Мудрый Юрист

Проблемы квалификации недействительности кабальных сделок

Киселев А.А., кандидат юридических наук.

Последним видом оспоримых сделок с пороками воли, прямо указанных в главе 9 ГК РФ, являются кабальные сделки, то есть сделки, заключенные вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных условиях для одной из сторон.

Достаточно большая часть сделок содержит те или иные черты кабальности, что делает возможным признание их недействительными. Поэтому в целях стабильности гражданского оборота необходимо четкое определение элементов кабальных сделок.

В настоящее время признаки кабальных сделок определены в статье 179 ГК РФ. В ней говорится, что кабальной является сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась.

Таким образом, согласно ГК РФ кабальные сделки характеризуются следующими признаками:

  1. заключать кабальную сделку может любое лицо (в том числе юридическое), а не только граждане, как это было в ГК РСФСР 1964 года;
  2. кабальная сделка заключается вследствие стечения тяжелых обстоятельств. Легкомыслие или неопытность потерпевшего в расчет не принимаются;
  3. кабальная сделка заключается не просто в ущерб потерпевшему, а на крайне невыгодных для него условиях, когда встречные представления явно несоразмерны;
  4. другая сторона в сделке сознательно использует тяжелое положение потерпевшего при заключении сделки.

Насколько оправданно в ГК РФ 1994 года распространение правил о кабальных сделках не только на граждан, но и на юридические лица? Ведь состояние крайней нужды, традиционно обосновывающее кабальность сделки, с большим трудом можно вообразить в отношении юридических лиц.

Даже понятие стечения тяжелых обстоятельств, которое является более широким, чем понятие крайней нужды, в отношении юридических лиц следует применять крайне осторожно. Об этом свидетельствует и судебная практика, которая чрезвычайно редко признает юридические лица находящимися под влиянием стечения тяжелых обстоятельств.

Только в исключительных случаях должны признаваться кабальными сделки в отношении юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Как справедливо отмечает О.Н. Садиков, "при неблагоприятной конъюнктуре рынка предприниматели могут идти на заключение сделок на явно невыгодных для себя условиях, опасаясь дальнейшего ухудшения экономической обстановки. Такие сделки не могут признаваться кабальными. Равным образом не должны признаваться кабальными сделки, совершенные предпринимателями с явными коммерческими просчетами, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется на их риск" <*>.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1997. С. 374.

Именно исходя из этих соображений в отношении юридических лиц - предпринимателей, а также граждан-предпринимателей (по отношениям, связанным с осуществлением ими предпринимательской деятельности) целесообразно ввести в законодательство более жесткие условия признания заключаемых ими сделок кабальными.

Для коммерческих организаций, на наш взгляд, тяжелыми обстоятельствами должны являться только обстоятельства непреодолимой силы, которые во всех отношениях могут применяться в качестве "тяжелых обстоятельств" в целях признания сделок кабальными. Это правило полезно было бы закрепить в законе.

Что же касается остальных субъектов, то в отношении их понятие стечения тяжелых обстоятельств должно толковаться более широко. Под ними следует понимать любые уважительные чрезвычайные обстоятельства (тяжелую болезнь, крайнюю необходимость и т.п.), влекущие за собой необходимость совершения сделки на любых условиях. Следует принимать во внимание имущественное положение лица, совершающего кабальную сделку, обстановку ее совершения и т.п.

Болезненное состояние, крайняя нужда и т.д. сами по себе еще не будут порочить сделку в связи с ее кабальностью. Между стечением тяжелых обстоятельств и заключением сделки на кабальных условиях должна быть причинно-следственная связь: обстоятельства должны влечь за собой необходимость заключения сделки на кабальных условиях.

Как отмечает В.А. Тархов, "трудно принять отнесение к тяжелым обстоятельствам болезненного положения лица, совершающего невыгодную сделку, если положение не вынуждает сделать какие-то чрезвычайные расходы... Само по себе болезненное состояние, в зависимости от его характера, может послужить основанием для применения статьи 177, а не 179 ГК РФ" <*>.

<*> Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1997. С. 233; Бюлл. Верх. Суда РСФСР. 1990. N 12. С. 5.

В любом случае степень тяжести обстоятельства, а также причинно-следственную связь между наступлением тяжелых обстоятельств и совершением кабальной сделки будет устанавливать суд. В частности, обстоятельства, которые закон прямо не признает обстоятельствами непреодолимой силы (отсутствие на рынке необходимого товара, отсутствие денежных средств, невыполнение обязательств со стороны контрагента и т.п.), в определенных ситуациях могут рассматриваться как тяжелые обстоятельства. Тем более к таким обстоятельствам должны быть отнесены обстоятельства непреодолимой силы и близкие к ним.

