Мудрый Юрист

О применении последствий недействительности сделки по инициативе суда

А.М. ЭРДЕЛЕВСКИЙ

А.М. Эрделевский, профессор МГЮА, доктор юридических наук.

В правоприменительной практике значительные трудности вызывает вопрос о допустимости применения арбитражными судами правила ч. 2 п. 2 ст. 166 ГК, согласно которому суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе. Затруднения вызваны тем, что действующий АПК не наделяет арбитражный суд правом выходить за пределы исковых требований. Суд общей юрисдикции находится в этом аспекте в ином положении, поскольку п. 3 ст. 196 ГПК предоставляет суду право выходить за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Для решения поставленного вопроса следует прежде всего обратить внимание, что, как следует из п. 1 ст. 11 ГК, используемый в этой и последующих нормах ГК термин "суд" включает в себя суд общей юрисдикции, арбитражный суд и третейский суд. В ст. 12 ГК применение последствий недействительности ничтожной сделки определено в качестве одного из способов защиты гражданских прав. В силу п. 1 ст. 11 ГК защиту нарушенных или оспоренных субъективных гражданских прав осуществляет суд.

Согласно ч. 2 п. 2 ст. 166 ГК требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. С учетом положений ст. 11, 12 ГК очевидно, что заинтересованным в предъявлении такого требования может быть лишь лицо, чье субъективное право каким-либо образом нарушено в связи с исполнением ничтожной сделки. Основным последствием недействительности сделки по общему правилу является двусторонняя реституция, то есть возврат обеих сторон сделки в первоначальное состояние (п. 2 ст. 167 ГК).

В ряде случаев вместо двусторонней реституции в качестве основного последствия недействительности применяется односторонняя реституция (возврат одной из сторон всего исполненного по сделке и взыскание с другой стороны всего полученного или причитавшегося ей в возмещение исполненного) или недопущение реституции (взыскание с обеих сторон полученного по сделке). Односторонняя реституция и недопущение реституции как последствия недействительности ничтожной сделки применяются лишь в случаях, предусмотренных ст. 169 ГК, то есть в качестве последствий недействительности сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности (односторонняя реституция предусмотрена и в ст. 179 ГК, но в этой норме речь идет не о ничтожных, а об оспоримых сделках). Кроме основных последствий недействительности сделки существуют и дополнительные последствия - взыскание с виновной стороны причиненного другой стороне реального ущерба (например, ст. 172 ГК).

Очевидно, что способом защиты нарушенного субъективного права могут быть требования о применении не любых, а лишь реституционных или дополнительных последствий недействительности сделки. Применение конфискационных последствий, то есть взыскание полученного в доход государства, не может быть способом защиты нарушенного права. Следовательно, требование о применении конфискационных последствий недействительности сделки не может быть предметом иска лица, чье право нарушено в связи с исполнением ничтожной сделки. Поэтому применение конфискационных последствий по инициативе суда не может квалифицироваться как выход за пределы заявленных требований.

В ч. 2 п. 2 ст. 166 ГК речь идет не о выходе суда за пределы исковых требований, а о допустимости применения последствий недействительности ничтожной сделки по инициативе суда. Как было показано выше, такое применение, в зависимости от вида последствий недействительности ничтожной сделки, может одновременно являться выходом за пределы исковых требований (реституционные и дополнительные последствия), но может таковым и не быть (конфискационные последствия).

Действующее российское процессуальное законодательство предоставляет право выхода за пределы исковых требований только суду общей юрисдикции, причем лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом (в рассматриваемом случае таким законом является п. 2 ст. 166 ГК), и не предоставляет подобной возможности арбитражному суду. Отсюда следует, что правило п. 2 ст. 166 ГК о возможности применения последствий недействительности ничтожной сделки по инициативе суда распространяется как на суды общей юрисдикции, так и на арбитражные суды. Однако, как показывает проведенный выше анализ, суды общей юрисдикции могут применять по собственной инициативе любые предусмотренные законом последствия недействительности ничтожной сделки, а арбитражные суды - только конфискационные последствия, предусмотренные ст. 169 ГК.