Мудрый Юрист

Надзор как стадия арбитражного процесса

Ефимова Влада Владиславовна

Зав. юридическим отделом ЗАО СА.КО.ЗА (Саратовского завода кожаных изделий), старший преподаватель кафедры адвокатуры, арбитража, нотариата. Родилась 16 октября 1977 г. В 1999 г. окончила Саратовскую государственную академию права, затем окончила аспирантуру СГАП.

Во многих странах Европы и в дореволюционной России было воспринято правило, согласно которому допускалось перерешение дел по результатам проверки в вышестоящих инстанциях.

Порядок пересмотра решения суда вышестоящими инстанциями в различных формах и в настоящее время предусматривается законом всех цивилизованных стран.

Очень важно обеспечить единство судебной практики, основанное на одинаковом понимании законов. В противном случае аналогичные вопросы в разных судах будут решаться по-разному. Соответственно сохранение института надзора в арбитражном процессе вполне оправдано направленностью обеспечения единообразия судебной практики <*>.

<*> В период разработки АПК РФ 2002 г. предлагалось превратить федеральные арбитражные суды в апелляционные суды, а ВАС России - в кассационный суд, однако такое решение в условиях огромной территории России привело бы к недоступности судебной защиты для многих лиц. Поэтому наличие одной надзорной инстанции в системе арбитражных судов представляется целесообразным.

Именно пересмотр и служит этой цели, позволяя оценить заново противоречивые решения.

Нужно иметь в виду, что никто не застрахован от судебных ошибок по причине неисследованности фактической стороны дела (речь идет о пересмотре дела, когда проверяются законность и обоснованность решения, принятого другой судебной инстанцией или другим судом, а не о пересмотре ранее принятого решения тем же судом по вновь открывшимся обстоятельствам).

Следует отметить, что наиболее распространенным является такое построение судебной системы, при котором каждое дело может пройти три инстанции: первую, апелляционную и кассационную (в некоторых государствах - ревизионную).

Структура и полномочия арбитражных судов

В Российской Федерации организационно-структурная система арбитражных судов, претерпев значительные изменения в соответствии с Федеральным конституционным законом от 4 июля 2003 г. N 4-ФКЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации", строится на четырех уровнях.

Первый уровень составляют федеральные арбитражные суды субъектов Российской Федерации; второй - арбитражные апелляционные суды; третий уровень представлен федеральными арбитражными судами округов; четвертый уровень представляет Высший Арбитражный Суд Российской Федерации.

В соответствии со ст. 127 Конституции РФ ВАС РФ является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Он входит в единую судебную систему страны наряду с Конституционным Судом Российской Федерации и судами общей юрисдикции во главе с Верховным Судом Российской Федерации.

Внутренний порядок деятельности арбитражных судов и взаимоотношения между ними регулируются Регламентом арбитражных судов, принимаемым Высшим Арбитражным Судом РФ и являющимся для них обязательным.

Таким образом, в настоящий момент судебная арбитражная система представлена не только четырьмя уровнями арбитражных судов, но и соответственным количеством инстанций.

Суды субъектов Российской Федерации рассматривают дела по существу, арбитражные апелляционные суды - инстанция, которая по жалобам сторон производит проверку законности решений суда первой инстанции по факту, т.е. по обоснованности решения, и по праву, т.е. правильно ли был истолкован и применен материальный процессуальный закон при рассмотрении дела. В кассационной инстанции судебные решения проверяются только по праву. И, наконец, Высший Арбитражный Суд обеспечивает пересмотр и проверку законности и обоснованности судебных решений в исключительном порядке, т.е. в тех случаях, когда действительно это необходимо, главным образом для обеспечения единообразия судебной практики.