Следующим признаком кабальной сделки является заключение ее на крайне невыгодных условиях - "закон требует, чтобы невыгодность сделки была явной... ее условия в сравнении со средними существующими в этот момент ценами являются резко, значительно невыгодными для одной из сторон, то есть резко отступающими от нормальных условий для этого рода договоров, и что лишь только в силу тяжелого бедственного положения - крайней нужды - одна из сторон принимает эти диктуемые ей сильной стороной условия" <*>. Данные рекомендации вполне могут быть использованы и в настоящее время.

<*> См: Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1967. С. 239.

Одной из новелл действующего ГК РФ является то, что для признания сделки кабальной требуется еще доказательство того, что другая сторона воспользовалась стечением тяжелых обстоятельств. При этом не вполне удачная редакция статьи 179 ГК не дает однозначного ответа на вопрос: чем, собственно, должна воспользоваться другая сторона - стечением тяжелых обстоятельств, крайне невыгодными условиями сделки или и тем и другим одновременно?

Вопрос этот имеет важное практическое значение, поскольку от него напрямую зависит предмет доказывания по делам о признании недействительными кабальных сделок. Если недобросовестная сторона должна воспользоваться стечением тяжелых обстоятельств, то необходимо доказывать, что она знала о наличии этих обстоятельств у контрагента и воспользовалась ими при заключении сделки. Если же воспользоваться нужно крайне невыгодными условиями сделки, то достаточно доказать осознание недобросовестной стороной того, что сделка крайне невыгодна для контрагента. Доказывания осведомленности о стечении тяжелых обстоятельств не требуется. Наконец, если воспользоваться нужно и тем и другим, то необходимо доказывать осведомленность недобросовестной стороны как в отношении тяжелых обстоятельств, так и в отношении осознания ею крайне невыгодных условий.

В литературе по этому вопросу высказываются разные взгляды. Так, В.А. Тархов считает, что воспользоваться с точки зрения закона необходимо крайне невыгодными условиями. Он пишет: "...тяжелые обстоятельства, в которых оказалось лицо, совершающее сделку, могут быть неизвестны контрагенту, крайне же невыгодные условия очевидны, поэтому поведение контрагента и подвергается осуждению" <*>.

<*> Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1997. С. 233.

В.С. Ем, не давая четкого ответа на рассматриваемый вопрос, отмечает, что "для признания сделки недействительной вследствие стечения тяжелых обстоятельств необходимо доказать наличие виновного поведения контрагента, намеренно использующего сделку в своих интересах" <*>. Однако при таком подходе виновным следует считать поведение любого участника гражданского оборота, заключающего к своей выгоде сделки с явным намерением использовать их в своих интересах. В этом случае кабальной можно будет признать практически любую сделку, заключенную на крайне невыгодных условиях.

<*> Гражданское право: Учебник: В 2 т. Том 1 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М.: Издательство БЕК, 1998. С. 371 - 373.

На наш взгляд, этот вопрос должен разрешаться следующим образом. Недобросовестная сторона должна воспользоваться лишь тем, что:

  1. контрагент находится в тяжелых обстоятельствах;
  2. контрагент заключает сделку под воздействием тяжелых условий, т.е. вынужденно.

Именно осознание этих двух обстоятельств и должно доказываться при признании кабальных сделок недействительными. Относительно вопроса о том, осознавала ли недобросовестная сторона крайнюю невыгодность условий сделки, сознательно ли она использовала в своих интересах заключенную сделку и т.п., - он вообще не должен иметь никакого значения.

Любой участник гражданских правоотношений вправе свободно действовать к своей выгоде и в своих интересах. Если кто-то по неизвестным ему причинам заключает крайне невыгодную для себя сделку, то добросовестная обогатившаяся сторона не должна нести риск того, что когда-нибудь эту сделку могут признать недействительной как заключенную вследствие стечения тяжелых обстоятельств.

Стремление к обогащению за счет других - естественное состояние гражданского оборота, которое при отсутствии злоупотребления правами недобросовестной стороны не должно порицаться. Поэтому признаваться недействительными должны только те сделки, в которых одна из сторон сознательно воспользовалась при обогащении тяжелым положением другой стороны, а не те, где кто-то просто воспользовался крайне невыгодными условиями сделки.

Существует масса сделок, которые по своей природе носят неэквивалентный характер. Таковы договоры беспроцентного займа, безвозмездного пользования, дарения и т.д. Обе стороны в них ясно осознают, что сделка носит явно невыгодный для одной из сторон характер, и это не является поводом сомневаться в действительности сделок. Выяснение осознания обогатившимся явной невыгодности сделки неуместно еще и потому, что степень этой невыгодности носит объективный характер и в конечном итоге оценивается судом. В силу изложенных причин осознание контрагентом, воспользовавшимся кабальной сделкой, ее крайней невыгодности не должно входить в предмет доказывания по делам о признании недействительными этих сделок.

