Мудрый Юрист

Реализация права защитника на опрос лиц

В. Стройков, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы.

УПК РФ расширил возможности для сбора и предоставления доказательств стороне защиты. Это в первую очередь касается полномочий защитника, участвующего в уголовном деле.

Статья 53 предусматривает, что с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе, в частности, собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК.

В силу предоставленных полномочий защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

И, если такой способ сбора доказательств защитником, как получение справок, характеристик и некоторых иных документов, в той или иной мере был присущ прежнему УПК, то опрос лиц с их согласия - существенная новелла нового Кодекса, направленная на обеспечение принципа состязательности судопроизводства, гарантированного ст. 123 Конституции РФ.

Круг вопросов, по которым защитник может опрашивать лиц с их согласия, законом не определен, и единственное, если можно так сказать, уточнение соответствующих полномочий защитника содержится в ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которой адвокат вправе "опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь". Таким образом, акцент делается именно на получении информации, относящейся к делу, а круг такой информации весьма широк, и названная норма Закона, как представляется, никоим образом не ограничивает полномочия защитника, которые он может реализовывать по уголовному делу в интересах доверителя.

Вполне понятно, что опрос лиц с их согласия может производиться защитником по любым вопросам, имеющим отношение к доверителю, и в первую очередь - в целях установления доказательств непричастности доверителя к преступлению, в котором тот подозревается или обвиняется. Широко может использоваться такое право и для выявления доказательств, уточняющих событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения), если это позволит значительно уменьшить степень вины доверителя или повлиять на вид и размер наказания. Наряду с этим опрос лиц с их согласия может производиться защитником также в целях установления или проверки любых иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Такой вывод, по моему мнению, следует из анализа норм УПК, регламентирующих порядок получения и использования доказательств по уголовному делу.

Вместе с тем следует отметить, что кроме декларативного характера соответствующих полномочий защитника УПК не регламентирует ни механизм их реализации, ни форму процессуального документа, которым можно оформить и/или удостоверить проведенный опрос и его результаты.

Нет ответа на этот вопрос и в Федеральном законе "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Однако, анализируя полномочия адвоката, прописанные в ст. 2 указанного Закона, можно видеть, что, оказывая юридическую помощь, он имеет право составлять "другие документы правового характера", которые в ряде случаев можно отнести к разряду "иных документов", указанных в подпункте 6 ч. 2 ст. 74 УПК.

Такая точка зрения может оспариваться, если рассматривать ее с позиций ст. 84 УПК. Однако в любом случае результаты опроса желательно фиксировать, чтобы должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, могло ознакомиться с полученными защитником сведениями для решения вопроса о необходимости и/или целесообразности вызова соответствующего лица в качестве свидетеля, специалиста, потерпевшего и т.д. либо проведения иных следственных действий.

Наиболее приемлемой, на мой взгляд, формой фиксации результатов опроса является протокол опроса. И хотя УПК не предусматривает процессуального документа такого рода, думаю, отрицать его с точки зрения уголовного процесса однозначно не следует. Не случайно, например, после введения в действие нового УПК возникла необходимость внесения в него изменений и дополнений, регламентирующих порядок применения бланков процессуальных документов и оформления процессуальных действий и решений при отсутствии бланков процессуальных документов в перечне, предусмотренном гл. 57 УПК. Видимо, законодатель вполне обоснованно посчитал, что не все процессуальные действия охватываются теми бланками, которые были утверждены ранее, и внес Федеральным законом от 4 июля 2003 г. изменения в УПК.

Появившаяся в Кодексе ст. 475 дает основания полагать, что коль скоро уголовно-процессуальное законодательство провозгласило принцип равенства сторон, то расширенное право должностного лица со стороны обвинения при отсутствии требуемого процессуального документа в перечне утвержденных бланков процессуальных документов составлять его с соблюдением структуры аналогичного бланка и требований Кодекса, регламентирующих осуществление соответствующего процессуального действия, может быть уравновешено аналогичным правом защиты, в том числе правом составления протокола опроса лица, проводимого с его согласия.

