Мудрый Юрист

Гражданско-правовое регулирование недействительности сделки, совершенной лицом, не способным понимать значение своих действий или руководить ими

А.А. Киселев, кандидат юридических наук.

Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, может быть признана судом недействительной в соответствии с пунктом 1 статьи 177 ГК РФ по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В данном случае речь идет о таких состояниях вполне дееспособного лица, которые временно лишают его возможности осознанно выражать свою волю. В болезненном состоянии, во сне, в состоянии аффекта человек не может в полной мере отдавать отчет в своих действиях. Воля при совершении сделки в таких случаях либо вовсе отсутствует, либо совершенно не соответствует той воле, которая была бы у данного лица, если бы оно находилось в здравом уме и твердой памяти.

В литературе и в судебной практике в качестве примеров данного состояния рассматриваются случаи, когда сознание нарушается в связи с высокой температурой тела, наступлением временного и внезапного умственного расстройства, не дающего оснований для признания гражданина недееспособным, и т.д. <*>.

<*> См: Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1997. С. 228.

Таким образом, основанием признания сделки недействительной является фактическая недееспособность лица, совершающего сделку. В отличие от юридической недееспособности, которая имеет постоянный характер и связывается законом либо с достижением определенного возраста (ст. 21, 26, 28 ГК РФ), либо с признанием недееспособности или ее ограничением в судебном порядке (ст. 29, 30 ГК РФ), в данном случае недееспособность носит временный характер.

Установление этой недееспособности осуществляется на основе фактических данных, позволяющих сделать вывод о том, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими.

Особую сложность имеет процесс доказывания фактически недееспособного состояния. Вывод о таком состоянии можно сделать как на основе внешних обстоятельств и обстановки, в которой совершалась сделка, так и на основе анализа психического состояния действующего лица. Однако любые внешние обстоятельства (поведение лица и т.п.) имеют лишь косвенное значение для подтверждения того, было ли лицо способно понимать значение своих действий или руководить ими. Основными доказательствами будут являться данные о внутреннем, психическом состоянии лица на момент совершения сделки. Поэтому судебная практика идет по пути привлечения данных медицинских обследований, а также экспертов, способных дать квалифицированную оценку психическому состоянию лица.

Верховный Суд РФ в своем Постановлении разъяснил, что "во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ)" <*>.

<*> См. п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. N 2 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" (в ред. Постановления Пленума ВС РФ от 25 октября 1996 г. N 10) // СПС "КонсультантПлюс".

Однако, на наш взгляд, при оценке внутреннего, психического состояния в момент совершения сделки по данной категории дел не следует учитывать один лишь медицинский критерий, который базируется на данных о психическом расстройстве лица. В отличие от оснований признания гражданина недееспособным (п. 1 ст. 29 ГК РФ) в данном случае речь идет о случаях, когда гражданин не способен понимать значение своих действий или руководить ими по любым причинам, а не только в результате психического расстройства.

По смыслу статьи 177 ГК РФ в соответствующее состояние может впасть человек, не страдающий никакими психическими расстройствами и по медицинским показателям абсолютно здоровый. В этом случае основное значение будут иметь внешние обстоятельства, при которых фактически совершалась сделка (неадекватное поведение лица, высокая температура, явная невыгодность сделки для лица и т.д.).

При надлежащем подтверждении и оценке всей совокупности внешних обстоятельств суд может сделать вывод о недействительности сделки по данному основанию и без привлечения судебно-медицинских экспертов. В этом смысле на уровне Постановления Пленумов ВАС РФ и ВС РФ целесообразно было бы дать специальное разъяснение о доказательствах, которые могут быть приняты во внимание в соответствии со ст. 177 ГК РФ.

Необходимо отдельно рассмотреть вопрос о моменте совершения сделки. В своем фактическом состоянии сделка может совершаться достаточно длительное время. Так, помимо выражения сторонами согласия по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ) в требуемой законом форме, зачастую для совершения сделки необходима передача имущества (п. 2 ст. 433 ГК РФ), государственная регистрация договора (п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Например, покупатель по договору купли-продажи жилого помещения подписал договор и выдал доверенность продавцу на осуществление всех действий по регистрации от его имени. В случае если, подписывая договор, он находился в состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий, договор не может быть признан недействительным, так как моментом совершения сделки является государственная регистрация договора. Поэтому в целях правильного применения данной статьи понятие момента совершения сделки должны дать высшие судебные инстанции.

