Мудрый Юрист

Проблемы применения норм, направленных на борьбу с ненасильственными посягательствами на половую неприкосновенность, в свете нового постановления пленума верховного суда Российской Федерации "о судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности"

Игнатова Анна Анатольевна, начальник второго апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Нижегородской области.

Рассматриваются проблемы применения норм, направленных на борьбу с ненасильственными посягательствами на половую неприкосновенность, с учетом принятия нового Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности", а также предлагаются авторские пути их решения.

Ключевые слова: ненасильственные посягательства на половую неприкосновенность, уголовная ответственность, иные действия сексуального характера, развратные действия.

Problems of application of rules aimed at fighting non-violent encroachments on sexual immunity in the light of new decree of the plenum of the supreme court of the Russian Federation "On judicial practice for cases on crimes against sexual immunity and sexual freedom of a person"

A.A. Ignatova

Ignatova Anna A., head, the Second Appeals Department for Criminal-Judicial Management of the Prosecutor's Office of the Nizhnij Novgorod Region.

Problems of application of the norms sent to the fight against the non-violent abuse of sexual inviolability, in the light of new decision of Plenum of Supreme Court of Russian Federation "About judicial practice in matters about crimes against sexual inviolability and sexual individual freedom".

This article is focused on the problems of application of the norms sent to the fight against the non-violent abuse of sexual inviolability taking into account the acceptance of new decision of Plenum of Supreme Court of Russian Federation "About judicial practice in matters about crimes against sexual inviolability and sexual individual freedom", and the authorial ways of their decision are offered.

Key words: non-violent abuse of sexual inviolability, criminal responsibility, other sexual assault, indecent assault.

Четвертого декабря 2014 г. принято новое Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности", в котором, в отличие от ранее действовавшего Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ", разъясняется практика применения всех норм главы 18 Уголовного кодекса РФ, в том числе о ненасильственных посягательствах на половую неприкосновенность, ответственность за которые предусмотрена ст. 134 и 135 УК РФ.

Небывалый рост преступлений, связанных с ненасильственными половыми посягательствами на детей, в начале XXI в., а также отсутствие четкой дифференцированной законодательной регламентации ответственности за их совершение предопределили необходимость совершенствования законодательства, направленного на защиту несовершеннолетних от сексуальных посягательств.

Вместе с тем внесение за непродолжительный период многочисленных изменений и дополнений в нормы, предусматривающие уголовную ответственность за ненасильственные посягательства на половую неприкосновенность, не привело к устранению имеющихся в них существенных противоречий и пробелов. Кроме того, отсутствовали необходимые разъяснения практики применения указанных норм, используемых в них понятий; не были разрешены многочисленные вопросы квалификации половых посягательств на детей.

Недавно принятое Постановление, регламентирующее судебную практику по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности, призвано решить существующие проблемы, стоящие перед правоприменителем.

Практика расследования и судебного рассмотрения уголовных дел о ненасильственных половых преступлениях свидетельствует о значительных сложностях, возникающих при отграничении ненасильственных составов преступлений, предусмотренных ст. 134 и 135 УК РФ, от смежных насильственных составов, предусмотренных ст. 131 и 132 УК РФ, где потерпевшими выступают малолетние и несовершеннолетние. В частности, проблемы возникают при разграничении насильственных действий сексуального характера, предусмотренных ст. 132 УК РФ, и развратных действий, предусмотренных ст. 135 УК РФ.

Так, приговором Арзамасского городского суда Нижегородской области, вынесенным по результатам рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, П-ль осужден по ч. 2 ст. 135 УК РФ за совершение развратных действий в отношении своей 13-летней падчерицы В-ко, являющейся инвалидом детства в связи с заболеванием детским церебральным параличом. Подсудимый демонстрировал девочке фильмы порнографического содержания, затем позвал пройти с ним в зал, на что потерпевшая ответила отказом. Тогда П-ль бросил табуреткой в стену и сказал, что если она не пойдет с ним, то он оторвет ей голову. Девочка испугалась, после чего прошла с подсудимым в зал, где он разделся, потребовал сделать ему массаж, а сам стал гладить потерпевшую по груди и ногам. После этого П-ль обнажил свой половой орган и прикасался к нему на глазах у потерпевшей, держа сверху ее руку и не отпуская ее. В ходе предварительного следствия потерпевшей была проведена психолого-психиатрическая экспертиза, согласно заключению которой потерпевшая в силу малолетнего возраста, психического расстройства и полной неосведомленности в вопросах половых взаимоотношений не могла понимать характер и значение совершаемых с ней преступных действий и по этой же причине не могла оказывать сопротивление. В заключении экспертом прямо указано, что В-ко в момент совершения в отношении нее противоправных действий находилась в беспомощном состоянии, что было обусловлено сочетанием двух основополагающих факторов: наличием психического расстройства и малолетним возрастом. Органы расследования, а впоследствии суд квалифицировали действия П-ля как ненасильственное половое посягательство в виде развратных действий <1>.

