Мудрый Юрист

Ответственность по договору доверительного управления имуществом

Маркина И.В., Рязанский государственный педагогический университет имени С.А. Есенина.

В обязательстве по доверительному управлению имуществом различают два вида ответственности. Первый вид носит договорный характер и касается ответственности сторон договора друг перед другом. Второй вид имеет отношение к ответственности сторон перед третьими лицами.

В первом виде ответственности выделяется ответственность доверительного управляющего, предусмотренная п. 1 ст. 1022 ГК РФ. Указанная норма предусматривает, что доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении имуществом должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную за время доверительного управления имуществом выгоду, а учредителю управления - ущерб, причиненный утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду (абз. 1 п. 1 ст. 1022 ГК). Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления (абз. 2 п. 1 ст. 1022 ГК).

Вопросы ответственности управляющего - наиболее слабое звено главы 53 ГК РФ. Слов о ней сказано много (гораздо больше, чем по другим статьям), но новые положения вряд ли хоть в чем-нибудь помогут разрешению существующих проблем.

Управляющий, как профессиональный предприниматель, должен нести повышенную ответственность за убытки, основанную на началах риска (ст. 401 ГК). Он отвечает как за виновно причиненные, так и за случайно возникшие убытки и может освободиться от ответственности, только доказав, что убытки - следствие действия непреодолимой силы либо действий учредителя управления или выгодоприобретателя. Бремя доказывания возлагается на управляющего, и пока он не докажет обратное, презюмируется его ответственность.

Данные законоположения об ответственности доверительного управляющего вызвали многочисленные критические замечания в юридической литературе. Один из основных недостатков норм, содержащихся в п. 1 ст. 1022 ГК, который обычно отмечается правоведами, состоит в неудачной формулировке абз. 1 п. 1 ст. 1022 ГК об ответственности управляющего, не проявившего должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, что равнозначно ответственности за вину (п. 1 ст. 401 ГК). В абз. 2 п. 1 ст. 1022 ГК недвусмысленно говорится об ответственности управляющего независимо от вины, т.е. содержание данного пункта является несколько противоречивым <*>.

КонсультантПлюс: примечание.

Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. М., 2001. С. 639; Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом / Под ред. В.М. Чернова. М., 1999. С. 145; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: (Постатейный): С использованием судебно-арбитражной практики / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юрид. фирма "Контракт": ИНФРА-М, 2003. С. 726; и др.

Напротив, В.В. Витрянский считает, что на самом деле никакого противоречия между нормами, изложенными в п. 1 ст. 1022 ГК, не имеется, т.к. норма, приведенная в абз. 1 п. 1 ст. 1022 ГК, говорит не о вине (или невиновности) доверительного управляющего, а определяет основание его ответственности, а также формы такой ответственности <*>.

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг / Брагинский М.И., Витрянский В.В. М.: Статут, 2002. С. 917 - 918.

При этом он считает, что встречающиеся в юридической литературе рассуждения о том, что в тех случаях, когда доверительный управляющий - некоммерческая организация или гражданин, не являющийся предпринимателем, их ответственность наступает по правилам п. 1 ст. 401 ГК при наличии вины <*>, следует признать не соответствующими закону.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: (Постатейный): С использованием судебно-арбитражной практики / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юрид. фирма "Контракт": ИНФРА-М, 2003. С. 726; Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПРОСПЕКТ, 1998. С. 602.

Согласно абз. 1 п. 1 ст. 1022 ГК выгодоприобретателю управляющий обязан возместить убытки в виде упущенной выгоды (неполученных доходов, включенных в договор) за время управления, а учредителю - убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа (реальный ущерб), и упущенную выгоду.

Понятия убытков и упущенной выгоды представляются настолько неопределенными, что вызывают необходимость их максимальной конкретизации в договоре.

В юридической литературе преобладает мнение, что доверительный управляющий должен возместить учредителю убытки в полном объеме, а выгодоприобретателю - лишь определенную часть причиненных убытков, а именно - упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ) <*>.

<*> Пьяных Е.С. Ответственность за нарушение договора доверительного управления имуществом // Юрист. 2002. N 10. С. 20; Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: БЕК, 1997. С. 581; и др.

Однако следует согласиться с В.В. Витрянским, который замечает, что ограниченная ответственность доверительного управляющего установлена для обоих случаев: как перед выгодоприобретателем, так и перед учредителем управления <*>. По сравнению со ст. 15 ГК в п. 1 ст. 1022 ГК говорится об убытках, подлежащих доверительному управлению с целью защиты прав участников правоотношения доверительного управления от всевозможных рисков, вероятность наступления которых в этой сфере весьма велика.

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2002. С. 919.

Если третьи лица знали или должны были знать о превышении полномочий или нарушении ограничений управляющим, то он отвечает своим имуществом, а не имуществом, переданным ему в управление.

Пункт 3 ст. 1022 ГК устанавливает общий порядок ответственности доверительного управляющего, действовавшего в пределах предоставленных ему полномочий, перед третьими лицами.

Доверительный управляющий отвечает переданным в управление имуществом по всем обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением. При недостаточности этого имущества взыскание может быть обращено на имущество самого доверительного управляющего, при его нехватке - на имущество учредителя-собственника, не переданное в управление. Следовательно, отдается предпочтение защите интересов третьих лиц перед защитой интересов учредителя, заключившего договор с управляющим, который не обеспечил должного управления вверенным ему имуществом. Поскольку бремя содержания имущества, предоставленного в доверительное управление, несет собственник (ст. 210 ГК), то именно он несет риск приращения и уменьшения своего имущества.

