Мудрый Юрист

Диверция в российском и немецком уголовном праве

Брылева Е.А., кандидат юридических наук, ст. преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин, Пермский институт ФСИН России.

Введение: в статье рассматриваются дискуссионные вопросы теории уголовного ювенального права. Цель: автор анализирует уголовное право России и Германии в части применения принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним. Методы: методологическую основу данного исследования составляет совокупность методов научного познания, среди которых ведущее место занимает диалектический метод. В статье использованы общенаучные (диалектика, анализ и синтез, абстрагирование и конкретизация) и частнонаучные методы исследования (формально-юридический, сравнительно-правовой, технико-юридический). В ходе научного поиска особое внимание уделялось сравнительному, системному методам исследования. Результаты: автор настаивает на необходимости выведения несовершеннолетних, к которым применены воспитательные меры воздействия, из профилактического воздействия органов внутренних дел. В статье автором проанализирована статистика применения судами воспитательных мер воздействия в России и Германии, дан их перечень в российском и немецком праве. Рассмотрена сама практика реализации воспитательных мер воздействия в России и Германии. В германском праве сформирована доктрина, согласно которой преступление, совершенное несовершеннолетним лицом, - это недостаток воспитания. Более того, концептуальной идеей является необходимость примирения с потерпевшим и заглаживания причиненного вреда. За проведение целого комплекса мероприятий, в зависимости от совершенного преступления и личности преступника, отвечают специальные государственные социальные службы, которые могут привлекать к работе и негосударственные организации. Выводы: в немецкой системе правосудия воспитательные меры воздействия на несовершеннолетних, доказавшие свою эффективность, имеют более широкое применение, чем в российской правовой системе; существует необходимость законодательного расширения перечня мер воспитательного воздействия на несовершеннолетних, выведения данной категории несовершеннолетних из поля зрения подразделений по делам несовершеннолетних для проведения с ними полноценной корректирующей педагогической работы специальными социальными службами.

Ключевые слова: воспитательные меры воздействия, ювенальная юстиция, ювенальное уголовное право, органы полиции, несовершеннолетние, преступность несовершеннолетних, диверция, социальные службы.

Public remedies in Russian and German criminal lawlegal

E.A. Bryleva

Bryleva E.A., Perm institute of FPS Russia.

Introduction: the article observes the debating points of the theories of the juvenile penal law. Purpose: the objective is to analyze the criminal law of Russia and Germany in terms of the application of compulsory educational measures to minors. Methods: a methodological basis of the study comprises the methods of the scientific knowledge, among which the leading place takes the dialectical method. General scientific (dialectic, analysis and synthesis, abstraction and concretization) and private-scientific methods of the research (formal-legal, comparative legal, technical and legal) have been used. While performing the analysis, the comparative, systematic research methods have been emphasized. The statistics of the educational measures' application by courts in Russia and Germany have been analyzed as well as the list of such measures in the Russian and German laws has been considered. Results: The practice of the educational compensatory remedies' implementation in Russia and Germany has been observed. The German law contains the doctrine, according to which the crime committed by a minor, is the lack of education. Moreover the conceptual idea is the need for reconciliation with the victim and remedying the caused damage. The special state social services that can attract non-governmental organizations are responsible for carrying out a whole range of activities, depending on the crime committed and the identity of an offender. The author insists on the need to put out the minors, to which the educational compensatory remedies have been applied, from the treatments of the internal affairs bodies. Conclusions: in the German justice system the educational compensatory remedies to minors, that have proven the effectiveness, are more widely applicable than in the Russian legal system; there is a need to extend the list of legal education measures for minors; to put the minors out the field of view of the Minors Affairs Departments in order to implement a complete corrective pedagogical work by the special social services with them.

Key words: educational compensatory remedies, juvenile justice, juvenile penal law, police bodies, minors, juvenile delinquency, public remedies, social services.

Введение

За 2014 год каждое двадцатое преступление на территории России совершено несовершеннолетними или при их соучастии. Вместе с тем наметившаяся тенденция гуманизации в уголовной политике государства не могла не затронуть и категорию лиц, требующих особой защиты, - несовершеннолетних. Анализ статистики за 2013 - 2014 годы свидетельствует о том, что суды стали более активно освобождать от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Данный процесс объективен и соответствует нормам международного права, установленным в следующих нормативных документах: Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г.; Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), от 10 декабря 1985 г.; Декларация прав ребенка от 20 ноября 1959 г.; Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) от 14 декабря 1990 г.; Рекомендации Комитета министров Совета Европы от 24 сентября 2003 г. (2003) 20 "О новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних".

