и пересмотр решений по гражданским делам. М., 1953. С. 92.

Признак вновь открывшихся обстоятельств - неизвестность их ранее суду по причинам, от него независящим, - хотя и не указан в законе, но он вытекает из самой сущности института рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам, из отличий его от смежного института - пересмотра решений в порядке надзора.

Признак неизвестности суду присущ всем группам вновь открывшихся обстоятельств, в том числе и такому виду вновь открывшихся обстоятельств, как "преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда". Кроме того, этот признак имеет свою сугубо практическую реализацию. В связи с чем его целесообразно прямо предусмотреть в ст. 392 ГПК РФ. Например, заявитель К. обратился в Октябрьский районный суд г. Саратова с заявлением об отмене решения суда о признании недееспособной Ф. по вновь открывшимся обстоятельствам.

В судебном заседании К. поддержал свое заявление и пояснил, что решением Октябрьского районного суда г. Саратова его жена Ф. признана недееспособной, постановлением Администрации Октябрьского района г. Саратова он назначен ее опекуном.

Основанием для принятия такого решения послужил акт амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 20 апреля 2001 года, в соответствии с которым установлено, что Ф. страдает психическим заболеванием - сенильной деменцией. Однако, согласно заключению комиссии Независимой психиатрической ассоциации России, сравнение психического состояния Ф. при освидетельствовании с состоянием, описанном в акте от 20 апреля 2001 года, показывает значительное улучшение, что ставит под сомнение выставленный Ф. ранее диагноз "сенильной деменции".

По мнению заявителя, данное обстоятельство является существенным, не известным ни суду, ни ему самому на момент рассмотрения дела. Диагноз Ф. "сенильная деменция" опровергается еще и тем, что на настоящий момент его супруга выздоровела, сама себя обслуживает, выполняет все работы по дому, отдает отчет своим действиям, руководит ими, поэтому просит решение суда отменить. Ф. поддержала заявление.

Представитель органа опеки и попечительства Н., пояснив, что на момент комиссионного обследования, 20 апреля 2001 года, Ф. действительно являлась недееспособной, так как не могла руководить своими действиями и отдавать им отчет. Однако в настоящий момент состояние ее здоровья говорит за то, что диагноз "сенильная деменция" ей поставлен ошибочно, скорее всего, имели место изменения сосудистого характера, то есть "сосудистая деменция".

Заключение: "Предположительный диагноз: органическое заболевание головного мозга сосудистого генеза с интеллектуально-мнестическим снижением. Для определения степени выраженности имеющегося снижения и решения вопроса о дееспособности Ф. необходимо проведение судебно-психиатрической экспертизы".

Приведенные обстоятельства являются существенными для дела и не были известны на момент рассмотрения дела как суду, так заявителю, что является основанием для отмены решения суда о признании недееспособной Ф. по вновь открывшимся обстоятельствам в силу п. 1 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ, поэтому, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ, решение Октябрьского районного суда о признании недееспособной Ф. и установлении над ней опеки было отменено <*>.

<*> См.: Архив Октябрьского районного суда г. Саратова. Дело N 2/366-03.

Такой признак вновь открывшихся обстоятельств, как невозможность их учета судом во время первоначального производства по делу, по причинам, от суда и заявителя независящим, вытекает из двух предыдущих. Но этот признак имеет и самостоятельное значение, поскольку он определяется источниками происхождения этих фактов. Дело в том, что неизвестность ранее суду и заявителю вновь открывшихся обстоятельств и как следствие этого непредставление сведений о них должны быть результатом действия одной из следующих причин:

а) отсутствия вообще сведений об этих фактах у суда, сторон и других лиц, принимавших участие в деле, но при имевшейся у суда возможности сделать внешне вполне соответствующий логике вывод по рассматриваемым и отраженным в решении вопросам;

б) умышленной фальсификации доказательств или перевода;

в) преступных деяний лиц, участвовавших в деле, или судей;

г) неправильности преюдициальных судебных актов или актов государственных органов или органов местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения или определения суда.

Сказанное важно иметь в виду уже потому, что неизвестность фактов суду и заявителю, а также невозможность представления их во время первоначального производства по делу могут быть обусловлены и иными причинами (например, нарушениями судопроизводства), что не придает этим фактам специфического качества вновь открывшихся обстоятельств и дает лишь право ставить вопрос о рассмотрении дела в порядке надзора.

Последний признак вновь открывшихся обстоятельств более правильно назвать условием, при котором факты, обладающие вышеуказанными пятью признаками, становятся способными быть основаниями для рассмотрения дел в порядке ст. 392 ГПК РФ. Этот признак непосредственно указан в законе. Речь идет о том, что эти факты приобретают значение оснований рассмотрения дела в названном порядке лишь тогда, когда они оказались обнаруженными после вступления судебного акта в законную силу. Если же эти факты стали известными заявителю до вступления судебного акта в законную силу, то они будут основаниями только для апелляционного или кассационного обжалования вынесенного по делу акта.