Мудрый Юрист

Перспективы защиты прав потребителей от актов недобросовестной конкуренции в условиях отечественного нормативного регулирования

Трубинова Екатерина Ивановна, кандидат юридических наук, ассистент кафедры гражданского права юридического факультета Пермского государственного национального исследовательского университета (Пермь).

Существующая модель правового регулирования не предполагает защиты прав потребителей от актов недобросовестной конкуренции. Использование методов правового моделирования и системного толкования позволяет прийти к выводу о том, что управомоченными на препятствование актам недобросовестной конкуренции лицами должны выступать не только хозяйствующие субъекты, но и общественные объединения потребителей, защищающие права и интересы неопределенного круга лиц.

Ключевые слова: недобросовестная конкуренция, хозяйствующие субъекты, потребители, право на информацию, общественные объединения потребителей.

Prospects of consumer protection against acts of unfair competition in the context of national normative regulation

Ye.I. Trubinova

Trubinova Ye.I., Perm, Perm state national research university.

The current model of legal regulation does not imply consumer protection against acts of unfair competition. The use of legal modeling and systematic interpretation allows coming to the conclusion, according to which the persons, who are authorized to preventing acts of unfair competition, are not only economic actors, but also voluntary organizations of consumers seeking to protect the rights and interests of an uncertain circle of persons.

Key words: unfair competition, economic actors, consumers, right for information, voluntary organizations of consumers.

Отечественная конкурентная среда имеет двунаправленную тенденцию: с одной стороны, хозяйствующие субъекты-конкуренты стремятся при развитии социальных комплексов для потребителей сформировать "клиентский капитал": "товары + потребители + предпочтения потребителей", с другой стороны, потребители, убежденные в высоком качестве и уникальности товаров конкретных производителей, приобретают их вне зависимости от стоимости. Придание значения конкурентного преимущества лояльности потребителей к товарам определенных хозяйствующих субъектов воздействует и на интересы недобросовестных конкурентов.

Согласно законодательству недобросовестная конкуренция - любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности, справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации <1>.

<1> Пункт 9 ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (ред. от 4 июня 2014 г.) // Российская газета. 2009. 21 янв.; п. 15 ст. 4 решения Высшего Евразийского экономического совета от 24 октября 2013 г. N 50 "О Модельном законе "О конкуренции". URL: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=F91300251.

Существующая модель правового регулирования не допускает защиты прав потребителей от актов недобросовестной конкуренции, несмотря на включение в их состав действий по введению в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей <1>. Эти действия предполагают посягательство преимущественно на интересы не конкурентов, а потребителей, которые не имеют права на защиту от данных актов.

<1> Подпункт 2 п. 1 ст. 14 Федерального закона "О защите конкуренции".

В ст. ст. 8 - 10 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" <1> (далее - Закон о защите прав потребителей) закреплены права потребителя на информацию об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах). Однако такая информация дается лишь по требованию потребителя, предоставляемые же сведения включают только фирменное наименование хозяйствующего субъекта. В отношении товаров, работ и услуг перечень обязательной информации касается в основном соответствия объекта предъявляемым законодательством требованиям к качеству и безопасности продукции. Из изложенного следует, что содержание предоставляемых по запросу потребителя сведений не гарантирует полноты информации, необходимой для осуществления выбора.

<1> Рос. газ. 1996. 16 янв.

Предоставляемая в соответствии с Законом о защите прав потребителей информация является достаточной при условии, что хозяйствующие субъекты избегают применения недобросовестных конкурентных актов, в частности в сфере прав на средства индивидуализации. Осуществление недобросовестным экономическим агентом действий по имитации, дискредитации, общей или частной дезорганизации воздействует на объем потребительского спроса на товары, работы, услуги и не пресекается содержащимися в Законе о защите прав потребителей положениями <1>.

<1> Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 августа 2012 г. N 17АП-10842/2012-ГК по делу N А50-10780/2012; от 26 сентября 2012 г. N 17АП-10416/2012-ГК по делу N А50-10778/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

Информация об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах) может отвечать критериям необходимости и достоверности, но при этом являться частью недобросовестных конкурентных действий. К примеру, ООО "ОА "Аргус-С", оказывая услуги по охране имущества граждан, монтажу и эксплуатационному обслуживанию средств охранно-пожарной сигнализации, предоставляло достоверную информацию о себе - фирменное наименование, но именно оно ввело потребителей в заблуждение в отношении хозяйствующего субъекта. Дело в том, что на территории Кировской области был известен ООО "ОА "Аргус", имеющий хорошую деловую репутацию <1>. Действия же недобросовестного конкурента привели к массовому расторжению потребителями договоров об оказании охранных услуг с ООО "ОА "Аргус". Подобные ситуации весьма часты в правоприменительной практике <2>. Получается, что такое фактическое нарушение прав потребителей лишает их возможности защиты своих прав.

