Мудрый Юрист

Уголовно-правовой анализ преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина

Б.Д. ЗАВИДОВ

Б.Д. Завидов, зам. главного редактора федерального ж-ла "Российский следователь", к.ю.н., член Союза журналистов России.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Довольно сложной главой в Уголовном кодексе Российской Федерации является глава 19 УК "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина", впитавшая в себя такие "обновленные" и новые составы преступлений, как "Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина" (ст. 136), "Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений" (ст. 138), "Нарушение неприкосновенности жилища" (ст. 139), "Воспрепятствование осуществлению избирательных прав..." (ст. 141), "Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата..." (ст. 141.1), "Фальсификация избирательных документов..."(ст. 142), "Фальсификация итогов голосования" (ст. 142.1) "Нарушение правил охраны труда" (ст. 143), "Нарушение авторских и смежных прав" (ст. 146), "Нарушение изобретательских и патентных прав" (ст. 147) и др., а поэтому издателем представлены диспозиции и санкции всех статей рассматриваемой главы.

С точки зрения уголовно правовой квалификации настоящее издание имеет практическую направленность, ибо содержит в себе уголовно-правовой анализ рекомендаций как для работников правоохранительных органов, так и для судей, адвокатов, юрисконсультов предприятий и организаций различных организационно-правовых форм собственности, а также для всех лиц, которые изучают проблемы уголовного права.

Статья 136. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, -

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.

  1. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к статье 136

Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ редакция комментируемой уголовно-правовой нормы существенно изменена в сторону ее конкретизации. Раскрывается содержание понятия дискриминации, сам состав отнесен к категории формальных, т.е. наступление уголовной ответственности теперь не связано с обязательным причинением вреда правам и законным интересам граждан.

Родовой и непосредственный объекты посягательства по данной норме уголовного закона совпадают. Это общественные отношения в сфере реализации прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям (ст. 19 Конституции РФ). Тем самым комментируемая норма уголовного закона представляет собой уголовно-правовую форму гарантий основных принципов равноправия.

Уголовный закон в диспозиции раскрывает содержание понятия дискриминации, под которой понимается всякое нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его принадлежности к определенной группе людей по естественным, биологическим, историческим и социальным признакам.

В качестве потерпевшего согласно диспозиции уголовного закона может выступать как гражданин РФ, так и гражданин иного государства и лицо без гражданства. В этом и сущность комментируемой нормы, которая гарантирует уголовно-правовую защиту от дискриминации права, свободы и законных интересов человека и гражданина.

Дискриминацией является любое исключение или ограничение в правах, свободах и законных интересах в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам.

Предметом преступления, таким образом, являются права, свободы и законные интересы человека и гражданина. Предмет преступления может содержать три составные части. Права - это любые права человека и гражданина, предусмотренные не только Конституцией РФ непосредственно, но и иным федеральным законодательством.

Свободы - это более узкая категория, не подлежащая расширительному толкованию. Это те свободы, которые предусмотрены в главе 2 Конституции РФ.

Законные интересы, во-первых, могут совпадать в интересах осуществления своих прав и свобод, во-вторых, могут представлять собой и самостоятельную категорию. В частности, интересы могут иметь и предполагаемый характер. Например, состав преступления могут образовать умышленные действия, направленные на отказ в принятии исковых заявлений, иных заявлений в гражданском судопроизводстве в зависимости от указанных в комментируемой норме признаках; отказ в принятии заявлений о совершении преступления, административного правонарушения по этим же признакам и т.п.

Дискриминация, таким образом, согласно диспозиции уголовного закона, является более широким понятием, нежели только нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина, включая в себя и нарушения законных интересов.

Дискриминация по естественным, т.е. прирожденным признакам означает совершение деяния в зависимости от принадлежности к определенному полу, расе, национальности.

Принадлежность к определенному языку не идентифицируется в обязательном порядке с принадлежностью к национальности. Пользоваться или не пользоваться тем или иным языком относится к свободному волеизъявлению человека и гражданина. Тем самым, язык в одних случаях может быть отнесен к естественному признаку, в других - к социальному.