<1> Архив Арзамасского городского суда Нижегородской области. Дело N 1-349/2011.

Логика органов следствия и суда при квалификации содеянного как развратных действий ясна. Ведь при оценке конкретных сексуальных действий в качестве иных насильственных действий сексуального характера правоприменители исходят из наличия факта сексуального проникновения, что в данном случае установлено не было.

Вместе с тем п. 16 Постановления Пленума от 04.12.2014 N 16 "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности" <2> предусмотрено, что уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, достигшим двенадцатилетнего возраста, но не достигшим шестнадцатилетнего возраста, а равно за совершение в отношении указанных лиц развратных действий (ст. 134 и 135 УК РФ) наступает в случаях, когда половое сношение, мужеложство, лесбиянство или развратные действия были совершены без применения насилия или угрозы его применения и без использования беспомощного состояния потерпевшего лица. Исходя из этого, действия виновного в указанном выше случае должны быть квалифицированы как насильственные действия сексуального характера, предусмотренные ст. 132 УК РФ.

<2> Российская газета. 12.12.2014.

При этом согласно диспозиции данной нормы в ней предусмотрена ответственность за насильственные мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера. Однако ответственность за так называемые насильственные развратные действия в ней не предусмотрена. По мнению автора, решить эту проблему возможно путем введения особо квалифицирующего состава развратных действий, совершенных "с применением насилия, с угрозой его применения, а также с использованием беспомощного состояния потерпевшего".

Кроме того, возможность закрепления в рамках ст. 135 УК РФ ответственности как за ненасильственные, так и за насильственные развратные действия послужит цели их четкого разграничения с иными действиями сексуального характера. Также данное законодательное нововведение позволит исключить из примечания к ст. 131 УК РФ указание на необходимость квалификации по п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ деяний, подпадающих под признаки частей второй - четвертой ст. 135 УК РФ. При этом следует согласиться с мнением А.Д. Оберемченко о том, что развратные действия, совершенные в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста, и преступления, предусмотренные п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ, обладают несовпадающими объективными характеристиками и различной общественной опасностью <3>.

<3> Оберемченко А.Д. Развратные действия: уголовно-правовая характеристика и проблемы квалификации: Автореф. дис. ... к.ю.н. Краснодар, 2014. С. 28.

Разграничение действий сексуального характера, ответственность за совершение которых наступает по ст. 134 либо по ст. 135 УК РФ, является своеобразным "краеугольным камнем", стоящим перед правоприменителем.

К сожалению, несмотря на многочисленные изменения законодательства в сфере половой неприкосновенности, данная проблема ни в коей мере не разрешена. Так, имеется явное несоответствие между названием и диспозицией ст. 134 УК РФ, название которой говорит о половом сношении и иных действиях сексуального характера, а диспозиция части первой - о половом сношении, части второй - о мужеложстве и лесбиянстве. Формально толкуя закон, можно сделать вывод, что к иным действиям сексуального характера относится мужеложство и лесбиянство, что явно противоречит диспозициям ст. 132 и 133 УК РФ.

Аналогичный вывод исходит из буквального прочтения п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014, в котором в качестве ненасильственных половых посягательств приводятся половое сношение, мужеложство, лесбиянство и развратные действия. На практике по ст. 134 УК РФ также, как правило, квалифицируются только половое сношение, мужеложство и лесбиянство, все остальные действия сексуального характера, несмотря на явное различие степени их общественной опасности, относят к развратным действиям, предусмотренным ст. 135 УК РФ. При этом действия, обладающие равной степенью общественной опасности, могут быть квалифицированы различными составами преступлений. Так, coitus per anum мужчины с мальчиком, не достигшим "возраста согласия", квалифицируется по ст. 134 УК РФ, имеющей более строгие санкции, чем ст. 135 УК РФ, по которой квалифицируются те же действия, совершенные мужчиной с девочкой, не достигшей "возраста согласия".

С целью единообразия правоприменительной практики автором предлагается закрепить в действующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности" понятие "иных действий сексуального характера", под которыми следует подразумевать "действия, направленные на удовлетворение половой потребности виновного, за исключением полового сношения и гомосексуальных действий, связанные с проникновением в естественные полости тела потерпевшего и (или) виновного, совершенные как половым органом, так и иным предметом".

Целесообразность объединения понятий "мужеложство" и "лесбиянство" в одно понятие "гомосексуальные действия", "гомосексуальный контакт" освещали в своих трудах Н.В. Тыдыкова <4>, Н.Н. Сяткин <5>.