Следует отметить, что, несмотря на использование в тексте и в названии статьи 177 ГК РФ слова "гражданин", данная статья может применяться и в отношении сделок юридических лиц. Юридические лица всегда заключают сделки посредством граждан, имеющих соответствующие полномочия на заключение сделок. Очевидно, что гражданин, действующий от имени юридического лица, может оказаться в состоянии, когда он не может понимать значение своих действий или руководить ими. Поэтому статью 177 ГК РФ следует применять также к сделкам, совершенным гражданами, действующими не только от своего имени, но и от имени других (физических или юридических) лиц.

Особенностью данной статьи является то, что право оспаривать совершенную сделку предоставляется не только лицу (гражданину), непосредственно совершившему сделку, но и иным лицам, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. В качестве такого иного лица может как раз выступать представляемый - физическое или юридическое лицо, от имени которого совершена сделка.

Кроме того, такими лицами могут быть признаны члены семьи гражданина, совершившего соответствующую сделку и тем самым поставившего свою семью в тяжелое материальное положение, учредители юридического лица, терпящие убытки в виде недополучения дивидендов после отчуждения юридическим лицом имущества, приносящего доход, и т.п.

Таким образом, помимо лица, воля которого непосредственно была искажена, право оспаривать сделку дается также иным лицам, чьи права или интересы нарушены в результате совершения такой сделки.

При этом важно подчеркнуть, что, в отличие от ничтожных сделок, когда требование о признании их недействительными может быть заявлено любым лицом, в данном случае для возможности заявления требования о признании сделки недействительной права и интересы должны быть уже нарушены. Это входит в предмет доказывания по соответствующей категории дел, если иск подается не самим лицом, находившимся в момент совершения сделки в "недееспособном" состоянии, а иными лицами.

Если же иск подается самим лицом, совершившим данную сделку, то ему доказывать нарушение прав или интересов не требуется. Достаточно лишь доказать, что в момент совершения сделки гражданин находился в состоянии, в котором он не мог понимать значение своих действий или руководить ими.

Данные правила вызваны тем, что судить о состоянии дееспособного гражданина в момент совершения сделки способен прежде всего он сам, поскольку речь идет о внутреннем состоянии лица, совершающего сделку. Лишь в качестве исключения, когда данной сделкой нарушены права и интересы других лиц, эти другие лица допускаются к оспариванию подобного рода сделок.

Еще одним исключением является допущение к оспариванию опекуна гражданина, который после совершения сделки признан недееспособным. Так как гражданин, признанный недееспособным, уже не может самостоятельно подать иск, то соответствующий иск о признании недействительной сделки, заключенной до признания гражданина недееспособным, может подать замещающий его опекун.

В соответствии с пунктом 2 статьи 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

При этом лица, чьи права и законные интересы нарушены такой сделкой, сохраняют право на иск, ибо в пункте 2 статьи 177 ГК РФ речь, по сути, идет лишь о замещении гражданина при подаче иска опекуном после того, как сам гражданин признан недееспособным. Что же касается остальных лиц, то при нарушении данной сделкой их прав и законных интересов эти лица сохраняют возможность предъявления иска также после признания гражданина, совершившего сделку, недееспособным.

Признание сделки недействительной по основанию, указанному в статье 177 ГК РФ, влечет за собой недействительность сделки с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ). При этом наступают последствия, предусмотренные абзацами 2 и 3 пункта 1 статьи 171 ГК РФ.

Они заключаются, во-первых, в применении двусторонней реституции, а во-вторых, в возмещении реального ущерба недобросовестной стороной, находившейся в момент совершения сделки в фактически недееспособном состоянии. Реальный ущерб возмещается лишь в случае, когда доказано, что дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Важно отметить, что реституция, а также возмещение ущерба касаются именно сторон сделки. В случае если имели место отношения представительства, то стороной сделки является представляемый, а не представитель (который мог совершать сделку от имени представляемого и находиться в физически недееспособном состоянии). Поэтому возврат имущества, а также возмещение ущерба производятся в пользу представляемого, являющегося стороной в сделке.