Отношение к религии, обладание определенными убеждениями имеют конституционную основу. Их базовое основание заключается в охране достоинства личности (ст. 21 Конституции РФ). Согласно ст. 28 Конституции РФ каждому гарантируется свобода совести и вероисповедания. В ст. 29 Конституции содержатся гарантии свободы мысли и слова. В последнем случае необходимо отличать свободу мысли и слова. Конституционное право на свободу мысли предопределяет убеждения человека, а также право на свободу слова. Свобода мысли, а следовательно, и убеждений носят абсолютный характер, т.е. ничем не ограничены. По этой причине какие бы одиозные убеждения не имел человек, его дискриминация по этому признаку может образовать состав рассматриваемого преступления. Совсем иное право на свободу слова: оно имеет конституционное ограничение, когда трансформируется в пропаганду или агитацию, возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (ч. 2 ст. 19 Конституции РФ).

Деяние может быть совершено как в форме действия, так и бездействия. В форме действия оно совершается путем умышленного создания каких-либо препятствий в реализации прав и свобод человека и гражданина, его законных интересов, в зависимости от наличия вышерассмотренных необходимых квалифицирующих признаков.

В форме бездействия деяние может быть совершено путем непринятия мер к реализации прав и свобод, законных интересов человека и гражданина также в зависимости от наличия или отсутствия этих признаков. Можно предположить, что чаще всего это деяние может совершаться в форме определенных действий.

Как уже отмечалось, в настоящее время этот состав формальный. Преступление считается оконченным независимо от реального причинения какого-либо вреда правам и законным интересам человека и гражданина. Для наличия состава преступления достаточно совершения действия или бездействия, направленных на дискриминацию. По этой причине стадия покушения на совершение преступления исключается.

Субъективная сторона состава преступления характеризуется умышленной формой вины и особенностями мотивов совершения преступления. Специальная цель дискриминации может и отсутствовать. В этих случаях определяющее значение имеют мотивы преступления, а именно: зависимость деяния от принадлежности человека и гражданина к одной из категорий, указанных в диспозиции уголовного закона. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. В первом случае субъект четко осознает общественно опасный характер деяния и желает добиться цели дискриминации в связи с принадлежностью человека и гражданина к определенной законом категории лиц. Во втором случае такая определенная цель отсутствует, но субъект, совершая деяние по мотивам неприязни к расовой, национальной и т.д. группам лиц, сознательно допускает, что, осуществив деяние, он может нарушить права, свободы или законные интересы человека и гражданина, но относится к этому безразлично. Таким образом, субъект просто игнорирует эти права, свободы и законные интересы в силу принадлежности человека и гражданина к определенному полу, расе, национальности и т.д.

Таким образом, мотив является определяющим моментом совершения рассматриваемого преступления.

Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Квалифицированный состав преступления, предусмотренный частью 2 данной статьи, остался в прежней редакции. Основным его признаком является наличие специального субъекта, поскольку редакция уголовного закона гласит о совершении того же деяния с использованием своего служебного положения. Специальным субъектом могут быть как должностные лица, так и иные лица, выполняющие управленческие функции как в коммерческих, так и некоммерческих организациях. Повышенная общественная опасность деяния сопряжена с тем, что эти лица, обладая определенными властными полномочиями, не только подвергают дискриминации определенных лиц, но и способны спровоцировать серьезные расовые, национальные, религиозные, социальные конфликты. По этой причине согласно санкции рассматриваемой нормы квалифицированный состав отнесен к категории преступлений средней тяжести.

Совершение преступления специальным субъектом может выражаться, например, в использовании должностного или иного служебного положения при приеме на работу, выплатах заработной платы категориям лиц, указанным в диспозиции уголовного закона, создании преимуществ или игнорировании прав, свобод или законных интересов определенных лиц и т.д.

Совершение преступления специальным субъектом характеризуется наличием вины в форме прямого умысла, т.е. субъект сознает, что он использует свое служебное положение в целях дискриминации. Следовательно, для специального субъекта характерно наличие не только определенных мотивов, но и специальной цели совершения деяния, ибо он желает путем использования служебного положения достигнуть целей дискриминации указанных в уголовном законе лиц. В любом варианте мотивы преступления могут быть непредсказуемыми: шовинизм, национализм, нетерпимость к другим религиозным конфессиям, кроме своей, и т.д. Но в любом случае мотивы относятся к низменным побуждениям, идущим в разрез с конституционно закрепленными принципами межличностных отношений в обществе, способными спровоцировать серьезные конфликты.