<1> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3 июня 2008 г. по делу N А28-10198/2007-521/16 // СПС "КонсультантПлюс".
<2> Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2011 г. по делу N А33-2028/2011; от 24 сентября 2012 г. по делу N А19-1284/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

К проблеме эффективности защиты прав потребителей на информацию об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах) обращались и некоторые ученые <1>. Например, Е.В. Вавилин, анализируя недостатки правового регулирования, предложил включить в Закон о защите прав потребителей норму, обязывающую хозяйствующие субъекты проявлять добросовестность и не допускать недобросовестные формы предоставления информации потребителю <2>. На наш взгляд, это не повысит степени защищенности прав потребителей на информацию, так как обусловлено и процессуальными особенностями доказывания, и дискуссионностью включения в сферу действия таких норм недобросовестных конкурентных актов.

<1> Кирилловых А.А. Защита прав потребителей: вопросы правового регулирования. М., 2012.
<2> Вавилин Е.В. Осуществление и защита прав потребителей: принцип добросовестности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 5. С. 7 - 11.

Защита прав потребителей от актов недобросовестной конкуренции весьма распространена в правовых системах, имеющих продолжительную историю существования и развития. Так, определение потребителя как лица, управомоченного на защиту от недобросовестных конкурентных актов, давалось в материалах правоприменительной практики Германии еще 1925 г., в 1970 г. оно получило развитие в законотворческих инициативах Швеции и Норвегии. В Финляндии в настоящее время действуют и совершенствуются два тесно связанных нормативных документа: акт о защите прав потребителей и акт о недобросовестной торговой практике <1>. В первой половине 1990-х гг. в формировании законодательства о недобросовестной конкуренции стран - участников Европейского союза и ЕС как наднационального образования наблюдалась стагнация, которая была преодолена путем трансформации доктрины защиты хозяйствующих субъектов в доктрину защиты потребителей от актов недобросовестной конкуренции. Унификация законодательства ЕС и гармонизация отношений стран - членов ЕС стали возможны только после принятия Директивы Европарламента и Совета ЕС N 2005/29/ЕС "О недобросовестной коммерческой практике по отношению к потребителям на внутреннем рынке" <2> (далее - Директива N 2005/29/ЕС), целью которой было обеспечение нормального функционирования внутреннего рынка и достижение высокого уровня защиты прав потребителей. В содержательной части Директивы N 2005/29/ЕС говорится о приоритете защиты прав потребителей от недобросовестных конкурентных актов, об общем запрете недобросовестной коммерческой практики, запрете введения потребителя в заблуждение, запрете агрессивной коммерческой практики, также приводится перечень актов коммерческой деятельности, признаваемой недобросовестной.

<1> Stuyck J. Briefing paper on addressing unfair commercial practices in business-to-business relations in the internal market. Brussels, 2011. URL: http://www.europarl.europa.eu/activities/committees/studies.do?language=EN.
<2> URL: http://bazazakonov.ru/doc/?ID=2405227.

Отсутствие у российских потребителей права на защиту от актов недобросовестной конкуренции обусловлено тем, что запрет на осуществление недобросовестных конкурентных действий, как и законодательство о защите прав потребителей, существует в отечественной правовой системе непродолжительное время (по сравнению с правопорядком иностранных государств). Однако современное законодательство России в области защиты прав потребителей развивается в сторону повышения степени правовой обеспеченности баланса интересов потребителей и их контрагентов <1>.

<1> Богдан В.В. Модернизация Закона РФ "О защите прав потребителей" должна быть сбалансированной: к вопросу о необходимости внесения изменений и дополнений // Актуальные проблемы рос. права. 2013. N 2. С. 135 - 142; Челышев М.Ю. Развитие законодательства о защите прав потребителей как фактор обеспечения качества жизни населения России // Актуальные проблемы юридической науки и практики: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. Н. Новгород, 2010. С. 46 - 59.