Следует привести сравнительный анализ полномочий арбитражных инстанций с учетом характера судебного рассмотрения и его предмета. На первых двух ступенях (первая и апелляционная инстанции) дело рассматривается в полном объеме по существу и почти по всем правилам искового производства, которое завершается вступившим в силу судебным актом. Такая процедура двойного и полного пересмотра дела является общепринятой, имеет место во многих государствах и призвана быть гарантией защиты прав и свобод граждан, в том числе и субъектов предпринимательской деятельности. Необходимость однократной перепроверки арбитражного дела по всем параметрам вытекает также из повышенной сложности процедуры сбора и оценки фактического материала, из специфики возможных нарушений и упущений. Вероятность судебных ошибок в установлении фактических обстоятельств достаточно велика, и эти ошибки могут возникать не по вине судей.

В первой инстанции, где многое определяет состязательность <*>, установленная судом фактическая картина спорного события почти всегда, в той или иной степени, отличается от реальности. Между доказанностью факта и его объективным содержанием неизбежно существует разрыв, величина которого зависит не только от суда, но и от посторонних причин. Существование института вновь открывшихся обстоятельств лишний раз подтверждает сказанное. Именно объективная природа фактов и состязательный способ представления их суду требуют всестороннего повторного, т.е. апелляционного, арбитражного дела.

<*> См.: Самсонов В.В. Состязательность в гражданском процессуальном праве. Саратов, 1999; Шишкин С.А. Состязательность в гражданском и арбитражном судопроизводстве. М.: Городец, 1997.

Контроль за вопросами права предполагает свою особенную специфику и требует специальных условий. Процесс поиска правового решения не имеет устойчивых критериев, подобных тем, какие сопутствуют установлению фактов. В отличие от доказанности фактических обстоятельств, критерием которых являются сами факты, правильность применения той или иной нормы закона находит свое конечное обоснование в доктрине, уходящей в научную проблематику. Это означает, что задача отыскания единственно законного варианта судебного акта с точки зрения юридической науки не всегда выполнима. Правильных ответов, а значит, и судебных решений по одному и тому же сложному вопросу применения закона может быть несколько.

Как пишет А. Барак, судья может столкнуться с рядом законных возможностей в отношении самой правовой нормы, и возникнет вопрос, какой из вариантов ему выбрать <*>. Если сказанное соотнести с проблемой инстанционности контрольного судопроизводства, то следует признать, что здесь обязательно должен быть субъект (судебная инстанция), способный поставить точку в сложном вопросе применения закона и завершить тем самым спор различных научных (судебных) позиций, каждая из которых имеет виды на существование. На первом этапе система арбитражных судов - это кассационная инстанция.

<*> Барак А. Судейское усмотрение. М., 1999. С. 1.

Но арбитражная кассационная инстанция разделена на 10 судебных округов, и, как следствие, существует различие в правоприменительной практике. Для приведения ее к единообразию нужен высший арбитр. Именно такую функцию высшей судебной инстанции как главную подчеркивает Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ В. Яковлев - "суд работает не на государство, а на закон" <*>.

<*> Интервью с В. Яковлевым // Эж-Юрист. 2000. N 24. С. 4, 5.

По новому АПК РФ само значение арбитражного надзора аналогично: требование публичного интереса, формирование практики применения законодательства, устранение препятствия для рассмотрения другого дела.

До принятия нового Арбитражного процессуального кодекса РФ Европейский суд по правам человека неоднократно подчеркивал то, что наша надзорная инстанция не соответствовала мировым и европейским стандартам. Это объяснялось тем, что в России в надзорном порядке дело пересматривалось только по протесту Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, заместителей Председателя, Генерального прокурора и заместителей Генерального прокурора. Аналогичный порядок существовал и в нашей общей юрисдикции. Таким образом, в системе правосудия наблюдался элемент административного порядка, которого не должно было быть.

В нашей системе арбитражных судов возможностей для обжалования решений было вполне достаточно.

Любая сторона по своей воле могла провести дело через первые три инстанции с обязательным пересмотром дела. Поэтому в новом АПК РФ законодатель отказался от административного порядка вынесения протеста.