Преступление в некоторых случаях может квалифицироваться по совокупности части 2 статьи 136 УК РФ и других составов. Так, если одновременно имеются уголовно-правовые признаки злоупотребления должностными полномочиями, то деяние подлежит квалификации по ч. 2 ст. 136 и ст. 285 УК РФ. Преступление может быть квалифицировано по данной норме и одновременно по одному из составов главы 31 УК РФ - преступления против правосудия при наличии соответствующих признаков.

Однако излишне квалифицировать преступление по совокупности, когда имеется конкуренция общего и специального составов. В этих случаях деяние подлежит квалификации только по специальному составу. Если, например, имеются признаки возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды, то все деяние подлежит квалификации только по ст. 282 УК РФ

Санкции обеих частей рассматриваемой нормы уголовного закона альтернативные. Одним из видов наказания является денежный штраф, который в связи с внесенными изменениями в УК РФ стал исчисляться не в минимальных размерах оплаты труда, а в фиксированной форме.

Если равноправие граждан будет нарушено публично или использованием средств массовой информации с целью возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды либо унижения национального достоинства, содеянное следует квалифицировать по совокупности соответствующих частей (пунктов) статей 136 и 282 (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды) Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни

  1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 137

Согласно ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, каждый гражданин имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Этому праву корреспондируют положения части 1 ст. 24 Конституции РФ, устанавливающие, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Рассматриваемая норма уголовного закона представляет собой уголовно-правовую гарантию этих конституционных прав граждан.

Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ правовая конструкция состава перетерпела существенные изменения.

Во-первых, исключены такие обязательные признаки состава преступления, как совершение его из корыстной или личной заинтересованности, относящиеся к субъективной стороне рассматриваемого состава. В настоящее время такой заинтересованности не требуется, что совершенно справедливо, так как возможность причинения реального вреда интересам потерпевшего не может быть поставлена в зависимость от побуждений виновного.

Во-вторых, исключены и материально-правовые последствия совершения преступления в виде реального причинения вреда правам и законным интересам граждан. Вследствие этого конструкция состава стала формальной.

Родовым объектом посягательства являются общественные отношения в сфере обеспечения конституционных прав и свобод граждан.

Непосредственным объектом посягательства - общественные отношения в сфере реализации прав граждан на сохранение личной или семейной тайны.

Соответственно предметом посягательства является информация о тех сторонах личной или семейной жизни, которые гражданин желает сохранить в тайне.

Объективная сторона преступления носит сложный характер и представляет собой совершение одного из действий по собиранию или распространению сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну.

Оба этих действия должны носить незаконный характер, т.е. как собирание, так и распространение таких сведений в установленном федеральным законодательством порядке не образуют признаков состава преступления. Так, собирание сведений о частной жизни гражданина на основаниях и в порядке, предусмотренных ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", не образует состава преступления, так же как и истребование таких сведений в уголовно- и гражданско-процессуальном порядке.

Незаконный характер действий субъекта - это не только действия, совершенные в противоречии с действующим законодательством, но и действия, совершаемые не в соответствии с ним. Право на личную или семейную тайну может быть нарушено только на основании федерального законодательства.

Объективная сторона состава характеризуется только одной активной формой. Она может быть осуществлена действием. Так, незаконное собирание сведений о частной жизни лица уже является преступлением. К примеру, иногда субъект, находящийся во враждебных личных отношениях с лицом, приходя к нему домой с целью выяснения личных отношений, имеет при себе скрытно диктофон и начинает запись переговоров. Эти действия носят далеко не безобидный характер и в некоторых случаях могут образовать состав рассматриваемого преступления. Однако установление записывающей аппаратуры у себя на дому, в том числе на телефоне, не образует состава преступления, поскольку должно предполагаться, что если лицо сообщает сведения о частной жизни по средствам связи или в ином месте за пределами своего жилища, то оно не считает эти сведения тайной о частной жизни. Вместе с тем признаки преступления могут иметь место в случаях, когда субъект, даже находясь в собственном жилище, ведет целенаправленные опросы о частной или семейной жизни потерпевшего.

