Мудрый Юрист

Выморочное имущество: проблемы и возможные пути решения

Новый Гражданский кодекс, в своей новой редакции, вводит такое некогда "забытое" в советском Гражданском кодексе понятие, как "выморочное имущество". Статья 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации определяет возникновение выморочного имущества, если отсутствуют наследники, и по закону, и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (ст. 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158).

Однако с прибавлением к ранее существовавшим четырем очередям наследников на имущество умершего еще четырех очередей (нетрудоспособные иждивенцы при отсутствии предыдущих очередей наследуют имущество самостоятельно как наследники восьмой очереди) возможность государства на вступление в наследство по закону стала еще более призрачной, нежели во времена действия предыдущего наследственного права.

Новый Гражданский кодекс определяет восемь очередей для принятия наследства. Как и в предыдущем наследственном праве, наследниками первой очереди закон признает супруга (супругу), детей и родителей умершего. При отсутствии завещания все они имеют право на равные доли при разделе наследства.

При отсутствии наследников первой очереди к наследству призываются наследники второй очереди, а именно: дедушка и бабушка умершего как со стороны отца, так и со стороны матери, полнородные и неполнородные (то есть только по одному родителю) братья и сестры умершего. Племянники и племянницы наследодателя наследуют по праву представления, то есть в том случае, если к моменту открытия наследства не осталось в живых их родителей.

Если нет наследников первой и второй очереди, наследниками третьей очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя (дяди и тети наследодателя). Двоюродные братья и сестры наследодателя наследуют по праву представления, то есть в случае, если к моменту открытия наследства нет в живых их родителей. Как и ранее, четвертую очередь наследников по закону представляют прадедушки и прабабушки наследодателя.

Если нет наследников всех перечисленных очередей, к наследству призываются наследники четвертой и пятой степеней родства. К ним относятся: в качестве наследников пятой очереди - дети родных племянников и племянниц наследодателя (двоюродные внуки и внучки) и родные братья и сестры его дедушек и бабушек (двоюродные дедушки и бабушки); в качестве наследников шестой очереди - дети двоюродных внуков и внучек наследодателя (двоюродные правнуки и правнучки), дети его двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянницы и племянники) и дети его двоюродных дедушек и бабушек (двоюродные дяди и тети).

Далее "седьмая вода на киселе" продолжается. Если нет наследников всех предшествующих очередей, к наследованию в качестве наследников седьмой очереди по закону призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя.

И, наконец, если даже нет ни одного наследника из всех перечисленных очередей, в наследство вступают наследники восьмой очереди. К ним относятся нетрудоспособные иждивенцы умершего вне зависимости от степени родства, если к моменту открытия наследства отсутствуют наследники всех предыдущих очередей и они проживали с наследодателем не менее года до его смерти.

И только если окажется, что нет ни одного наследника, ни по закону, ни по завещанию, то все имущество, принадлежащее наследодателю на момент смерти, на основании ст. 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации считается выморочным и переходит к Российской Федерации.

В пункте 3 этой же статьи определено, что порядок наследования и учета выморочного имущества, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований определяются законом. Однако до настоящего времени такого закона нет, как нет и достаточной судебной практики в решении этого вопроса.

Ранее, до введения в действие третьей части Гражданского кодекса, все выморочное имущество, поступавшее в собственность государства, передавалось в собственность субъектов Российской Федерации и муниципальных образований налоговыми органами, причем безвозмездно. Все это действие определялось Постановлением СМ СССР от 29 июня 1984 г. N 683 "Положение о порядке учета, оценке и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов" и Инструкцией Минфина СССР от 19 декабря 1984 г. N 185 "О порядке учета, оценке и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов".

Эти правила, определяющие порядок перехода имущества к государству, в частности в муниципальную собственность, разработанные еще двадцать лет назад, действуют и по сей день. Однако нотариальные органы никак не могут решиться, за кем же все-таки регистрировать выморочное имущество. Ранее налоговые органы, руководствуясь вышеперечисленными нормативными актами о порядке передачи выморочного имущества в муниципальную собственность, обращались к нотариусу с просьбой выдать свидетельство о праве на наследство по закону за государством и затем по акту приема-передачи передавали это имущество в собственность муниципальных образований. Теперь же, руководствуясь новым Гражданским кодексом, нотариальные конторы регистрируют выморочное имущество как собственность Российской Федерации (согласно ст. 1151 ГК РФ), и кто затем должен передавать это имущество в собственность муниципальных образований, неизвестно. Не помогают и многочисленные совещания нотариусов по данному вопросу. Тем не менее одним из результатов этих совещаний стало то, что нотариусы отказываются руководствоваться порядком передачи имущества, определенным еще в советские времена, и отказываются передавать имущество, оставшееся без наследников, в собственность муниципальных образований.

