Мудрый Юрист

Виды и особенности применения бюджетно-правовых санкций за бюджетные правонарушения

В связи с бурным развитием бюджетного законодательства РФ в последние годы новое наполнение получают многие институты бюджетного права, в том числе институт ответственности за нарушение бюджетного законодательства. До недавнего времени правовые нормы об ответственности в бюджетной сфере не были кодифицированы. Такие нормы содержались в федеральных и региональных законах о бюджете на соответствующий финансовый год, в Законе РФ "О субвенциях республикам в составе Российской Федерации, краям, областям, автономной области, автономным округам, городам Москве и Санкт-Петербургу", Положении о Министерстве финансов РФ и Положении о Федеральном казначействе.

С принятием Бюджетного кодекса РФ ситуация существенно изменилась: часть четвертая Кодекса посвящена ответственности за нарушение бюджетного законодательства РФ. Кроме того, с 1 июля 2002 г. был введен в действие Кодекс РФ об административных правонарушениях, в гл. 15 которого предусмотрена ответственность за совершение нескольких административных правонарушений в области финансов (бюджета).

Изменения в законодательстве обусловили разные подходы специалистов к проблеме бюджетно-правовых санкций в бюджетном праве.

Согласно ст. 282 БК РФ к нарушителям бюджетного законодательства могут быть применены следующие меры:

  1. предупреждение о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса;
  2. блокировка расходов;
  3. изъятие бюджетных средств;
  4. приостановление операций по счетам в кредитных организациях;
  5. наложение штрафа;
  6. начисление пени;
  7. иные меры в соответствии с Бюджетным кодексом и другими федеральными законами.

Классификация мер принуждения, применяемых за бюджетные правонарушения, неоднозначна. Так, Т.В. Конюхова считает, что к нарушителям бюджетного законодательства могут быть применены следующие меры:

<*> См.: Конюхова Т.В. Развитие института ответственности за нарушения бюджетного законодательства // Законодательство и экономика. 2003. N 2. С. 43.

Другова Ю.В. предлагает следующий вариант классификации мер принуждения, применяемых за нарушение бюджетного законодательства РФ.

К пресекательным мерам государственного принуждения относятся:

  1. блокировка расходов (ст. 231 БК РФ);
  2. приостановление операций по счетам в кредитных организациях;
  3. сокращение или прекращение всех форм финансовой помощи из соответствующего бюджета (ст. 290 БК РФ);
  4. аннулирование государственных или муниципальных гарантий (ст. 300 БК РФ).

Перечисленные меры являются пресекательными, так как направлены на прекращение, пресечение противоправных действий в бюджетной сфере, предотвращение причинения имущественного вреда общественно-территориальным образованиям. Никаких дополнительных обременений в случае применения этих мер принуждения нарушители бюджетного законодательства не несут.

Правовосстановительными мерами являются:

  1. изъятие в бесспорном порядке следующих видов бюджетных средств: а) используемых не по целевому назначению; б) подлежащих возврату в бюджет, срок возврата которых истек; а также процентов (платы) за пользование бюджетными средствами, предоставленными на возвратной основе, срок уплаты которых наступил (ст. 289 - 291, 296 - 299, 302 - 303 БК РФ);
  2. пеня (ст. 290, 291, 304, 305 БК РФ, ст. 33 Федерального закона "О приватизации государственного и муниципального имущества");
  3. выплата компенсации получателям бюджетных средств в размере недофинансирования (ст. 293 БК РФ).

Перечисленные меры направлены на компенсацию, устранение вреда и убытков, причиненных как общественно-территориальным образованиям, так и бюджетополучателям неправомерными действиями в бюджетной сфере. При применении этих мер дополнительные обременения в отношении нарушителей не наступают <*>.

<*> См.: Другова Ю.В. Ответственность за нарушения бюджетного законодательства // Журнал российского права. 2003. N 3. С. 21.