Изложенное подтверждает важность отнесения потребителей к субъектам, чьи права и охраняемые законом интересы могут быть нарушены при осуществлении экономическими агентами недобросовестных конкурентных действий. Такое изменение влечет необходимость установления взаимодействия между конкурентным законодательством и законодательством о защите прав потребителей, целевая направленность которого, как справедливо замечает Т.В. Шершень, "состоит в создании дополнительных правовых гарантий соблюдения прав и интересов граждан - потребителей, находящихся в неравном положении с контрагентами, с учетом экономических условий, уровня образования, покупательной способности" <1>.

<1> Шершень Т.В. Гражданско-правовые средства защиты прав и интересов потребителей // Вестн. Пермского ун-та. Юрид. науки. 2012. N. 3. С. 199.

Вопрос о соотношении норм конкурентного законодательства и законодательства о защите прав потребителей решается в пользу специального нормативного акта, каковым является Федеральный закон "О защите конкуренции", а Закон о защите прав потребителей применяется к таким отношениям лишь в части, не урегулированной указанным специальным правовым актом <1>.

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" // Российская газета. 2012. 11 июля.

Ранее толкование соотношения источников права было иным: Закон о защите прав потребителей подлежал применению к урегулированным специальными законами Российской Федерации общественным отношениям в части, не противоречащей Гражданскому кодексу РФ и специальному закону <1>. С точки зрения А.Е. Шерстобитова, в такой ситуации Закон о защите прав потребителей используется в части, не противоречащей только ГК РФ, но не специальным правовым актам <2>. Однако закрепление в абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ положения, согласно которому нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны отвечать нормам ГК РФ, не предполагает безусловности применения соответствующей нормы. Так, Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал, что противоречия между ГК РФ и другими федеральными законами следует устранять в процессе правоприменения, поскольку Конституцией РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида; ни один федеральный закон не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой <3>. Представляется, что исключающее необходимость соответствия Закона о защите прав потребителей положениям ГК РФ актуальное толкование взаимодействия источников права при регулировании отношений, связанных с защитой прав потребителей, в том числе от актов недобросовестной конкуренции, наиболее корректно.

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" // Российская газета. 1994. 26 нояб.
<2> Шерстобитов А.Е. Проблемы определения круга общественных отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей // Проблемы современной цивилистики: Сб. ст., посвященный памяти проф. С.М. Корнеева / Отв. ред. Е.А. Суханов, М.В. Телюкина. М., 2013. С. 76.
<3> Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1999 г. N 182-О "По запросу Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2000. N 2; Определение Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000 г. N 22-О "По запросу Питкярантского городского суда Республики Карелия о проверке конституционности статьи 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" // Там же. 2000. N 3.

Включение потребителей в состав субъектов, которым могут быть причинены убытки недобросовестными конкурентными актами, порождает вопрос процессуального характера: использовать предусмотренные законодательством способы защиты от недобросовестных конкурентных действий вправе отдельные физические лица или только общественные объединения потребителей?

Допуск отдельных физических лиц-потребителей в качестве заявителей по связанным с недобросовестной конкуренцией делам для защиты прав и интересов в юрисдикционной форме как гражданско-правовыми, так и административно-правовыми способами представляется избыточным, поскольку в соответствующем случае деятельность государственных органов, занимающихся разрешением такой категории споров, будет блокирована. Более того, в действиях хозяйствующего субъекта, причинивших или способных причинить убытки отдельному потребителю, крайне трудно установить признаки, необходимые для их квалификации в качестве акта недобросовестной конкуренции, в частности получение в результате таких действий недобросовестным конкурентом реальных преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности.

На наш взгляд, российскому законодателю следует учесть опыт правовой регламентации рассматриваемого вопроса в ФРГ <1> и выводы французских исследователей <2>, согласно которым субъектами, управомоченными на препятствование актам недобросовестной конкуренции, должны выступать общественные объединения потребителей, обращающиеся в защиту прав и интересов неопределенного круга лиц. При этом решение управомоченного государственного органа о признании действий хозяйствующего субъекта актами недобросовестной конкуренции и противоправности таких действий в отношении неопределенного круга потребителей обязательно для суда, рассматривающего иск конкретного потребителя о защите его прав, в части вопросов: имели ли место акты недобросовестной конкуренции, совершены ли они соответствующим субъектом?