Кроме того, в связи с увеличением числа очередности принятия наследства шансы даже государства в целом на получение наследства становятся весьма призрачны, несмотря уже на получение имущества муниципальным образованием.

Помимо этого до сих пор также не определен порядок розыска наследников умершего. Если ближайших родственников (детей, родителей, супруга) еще можно разыскать через ЗАГС или органы внутренних дел, то как быть с родственниками, о которых отсутствуют какие-либо сведения? Ведь сведений о наследниках, указанных в ст. 1145 ГК РФ, нет ни в одних картотеках ЗАГСа или органов внутренних дел. И найти их, на мой взгляд, не представляется возможным. Данное суждение подтверждается некоторыми моментами, когда во время подачи документов о вступлении в наследство по закону за государством в нотариальные органы (а документы передаются нотариусам только в том случае, когда есть достаточные основания полагать, что у умершего нет наследников ни по закону, ни по завещанию) в адрес комитета по управлению имуществом приходят судебные повестки, в которых комитет выступает в качестве ответчика (как правило, именно комитеты по управлению имуществом наделяются полномочиями по распоряжению и принятию имущества и являются ответчиками в судебных делах, связанных с установлением факта владения и пользования недвижимым имуществом гражданами или признанием права собственности на это имущество). И возникает ситуация, когда на одно и то же имущество претендуют на вполне законных основаниях два субъекта правоотношений: гражданин и муниципальное образование.

С недавнего времени на нотариальные органы были возложены полномочия по розыску наследников. Однако некоторые нотариусы считают, что для розыска наследников по открывшемуся наследству достаточно дать объявление в местных и в областных газетах. А что делать, если в месте, где открылось наследство, не проживает ни одного из наследников и никто из знакомых или соседей не знает, есть ли вообще родственники у умершего? На мой взгляд, нотариальным органам не следует ограничиваться только лишь объявлением в газете, а более тесно сотрудничать с ЗАГСом и жилищно-коммунальными хозяйствами, так как эти службы располагают наиболее точными данными о родственниках умершего. Конечно, учитывая бюрократические особенности некоторых служб, процесс по розыску наследников может затянуться на долгие месяцы. И не факт, что результат этих поисков будет положительным. Однако эти действия, возможно, оградят как нотариальные органы, так и муниципальные образования в целом от дальнейших судебных разбирательств, если вдруг обнаружится дальний родственник наследодателя и станет доказывать, что он не знал и не мог знать об открывшемся наследстве, так как проживал совсем в другом городе и не поддерживал контактов с умершим. А в свете защиты законных прав и интересов человека и лояльности нашей судебной системы к неграмотным (в плане знания законодательства) гражданам доказать свое законное право на наследство не составит особого труда.

Все это еще усугубляется новизной третьей части Гражданского кодекса в целом и отсутствием сложившейся достаточной судебной практики. Проанализировав некоторые печатные издания, публикующие научные статьи, я пришел к выводу, что до настоящего времени так и не рассмотрена проблема выморочного имущества и возможные пути ее разрешения. Авторы статей, рассматривая и анализируя основные положения нового наследственного права, практически полностью игнорируют понятие выморочного имущества, останавливаясь лишь на очередности принятия наследства.

Но ведь понятие выморочного имущества существует не один десяток лет. Первые упоминания о выморочном имуществе встречаются еще с 1923 года, когда был принят Гражданский кодекс, который определял, что имущество, оставшееся без наследников, равно как если все наследники лишены по завещанию этого имущества, переходит в собственность государства. Впоследствии понятие выморочного имущества неоднократно забывалось, и в конце концов о нем вспомнили в третьей части Гражданского кодекса. Вспомнили, но, вероятнее всего, пришли к выводу, что "раздавать" это самое имущество муниципальным образованиям, на которых расположено имущество, будет слишком расточительно, поэтому и определили, что лучше всего будет, если выморочное имущество будет переходить в собственность Российской Федерации. Однако изначально в проекте третьей части Гражданского кодекса от 29 января 1997 года, в ч. 3 ст. 1195 "Наследование выморочного имущества", определялось, что выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность муниципального образования по месту открытия наследства. На мой взгляд, положение этой статьи наиболее четко разграничивало и определяло правовое состояние имущества, оставшегося без наследников, и разом убирало бюрократические проблемы, связанные с переходом имущества из одного правового положения в другое. И сколько можно было бы сохранить бесценного времени и потраченных средств на передачу имущества, находящегося на одном месте, из одного правового положения в другое, а потратить все эти силы и средства на решение куда более важных социальных проблем.