Думается, что юридическую природу мер принуждения, применяемых к нарушителям бюджетного законодательства, объективно отражает следующая классификация бюджетно-правовых санкций:

  1. пресекательные меры (блокировка расходов (ст. 231 БК РФ), приостановление операций по счетам в кредитных организациях (ст. 290 БК РФ), аннулирование государственных или муниципальных гарантий (ст. 300 БК РФ));
  2. предупредительные меры (сокращение или прекращение всех форм финансовой помощи из соответствующего бюджета - ст. 290 БК РФ);
  3. правовосстановительные меры (изъятие в бесспорном порядке следующих видов бюджетных средств: а) используемых не по целевому назначению; б) подлежащих возврату в бюджет, срок возврата которых истек; а также процентов (платы) за пользование бюджетными средствами, предоставленными на возвратной основе, срок уплаты которых наступил (ст. 289 - 291, 296 - 299, 302 - 303 БК РФ); выплата компенсации получателям бюджетных средств в размере недофинансирования (ст. 293 БК РФ));
  4. меры бюджетной ответственности (предупреждение о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса, пеня и др.).

Из числа указанных мер принуждения, применяемых к нарушителям бюджетного законодательства РФ, возникают трудности при определении сущности таких мер бюджетной ответственности, как разновидности бюджетно-правовых санкций.

В санкции ст. 292 БК РФ "Непредставление либо несвоевременное представление отчетов и иных сведений, необходимых для составления проектов бюджетов, их исполнения и контроля за их исполнением" указан штраф, предусмотренный Кодексом РСФСР об административных правонарушениях, а также предупреждение о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса. Статьей 19.7 "Непредставление сведений (информации)" Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрено наложение административного штрафа за правонарушение, аналогичное правонарушению, определенному в ст. 292 Бюджетного кодекса РФ. То есть можно сделать вывод о том, что штраф, предусмотренный за правонарушение ст. 292 Бюджетного кодекса РФ, является мерой административной ответственности.

Как уже отмечалось, в Бюджетном кодексе РФ (ст. 282) перечислены меры принуждения к нарушителям бюджетного законодательства, среди которых названы предупреждение и штраф. Если соотнести ст. 282 "Меры, применяемые к нарушителям бюджетного законодательства" и ст. 289 - 306 Бюджетного кодекса РФ, устанавливающие ответственность за нарушения в бюджетной сфере, со ст. 3.2 "Виды административных наказаний" Кодекса РФ об административных правонарушениях, то получается, что в ст. 282 Бюджетного кодекса РФ речь идет именно об административном штрафе. Заметим, что во всех статьях Бюджетного кодекса РФ, где наказание определено в виде штрафа, содержится отсылка к Кодексу РФ об административных правонарушениях <*>.

<*> См.: Карасева М.В., Крохина Ю.А. Финансовое право. М.: Издательство "НОРМА", 2002. С. 83.

Административный штраф согласно ст. 3.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях является основным административным наказанием, он может налагаться вместе с одним дополнительным административным наказанием, к которым относится возмездное изъятие или конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, а также административное выдворение за пределы РФ иностранного гражданина или лица без гражданства.

Что касается предупреждения, то Кодекс РФ об административных правонарушениях (ст. 3.2) выделяет его в качестве административного наказания, причем так же, как и штраф, - основного (ст. 3.3). Но два основных административных наказания не могут быть наложены одновременно. В то же время Бюджетный кодекс РФ предполагает одновременное применение обоих видов наказания - штрафа и предупреждения. Следовательно, штраф - это административное наказание, то есть мера административной ответственности, а предупреждение не является административным наказанием. Тогда как определить правовую природу предупреждения о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса, предусмотренного ст. 292, 294 - 302, 306 Бюджетного кодекса РФ?

Проводя аналогию с действующим законодательством - трудовым и административным, где предупреждение называется в качестве мер ответственности, соответственно дисциплинарной и административной, - предупреждение о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса также следует отнести к мерам ответственности, которая будет носить личный характер. Так как предупреждение, предусмотренное Бюджетным кодексом РФ, нельзя отнести к административным, дисциплинарным и другим мерам ответственности, о чем уже было сказано, появляется основание выделять новый вид юридической ответственности - финансово-правовую ответственность.