<1> Гейнрих Е.В., Шмидт С.Г. Общие положения законодательства против недобросовестной конкуренции в Германии // Закон. 2008. N 2. С. 156 - 158.
<2> Тотьев К.Ю. Санкции за недобросовестную конкуренцию во Франции // Закон. 2007. N 2. С. 208.

Вместе с тем в проекте изменений законодательства о недобросовестной конкуренции, разработанном Федеральной антимонопольной службой, упоминание о потребителях как субъектах, управомоченных на защиту от актов недобросовестной конкуренции, отсутствует, несмотря на констатацию необходимости защиты прав потребителей от последствий таких действий <1>. Представленные выводы свидетельствуют о важности наделения потребителей правом на защиту от актов недобросовестной конкуренции в целях создания условий для эффективного функционирования товарных рынков и действенной защиты прав потребителей.

<1> Склярова Я.В. Проект изменений законодательства о недобросовестной конкуренции: основные положения. М., 2014.

Список литературы

Stuyck J. Briefing paper on addressing unfair commercial practices in business-to-business relations in the internal market. Brussels, 2011. URL: http://www.europarl.europa.eu/activities/committees/studies.do?language=EN.

Богдан В.В. Модернизация Закона РФ "О защите прав потребителей" должна быть сбалансированной: к вопросу о необходимости внесения изменений и дополнений // Актуальные проблемы рос. права. 2013. N 2.

Вавилин Е.В. Осуществление и защита прав потребителей: принцип добросовестности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 5.

Гейнрих Е.В., Шмидт С.Г. Общие положения законодательства против недобросовестной конкуренции в Германии // Закон. 2008. N 2.

Кирилловых А.А. Защита прав потребителей: вопросы правового регулирования. М., 2012.

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (ред. от 4 июня 2014 г.) // Российская газета. 2009. 21 янв.

Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" // Российская газета. 1996. 16 янв.

Решение Высшего Евразийского экономического совета от 24 октября 2013 г. N 50 "О модельном законе "О конкуренции". URL: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=F91300251.

Директива Европарламента и Совета ЕС N 2005/29/ЕС "О недобросовестной коммерческой практике по отношению к потребителям на внутреннем рынке". URL: http://bazazakonov.ru/doc/?ID=2405227.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" // Российская газета. 1994. 26 нояб.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" // Российская газета. 2012. 11 июля.

Определение Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000 г. N 22-О по запросу Питкярантского городского суда Республики Карелия о проверке конституционности статьи 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2000. N 3.

Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1999 г. N 182-О по запросу Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2000. N 2.

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3 июня 2008 г. по делу N А28-10198/2007-521/16 // СПС "КонсультантПлюс".

Постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 августа 2012 г. N 17АП-10842/2012-ГК по делу N А50-10780/2012; от 26 сентября 2012 г. N 17АП-10416/2012-ГК по делу N А50-10778/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2011 г. по делу N А33-2028/2011; от 24 сентября 2012 г. по делу N А19-1284/2010 // СПС "КонсультантПлюс".

Склярова Я.В. Проект изменений законодательства о недобросовестной конкуренции: основные положения. М., 2014.

Тотьев К.Ю. Санкции за недобросовестную конкуренцию во Франции // Закон. 2007. N 2.

Челышев М.Ю. Развитие законодательства о защите прав потребителей как фактор обеспечения качества жизни населения России // Актуальные проблемы юридической науки и практики: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. Н. Новгород, 2010.

Шерстобитов А.Е. Проблемы определения круга общественных отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей // Проблемы современной цивилистики: Сб. ст., посвященный памяти проф. С.М. Корнеева / Отв. ред. Е.А. Суханов, М.В. Телюкина. М., 2013.

Шершень Т.В. Гражданско-правовые средства защиты прав и интересов потребителей // Вестн. Пермского ун-та. Юрид. науки. 2012. N 3.

References

Bogdan V.V. Modernizaciya Zakona RF "O zashhite prav potrebitelej" dolzhna byt' sbalansirovannoj: k voprosu o neobxodimosti vneseniya izmenenij i dopolnenij // Aktual'nye problemy ros. prava. 2013. N 2.

Chelyshev M.Yu. Razvitie zakonodatel'stva o zashhite prav potrebitelej kak faktor obespecheniya kachestva zhizni naseleniya Rossii // Aktual'nye problemy yuridicheskoj nauki i praktiki: Materialy Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. N. Novgorod, 2010.

