Мудрый Юрист

Государственная защита прав лиц, содержащихся под стражей

Бояринев Валерий Геннадьевич, временно исполняющий полномочия заместителя директора Федеральной службы исполнения наказаний РФ, генерал-майор внутренней службы.

Рассматриваются основные направления государственной защиты прав лиц, содержащихся под стражей, вносятся предложения по совершенствованию этой деятельности.

Ключевые слова: содержание под стражей, государственная защита, органы государственной власти, места принудительного содержания.

State protection of rights of persons kept in custody

V.G. Boyarinev

Boyarinev Valerij G., provisional deputy director, the Federal Service for Execution of Punishment, major-general of internal service.

The basic directions of the state to protect the rights of persons in detention, offers suggestions to improve this activity.

Key words: detention, public protection, public authorities, places of detention.

Конституция РФ, провозгласив страну демократическим правовым государством, гарантирует защиту прав и свобод человека и гражданина. Содержание конституционных норм, регламентирующих защиту прав, позволяет выделить несколько форм такой защиты по совокупности гарантируемых прав как прав и свобод человека (гражданина) вообще, так и прав заключенных под стражу лиц в частности. Причем конституционные нормы, правоотношения, гарантии прямо обусловлены конституционным строем, политическим режимом и прочими институтами устройства государства, а следовательно, полностью зависят от того, в какой мере государство способно их установить и реализовать.

Так, ч. 1 ст. 45 Конституции РФ гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. При этом общественные отношения в области государственной защиты прав и свобод существуют практически во всех сферах жизни общества, в том числе и при применении мер пресечения в виде заключения под стражу. Они складываются между индивидом, с одной стороны, и государством, его органами и должностными лицами - с другой [2, 23]. Вместе с тем государство несет установленные законом обязанности перед этим лицом, презюмируя равенство обоих участников правоотношения, т.е. государства и физического лица.

Соблюдение прав человека в местах принудительного содержания является одной из наиболее четко регламентированных, но одновременно и запущенных правозащитных проблем России. С одной стороны, эти права в полном объеме гарантируются Конституцией и действующим уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, а также такими международными актами, как Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Европейские пенитенциарные правила (2006 г.), Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (1955 г.), Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.). С другой стороны, права лиц, пребывающих в местах принудительного содержания, зачастую нарушаются и далеко не всегда поддаются восстановлению. Сказывается сложившийся стереотип восприятия пенитенциарной системы как ориентированной главным образом на наказание, а не на обеспечение интересов личности и общества. Отсюда - традиционное невнимание к правам указанных лиц со стороны как сотрудников пенитенциарной системы, так и общества в целом. Крайне негативно сказывается и неадекватное на протяжении десятилетий финансирование пенитенциарной системы, не позволяющее, в частности, укомплектовать ее высококвалифицированными и профессионально подготовленными кадрами.

Роль Конституции РФ весьма однозначна: она определяет право каждого на государственную защиту его прав и интересов. Ведь по своей сути она призвана "закреплять баланс между политическими силами; покоем, порядком и прогрессом; федеральной властью и интересами субъектов Федерации; ветвями и институтами центральной власти; каталогом прав человека и механизмами их гарантий и защиты; свободой труда, предпринимательства и социальной ответственностью собственников, участием государства в регулировании хозяйственной жизни в интересах общества; защитой национальных интересов и участием в союзе республик и мировом сообществе" [7, 243]. При этом защита должна сопровождаться не противостоянием интересов личности, общества и государства, а развитием институтов, охраняющих гражданское общество.

Следовательно, система государственной защиты прав и свобод заключенных под стражу - это осуществление мер безопасности, направленных на защиту их жизни, здоровья, имущества, а также мер их социальной защиты уполномоченными на то государственными органами. Учреждение такого рода государственных органов, определение их компетенции обусловлены особенностями государственного устройства (в России важное значение имеет федеративная природа государства), историческими традициями, международным опытом, требованиями, вытекающими из международных договоров и соглашений Российской Федерации [4, 213].

