Мудрый Юрист

Торжество обвинительного уклона

Владимир Горелик, председатель коллегии адвокатов, МКА "Горелик и партнеры", заслуженный юрист России, г. Москва.

Главная проблема национального уголовного законодательства - наличие обвинительного уклона. Она постоянно обсуждается и в контексте иллюзорного продвижения правовой реформы уже набила оскомину. Но воз и ныне там, положение дел не меняется, о чем свидетельствует чудовищно низкий удельный вес оправдательных приговоров по уголовным делам.

Суть и причина

В Российской Федерации создана правовая система гарантий, обеспечивающих право гражданина защищать свои права в уголовном судопроизводстве всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45, ст. 46, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, ст. 16 УПК РФ).

На суд, как и на государственного обвинителя, возложена обязанность обеспечить подсудимому и его защите возможность осуществления прав. В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании и пр. (ч. 1 ст. 11, ч. 2 ст. 16, ст. 244 УПК РФ). Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне защиты или обвинения и создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных прав и обязанностей и соблюдения принципа состязательности сторон.

Законом предусмотрены нормы, устанавливающие порядок проведения судебного заседания и реализации процессуальных прав сторонами, в соответствии с которыми (ч. ч. 1 и 2 ст. 243 УПК РФ) председательствующий принимает меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, обеспечивая соблюдение распорядка судебного заседания и выполняя другие процессуальные обязанности, включающие в том числе создание условий для реализации права защиты на заявление ходатайств (п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 5 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

Таким образом, общие нормы-принципы, определяющие правовые основы уголовного судопроизводства, отвечают требованиям правового государства и обеспечивают эффективную защиту законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Однако фактически при рассмотрении уголовных дел в суде провозглашенные нормы-принципы зачастую не работают ввиду существенных перекосов в правоприменительной практике и нормативной неурегулированности многих вопросов, требующих четкой проработки.

Это доказывают статистические показатели, характеризующие результаты работы уголовных судов.

Оправдание в виде исключения

Статистика оправдательных приговоров в РФ, которые выносятся судами при осуществлении уголовного судопроизводства, мягко говоря, вызывает недоумение. Сведения об этом особо не афишируются, однако в открытых источниках можно встретить такие данные. В среднем ежегодно суды РФ рассматривают уголовные дела в отношении 0,8 - 1,1 млн. человек. Число подсудимых, в отношении которых вынесены оправдательные приговоры, приводится в СМИ в интервале от 4000 до 9000 человек.

Из числа вынесенных приговоров удельный вес оправдательных приговоров, в которых констатируется невиновность лица, привлекаемого к уголовной ответственности, ежегодно колеблется в пределах от 0,8 до 1%.

Таким образом, в практике работы российских судов оправдательный приговор, устанавливающий невиновность подсудимого, является исключительным случаем.

Возможно, кто-то скажет, что указанные результаты свидетельствуют о блестящей работе наших правоохранительных органов - следствия и дознания, органов, осуществляющих ОРД, и прокуратуры. Но, к сожалению, это не так.

Практика показывает, что приведенные показатели оправдательных приговоров не отражают реального качества следствия и существенно завышают коэффициент полезного действия следователя при расследовании уголовных дел. Особо впечатляет сравнение удельного веса оправдательных приговоров по делам частного обвинения и по остальным уголовным делам, по которым в качестве обвинителя выступает представитель государства. Удельный вес оправданий по уголовным делам, поддерживаемым государством, многократно ниже.

Удельный вес человеческих ошибок, то есть ошибок, допущенных следователем, оперуполномоченным или прокурором, имеющих прямое отношение к расследованию и направлению уголовного дела в суд, с учетом особенностей человеческой психологии не может так существенно различаться в зависимости от категории расследуемых дел. Правоохранительные органы еще далеки от совершенства и зачастую укомплектованы недостаточно подготовленными специалистами, не способными обеспечить столь высокие показатели, свидетельствующие о практически безошибочной работе следствия.

Фактически эти результаты свидетельствуют не о качественном расследовании уголовных дел и о минимальном количестве брака, допущенного на следствии, а лишь о "соглашательской" с обвинением позиции, проявляемой судами при рассмотрении конкретных уголовных дел, о тотальном торжестве обвинительного уклона в деятельности судов и государственного обвинения, а также о значительных болезненных процессах, которым подверглась система российского правосудия и правоохранительной деятельности в целом.

Очевидно, что корень всех зол заключается в отсутствии подлинной независимости судов, укомплектованных судьями, работающими с оглядкой на государство в лице председателя суда и других судейских чиновников. Статус судей и их материальное благополучие всецело находятся в руках вертикали государственной власти, и необходимой системы сдержек и противовесов в целях обеспечения эффективной деятельности судебной системы до сих пор не найдено. Именно поэтому до настоящего времени в России не заработал, как это положено в правовом государстве, старый и перепроверенный многовековым опытом судейской системы принцип: "Если хочешь быть беспристрастным судьей, то смотри не на обвинителя, а на дело".