Сторона уже будет считаться воспользовавшейся стечением тяжелых обстоятельств с момента заключения сделки. Неисполнение сделки потерпевшим не является основанием утверждать, что ее контрагент не успел воспользоваться кабальной сделкой. Уже сам факт заключения договора свидетельствует о том, что недобросовестная сторона воспользовалась неблагоприятным стечением обстоятельств у другой стороны.

О.Н. Садиков по этому поводу пишет: "Не требуется, чтобы эта другая сторона совершала активные действия с тем, чтобы воспользоваться тяжелыми обстоятельствами контрагента; самого заключения такой сделки будет, как правило, достаточно. Например, продажа имущества по явно заниженной цене беженцами или погорельцами, произведенная по их инициативе, является основанием для применения правил статьи 179 о кабальной сделке" <*>.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный). М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1997. С. 374.

В кабальных сделках, как и в других оспоримых сделках, предусмотренных в статье 179 ГК РФ, несоответствие воли и волеизъявления вызывается внешним воздействием на потерпевшего. Однако, в отличие от других составов, внешнее воздействие здесь связано в большей степени не с действиями контрагента или третьих лиц, а с объективным моментом - стечением тяжелых для данного лица обстоятельств. Необходимость избежать последствий этих обстоятельств и вынуждает потерпевшего совершать сделку.

Последствием признания сделки кабальной, как и во всех случаях, предусмотренных статьей 179 ГК РФ, является односторонняя реституция. Основанием применения конфискационных санкций к одной из сторон сделки как раз и является то обстоятельство, что она умышленно воспользовалась стечением тяжелых обстоятельств у другой стороны.

Следует заметить, что к кабальным сделкам нельзя относить сделки, признаваемые недействительными на основании пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса РФ. В этой статье установлено следующее:

"Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят супруга в крайне неблагоприятное положение".

Несмотря на внешнее сходство с кабальными сделками, они не являются таковыми в силу того, что из всех признаков кабальной сделки для признания недействительным брачного договора необходимым и достаточным является только один: крайне неблагоприятное положение одной из сторон по условиям договора. Все остальные признаки (внешнее стечение тяжелых обстоятельств, использование тяжелого положения другой стороной) в данном случае отсутствуют.

Также данная норма является специальной, поскольку по смыслу пунктов 1 и 2 статьи 44 СК РФ брачный договор может быть признан недействительным не только на основании пункта 2 статьи 44 СК РФ, но и по любым основаниям, предусмотренным ГК РФ (то есть в том числе и по основанию кабальности).

Исходя из этого можно заключить, что законодатель применительно к брачному договору установил специальное основание, отличное от кабальности, позволяющее признавать явно невыгодные для одного из супругов сделки (брачные договоры) недействительными в упрощенном порядке. Для этого не требуется, чтобы при заключении договора супруг был в тяжелом положении: одной невыгодности договора (причем не обязательно имущественного характера) уже достаточно для того, чтобы признать договор недействительным.

Так как давления тяжелых обстоятельств для признания недействительности сделки по данному основанию не требуется, то воля стороны, заключающей невыгодный брачный договор, может быть свободна. Поэтому такая сделка не относится к сделкам с пороками воли, а является особым видом недействительной сделки, не соответствующей требованиям закона, однако в силу закона (ст. 168 ГК РФ, п. 2 ст. 44 СК РФ) являющейся оспоримой.

Последствием недействительности брачного договора по пункту 2 статьи 44 СК РФ должна являться двусторонняя реституция. Это вытекает не только из формальных правил (общим последствием всех сделок, не соответствующих закону, является двусторонняя реституция), но и из соображений справедливости: другой супруг мог заключить сделку на невыгодных условиях вполне добросовестно, возможно, даже под воздействием прямых настояний "потерпевшего". Было бы поэтому неправильно подвергать его конфискационным мерам односторонней реституции.

Вполне возможно, однако, что при заключении брачного договора будет иметь место стечение тяжелых обстоятельств и при этом одна из сторон будет недобросовестной. В таком случае будут налицо все признаки кабальной сделки. Соответствующий договор может быть признан недействительным, но уже не на основании пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса, а на основании статьи 179 ГК РФ с применением односторонней реституции.

Выбор основания оспаривания в такой ситуации тем не менее должен принадлежать истцу: он может не воспользоваться статьей 179 ГК РФ, а подать иск по пункту 2 статьи 44 СК РФ. Суд будет в этом случае обязан применить двустороннюю реституцию, если об этом просит истец, даже несмотря на то что будут очевидны признаки кабальной сделки.