Такой признак объективной стороны преступления, как незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, следует толковать несколько расширительно. Это не только собирание сведений не уполномоченным на то лицом или с использованием методов и средств прямо запрещенных законом. Под незаконным собиранием следует понимать любые действия, направленные на сбор конфиденциальной информации, в том числе и простые опросы соседей, родственников и знакомых потерпевшего. Главным критерием тайны частной жизни является согласие на то потерпевшего. Только ему дано право оценивать, что бы он хотел сохранить в тайне.

Вместе с тем уместно отметить, что привлечение к уголовной ответственности по признаку незаконного собирания такой информации должно иметь место в относительно исключительных случаях, ибо не всегда субъективный критерий личной или семейной тайны может соответствовать объективному критерию. Недопустимо использование этой уголовно-правовой нормы для сведения личных счетов. Объективно нельзя расценивать противоправным собирание сведений о должностном или общественном положении лица и членов его семьи, иных сведений, которые не являются тайной для государственных и негосударственных органов, организаций. Личная тайна - это нечто сокровенное, что лицо желает сохранить в тайне.

Вопросы, связанные с отнесением информации к категории личной или семейной тайны, а равно вопросы о незаконном характере собирания таких сведений носят оценочный характер, которые должны разрешаться в судебном порядке. Так, собирание сведений всегда носит целенаправленный характер и не может сводиться к вопросам, заданным, например, из любопытства. При этом надо учитывать и духовное состояние общества, сложившееся в нашей стране. Те вопросы, которые в иных странах уже сами по себе не считаются корректными, у нас вполне допустимы.

Вместе с тем к личной или семейной тайне относятся не только порочащие лицо или членов его семьи сведения, но и иные сведения, которые он хотел бы сохранить в тайне. Это могут быть сведения о наличии болезней, об интимных связях и интимной жизни, о взаимоотношениях с отдельными членами семьи и характере взаимоотношений в семье в целом, об источниках средств к существованию, о привычках и т.д. Достоверная диффамация при определенных условиях также наказуема. Согласно ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого посягательства.

Необходимо отметить, что каждый, осуществляя свои права на частную жизнь, не должен нарушать не только права, но и законные интересы иных лиц, тем более членов семьи. Под членами семьи следует понимать всех совместно проживающих лиц. Представляется, что они вправе интересоваться и собирать сведения о совместно проживающем с ними лице, ибо обладают правом знать, с кем живут и чем конкретное лицо занимается при проведении досуга и т.д. Так, сбор информации одним из супругов о супружеской верности другого супруга не образует состава преступления. В ряде случаях не могут нести уголовной ответственности за сбор сведений о частной жизни и близкие родственники предполагаемого потерпевшего. Если, к примеру, кто-то собирает сведения о приобретении членом семьи или близким родственником наркотических, психотропных средств, алкогольных напитков, занятии проституцией и т.п., то состав преступления будет отсутствовать. Равным образом не будет признаков состава преступления и у лица, сообщившего членам семьи или близким родственникам такие сведения. В таких ситуациях лица, собирающие подобные сведения, также вправе защищать свои законные интересы и заблаговременно принимать меры для предотвращения возможного вреда этим интересам.

Такой признак объективной стороны, как распространение сведений в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации, может поставить в затруднительное положение правоприменителя. Тут играет свою роль и не совсем четкая формулировка объективной стороны в диспозиции уголовного закона. Сначала в законе говорится о собирании и далее через разделительный союз "или" о распространении сведений о частной жизни лица без его согласия, затем следует формулировка о распространении этих сведений в публичном выступлении, в публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации. В последнем случае ничего не говорится о согласии лица, сведения о котором распространены. По этой причине может создаться впечатление, что состав преступления может иметь место в последнем случае и без согласия лица, сведения о частной жизни которого распространены. Такое толкование уголовного закона нельзя признать верным. В этом случае, если имеется согласие лица на распространение сведений указанным путем, то и признаки состава преступления будут отсутствовать.

