Мудрый Юрист

Некоторые проблемы квалификации убийства, совершенного с отягчающими обстоятельствами

Нуркаева Татьяна Николаевна, доцент кафедры уголовного права Уфимского юридического института МВД РФ, канд. юрид. наук, доцент.

Жизнь человека является самым ценным благом, которое дается ему от рождения, поэтому и средства его обеспечения должны быть наиболее весомые. Таковыми являются уголовно-правовые средства защиты. К числу важнейших способов обеспечения права человека на жизнь в рамках уголовного права относится правильная квалификация содеянного и назначение справедливого наказания виновному. Остановимся на некоторых проблемах, возникающих при квалификации убийства.

Так, спорные вопросы на практике возникают при квалификации убийства лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК). Особенно много споров вызывают случаи убийства спящего человека, лица, находящегося в обморочном состоянии или глубокой степени опьянения. Интересно отметить, что до выхода в свет Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)" суды подобные случаи убийств, как правило, квалифицировали по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии <*>. После принятия Пленумом вышеназванного Постановления убийство спящего человека, лица, находящегося в обморочном состоянии или глубокой степени опьянения, суды все чаще стали рассматривать как простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК) <**>.

<*> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 12. С. 9; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 4. С. 9 - 10.
<**> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 8. С. 19; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 8. С. 12; и др.

Иллюстрацией к сказанному является дело в отношении В. и С. Предварительным следствием их действия были квалифицированы по п. п. "в" и "ж" ч. 2 ст. 105 УК. Из дела видно, что между В. и ее отчимом П., проживавшими в одной квартире, сложились личные неприязненные отношения. В., узнав о невозможности выселения отчима, решила совершить убийство последнего. С этой целью она вступила в предварительный сговор с С. Вооружившись молотком и скалкой и подойдя к спящему П., они нанесли последнему каждый не менее пяти ударов в область головы, от которых потерпевший на месте скончался, не приходя в сознание. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан исключила из обвинения п. "в" ч. 2 ст. 105 УК, указав, что убийство потерпевшего во время сна не может расцениваться как квалифицированное убийство, поскольку потерпевший спал и не мог сознавать происходящего с ним <*>.

<*> Архив Верховного Суда Республики Татарстан за 2001 г., дело N 02п01-173. Этой же позиции придерживается и практика Верховного Суда Республики Башкортостан. См.: Архив Верховного Суда Республики Башкортостан за 2001 г., дело N 2-19/01.

Между тем представляется, что толкование Пленумом данного квалифицирующего обстоятельства далеко не безупречно. Пленум, в частности, указал, что по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство <*>. Из этого определения можно выделить два момента, это: 1) реальная неспособность лица защитить себя в силу своего физического или психического состояния, 2) осознание виновным этого обстоятельства. Представляется, что при таком понимании беспомощности состояния человека убийство спящего или лица, находящегося в глубокой степени опьянения, вполне охватывается этим понятием. Поэтому практика судов последних лет, с нашей точки зрения, противоречит положениям Пленума.

<*> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 3. С. 3.

Нет единства по этому вопросу и среди ученых. Одни достаточно широко толкуют понятие "беспомощного" состояния человека, относя сюда все случаи, когда потерпевший не может сознавать происходящего с ним вследствие малолетства, глубокого сна, сильного опьянения, обморока либо не может оказать сопротивления убийце из-за отсутствия физической возможности (престарелый возраст, тяжелое заболевание) <*>. Другие считают, что подобные случаи убийства не повышают степени общественной опасности содеянного, поскольку потерпевшие в этом состоянии не осознают происходящего с ними. Исходя из этого убийство лица, находящегося в бессознательном состоянии (спящего, находящегося в обмороке, глубокой степени опьянения), они относят к простому убийству (ч. 1 ст. 105 УК) <**>. Последняя точка зрения представляется нам более убедительной. Действительно, убийство лица, которое хотя фактически и находится в беспомощном состоянии, но не осознает характер угрожающей ему опасности (убийство спящего, лица, находящегося в обмороке), нельзя относить к квалифицированному убийству. Другое дело, когда речь идет об убийстве человека, который, находясь в беспомощном состоянии, понимает, что его сейчас убьют и в связи с этим испытывает сильные страдания. Подобные случаи убийства и должны квалифицироваться по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК, поскольку они значительно повышают степень общественной опасности содеянного и личности виновного.