Представляется, что указанный протокол должен быть составлен защитником с учетом предъявляемых к форме протокола требований, указанных в ст. 166 УПК, и, поскольку опрос по своей природе является как бы прелюдией допроса, он должен быть составлен и с учетом требований ст. 190 УПК.

Так, обязательными атрибутами протокола опроса, по моему мнению, являются: место и дата его проведения, время начала и окончания; полные реквизиты защитника, проводящего опрос (фамилия, имя, отчество, принадлежность к адвокатской палате и адвокатскому образованию, номер в реестре, реквизиты удостоверения); сведения, позволяющие опрашиваемому быть уверенным, что опрос проводится именно по конкретному делу и в интересах конкретного лица (подозреваемого, обвиняемого, подсудимого), - к таковым можно, например, отнести номер уголовного дела, фамилию, имя, отчество доверителя, статью УК, которую вменяют ему в вину, наименование органа или сведения о должностном лице со стороны обвинения либо суда. Вполне понятно, что протокол опроса должен содержать сведения об опрашиваемом лице, в том числе его фамилию, имя и отчество, место проживания, место работы, паспортные данные и иные сведения, позволяющие с достаточной определенностью установить это лицо при необходимости вызова его для последующего допроса или проверки сообщенных сведений. Необходимо также отразить его взаимоотношения с доверителем (знаком, не знаком, в каких отношениях состоит и пр.).

Следует особо отметить, что если опрашиваемое лицо, дав согласие на опрос, опасается в дальнейшем за свою безопасность, о чем сообщает перед началом или в ходе опроса, то защитник вправе не приводить в протоколе данные о его личности. В этом случае защитник оговаривает в протоколе причины сохранения в тайне этих данных, однако должен их передать соответствующему должностному лицу вместе с протоколом опроса, о чем заранее, при проведении опроса или перед его началом, предупредить опрашиваемое лицо.

Учитывая, что защитник может проводить опрос только с согласия лица, перед началом опроса это следует ему разъяснить. Согласие на опрос опрашиваемый должен удостоверить своей подписью. Поскольку опрос проводится именно с целью получения доказательств по уголовному делу, то защитник должен также предупредить опрашиваемого, что сообщенные им сведения и протокол опроса могут быть использованы в качестве доказательств, и разъяснить, что его (это лицо) могут вызвать в качестве свидетеля, специалиста, потерпевшего для проведения допроса и выполнения иных следственных действий. Нелишне отметить, что это также должно быть удостоверено подписью опрашиваемого в протоколе опроса.

Сообщаемые опрашиваемым сведения могут быть записаны им собственноручно либо такая запись может быть сделана защитником, причем выполняются записи от первого лица и по возможности дословно. Если опрашиваемое лицо в ходе опроса изготавливает схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, предоставляет фотографии, они должны быть приобщены к протоколу опроса, о чем в нем делается соответствующая запись. Протокол должен быть подписан защитником и опрашиваемым, причем подписи опрашиваемого должны быть выполнены в конце каждой страницы.

По окончании опроса протокол предъявляется опрашиваемому для прочтения либо по его просьбе оглашается защитником, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи опрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола. В нем могут быть отражены и иные сведения, которые могут однозначно свидетельствовать о проведении опроса в рамках норм УПК и подтверждать, что результаты опроса могут иметь существенное значение по уголовному делу.

Поскольку результаты опроса могут служить основой для формирования всех видов доказательств, создавать условия и предпосылки для их установления, то нелишне отметить, что факт проведения опроса, если его результаты будут не соответствовать интересам доверителя, не возлагает на защитника обязанности представления соответствующего протокола органу дознания, следователю, прокурору или в суд, а равно не обязывает защитника сообщать указанным органам о проведении опроса и его результатах.