Под распространением сведений следует понимать их сообщение кому-либо из третьих лиц без согласия того, о ком эти сведения сообщаются. Как нам представляется, квалифицирующий признак распространения сведений подлежит ограничительному толкованию. Недопустимо привлечение к уголовной ответственности и тем более осуждение за обыкновенные сплетни, за высказанное мнение, если оно даже и совпадает с некоторыми моментами частной жизни и т.п. Однако, если то, что мы обычно привыкли называть сплетнями, действительно содержит личную или семейную тайну, действия по их распространению могут в конкретных случаях повлечь и уголовную ответственность. Нельзя бесконечно ссылаться на сложившийся уклад жизни, который необходимо приводить в правовые рамки.

При прочих равных условиях наибольшую опасность представляет распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации. В публичном выступлении субъект делает достоянием гласности сведения о тех сторонах личной или семейной жизни, которые потерпевший желал бы сохранить в тайне. В том то и состоит повышенная общественная опасность деяния, что эти сведения становятся известными широкому кругу лиц.

Распространение сведений о личной или семейной тайне может иметь место и путем публично демонстрируемого произведения. Под последним необходимо понимать выражение в художественной форме мыслей, идей автора. В зависимости от разновидности видов искусств произведение объективно может выражаться в музыкальной, песенной, изобразительной и иных формах. Однако состав преступления будет иметь место только тогда, когда произведение публично продемонстрировано. Под публичной демонстрацией произведения следует понимать его показ, трансляцию, любое иное воспроизведение неопределенному кругу лиц. Так, безусловно уголовно наказуемыми должны быть публикации фото- и иных изображений частных лиц без их на то согласия.

Объективная сторона преступления может осуществляться и путем распространения этих сведений в средствах массовой информации. Так, комментируя по телевидению одно из происшествий, ведущий телепрограммы заявляет, что у потерпевшего при оказании ему медицинской помощи обнаружен препарат, блокирующий алкогольную зависимость. Такие высказывания без согласия на то потерпевшего абсолютно недопустимы и могут повлечь уголовную ответственность. Вместе с тем не образует состава преступления распространение сведений, уже ставших достоянием широкой гласности. К примеру, нельзя считать распространением личной тайны сведений о пьяном дебоше, неоднократном пьянстве и т.п., когда эти случаи подвергались официальной регистрации, в том числе и на конкретном предприятии.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный, как собирая, так и распространяя сведения о личной или семейной тайне, должен осознавать незаконность их собирания или распространения, желать этого. Невозможно собирать или распространять такие сведения, относясь к этому безразлично. К тому же, как это уже отмечалось, рассматриваемый состав ввиду внесенных законодателем изменений стал формальным, а не материальным, как это было ранее. По этой причине субъективное отношение виновного к последствиям не имеет значения для квалификации, а может быть учтено при назначении наказания.

Мотивы и цели в связи с внесенными Федеральным законом от 08.12.2003 в УК изменениями в настоящее время для квалификации не имеют значения. Они могут иметь широкий диапазон от простого обывательского любопытства и сплетен до достижения более серьезных и общественно опасных целей, и это следует учитывать при назначении наказания, в случаях признания судом субъекта виновным в совершении этого преступления.

Вместе с тем правоприменителю надо помнить и о положениях ст. 14 УК РФ, когда действия лишь формально содержат признаки рассматриваемого преступления, но вследствие малозначительности не представляют общественной опасности.

Субъект преступления по ч. 1 ст. 137 УК РФ - вменяемое физическое лицо, достигшее возраста шестнадцати лет.

Часть вторая комментируемой статьи предусматривает несколько повышенную уголовную ответственность за то же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Этот квалифицированный состав характеризуется наличием специального субъекта. Им может быть как должностное лицо, так и служащий государственного или муниципального учреждения, а равным образом иные лица, использующие свое служебное положение в коммерческих или некоммерческих организациях. Здесь важен не сам правовой статус лица, занимающего определенное положение, а его возможности по собиранию или распространению конфиденциальных сведений о частной жизни. Такими лицами могут быть работники медицинских учреждений, адвокаты, телеведущие, журналисты и т.д. Перечисленные субъекты имеют более широкие возможности в силу своего служебного положения как по сбору информации, так и по ее распространению.