<*> См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М.: ИНФРА М-НОРМА, 1998. С. 54; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М.: Триада, Лтд, 1997. С. 20.
<**> См.: Дементьев С. Понятие беспомощного и бессознательного состояния // Российская юстиция. 1999. N 1. С. 43; Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2000. С. 68.

С учетом сказанного предлагается внести изменения в пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)", изложив его в следующей редакции: "По п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, осознающему характер угрожающей ему опасности, но неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, который не только понимает это обстоятельство, но и рассчитывает на него". Такое толкование данного квалифицирующего обстоятельства больше соответствует и сложившейся судебной практике.

Сложности в теории уголовного права и судебной практике вызывает и неоднозначное понимание такого квалифицирующего признака убийства, как убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК). Чаще всего споры возникают в случаях ошибки виновного в квалифицирующем обстоятельстве, когда виновный полагает, что он лишает жизни беременную женщину, а она таковой не является. Одни авторы предлагают квалифицировать содеянное как покушение на убийство беременной женщины <1>. Другие считают, что в этих случаях налицо идеальная совокупность преступлений: покушение на убийство беременной женщины и простое оконченное убийство <2>. Третьи полагают, что содеянное в этих случаях следует квалифицировать как оконченное убийство женщины, находящейся в состоянии беременности <3>. Имеется и такая точка зрения, согласно которой действия виновного в этих случаях следует квалифицировать как "простое" убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков) <4>. Первая точка зрения представляется нам не совсем верной, поскольку она не отражает должным образом степень общественной опасности содеянного, ведь налицо реальное наступление общественно опасного последствия - смерть женщины. Нельзя согласиться и со второй позицией, поскольку здесь искусственно создается множественность преступлений, между тем налицо одно преступление и одна потерпевшая. Абсолютно неприемлемой представляется нам и последняя точка зрения, автор которой предлагает квалифицировать содеянное как "простое" убийство. С его точки зрения, определяющим в квалификации в этих случаях будет наличие или отсутствие факта беременности потерпевшей. Если следовать логике автора, то в случае, когда виновный, к примеру, имел умысел совершить кражу из сейфа в крупных размерах, а фактически там оказалась ничтожно малая сумма (предположим, 100 рублей), то содеянное должно оцениваться как малозначительное деяние, не являющееся преступлением. Это противоречит сложившемуся в теории уголовного права и судебной практике правилу - квалифицировать содеянное в соответствии с направленностью умысла виновного (принцип субъективного вменения). В специальной литературе этот принцип определяется как основополагающее начало, в соответствии с которым правовая доктрина и законодательство формируются и строятся таким образом, что юридическая оценка совершаемых лицом деяний допускается лишь тогда, когда имеющие правовое значение обстоятельства деяния охватывались сознанием лица, его совершившего <5>. Если виновный убежден, что убивает беременную женщину и желает этого (то есть осознает данное квалифицирующее обстоятельство), то это значительно повышает степень общественной опасности содеянного и должно быть отражено в квалификации. Наиболее приемлемой для нас представляется третья позиция (С.В. Бородина), и хотя она также не является абсолютно безупречной, однако, на наш взгляд, в большей мере отражает степень общественной опасности содеянного, поскольку, с одной стороны, показывает направленность умысла виновного, а с другой - наступление преступного результата - смерти женщины.

<1> См., напр.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 2000. С. 55; Якушин В.А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Тольятти, 1998. С. 280 - 281; и др.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000.

<2> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 2001. С. 228.
<3> Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 106.
<4> См.: Святенюк Н. Квалификация некоторых видов убийств // Уголовное право. 2004. N 1. С. 49.
<5> См.: Якушин В.А. Указ. раб. С. 16.