Теперь с заявлением об оспаривании в порядке надзора судебного акта можно обращаться в Высший Арбитражный Суд РФ, если оспариваемым актом существенно нарушены права и законные интересы заявителей. Но и при этом такое заявление может быть подано в срок, не превышающий трех месяцев со дня вступления оспариваемого судебного акта в законную силу. Таким образом, возможность пересмотра дела в порядке надзора ограничена пресекательными сроками. Это может стать основой для ломки создавшегося стереотипа, что решения российских судов никогда не вступают в законную силу, поскольку всегда могут быть пересмотрены в порядке надзора <*>.

<*> Иного мнения придерживается М.И. Клеандров, указывая на недостаточность трехмесячного срока, особенно учитывая то, что в АПК РФ 1992 и 1995 гг. не существовало предельных сроков для обращения в надзорную инстанцию. См.: Клеандров М.И. Арбитражный процесс. М.: Юристъ, 2003. С. 289.

С другой стороны, это позволит обеспечить стабильность гражданского оборота, т.к. ранее отсутствие сроков для пересмотра дел в порядке надзора позволяло "затеять" процесс в любое время. Такой дамоклов меч, подвешенный законодателем, позволял определенным образом негативно влиять на поведение субъектов предпринимательской деятельности.

Первое время после принятия нового АПК РФ были распространены случаи пропуска трехмесячного срока подачи заявления о пересмотре судебных актов в надзорной инстанции.

Так, Президиумом ВАС РФ были рассмотрены заявления РАО "ЕЭС России" и ОАО "Амурэнерго" о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 24 июля 2001 г. и Постановления суда апелляционной инстанции от 12 сентября 2001 г. Арбитражного суда Амурской области. Федеральное государственное унитарное предприятие "Забайкальская железная дорога" обратилось в Арбитражный суд Амурской области с иском к Региональной энергетической комиссии (ФЭК) Амурской области о признании недействительными положений решения РЭК Амурской области в части установления тарифа на электрическую энергию, потребляемую железнодорожным транспортом.

В качестве третьих лиц к участию в деле привлечены ОАО "Амурэнерго", администрация Амурской области и федеральное государственное унитарное предприятие "Дальневосточная железная дорога".

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично. Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Рассматривая спор, суды исходили из того, что принятое РЭК Амурской области решение в части установления тарифа на электрическую энергию, потребляемую железнодорожным транспортом, противоречит действующему законодательству.

При этом, разрешая вопрос о правомерности рассмотрения арбитражным судом возникшего спора, суды сослались на ст. 13 Федерального закона от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" (в ред. от 11 февраля 1999 г.), в соответствии с которой споры, связанные с государственным регулированием тарифов на электрическую и тепловую энергию, в том числе разногласия, не разрешенные Федеральной энергетической комиссией, подлежат рассмотрению в арбитражном суде.

В заявлениях в Высший Арбитражный Суд РФ о пересмотре в порядке надзора судебных актов РАО "ЕЭС России" и ОАО "Амурэнерго" ссылаются на неправильное применение судами норм материального права.

В отзывах на заявления железные дороги указывали на то, что судебные акты приняты в соответствии с действующими нормами законодательства, а также на пропуск заявителями трехмесячного срока, установленного ч. 3 ст. 292 АПК РФ для подачи заявлений в ВАС РФ.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлениях, и выслушав объяснения представителей сторон, присутствовавших в заседании, Президиум счел, что согласно ч. 3 ст. 292 АПК РФ заявление о пересмотре в порядке надзора судебного акта может быть подано в ВАС РФ в срок, не превышающий трех месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по данному делу.

В соответствии со ст. 9 Федерального закона "О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" названный срок подачи заявления о пересмотре в порядке надзора судебного акта, принятого до 1 января 2003 г., исчисляется с 1 января 2003 г.