Анализ принудительных мер воспитательного воздействия в российском и немецком праве

Перечень принудительных мер воспитательного воздействия законодатель содержится в ч. 2 ст. 90 УК РФ: предупреждение; передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; возложение обязанности загладить причиненный вред; ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего [5].

Данная категория несовершеннолетних попадает в поле зрения подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел для проведения с ними последующей профилактической работы [2].

Вместе с тем в зарубежной практике, например в Германии, сформирована концепция необходимости в первую очередь педагогического воздействия [3. С. 163], чего сотрудники полиции в силу загруженности в полной мере оказать не могут.

Согласно вышеуказанной доктрине, воспитательные меры не имеют карательного характера, а призваны воспитывать несовершеннолетнего (устранять недостатки в воспитании) и формировать его личность. При назначении данных мер критерием выступает не тяжесть преступления, а потребность в воспитании и восприимчивость к воспитанию [4. С. 89 - 90].

Одним из принципиальных положений ювенального уголовного права Германии в процессуальной сфере является норма о возможности отказа от уголовного преследования подростка без применения к нему правовых последствий, предусмотренных Jugendgerictgesetz. Лишение свободы применяется только как крайняя мера и на возможно наиболее короткий срок, при этом в 65% случаев немецкие судьи выносят совершеннолетним молодым людям приговоры в соответствии с нормами уголовной ответственности для несовершеннолетних и исполнение наказания осуществляется в местах лишения свободы для несовершеннолетних.

Механизм общественных санкций был запущен благодаря принятию двух групп нормативных актов - в области социальной защиты и ювенальной юстиции: Закон о социальной защите детей и молодежи (Kinder und Jugendhilfegesetz) и Закон о ювенальной юстиции (Jugendgerictsgesetz). На основе этих законов была создана система взаимодействия частных, государственных и социальных служб и органов правосудия. В специализированной ювенальной системе правосудия Германии решения обычно выносятся единолично судьей по делам несовершеннолетних. Дела, связанные с более серьезными правонарушениями, рассматриваются ювенальным судом, а самые тяжкие преступления - Судебной палатой. В Германии на уровне Верховного суда даже существует специальная палата, которая занимается делами о несовершеннолетних.

Согласно п. 5 абз. 1 Jugendgerictsgesetz, воспитательные меры могут назначаться по поводу совершения преступления несовершеннолетними.

Воспитательные меры включают в себя:

  1. указания, адресованные преступнику (Weisungen), применение которых регламентируется параграфом 10 Jugendgerictsgesetz;
  2. предписания оказать помощь в воспитании (Hilfe zur Erziehung), в соответствии с параграфом 12 Jugendgerictsgesetz.

Параграф 10 абзаца 1 Jugendgerictsgesetz дает определение указаний как обязанности (Cebote) и запреты (Verbote), которые регулируют образ жизни подростка и вследствие этого содействуют воспитанию и гарантируют его. Указания не могут содержать никакие неприемлемые требования к образу жизни подростка.

Jugendgerictsgesetz в параграфе 10 абзаца 1 закрепляет следующие виды указаний, предполагающих выполнение определенных обязанностей, перечень которых является открытым:

  1. обязанность соблюдать указания о месте пребывания;
  2. обязанность жить в семье или в социальном учреждении;
  3. обязанность поступить на учебу или на работу;
  4. обязанность выполнить определенную работу;
  5. обязанность находиться под руководством и наблюдением определенного лица;
  6. обязанность принимать участие в курсе социального тренинга;
  7. обязанность примириться с потерпевшим;
  8. обязанность не поддерживать отношения с определенными людьми или не посещать места развлечений;
  9. обязанность принимать участие в изучении правил дорожного движения [7. С. 89 - 90].

Следует обратить внимание на одну из концептуальных идей немецкого уголовного права - примирение с потерпевшим - Tater-Opfer Ausgleich (преступник - жертва - примирение), регламентированное параграфом 46a УК ФРГ и применяемое также в ювенальном уголовном праве. Указанное действие заключается в возмещении полностью или значительной части причиненного вреда либо в серьезном стремлении лица возместить вред, либо в возмещении ущерба в ситуации, когда это предполагает значительные личные затраты или личный отказ от чего-либо. В случае примирения суд может смягчить наказание, а также отказаться от него, если предусмотрено наказание не строже чем 1 год лишения свободы или денежный штраф до 360 дневных ставок. Примирение с потерпевшим - альтернативная форма регулирования уголовно-правовых конфликтов в целях восстановления общественного мира и согласия [6. С. 137]. Достоинством данной процедуры в рамках ювенального уголовного права является предоставление возможности несовершеннолетним критически разобраться в случившемся.