Конкуренция общего и специального составов совокупности преступлений не образует. В этих случаях должна применяться специальная норма, в противном случае субъект нес бы уголовную ответственность дважды за одно и то же деяние. К примеру, это разглашение тайны усыновления (удочерения) - ст. 155 УК РФ. Здесь уголовный закон защищает специальный объект и в случаях разглашения должна применяться именно эта норма. Вместе с тем, если, к примеру, деяние совершено должностным лицом с использованием своего служебного положения и одновременно содержит признаки злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий, оно должно квалифицироваться по совокупности ч. 2 ст. 137 и соответственно по ст. ст. 285 или 286 УК РФ. В таких ситуациях субъект одновременно посягает на два различных объекта уголовно-правовой охраны. Аналогично, если разглашение данных предварительного расследования содержит и признаки распространения личной или семейной тайны, то также действия виновного подлежат квалификации по совокупности со ст. 310 УК РФ, ибо наряду с объектом посягательства против правосудия самостоятельно фигурирует и еще один объект посягательства - конституционные права и свободы человека и гражданина.

К сожалению, уголовный закон не дает четких дефиниций распространения и разглашения сведений. Как нам представляется, эти понятия по своему смысловому содержанию в основном совпадают. Разглашение - это также сообщение той или иной информации в любой форме третьему лицу, т.е. обычно содержит все признаки распространения. Но тем не менее этим признакам должен давать оценку суд.

Статья 138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений

  1. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Незаконные производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 138

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие реализацию права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, закрепленного в части 2 статьи 23 Конституции Российской Федерации: "Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения".

В Законе Российской Федерации "О связи" от 16 февраля 1995 года предусмотрено, что информация о почтовых отправлениях и передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти отправления могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям. Специально оговорено, что прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, получение сведений о них, а также иные ограничения тайны связи допускаются на основе судебного решения.

КонсультантПлюс: примечание.

Федеральный закон от 16.02.1995 N 15-ФЗ "О связи" утратил силу с 1 января 2004 года в связи с изданием Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи".

Уголовно-правовой гарантией обеспечения права, регламентированного частью 2 статьи 23 Конституции Российской Федерации, является статья 138 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусмотревшая ответственность как за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан (части 1 и 2 статьи 138), так и за незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (часть 3 статьи 138).

Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений осуществляется путем законного ознакомления с содержанием писем, телеграмм, аудиокорреспонденции, иных сообщений, поступивших по телетайпу, телефаксу, с использованием компьютерной связи, в отсутствие законных оснований для такого ознакомления (согласия адресата, решения суда или санкции прокурора на изъятие корреспонденции в связи с расследованием уголовного дела).

Состав преступления, предусмотренного частью 1 статьи 138 УК РФ, - формальный. Это значит, что для наличия оконченного преступления требуется совершить лишь деяние, указанное в законе, вне зависимости от наступления тех или иных последствий, которые могут быть вызваны этим деянием. Фактически же наступившие последствия в формальных составах могут исполнять роль либо квалифицирующих признаков, либо отягчающих вину обстоятельств. Исходя из этого, рассматриваемое преступление считается оконченным с момента совершения ознакомления с корреспонденцией, прослушивания телефонных переговоров, иначе говоря - с момента совершения действий, указанных в диспозиции комментируемой статьи. Необходимо помнить, что действия виновного должны осуществляться незаконно, т.е. без ведома или согласия владельца информации, либо без правовых оснований (решения суда, постановления следователя и т.д.).

Субъектом данного преступления является лицо, обладающее набором из трех признаков:

а) физическое лицо;

б) вменяемое лицо;

в) лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной только в форме прямого умысла. Субъект данного преступления сознает, что, знакомясь с чужой корреспонденцией, иными сообщениями или прослушивая телефонный разговор без законных оснований, он тем самым нарушает конституционное право граждан, и желает этого. Мотивы могут варьироваться от обывательского любопытства до превышения служебных полномочий служащими соответствующего пункта связи.