Следовательно, с заявлениями о пересмотре в порядке надзора судебных актов по настоящему делу заинтересованные лица вправе были обратиться до 1 апреля 2003 г.

Между тем РАО "ЕЭС России" обратилось в ВАС РФ с заявлением о пересмотре в порядке надзора судебных актов от 14 апреля 2003 г., а ОАО "Амурэнерго" - от 16 апреля 2003 г.

Поскольку заявления о пересмотре в порядке надзора судебных актов поданы в ВАС РФ по истечении трехмесячного срока, а также учитывая изложенное и руководствуясь ст. 303, 305, 306 АПК РФ, Президиум ВАС РФ постановил, что заявления подлежат оставлению без рассмотрения <*>.

<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 5 августа 2003 г. N 10775/02.

Представляется важным сделать акцент на некоторых характерных особенностях стадии пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу в порядке надзора.

  1. Подача надзорной жалобы не влечет автоматического пересмотра оспариваемых судебных актов соответствующих инстанций, поскольку является основанием для постановки и разрешения вопроса о праве ее рассмотрения и принятия постановления об изменении или отмене незаконного или необоснованного судебного решения, постановления, вынесенного нижестоящей инстанцией.
  2. Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ не могут быть обжалованы в рамках национальной судебной системы.
  3. Подача надзорной жалобы допускается только после рассмотрения дела в апелляционной или кассационной инстанциях <*>.
<*> Например, предусмотрена возможность передачи дела из надзора в кассационную судебную инстанцию, если она по каким-либо причинам не проверяла законность оспариваемого судебного акта при наличии оснований для подобного пересмотра.
  1. В соответствии с ч. 2 ст. 292 АПК РФ судебные акты нижестоящих инстанций не обжалуются, а оспариваются, поскольку разработан регламент проверки оснований для возбуждения надзорного производства.
  2. Надзорное производство возбуждается по заявлению лиц, указанных в ст. 292 АПК, а также по представлению прокурора. Таким образом, с 1 января 2003 г. понятие "принесение протеста в порядке надзора" исключено.
  3. Отсутствует институт оставления заявления (представления) о возбуждении надзорного производства без движения.

В новом АПК РФ не предусмотрено прямого выхода на Президиум ВАС РФ. Данное положение обеспечивается рядом мер, установленных процессуальным законом. Указанные меры, по мнению М.И. Клеандрова, представляют своего рода "фильтры" <*>, одним из которых является непосредственно решение судьи о принятии заявления либо представления, принимаемое единолично и в пятидневный срок со дня поступления процессуального документа в ВАС РФ (ст. 293 АПК). При соблюдении всех указанных в законе требований к подобного рода документам выносится определение о принятии последнего к производству Высшего Арбитражного Суда, последствием чего является возбуждение надзорного производства. В ином случае заявление (представление) может быть возвращено лицу, привнесшему документ в ВАС РФ. К таким случаям относятся: несоблюдение требований закона к форме документа, его содержанию и основаниям обжалования либо поступившее до принятия к рассмотрению заявления (представления) судьей ходатайство о его возвращении заявителю (ст. 296 АПК).

<*> См.: Клеандров М.И. Указ. раб. С. 290.

Вторым "фильтром" выступает решение вопроса о наличии или отсутствии оснований для пересмотра оспариваемого в надзорном порядке судебного акта (ст. 300 АПК). Данный вопрос подлежит коллегиальному рассмотрению также без извещения участвующих в деле лиц.

Варианты результата рассмотрения и решения указанного вопроса могут быть следующие. Во-первых, при установлении наличия оснований для надзорного пересмотра оспариваемого судебного акта дело истребуется в Президиум ВАС РФ. Во-вторых, если будет установлено при рассмотрении заявления, что основания для пересмотра судебного акта отсутствуют, но существуют иные основания для проверки правильности применения норм материального и процессуального права, ВАС РФ направляет дело на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции при соблюдении условия, что данный судебный акт не пересматривался в кассационном порядке судопроизводства <*>. В-третьих, при отсутствии каких бы то ни было оснований для отмены или изменения судебного акта в порядке надзора Высшим Арбитражным Судом РФ выносится определение об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда.