В качестве мер государственно-властного воздействия на нарушителей бюджетного законодательства БК РФ установил пеню. Наиболее спорным является вопрос относительно пени. По мнению Друговой Ю.В., пеню в бюджетном праве следует рассматривать как разновидность правовосстановительных мер государственного принуждения, но не мер юридической ответственности <*>. В литературе <**>, а также в действующем законодательстве встречается подход, согласно которому пеня - это финансовая санкция, как и штраф, относящаяся к мерам финансово-правовой ответственности.

<*> См.: Другова Ю.В. Ответственность за нарушения бюджетного законодательства // Журнал российского права. 2003. N 3. С. 22.
<**> См.: Карасева М.В., Крохина Ю.А. Финансовое право. М., 2001. С. 83.

В отличие от пени как санкции в налоговом праве (ст. 75 НК РФ) пеня как санкция в бюджетном праве не определяется. Пеня защищает бюджетные правоотношения и применяется в случае нарушения бюджетного законодательства. Государственное принуждение прослеживается в механизме взыскания пени, заключающемся в принудительном изъятии за счет денежных средств правонарушителя. Прообразом пени, взыскиваемой за нарушение бюджетного законодательства, можно считать законную неустойку, применяемую в гражданско-правовых отношениях. Согласно п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойка представляет собой денежную сумму, определенную законом или договором на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Одной из разновидностей неустойки является пеня, которая может быть договорной и законной <*>. Законная неустойка устанавливается законодательством и применяется независимо от соглашения сторон. Вместе с тем необходимо учитывать особенности бюджетной пени, начисляемой при нарушении публично-правовых обязанностей. В связи с этим в науке дискутируется вопрос об отнесении пени к мерам гражданской или финансово-правовой ответственности. Так, Конюхова Т.В. относит пеню к мерам гражданско-правовой ответственности за просрочку исполнения бюджетных обязательств <**>. Позиции о признании пени мерой финансово-правовой ответственности придерживаются Карасева М.В., Крохина Ю.А. Следует поддержать точку зрения Карасевой М.В., Крохиной Ю.А. <***>: пеня как финансово-правовая санкция отличается от пени как гражданско-правовой санкции тем, что финансово-правовые пени в отличие от гражданско-правовых не могут быть установлены соглашением сторон, суммы этих пеней взыскиваются исключительно в доход государства или муниципальных образований, взыскание осуществляется в бесспорном порядке уполномоченными органами государства, а гражданско-правовые пени могут быть взысканы только через суд.

<*> См.: Налоговое право России / Под ред. Крохиной Ю.А. М., 2003. С. 507.
<**> См.: Конюхова Т.В. Развитие института ответственности за нарушения бюджетного законодательства // Законодательство и экономика. 2003. N 2. С. 41.
<***> Карасева М.В., Крохина Ю.А. Финансовое право. М., 2002. С. 88.

Анализ бюджетного законодательства позволяет сделать вывод, что пеня является мерой юридической ответственности и содержит необходимые признаки последней:

Взыскание пени носит ярко выраженный компенсационный характер. В качестве меры государственно-властного принуждения она имеет правовосстановительную природу и имущественную форму. Размер пени как финансово-правовой санкции определен в БК РФ. Пеня за бюджетные правонарушения также равняется одной трехсотой действующей ставки рефинансирования Центрального банка РФ за каждый день просрочки (ст. 290, 291, 304, 305 БК РФ). Зависимость размера пени от ставки рефинансирования Центрального банка РФ, то есть от реальных экономических условий, представляется более оправданной. При этом размер ущерба, причиненного казне, определяется более объективно, и пеня не превращается в карательную меру воздействия наряду со штрафом.