Важнейшая роль в связи с этим принадлежит органам законодательной власти Российской Федерации и ее субъектов. Именно они призваны создать полную и четкую правовую базу, обеспечивающую конкретизацию и развитие конституционных норм о правах и свободах человека и гражданина, в том числе лиц, заключенных под стражу. Это связано с тем, что нормы Конституции РФ при предварительном расследовании и даже в суде подчас весьма затруднительно использовать напрямую. Поэтому практически за каждой статьей Конституции РФ стоит законодательный акт, разъясняющий и конкретизирующий ее положения. Таковыми являются, например, Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ, Закон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" и др.

Едва ли можно однозначно утверждать, что указанные документы полноценно регламентируют сферу государственной защиты прав лиц, заключенных под стражу. Существует множество пробелов в законодательном регулировании защиты их прав. Такой недоработкой является, например, следующее противоречие, существующее в законодательстве: поступающие в камеры для административно задержанных и изоляторы временного содержания граждане фактически лишены законных прав подозреваемых и обвиняемых, притом что многие из них являются всего лишь задержанными. Кормят их, как правило, один раз в сутки, а в некоторых камерах для административно задержанных не кормят вовсе. Иные удобства (матрасы, помывка в бане, радио, газеты) даже не предусматриваются.

Отечественное уголовно-исполнительное законодательство подверглось значительной либерализации. Тем не менее и оно нуждается в дальнейшей детализации, т.к. некоторые его нормы несут в себе такую правовую неопределенность, что осужденные не могут воспользоваться своими правами, защищать свои законные интересы и правильно исполнять свои обязанности. Это вызвано тем, что Уголовно-исполнительный кодекс РФ зачастую неконкретен. Между тем право может быть реализовано только тогда, когда обеспечен действительный механизм его защиты.

Одну из ведущих ролей в обеспечении механизма государственной защиты права играют исполнительные органы власти, которые, с одной стороны, занимаются нормотворческой деятельностью, а с другой - обеспечивают непосредственное исполнение правовых норм [3, 13].

Нельзя отрицать положительную роль деятельности отдельных государственных органов, комитетов, институтов в области защиты прав лиц, заключенных под стражу. Хотя в соответствии с Конституцией РФ деятельность всех государственных органов должна быть направлена на защиту прав и интересов граждан, следует выделить ряд из них, которые наиболее активно развиваются в этом направлении. К ним, в частности, относятся Федеральная служба исполнения наказаний и институт Уполномоченного по правам человека в РФ. Это, однако, не умаляет значимости иных органов и институтов по защите прав заключенных под стражу лиц - Президента РФ, Правительства РФ, органов прокуратуры и других.

Тем не менее в первую очередь следует отметить деятельность подразделений Федеральной службы исполнения наказаний и Министерства внутренних дел РФ. Они принимают меры по улучшению условий содержания осужденных и лиц, содержащихся под стражей. Осуществляется реконструкция и строительство многих объектов уголовно-исполнительной системы, реализуется Федеральная целевая программа "Развитие уголовно-исполнительной системы (2007 - 2016 годы)". В рамках обеспечения права на охрану здоровья лиц, заключенных под стражу, увеличено количество мест в противотуберкулезных диспансерах. Во ФСИН России создан соответствующий отдел, а в территориальных органах УИС - институт помощников начальника по правам человека. Этим должностным лицам предоставлены широкие права. Они независимы и подотчетны только начальнику, их полномочия распространяются на все учреждения, расположенные на территории субъекта Российской Федерации. В их обязанности, помимо прочего, входят выявление фактов нарушения прав человека, подготовка предложений по устранению недостатков и восстановлению прав и свобод граждан, находящихся в местах лишения свободы, и персонала [5].