<*> Многие правоведы обращают внимание на тот факт, что наличие любой судебной ошибки отрицательным образом сказывается на формировании судебной практики и выработке единообразного понимания и толкования норм права.

Создание строгой процедуры рассмотрения обращения о возбуждении надзорного производства и отсутствие возможности прямого и непосредственного рассмотрения заявления (представления) в Президиуме ВАС РФ свидетельствуют о предварительном характере этапа обсуждения оснований пересмотра судебного акта. Одной из характерных особенностей данного этапа является ответственность, лежащая на судьях в случае отказа в отношении пересмотра поступившего процессуального документа. Предпосылками совершения судебной ошибки в этом случае могут послужить недостаточно ясно изложенные основания пересмотра оспариваемых актов, вынесенных нижестоящими инстанциями, проведение обсуждения без соответствующего истребования дела, извещения и приглашения на заседание лиц, заинтересованных в исходе дела, соответственно отсутствие необходимых объяснений по существу дела. Причем судебная ошибка может быть допущена как при совокупности всех предпосылок, так и при их самостоятельном наличии.

При установлении по результатам рассмотрения дела указанных оснований пересмотра в высшей судебной инстанции Президиум ВАС РФ отменяет или изменяет обжалуемый судебный акт. Таким образом, в надзорной процедуре административный институт протеста определенного должностного лица заменен судебной процедурой и резко ограничены основания отмены (изменения) судебных актов.

Надо также иметь в виду, что если коллегиальный состав суда выносит определение об отказе в передаче дела для пересмотра в порядке надзора в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, то такое определение не обжалуется и повторное обращение того же лица и по тем же основаниям не допускается.

Немаловажными являются, на мой взгляд, нормы процессуального закона, устанавливающие круг лиц, имеющих право на обращение в суд с заявлением (представлением) о возбуждении надзорного производства, в частности, речь идет о прокуроре, поскольку имеет место существенное изменение положения последнего в процессе.

С представлением в ВАС РФ может обращаться Генеральный прокурор РФ или его заместители, причем по строго ограниченному кругу дел, установленному в п. 1 ст. 52 АПК РФ. В этом случае помимо обязательного соблюдения трехмесячного срока со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по данному делу, должны быть исчерпаны иные имеющиеся возможности для проверки в судебном порядке его законности.

Представления прокурора о пересмотре дел в порядке надзора рассматриваются по общим правилам изложенной процедуры. Форма обращения в высшую судебную инстанцию ни в коей мере не обеспечивает преимущественного продвижения дела в арбитражном суде надзорной инстанции <*>.

<*> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Жилина Г.А. М., 2003. С. 748.

Интересной и неоднозначной представляется ситуация повторного обращения того же лица в ВАС РФ с заявлением или представлением о пересмотре в порядке надзора судебного акта, поскольку оно может быть только в случаях, прямо указанных в Кодексе, а именно - если заявителем приведены иные основания для пересмотра судебного акта. Логично возникновение следующего вопроса: что на практике может быть расценено в качестве подобных оснований - новые доказательства, нормы права или иные обстоятельства, с которыми заявитель связывает свои требования или возражения, обращаясь в надзорную инстанцию? Специальные нормы, разъясняющие данное положение, в процессуальном законе не содержатся.

Согласно ч. 1 ст. 65 Кодекса на лицо, участвующее в деле, возлагается обязанность по доказыванию обстоятельств, на которые оно должно ссылаться как на основание своих требований и возражений. Данное положение не распространяется на случаи, когда предмет спора связан с актами, решениями государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, а также с совершенными действиями (бездействием) должностных лиц. Предусмотрена возможность освобождения от доказывания в ряде случаев и лишь при наличии к тому определенного перечня оснований (ст. 69, 70). Мотивы и обоснование (обстоятельства) по определению излагаются в исковом заявлении в соответствии со ст. 125 АПК, а также в отзыве на исковое заявление (ст. 131 АПК).