Таким образом, действующая редакция Бюджетного кодекса РФ дает нам право выделять три вида ответственности за нарушения бюджетного законодательства - уголовную, административную и финансовую. Получается, что за правонарушения, предусмотренные ст. 292, 294 - 302, 306 Бюджетного кодекса РФ, может наступать одновременно два вида ответственности: административная в виде штрафа и финансовая в виде предупреждения о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса. Следовательно, такие правонарушения являются сложными - административно-финансовыми <*>.

<*> О сложных административно-финансовых правонарушениях см.: Карасева М.В., Крохина Ю.А. Указ. соч. С. 78.

Помимо названных мер, видимо, к санкциям следовало бы отнести: 1) передачу федеральным органом государственной власти исполнения бюджета субъекта РФ под контроль федерального казначейства за превышение субъектом РФ норматива расходов на обслуживание государственного долга и неспособность самостоятельно осуществлять погашение и обслуживание долговых обязательств (ст. 112 БК РФ). Как известно, первоначально ряду субъектов РФ (Москва, Санкт-Петербург и т.д.), а в настоящее время и остальным ее субъектам разрешено не только выпускать свои ценные бумаги, но и выходить с ними на внешний рынок. Практически все субъекты РФ активизируют взятие займов у коммерческих банков. Расплатой за рискованную долговую политику может послужить применение ст. 112 БК. Как следствие, возможна смена руководства исполнительной власти субъекта РФ, руководства финансового органа, сокращение его аппарата.

Санкции за бюджетные правонарушения, налагаемые министром финансов РФ, носят следующий характер (нумерация продолжается): 2) запрещение главному распорядителю бюджетных средств изменять целевое назначение бюджетных средств в пределах сметы главного распорядителя бюджетных средств; 3) запрещение главному распорядителю бюджетных средств осуществлять отдельные расходы - п. 2, 4 ст. 166 БК РФ; 4) лишение федерального государственного органа, бюджетного учреждения прав главного распорядителя бюджетных средств вследствие назначения в этот орган (учреждение) уполномоченного по федеральному бюджету, к которому переходят все полномочия главного распорядителя, распорядителя и получателя бюджетных средств, - п. 3 ст. 166; 5), 6) возмещение на основании судебного акта (нормой является иммунитет бюджетов) в размере недофинансирования; возмещение убытков, причиненных физическому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания актов государственной власти или органов местного самоуправления, не соответствующих закону или иному правовому акту, - ст. 238 БК РФ; 7), 8), 9) право законодательного (представительного) органа субъектов РФ, органа местного самоуправления (в случае отклонения отчета об исполнении бюджета по мотивам несоответствия исполнения бюджета утвержденному закону (решению) о бюджете) возбудить процедуру недоверия соответствующему органу исполнительной власти и его должностным лицам, отзыва выборных должностных лиц субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, привлечения к иным формам ответственности исполнительного органа либо его должностных лиц - ст. 273 БК РФ.

Как видно, ст. 282 БК РФ в ряду мер бюджетно-дисциплинарной ответственности предусматривает меру административной ответственности в виде штрафа. При дальнейшем систематико-научном толковании санкций бюджетных правонарушений, предусмотренных ст. 289 - ст. 306 БК РФ, подтверждается выдвинутый тезис о штрафе как мере административно-правовой ответственности. Однако Конюхова Т.В., зная, что "новым КоАП РФ не предусмотрена административная ответственность за нарушение бюджетного законодательства, определенное ст. 303 БК РФ" <*>, все же утверждает, что несоблюдение обязательности зачисления доходов бюджетов (ст. 303 БК РФ) наказывается штрафом. Следствием подобного утверждения является необходимый вывод о том, что штраф, по мнению Конюховой Т.В., является мерой бюджетно-дисциплинарной ответственности, с чем, конечно же, нельзя согласиться. В этой связи выглядит целесообразным и юридически грамотным исключение штрафа как меры административно-правовой ответственности из числа мер бюджетно-дисциплинарной ответственности. Это предложение основывается на том, что в санкциях ст. ст. 289 - 306 БК РФ предусмотрено применение в необходимых случаях мер уголовной ответственности за совершение нарушений бюджетного законодательства при наличии состава преступления. Однако ни одной меры уголовного принуждения в числе мер принуждения за нарушения бюджетного законодательства в ст. 282 БК РФ мы не увидим, так как санкции абсолютно всех бюджетных правонарушений носят бланкетный характер. Поэтому по аналогии с отсылкой к уголовным наказаниям было бы логично отсылать правоприменителя и к административным наказаниям, тем более что целесообразно изменение формулировки санкции бюджетных правонарушений с "влечет... в соответствии с Кодексом РСФСР об административных правонарушениях" на "при наличии состава административного правонарушения влечет наказания, предусмотренные Кодексом об административных правонарушениях РФ".