<4> Тыдыкова Н.В. Уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации насильственных половых преступлений: Монография. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 52 - 53.
<5> Сяткин Н.Н. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста: законодательный и правоприменительный аспекты: Дис. ... к.ю.н. Краснодар, 2013. С. 74.

Вместе с тем спорным является то, какие конкретно действия между лицами одного пола следует относить к гомосексуальным действиям, а именно к мужеложству и лесбиянству.

В ныне действующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 понятия мужеложства и лесбиянства не раскрываются.

Юридической наукой и правоприменительной практикой как лесбиянство оценивается целый ряд действий без выделения какого-либо определенного способа удовлетворения полового влечения, т.е. любые разновидности женского гомосексуализма.

При определении мужеложства как одного из видов мужского гомосексуализма юридическая наука исходит из сложившегося исторического опыта, подразумевая под ним совершение аногенитального контакта <6>.

<6> Курс советского уголовного права (часть Особенная). Т. 3 / Под ред. Н.А. Беляева, М.Д. Шаргородского. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1973. С. 646.

Полагаем, что исходя из неравнозначной степени общественной опасности гомосексуальные действия следует определять по тому же принципу "проникновения", как и иные действия сексуального характера, сформулировав их как "действия, направленные на удовлетворение половой потребности виновного (ой), между лицами одного пола, связанные с проникновением в естественные полости тела потерпевшего (ей) и (или) виновного (ой), совершенные как половым органом, так и иным предметом". Данная дефиниция позволит квалифицировать одним и тем же составом coitus per os и coitus per anum взрослого мужчины с не достигшим "возраста согласия" мальчиком, что существенно облегчит правоприменительную практику.

С целью единообразного восприятия понятия "гомосексуальных действий" сексуальные действия взрослой женщины с девочкой, не достигшей "возраста согласия", целесообразно относить к "гомосексуальным действиям" по смыслу ст. 134 УК РФ также по признаку проникновения в естественные полости потерпевшей и (или) виновной, при этом отграничив их от развратных действий, совершаемых женщиной и направленных на возбуждение сексуального к ней интереса у девочки, не достигшей шестнадцатилетнего возраста.

Указанные разъяснения с целью единообразного правоприменения также следует закрепить в действующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, регламентирующем судебную практику по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Согласно п. 17 Постановления к развратным действиям следует относить "любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших двенадцатилетнего возраста, но не достигших шестнадцатилетнего возраста, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям".

Отмечая объективную необходимость разъяснения определения "развратных действий", нельзя не отметить, что в Постановлении развратные действия отграничиваются лишь от ненасильственного полового сношения и гомосексуальных действий, при этом все иные ненасильственные действия сексуального характера, различные по интенсивности противоправного поведения, характеру и степени общественной опасности, вновь предлагается квалифицировать исключительно по ст. 135 УК РФ в качестве развратных.

С целью конкретизации развратных действий и их отграничения от иных действий сексуального характера, толкование которых должно относиться как к насильственным, так и к ненасильственным их формам, предлагается разъяснить в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, что под развратными действиями подразумеваются "любые действия сексуального характера, за исключением полового сношения, гомосексуальных действий и иных действий сексуального характера, предусмотренных ст. 132 и 134 УК РФ, направленные на возбуждение интереса к сексуальным отношениям у потерпевшего (потерпевшей) и (или) удовлетворение половой потребности виновного". При этом диспозицию ч. 1 ст. 135 УК РФ, предусматривающую ответственность за совершение ненасильственных развратных действий, следует сформулировать как "развратные действия, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ст. 131, 132 и 134 настоящего Кодекса", что приведет к четкому формализованному отграничению в нормах закона ответственности за различные виды ненасильственных посягательств на половую неприкосновенность, а также их разграничению с насильственными половыми посягательствами.

В заключение следует отметить, что от максимально точного и детального разъяснения норм, регламентирующих ответственность за половые посягательства на несовершеннолетних, а также используемых в них понятий напрямую зависит возможность приведения правоприменительной практики по уголовным делам данной категории к единому знаменателю, что значительно повысит эффективность борьбы с сексуальными преступлениями в отношении детей.

Литература

  1. Оберемченко А.Д. Развратные действия: уголовно-правовая характеристика и проблемы квалификации: Автореф. дис. ... к.ю.н. Краснодар, 2014. С. 28.
  2. Тыдыкова Н.В. Уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации насильственных половых преступлений: Монография. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 52 - 53.
  3. Сяткин Н.Н. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста: законодательный и правоприменительный аспекты: Дис. ... к.ю.н. Краснодар, 2013. С. 74.
  4. Курс советского уголовного права (часть Особенная). Т. 3 / Под ред. Н.А. Беляева, М.Д. Шаргородского. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1973. С. 646.