Видимо, в данном случае следует опираться на общие принципы подтверждения права, заявленного лицом, обратившимся за судебной защитой, в том числе в надзорную инстанцию.

Представим ситуацию, что лицо (ответчик) обратилось с заявлением о пересмотре в порядке надзора судебного акта. В качестве основания пересмотра в заявлении указано, что выводы арбитражного суда нарушают единообразие в толковании и применении норм права, регулирующих спорные правоотношения. Результатом рассмотрения заявления, на мой взгляд, явится определение коллегиального состава судей, содержащее отказ в передаче дела в Президиум ВАС РФ со ссылкой на то, что в данном случае оснований, предусмотренных ст. 304 АПК, не имеется. В случае повторного обращения и указания заявителем на имеющееся по делу обстоятельство, которое является безусловным основанием для прекращения производства по делу (ч. 1 ст. 150 Кодекса), заявление должно быть допущено (при условии соблюдения требований ст. 292, 294 АПК) к производству в порядке надзора.

Например, Президиум ВАС РФ рассмотрел заявление Приволжского окружного управления Российского агентства по государственным резервам о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции, Постановления суда апелляционной инстанции Арбитражного суда Самарской области и Постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24 июня 2002 г. по тому же делу. На заседании Президиума ВАС РФ было установлено следующее. Между Средне-Волжским территориальным управлением Государственного комитета Российской Федерации по государственным резервам, правопреемником которого является Приволжское окружное управление Российского агентства по государственным резервам (далее - окружное управление), и ООО "Захар-склад" (ответственный хранитель; далее - общество) был заключен договор ответственного хранения хлебопродуктов государственного резерва.

По условиям договора на ответственное хранение закладывалась пшеничная мука высшего сорта для государственного резерва.

Складские помещения были взяты обществом в аренду у государственно-производственного предприятия "Завод имени Масленникова" по договору аренды. В результате проверки исполнения обязательств по хранению муки выявлена недостача 383 т, что засвидетельствовано двухсторонним актом и актом проверки, в результате которой выявлена недостача муки в количестве 341,8775 т. Установлена порча муки.

В связи с недостачей муки, приведением части ее в непригодное для употребления состояние из-за ненадлежащего хранения и невыполнением обязательств по освежению муки окружное управление предъявило к обществу иск о восстановлении в государственном резерве недостающей муки, освежении и замене некачественного продукта.

Решением суда первой инстанции в иске отказано. Договор ответственного хранения хлебопродуктов государственного резерва признан недействительным на основании ст. 168 Гражданского кодекса РФ и не влекущим юридических последствий.

Постановлениями суда апелляционной инстанции, Федерального арбитражного суда Поволжского округа указанный судебный акт оставлен без изменения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, и выслушав объяснение присутствовавшего в заседании представителя общества, Президиум посчитал, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Признавая договор недействительным и отказывая в иске, суды сослались на Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ "О государственном материальном резерве", согласно ст. 11 которого запасы материальных ценностей государственного резерва размещаются в организациях, включенных в Перечень, установленный мобилизационным и другими планами.

Доказательств, указывающих на включение ответчика в Перечень таких организаций, истцом не представлено.

Между тем отсутствие ответчика в названном Перечне и, следовательно, несоответствие заключенного между сторонами договора в этой части Федеральному закону "О государственном материальном резерве" не может свидетельствовать о недействительности договора. В данном случае следовало обсудить вопрос о соответствии договора общим положениям гражданского законодательства, в том числе и правилам, регулирующим договор хранения (ст. 886 - 906 ГК РФ).