<*> См.: Конюхова Т.В. Развитие института ответственности за нарушение бюджетного законодательства // Законодательство и экономика. 2003. N 2. С. 41 - 43.

Единственным источником мер государственного принуждения за бюджетные правонарушения должен быть БК РФ. Поэтому для унификации указанных мер все вышеперечисленные меры должны быть предусмотрены ст. 282 БК РФ. В этой связи в целях единообразного толкования и правильного применения мер государственного принуждения за бюджетные правонарушения правоприменительными органами целесообразно из ст. 282 БК РФ исключить формулировку "иные меры в соответствии с настоящим Кодексом и федеральными законами".

Согласно письму Минфина РФ от 27 марта 2001 г. N 03-01-01/18-106 "Об обязанности главных распорядителей средств федерального бюджета распределить и довести лимиты бюджетных средств, находящиеся в их ведении, до подведомственных распорядителей и получателей" <*> в соответствии со статьями 165, 283 Бюджетного кодекса Российской Федерации и подпунктом "д" пункта 12 Положения о федеральном казначействе Российской Федерации за бюджетное правонарушение, предусмотренное ст. 294 БК РФ, с 9 апреля 2001 г. Министерство финансов Российской Федерации приостанавливает операции по счетам бюджетных учреждений, не представивших в органы федерального казначейства утвержденные лимиты бюджетных обязательств. В ст. 165 БК РФ одним из правомочий Министерства финансов РФ, действительно, является приостановление операций по счетам учреждений и организаций. Согласно ст. 284 БК РФ, являющейся специальной нормой по отношению к ст. 165 БК РФ, органы Федерального казначейства Министерства финансов РФ уполномочены применять в отношении нарушителя меры принуждения в виде приостановления операций по счетам учреждений и организаций, предупреждения о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса и иные меры. На основании письма Минфина РФ от 27 марта 2001 г. N 03-01-01/18-106 и ст. 294 БК, предусматривающей в качестве санкции предупреждение о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса, федеральное казначейство обязано применить к правонарушителю две меры принуждения, хотя в санкции ст. 294 указана одна. В этой связи необходимо привести положения письма Минфина РФ от 27 марта 2001 г. N 03-01-01/18-106 в соответствие со ст. 284 БК и ст. 294 БК РФ ввиду их очевидной несогласованности.

<*> Текст письма официально опубликован не был.

Статья 282 БК РФ об ответственности за нарушение бюджетного законодательства, устанавливая "меры, применяемые к нарушителям бюджетного законодательства", не указывает на процедуры реализации этих мер. В результате ответственность принимает абстрактный характер, то есть речь идет, вероятно, о какой-то особой бюджетно-дисциплинарной ответственности.

Бюджетные правонарушения в соответствии с Инструкцией о порядке применения органами федерального казначейства мер принуждения к нарушителям бюджетного законодательства Российской Федерации (утв. Приказом Минфина РФ от 26 апреля 2001 г. N 35н) <*> и ст. 284 БК РФ влекут применение органами федерального казначейства к нарушителям бюджетного законодательства следующих мер принуждения:

<*> См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 23 июля 2001 г. N 30.