В целом же деятельность различных государственных органов и институтов по защите прав лиц, заключенных под стражу, весьма противоречива и неоднозначна. Отсутствует координация действий различных органов, подчас наблюдается их противостояние. Отсутствие четкого взаимодействия проявляется во взаимоотношениях должностных лиц мест принудительного содержания и паспортно-визовых служб, когда у заключенного под стражу лица отсутствуют документы, удостоверяющие личность, а паспортно-визовая служба игнорирует запрос ФСИН России либо ответы теряются. Повторных запросов обычно не проводится [6, 23]. На жизни заключенных под стражу лиц негативно отражается раскоординированность деятельности органов различных министерств, агентств и служб по образованию, труду, социальной защите. Это неоднократно отмечал Государственный Совет РФ в своих докладах [1]. В связи с этим представляется необходимым принятие нормативного акта, регламентирующего вопросы взаимодействия указанных органов. Решение этого вопроса возможно также путем заключения соглашения о взаимном сотрудничестве и разграничении предметов ведения на федеральном уровне.

Ежегодно через места принудительного содержания (от изоляторов временного содержания органов внутренних дел до исправительных учреждений) проходит несколько миллионов граждан Российской Федерации; бывшие осужденные возвращаются в общество и составляют значительный процент населения. Столкнувшись с нарушением своих прав, с попранием человеческого достоинства, с правовой и социальной незащищенностью в местах принудительного содержания, эти люди поневоле становятся источником агрессии, правового нигилизма, в лучшем случае - гражданской пассивности. Сформировавшаяся в обществе убежденность в бесконтрольности и вседозволенности полиции и других институтов государственного принуждения порождает социальную рознь и рост преступности. Поэтому настоятельно необходимо дальнейшее развитие института защиты таких лиц [8, 10].

Государственная форма защиты прав лиц, заключенных под стражу, - это гарантированный Конституции РФ (ч. 1 ст. 45) элемент конституционно-правовой защиты лиц, реализующийся путем осуществления мер безопасности, направленных на защиту жизни, здоровья, имущества заключенных под стражу, а также мер их социальной защиты уполномоченными на то государственными органами. Особая роль при этом отводится законодательным и исполнительным органам власти. Законодательные органы обязаны создать надлежащую правовую базу защиты прав лиц, заключенных под стражу, исполнительные органы - обеспечить соблюдение норм права в местах принудительного содержания.

В целях совершенствования регламентации правового положения задержанных, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми, и обеспечения защиты их прав представляется целесообразным принятие нормативно-правового акта, например, постановления Правительства РФ, регламентирующего нормы питания и материально-бытового обеспечения задержанных, находящихся в изоляторах временного содержания или иных местах принудительного содержания.

Литература

  1. Доклад рабочей группы Президиума Государственного Совета РФ от 1 июня 2012 г. "О совершенствовании механизма взаимодействия федеральных и региональных органов государственной власти в РФ". URL: http://www.kremlin.ru.
  2. Железнов Б.Л. Механизм государственной защиты основных прав и свобод // Вестник ТИСБИ. 2002. N 3. С. 19 - 24.
  3. Минязева Т.Ф. Права осужденных // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2011. N 6. С. 12 - 15.
  4. Научно-практический комментарий к Конституции РФ / Отв. ред. В.В. Лазарев. М., 2004.
  5. Обеспечение прав человека в УИС // Сайт Федеральной службы исполнения наказаний России. URL: http://www.fsin.su/main.phtml?cid=140.
  6. Пантелеев Б.В., Бабушкин А.В. Ухудшение положения заключенных под стражу и осужденных в РФ в 2004 - 2006 годах (предварительный доклад) // За волю! 2008. N 14. С. 23.
  7. Румянцев О.Г. Основы конституционного строя в России. М., 1994.
  8. Чеботарева И.Н. Право на защиту лица, задержанного по подозрению в совершении преступления // Уголовное судопроизводство. 2011. N 1. С. 8 - 11.