В отличие от мнения Е.А. Суханова и В.А. Дозорцева <*>, которые считают, что в данном случае имеет место "двухступенчатая субсидиарная ответственность", В.В. Витрянский указывает на ответственность управляющего как должника по обязательству перед кредитором, а субсидиарной признает лишь ответственность учредителя по отношению к ответственности управляющего по обязательствам, возникшим при осуществлении последним доверительного управления. Причем в отличие от общего порядка применения субсидиарной ответственности (ст. 399 ГК) учредитель доверительного управления отвечает лишь при недостаточности имущества управляющего <**>.

<*> Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: БЕК, 2000. С. 582; Дозорцев В.А. Доверительное управление имуществом (глава 53) // Гражданский кодекс Российской Федерации: Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 547.
<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 922 - 924.

Члены консультационного агентства "Соболев" А. Грабаров и А. Ованесов считают несправедливым, что в первую очередь упомянутые обязательства погашаются за счет управляемого имущества, которое в романо-германской трактовке не является собственностью управляющего, и только во вторую очередь могут быть (!) обращены на имущество самого управляющего <*>.

<*> Грабаров А., Ованесов А. Траст в России // Рынок ценных бумаг. 1996. N 11. С. 39.

Т.Л. Наумова полагает, что ответственность собственника должна быть ограничена тем имуществом, которое он передал в управление, и не должна распространяться на имущество, не переданное в доверительное управление <*>. Тем более что законодательство в области паевых инвестиционных фондов содержит прямо противоположное правило: инвесторы не несут ответственности по обязательствам фонда в случае недостаточности имущества управляющей компании (п. 2 ст. 11 Федерального закона "Об инвестиционных фондах").

<*> Наумова Т.Л. Институт доверительного управления имуществом в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Краснодар, 2002. 7 с.

В соответствии со ст. 1021 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет доверительное управление имуществом лично, кроме случаев, когда он уполномочен на перепоручение другому лицу совершения от имени управляющего действий, необходимых для управления имуществом, договором доверительного управления имуществом, либо получил на это согласие учредителя в письменной форме, либо вынужден к этому в силу обстоятельств для обеспечения интересов учредителя управления или выгодоприобретателя и не имеет при этом возможности получить указания учредителя управления в разумный срок.

Доверительный управляющий отвечает за действия избранного им поверенного как за свои собственные, т.к. его действия юридически будут считаться действиями самого управляющего (абз. 2 п. 2 ст. 1021 ГК).

Учитывая повышенный риск учредителя доверительного управления, который может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам управляющего, договором может быть предусмотрено предоставление управляющим залога (п. 4 ст. 1022 ГК), правовой режим которого определяется по общим правилам о залоге (параграф 3 гл. 23 ГК).

Существует несколько подходов к проблеме обеспечения возмещения убытков, которые могут быть причинены учредителю управления или выгодоприобретателю ненадлежащим исполнением договора доверительного управления имуществом.

Согласно одному из них управляющий должен предоставить учредителю гарантии личной платежеспособности и оговорить в договоре имущество, которое может служить обеспечением возможного ущерба, т.е. он не может привлечь средств больше, чем его капитал. Другой подход, более распространенный в мире, - ничего клиенту не гарантировать, но тщательно его обо всем информировать. Если клиент одобряет действия управляющего, то он принимает риск на себя <*>.

<*> Шалаев А. Чем и как сегодня доверительно управляют в России // Рынок ценных бумаг. 1996. N 24. С. 65.

Существует ряд серьезных просчетов законодателя относительно проблемы ответственности в договоре доверительного управления имуществом: неясно, может ли договор предусматривать иные санкции к управляющему (неустойку, штраф); может ли учредитель управления добиваться судебного понуждения управляющего к совершению предписанных договором действий или вправе только дождаться возникновения убытков и требовать их возмещения; если договор доверительного управления является договором в пользу третьего лица (ст. 430 ГК), то может ли выгодоприобретатель понудить управляющего совершать определенные действия; неудачен критерий наступления ответственности управляющего ("должная заботливость"), так как допускает разные толкования; не содержится возможности для управляющего получить предварительное разрешение учредителя управления, выгодоприобретателя или суда на определенные действия и т.д. <*>.

<*> Шаталов А. Траст и доверительное управление: Критический анализ // Рынок ценных бумаг. 1997. N 14. С. 42.

Итак, при рассмотрении вопроса об ответственности по договору доверительного управления имуществом обращает на себя внимание ее неконкретность, а зачастую просто полное отсутствие мер ответственности за конкретные нарушения и механизмов реализации предусмотренных мер, что делает невозможным их применение на практике.

Нормы об ответственности зачастую формулируются как бланкетные, причем куда они отсылают, можно понять далеко не всегда. Характерная формулировка таких норм выражается, как правило, словами: "предусмотренная законодательством". Хорошо, если такое законодательство вообще существует. А если и существует, то потребуется специальная подготовка для поиска этого законодательства. Этот вопрос не теряет своей актуальности на всем протяжении существования доверительного управления имуществом.

В этой связи видится насущной проблема развития страхования договоров доверительного управления с целью защиты прав участников правоотношения доверительного управления от всевозможных рисков, вероятность наступления которых в этой сфере весьма велика.