а) списание в бесспорном порядке суммы бюджетных средств, используемых не по целевому назначению; оформление уведомлений об изменении (уменьшении) бюджетных ассигнований на сумму средств, использованных не по целевому назначению;

б) списание в бесспорном порядке суммы бюджетных средств, подлежащих возврату в федеральный бюджет, срок возврата которых истек;

в) списание в бесспорном порядке суммы процентов (платы) за пользование бюджетными средствами, предоставленными на возмездной основе, срок уплаты которых наступил;

г) взыскание в бесспорном порядке пени за несвоевременный возврат бюджетных средств, предоставленных на возвратной основе, несвоевременное перечисление процентов (платы) за пользование средствами федерального бюджета, предоставленными на возмездной основе;

д) взыскание в бесспорном порядке пени с кредитных организаций за несвоевременное исполнение платежных документов на зачисление и перечисление бюджетных средств;

е) взыскание в установленном порядке штрафов за нецелевое использование средств федерального бюджета, предоставленных на возвратной и возмездной основах.

Аналогичные полномочия предоставлены органам, исполняющим бюджеты субъектов РФ и местные бюджеты (ст. 284.1 БК РФ).

Думается, указанные меры принуждения, за исключением штрафа, можно отнести к бюджетно-правовым санкциям.

В санкциях некоторых бюджетных правонарушений, например в ст. 293 БК РФ, в качестве правовосстановительной меры государственного принуждения за бюджетное правонарушение предусмотрена компенсация получателям бюджетных средств в размере недофинансирования. Однако данная мера оказалась вне правового регулирования ст. 284 БК РФ. В этой связи меры бюджетно-правовой ответственности, указанные в ст. 284, необходимо дополнить мерами принуждения в виде уменьшения бюджетных ассигнований на сумму средств, использованных не по целевому назначению, и компенсации получателям бюджетных средств в размере недофинансирования. С этой целью необходимо дополнить п. 2 ст. 284 БК РФ следующим образом: после слов "приостанавливать операции по счетам в кредитных организациях сроком до одного месяца" вставить формулировку "...; уведомлять об изменении (уменьшении) бюджетных ассигнований на сумму средств, использованных не по целевому назначению; уведомлять главных распорядителей и распорядителей бюджетных средств об обязанности выплаты компенсации получателям бюджетных средств в размере недофинансирования".

Полномочия федерального казначейства в части бесспорного списания суммы бюджетных средств противоречат положениям ст. 239 БК РФ. На основании ст. 239 Бюджетного кодекса РФ обращение взыскания на бюджетные средства осуществляется только на основании судебного акта, предусматривающего возмещение убытков, причиненных физическому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания актов органов государственной власти или органов местного самоуправления, не соответствующих закону или иному правовому акту <*>. В силу статьи 239 Бюджетного кодекса РФ единственным основанием списания денежных средств с бюджетного счета является судебный акт, подтверждающий факт бюджетного правонарушения. Подобной точки зрения придерживаются Косевич В.П., Тарасов Г.А. <**>.

<*> См.: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 апреля 2002 г. N 59-Г01-6. Текст определения официально опубликован не был.
<**> См.: Косевич В.П., Тарасов Г.А. Некоторые проблемы административно-правового регулирования бюджетных правоотношений // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 2. В 2 томах. Том 1. М., 2002. С. 817 - 820.

Бюджетная ответственность за нарушение бюджетного законодательства регулируется не только Бюджетным кодексом, но и другими федеральными законами.

Анализ Федерального закона от 24 декабря 2002 г. N 176-ФЗ "О федеральном бюджете на 2003 год" <*> показывает, что в нем по-прежнему выделяются две группы субъектов ответственности за нарушение законодательства о федеральном бюджете. Это - субъекты РФ и юридические лица (предприятия и организации), использующие средства федерального бюджета. В первом случае речь идет о бюджетной ответственности, а во втором - об административной ответственности.