Gejnrix E.V., Shmidt S.G. Obshhie polozheniya zakonodatel'stva protiv nedobrosovestnoj konkurencii v Germanii // Zakon. 2008. N 2.

Kirillovyx A.A. Zashhita prav potrebitelej: voprosy pravovogo regulirovaniya. M., 2012.

Reshenie Vysshego Evrazijskogo ehkonomicheskogo soveta ot 24 oktyabrya 2013 g. N 50 "O model'nom zakone "O konkurencii". URL: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=F91300251.

Direktiva Evroparlamenta i Soveta ES N 2005/29/ES "O nedobrosovestnoj kommercheskoj praktike po otnosheniyu k potrebitelyam na vnutrennem rynke". URL: http://bazazakonov.ru/doc/?ID=2405227.

Postanovlenie Plenuma Verxovnogo Suda RF ot 29 sentyabrya 1999 g. N 7 "O praktike rassmotreniya sudami del o zashhite prav potrebitelej" // Ros. gaz. 1994. 26 noyab.

Postanovlenie Plenuma Verxovnogo Suda RF ot 28 iyunya 2012 g. N 17 "O rassmotrenii sudami grazhdanskix del po sporam o zashhite prav potrebitelej" // Ros. gaz. 2012. 11 iyulya.

Federal'nyj zakon ot 26 iyulya 2006 g. N 135-FZ "O zashhite konkurencii" (red. ot 4 iyunya 2014 g.) // Ros. gaz. 2009. 21 yanv.

Zakon RF ot 7 fevralya 1992 g. N 2300-1 "O zashhite prav potrebitelej" // Ros. gaz. 1996. 16 yanv.

Opredelenie Konstitucionnogo Suda RF ot 3 fevralya 2000 g. N 22-O po zaprosu Pitkyarantskogo gorodskogo suda Respubliki Kareliya o proverke konstitucionnosti stat'i 26 Federal'nogo zakona "O nesostoyatel'nosti (bankrotstve) kreditnyx organizacij" // Vestn. Konstitucionnogo Suda RF. 2000. N 3.

Opredelenie Konstitucionnogo Suda RF ot 5 noyabrya 1999 g. N 182-O po zaprosu Arbitrazhnogo suda goroda Moskvy o proverke konstitucionnosti punktov 1 i 4 chasti chetvertoj stat'i 20 Federal'nogo zakona "O bankax i bankovskoj deyatel'nosti" // Vestn. Konstitucionnogo Suda RF. 2000. N 2.

Postanovlenie FAS Volgo-Vyatskogo okruga ot 3 iyunya 2008 g. po delu N A28-10198/2007-521/16 // SPS "Konsul'tantPlyus".

Postanovleniya FAS Vostochno-Sibirskogo okruga ot 16 noyabrya 2011 g. po delu N A33-2028/2011; ot 24 sentyabrya 2012 g. po delu N A19-1284/2010 // SPS "Konsul'tantPlyus".

Postanovleniya Semnadcatogo arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot 3 avgusta 2012 g. N 17AP-10842/2012-GK po delu N A50-10780/2012; ot 26 sentyabrya 2012 g. N 17AP-10416/2012-GK po delu N A50-10778/2012 // SPS "Konsul'tantPlyus".

Shershen' T.V. Grazhdansko-pravovye sredstva zashhity prav i interesov potrebitelej // Vestn. Permskogo un-ta. Yurid. nauki. 2012. N 3.

Sherstobitov A.E. Problemy opredeleniya kruga obshhestvennyx otnoshenij, reguliruemyx zakonodatel'stvom o zashhite prav potrebitelej // Problemy sovremennoj civilistiki: Sb. st., posvyashhennyj pamyati prof. S.M. Korneeva / Otv. red. E.A. Suxanov, M.V. Telyukina. M., 2013.

Sklyarova Ya.V. Proekt izmenenij zakonodatel'stva o nedobrosovestnoj konkurencii: osnovnye polozheniya. M., 2014.

Stuyck J. Briefing paper on addressing unfair commercial practices in business-to-business relations in the internal market. Brussels, 2011. URL: http://www.europarl.europa.eu/activities/committees/studies.do?language=EN.

Tot'ev K.Yu. Sankcii za nedobrosovestnuyu konkurenciyu vo Francii // Zakon. 2007. N 2.

Vavilin E.V. Osushhestvlenie i zashhita prav potrebitelej: princip dobrosovestnosti // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. 2010. N 5.