Таким образом, оспариваемые судебные акты в соответствии с п. 1 ст. 304 АПК РФ подлежат отмене, как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права <*>.

<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 5 августа 2003 г. N 3520/03.

Цель указанных и иных изменений надзорного производства, на мой взгляд, состоит в обеспечении определенности и устойчивости имущественного оборота через ускорение процедуры признания судебного решения окончательным.

Приостановление и отмена судебных актов

Имеют место и другие новеллы в производстве по пересмотру судебных актов в порядке надзора. Так, например, нормы о приостановлении исполнения судебного акта Высшим Арбитражным Судом РФ сформулированы иначе, чем в ст. 182 АПК РФ 1995 г. и ст. 283 "Приостановление исполнения судебных актов арбитражным судом кассационной инстанции" нового Кодекса. В частности, возможность приостановления исполнения судебного акта ограничена определенными условиями. Суд может приостановить исполнение судебного акта в случае, если заявитель обосновал невозможность поворота его исполнения, либо в случае, когда заявитель предоставил встречное обеспечение возмещения возможных для другой стороны по делу убытков, и если суд признает необходимым приостановление в целях обеспечения баланса взаимных прав и обязанностей сторон (ч. 1 ст. 298 АПК).

Если при рассмотрении заявления (представления) суд установит, что при отсутствии оснований для пересмотра судебного акта в порядке надзора имеются иные основания для проверки законности судебного акта, то он может направить дело на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции при условии, что данный судебный акт не пересматривался в порядке кассационного производства (ч. 6 ст. 299 АПК).

Согласно ст. 304 АПК РФ "судебные акты арбитражных судов, вступившие в законную силу, подлежат изменению или отмене, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ установит, что оспариваемый судебный акт:

  1. нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права;
  2. препятствует принятию законного решения по другому делу;
  3. нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы".

Итак, одной из основных причин отмены актов правосудия является ошибочное толкование закона, т.е. установление выраженной в нем воли законодателя.

Одни ученые толкование представляют себе как единый процесс, включающий в себя два элемента - уяснение и разъяснение нормы права <*>, по мнению других, уяснение правовой нормы и разъяснение ее - это разнородные и самостоятельные явления <**>.

<*> Алексеев С.С. Общая теория социалистического права: Вып. 3. Свердловск, 1965. С. 177.
<**> Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения. М., 1998. С. 67.

Цель толкования - установление воли законодателя, закрепленной и выраженной в толкуемом акте. Речь, следовательно, идет о воле, существовавшей на момент издания акта и вызвавшей этот акт к жизни.

Отступление от единого общего на все время и для всех лиц смысла закона при любых условиях должно рассматриваться как ошибочное толкование его.

По способам (приемам) толкование может быть грамматическим, логическим, систематическим, историко-политическим. Нужно оговориться, что предложенная система приемов толкования не является общепринятой. Так, С.С. Алексеев вводит особый специально юридический способ толкования, посредством которого раскрывается смысл юридических терминов, правовых конструкций <*>.

<*> Алексеев С.С. Указ. раб. С. 192.

Анализ судебной практики убеждает, что ошибки в толковании закона преимущественно являются следствием неправильного, неумелого использования существующих приемов толкования. Судьи, видимо, из-за отсутствия необходимого опыта, иногда упускают из виду то, что все способы толкования должны учитываться комплексно, "забывают" какой-нибудь аспект уяснения смысла нормы и допускают ошибки. Важная роль в исправлении такого рода ошибок выпадает на долю судебного надзора.

Следующей причиной (основанием) отмены или изменения судебного акта, вступившего в законную силу, в порядке надзора является устранение препятствий для принятия законного судебного решения по другому делу. Известно, что решение суда по ранее рассмотренному делу, вступившее в законную силу, является обязательным для суда, рассматривающего дело, в силу принципа (ст. 16 АПК РФ). Однако это не лишает участвующих в деле лиц права добиваться их пересмотра в надзорном порядке в целях защиты нарушенных этими решениями их прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В противном случае при рассмотрении других дел будут приниматься противоречащие закону решения.