Указания назначаются судьей, согласно параграфу 11 абз. 1 Jugendgerictsgesetz, на срок до двух лет, отдельные их разновидности - на иные периоды (обязанность находиться под руководством и наблюдением - до 1 года; обязанность принимать участие в курсах социального тренинга - до 6 месяцев). Они носят срочный характер, что в общем рассматривается как выражение принципа правового государства, в особенности принципов определенности и пропорциональности. Предельный срок исполнения указаний составляет 2 года в связи с тем, что применять данную меру в течение более продолжительного времени неэффективно, поскольку подросток перестает ее воспринимать и его отношение к указанию притупляется. При этом признается, что предельный срок - 2 года - эмпирически нельзя обосновать [7. С. 134].

Судья обладает важными полномочиями - он может изменить указания, освободив от них или продлив их применение на срок до 3 лет, если это требуется для воспитания лица. Подросток, виновно не исполняющий указания, может быть подвергнут аресту до 4 недель, при условии, что ему ранее разъяснялись последствия виновного нарушения. Судья отказывается от ареста, если подросток после его назначения исполняет указания (параграф 11 абз. 3 Jugendgerictsgesetz).

Предписания оказать помощь в воспитании, в соответствии с параграфом 12 Jugendgerictsgesetz, сопровождаются:

  1. назначением лица, которое будет опекать воспитуемого (Erziehungsbeistandschaft), согласно параграфу 30 восьмой книги Кодекса социального права;
  2. либо помещением в учреждение, где несовершеннолетние находятся круглосуточно (Einrictung uber Tag und Nacht), или иное учреждение, где подростку будут обеспечены забота и уход, согласно параграфу 34 восьмой книги Кодекса социального права.

Эта специализированная система ювенального правосудия работает в партнерстве с независимой системой социальной защиты. На уровне местных общин управления по социальной защите молодежи работают в каждом городе, им подчинены специализированные службы по делам несовершеннолетних, которые участвуют в судебных разбирательствах, проводимых ювенальными судами, и состоят из социальных работников, специализирующихся в области ювенального правосудия. Данная категория социальных педагогов оказывают поддержку обвинителю по делам о правонарушениях несовершеннолетних и суду посредством сбора и представления информации о личности несовершеннолетнего и его семейной ситуации; а также они ответственны за реализацию воспитательных мер воздействия (медиация, социальные тренинги и т.д.). Данная служба отличается от службы пробации, подчиняется министерству социальной защиты населения. Службы по делам несовершеннолетних связаны сетью, состоящей из множества агентств и организаций, которые предлагают обучение, а также знакомят с мерами воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних правонарушителей.

Служба по делам несовершеннолетних может привлекать и привлекает частные учреждения и неправительственные организации для исполнения решений о применении общественных санкций. Так, например, имеются неправительственные организации, которые проводят медиативные мероприятия между жертвой и правонарушителем и которые разрабатывают специальные учебные программы для несовершеннолетних. Оплата осуществляется из бюджета социальной защиты населения. Система ювенального правосудия предлагает широкий спектр возможных мер реагирования на правонарушения несовершеннолетних.

Выбор принудительной меры воспитательного воздействия зависит от тяжести совершенного правонарушения и прекращается по достижении подростком совершеннолетнего возраста (18 лет) либо по ходатайству службы по делам несовершеннолетних, если устранены недостатки в воспитании или их устранение происходит посредством других видов помощи в воспитании [4. С. 50].

Стратегия применения неформальных санкций доказала свою эффективность не только в качестве способа ограничения нагрузки на систему ювенальных судов, но и как метода специальной превенции. Статистика показала, что случаев повторного осуждения среди несовершеннолетних, выведенных из системы уголовного преследования с применением диверции, оказалось значительно меньше. Более того, Бременское лонгитюдное исследование преступности несовершеннолетних и интеграции молодежи в сферу труда показало, что лица, к которым применены воспитательные меры, более социализированы, чем сверстники, к которым применены формальные санкции [6. С. 150].

Выводы

Таким образом, сравнительный анализ диверции в российском и немецком праве показал, что в немецкой системе правосудия воспитательные меры воздействия на несовершеннолетних, доказавшие свою эффективность, имеют более широкое применение, чем в российской правовой системе; существует необходимость законодательного расширения перечня мер воспитательного воздействия на несовершеннолетних, выведения данной категории несовершеннолетних из поля зрения подразделений по делам несовершеннолетних для проведения с ними полноценной корректирующей педагогической работы специальными социальными службами.