<*> См.: СЗ РФ от 30 декабря 2002 г. N 52 (часть I). Ст. 5132.

Основаниями для бюджетной ответственности субъектов РФ являются нарушения, перечисленные в ст. ст. 77, 87: 1) нарушение сроков возврата и (или) использование не по целевому назначению средств федерального бюджета, предоставленных на возвратной основе бюджетам субъектов Российской Федерации, 2) использование не по целевому назначению средств федерального бюджета, предоставленных на безвозвратной основе бюджетам субъектов Российской Федерации и бюджетам закрытых административно-территориальных образований, 3) использование не по целевому назначению субвенций и субсидий на финансирование дорожного хозяйства. Санкции за эти правонарушения носят исключительно бюджетно-финансовый характер: 1) списание в бесспорном порядке средств, подлежащих возврату в федеральный бюджет и использованных не по целевому назначению, со счетов по учету средств соответствующих бюджетов органами федерального казначейства, 2) удержание указанных средств за счет доходов от уплаты федеральных налогов и сборов, подлежащих зачислению в бюджеты субъектов Российской Федерации и бюджеты закрытых административно-территориальных образований, 3) приостановление финансирования дорожного хозяйства соответственно. Вторая и третья санкции предусматривают меры бюджетно-правовой ответственности, неизвестные БК РФ.

На основании рассмотренных мер принуждения за бюджетные правонарушения необходимо презюмировать, что по своей природе они образуют бюджетно-дисциплинарную и бюджетную ответственность. Однако Инструкция о порядке применения органами федерального казначейства мер принуждения к нарушителям бюджетного законодательства Российской Федерации (утв. Приказом Минфина РФ от 26 апреля 2001 г. N 35н) <*> вводит дополнительную бюджетную ответственность. Так, если нарушителем бюджетного законодательства является бюджетное учреждение, субсидиарную ответственность по обязательствам, вытекающим из установленных фактов нарушений бюджетного законодательства, несет главный распорядитель средств федерального бюджета, к которому применяется мера принуждения в виде изменения (уменьшения) утвержденных на соответствующий финансовый год бюджетных ассигнований на сумму средств, израсходованную не по целевому назначению.

<*> См.: Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 23 июля 2001 г. N 30.

Представляет интерес разграничение бюджетной и налоговой ответственности за несвоевременное исполнение платежных документов на перечисление средств, подлежащих зачислению на счета бюджетов (ст. 304 БК РФ и ст. 133 НК РФ). Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 2001 г. N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации" <*> постановил, что при рассмотрении споров, связанных с привлечением банков к ответственности за нарушение сроков исполнения поручений налогоплательщиков (налоговых агентов) о перечислении в бюджет сумм налогов, судам необходимо исходить из того, что в соответствующих случаях статья 133 Кодекса подлежит применению вместо статьи 304 Бюджетного кодекса Российской Федерации, устанавливающей аналогичную норму, поскольку в силу статей 1 и 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации налоговое законодательство является специальным по отношению к бюджетному законодательству.

<*> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. N 7.

Санкция ст. 304 БК РФ содержит меру взыскания в виде взыскания пени в размере одной трехсотой действующей ставки рефинансирования Банка России за каждый день просрочки, а правонарушение, предусмотренное ст. 133 НК РФ, влечет взыскание пени в размере одной сто пятидесятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, но не более 0,2 процента за каждый день просрочки. Как видно, налоговая ответственность за данное правонарушение значительно мягче, чем бюджетная. Мы стоим на позиции усиления ответственности за правонарушение, предусмотренное ст. 304 БК РФ, а следовательно, применения из двух конкурирующих норм нормы о бюджетной ответственности, тем более что из смысла ст. ст. 1 и 41 БК нельзя сделать вывод о преимуществе ст. 133 НК РФ над ст. 304 БК РФ. Поскольку статьей 2 БК РФ введен приоритет его действия, вызывает сомнение установление другой ответственности за аналогичные нарушения бюджетного законодательства.