Проверка законности обжалованного судебного акта - это, в сущности, проверка правильности применения норм права в процессе регулирования конкретных правоотношений. Чтобы проверить законность решения, суду надзорной инстанции необходимо "пропустить через себя" и проследить всю правоприменительную деятельность нижестоящего суда по данному делу, проверить правомерность осуществления ее на каждом этапе.

И, наконец, третьим основанием является пресечение нарушений прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов.

Интересы неопределенного круга лиц являются одной из разновидностей публичных интересов.

Публичный интерес можно рассматривать как охраняемый законом интерес общества, на страже которого стоит государство в лице уполномоченных на это органов. Защита прав и охраняемых законом интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, является одной из задач судопроизводства в арбитражных судах. Что касается публичных интересов, то они должны быть защищены и на исключительной стадии, каковой является надзорный пересмотр (учитывая особый их характер), если нарушение ранее не было установлено. Деление права на публичное и частное - это в определенной мере основание разграничения публичного и частного интереса.

С одной стороны, законодатель, казалось бы, попытался учесть ситуации, являющиеся наиболее важными с точки зрения правовых последствий вынесения незаконного судебного акта, а также с точки зрения исключительности процедуры пересмотра судебных актов, вынесенных нижестоящими судами в порядке надзора; с другой стороны, очевидно, что ст. 304 АПК РФ в ее нынешней редакции ограничивает возможности пересмотра ошибочного судебного акта, также противоречит отдельным нормам Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" (ст. 23) и Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" (ст. 5).

При этом, на мой взгляд, противоречие заключается не в спорности анализируемых оснований для пересмотра, а в исчерпывающем характере их перечня. Такое ограничение придает формальный характер процессу реализации ВАС РФ своих полномочий по осуществлению надзора за деятельностью нижестоящих арбитражных судов. Подобное ограничение оснований, по которым судебный акт может быть пересмотрен в порядке надзора, противоречит "общепризнанным принципам и нормам международного права", которые в силу ст. 15 Конституции РФ являются частью правовой системы России и признаются на территории РФ. Например, ст. 13 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод устанавливает, что каждый имеет право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом. При толковании этой статьи Европейский суд разъяснял, что термин "право на эффективные средства правовой защиты" включает в себя совокупность различных средств защиты, в том числе возможность представить в полном объеме на всех стадиях судебного рассмотрения аргументы, которые обосновывали бы нарушение прав, определенных Конвенцией. Другими словами, перечень оснований для пересмотра судебных актов в порядке надзора в том виде, в котором он представлен в АПК РФ, не только ограничивает возможность пересмотра ошибочного судебного акта, но и умаляет право на судебную защиту.

Представляется более удачной формулировка аналогичной статьи в ГПК РФ. В частности, ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора называет существенные нарушения норм материального или процессуального права. Причем существенные нарушения норм материального и процессуального права охватывают не только основания, перечисленные в ст. 304 АПК, но безусловные основания для отмены ошибочного акта, как-то: рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе; рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания; нарушение правил о языке при рассмотрении дела; принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; неподписание решения, постановления судьей или одним из судей либо подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении, постановлении; отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами; нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения, постановления (ст. 270, 288 АПК РФ).

Не следует забывать, что, проверяя законность и обоснованность в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов и таким путем исправляя допущенные судебные ошибки, суд надзорной инстанции де-факто решает более широкую, выходящую за рамки конкретных дел, задачу общего руководства судебной практикой. Поэтому судебный надзор есть не просто отдельный процессуальный порядок пересмотра актов правосудия, а особая функция суда, направленная на проверку законности и обоснованности судебных актов нижестоящих судов, исправление их ошибок и осуществление на этой основе руководства судебной арбитражной практикой.