Библиографический список

  1. Бибик О.Н. Введение в ювенальное уголовное право Германии: Учеб. пособие / Омский гос. ун-т имени Ф.М. Достоевского. Омск, 2009. 83 с.
  2. Приказ МВД России от 15 октября 2013 г. N 845 "Об утверждении Инструкции по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Российской Федерации" // Бюл. нормат. актов федер. органов исполнит. власти. 2014. N 11.
  3. Пергатая А.А. Уголовная ответственность несовершеннолетних по законодательству Федеративной Республики Германии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2000. 23 с.
  4. Пруин И., Дюнкель Ф., Гржива Дж. Применение альтернативных санкций и мер в системах ювенальной юстиции // Интеграция несовершеннолетних правонарушителей в общество: роль судов и социальных служб (зарубежная практика и российский опыт): Сб. докл. // Под общ. ред. А.Л. Шиловской. М.: Акварель, 2011. 206 с.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: Юрайт, 2015. 27 с.
  6. Юрков В.В. Примирение с потерпевшим в уголовном праве по делам несовершеннолетних Федеративной Республики Германии // Сравнительное правоведение: наука, методология, учебная дисциплина: Материалы междунар. науч.-практ. конф. Красноярск, 25 - 26 сентября 2008 г.: В 2 ч. / Сиб. федер. ун-т, юрид. ин-т. Красноярск: ИПК СФУ, 2008. Ч. 2. 248 с.
  7. Maier B.-D., Rossner D., Schoch H. Jugendstrafrect. Munchen. Verlag.: C.H. Beck, 2003. 240 p.

Reference

  1. Bibik O.N. Vvedenie v yuvenal'noe ugolovnoe pravo Germanii: Ucheb. posobie [Introduction into German juvenile penal law: Work book] / Omskiy gos. un-timeni F.M. Dostoevskogo. Omsk, 2009. 83 p. (in Russ).
  2. Prikaz MVD Rossii ot 15 okt. 2013 g. N 845 "Ob utverzhdenii Instruktsii po organizatsii deyatel'nosti podrazdeleniy po delam nesovershennoletnikh organov vnutrennikh del Rossiyskoy Federatsii" [The order of the interior Ministry of Russia dated October 15, 2013 N 845 "On approval of regulations for organization of the minors' affairs divisions of the interior affairs of the Russian Federation"] / Byul. normat. aktov feder. organov ispolnit. vlasti. - Bulletin of normative acts of Federal Executive authorities. 2014. N 11 (in Russ).
  3. Pergataya A.A. Ugolovnaya otvetstvennost' nesovershennoletnikh po zakonodatel'stvu Federativnoy Respubliki Germanii [Criminal liability of minors under the laws of the Federal Republic of Germany]: Dis. ... kand. yurid. nauk. Omsk. 2000. 23 p. (in Russ).
  4. Pruin I., Dyunkel' F., Grzhiva Dzh. Primenenie al'ternativnykh sanktsiy i mer v sistemakh yuvenal'noy yustitsii // Integratsiya nesovershennoletnikh pravonarushiteley v obshchestvo: rol' sudov i sotsial'nykh sluzhb (zarubezhnaya praktika i rossiyskiy opyt): Sb. dokl. [The use of alternative sanctions and measures in the juvenile justice system // Integration of juvenile offenders into society: the role of the courts and social services (foreign practice and Russian experience): Collection of reports] // Pod obshch. red. A.L. Shilovskoy. M.: Akvarel', 2011. 206 p. (in Russ).
  5. Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federatsii [Criminal Code of the Russian Federation]. M.: Yurayt, 2015. 27 p. (in Russ).
  6. Yurkov V.V. Primirenie s poterpevshim v ugolovnom prave po delam nesovershennoletnikh Federativnoy Respubliki Germanii [Victim-Offender Reconciliation in the System of German Criminal Juvenile Justice] // Sravnitel'noe pravovedenie: nauka, metodologiya, uchebnaya distsiplina: Materialy mezhdunar. nauch.-prakt. konf., Krasnoyarsk, 25 - 26 sentyabrya 2008 g. Comparative Law: science, methodology, academic discipline: Materials of the international scientific-practical conference, Krasnoyarsk, 25 - 26 September, 2008: V 2 ch. / Sib. feder. un-t, yurid. in-t. Krasnoyarsk: IPK SFU, 2008. Ch. 2. 248 p. (in Russ).
  7. Maier B.-D., Rossner D., Schoch H. Jugend-strafrect. Munchen. Verlag.: C.H. Beck, 2003. 240 p. (in Eng).

Информация для цитирования:

Брылева Е.А. Диверция в российском и немецком уголовном праве // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2015. Вып. 1 (27). С. 105 - 110.

Bryleva E.A. Divertsiya v rossiyskom i nemetskom ugolovnom prave [Public remedies in russian and german criminal law] // Vestnik Permskogo universiteta. Juridicheskie nauki. - Perm University Herald. Yuridical Sciences. 2015. N 1 (27). P. 105 - 110 (in Russ).