В части 2 статьи 138 УК РФ предусмотрена ответственность за совершение рассматриваемого преступления с квалифицирующими признаками. Одним из таких признаков является использование лицом для совершения преступления своего служебного положения. Таковыми могут являться государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом, либо лицо, постоянно или временно в соответствии с договором или по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в негосударственных коммерческих либо некоммерческих организациях.

У этого преступления имеется дополнительный объект. Это общественные отношения, связанные с обеспечением законной деятельности того учреждения, организации, предприятия, где работает виновный, использовавший свое служебное положение для совершения преступления.

Состав данного преступления имеет специальный субъект. В качестве такового могут выступать сотрудники правоохранительных органов, работники учреждений связи, а также лица, обслуживающие коммуникации.

Вторым квалифицирующим состав рассматриваемого преступления признаком является использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. К ним относятся: технические средства, приборы, различные приспособления, с помощью которых снимается и расшифровывается информация с технических каналов связи, например, приборы для кино- и фотосъемки, аудио- и видеозаписи, приспособления для прослушивания телефонных разговоров и т.д. Они могут быть заводского либо кустарного изготовления. Главное, что производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, прямо запрещено частью 3 статьи 138 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Дополнительным объектом преступления, предусмотренного частью 2 статьи 138 УК РФ, являются общественные отношения, связанные с обеспечением порядка использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, устанавливается Правительством Российской Федерации (см. статью 6 Комментария к Федеральному закону Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности" / Под редакцией профессора П.Г. Пономарева. М.: Новый Юрист, 1997. С. 197).

Субъектом данного преступления, совершенного с использованием специальных технических средств, может быть любое лицо, использующее такие средства для негласного получения информации, в том числе лицо, использующее при этом свое служебное положение.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного частью 2 статьи 138 УК РФ, включает вину в форме прямого умысла. Лицо осознает, что нарушает с использованием своего служебного положения или специальных технических средств конституционное право другого лица на тайну переписки и т.д., и желает этого.

В части 3 статьи 138 УК РФ предусмотрен самостоятельный состав преступления, а не особо квалифицированный состав преступления, предусмотренного частью 1 статьи 138 УК РФ. Это незаконное производство, сбыт, приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Непосредственный объект этого преступления тот же, что у преступления, предусмотренного частями 1 и 2 статьи 138 УК РФ. Это общественные отношения, обеспечивающие реализацию права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Дополнительный объект данного преступления - общественные отношения по обеспечению соблюдения правил обращения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Объективная сторона данного преступления включает деяние, которое может осуществляться в любой из указанных в законе форм:

а) производства;

б) сбыта;

в) приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Производство указанных средств - их создание, восстановление ранее утраченных необходимых свойств, переделка каких-либо иных предметов, в результате чего они приобрели свойства технического средства, годного для негласного снятия информации.

Сбыт - продажа, обмен на другие товары или материальные ценности, передача в счет погашения долга, в качестве расчета за выполненную работу вместо денежного вознаграждения, в связи с шантажом, дарение и др. действия, связанные с отчуждением технических средств.

Приобретение - возмездное или безвозмездное получение (покупка, взятие в долг, принятие в уплату долга, в дар, временное принятие от других лиц для определенных целей, получение путем шантажа и т.д.) указанных средств.

Статья 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 15 июля 1995 года установила, что разработка, производство, реализация, приобретение в целях продажи, ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности физическими и юридическими лицами подлежат лицензированию в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Незаконным соответственно признается производство, сбыт или приобретение с целью сбыта специальных технических средств без лицензии или по просроченной лицензии, или с нарушением условий лицензирования, а также продолжение указанной деятельности, когда действие лицензии приостановлено или последняя аннулирована в случаях, предусмотренных пунктами 9, 10 Порядка ведения лицензионной деятельности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 1994 года.

Состав преступления, предусмотренного частью 3 статьи 138 УК РФ, формальный. Преступление считается оконченным с момента совершения действий, описанных в части 3 комментируемой статьи УК РФ.

Субъектом рассматриваемого преступления является любое вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного частью 3 статьи 138 УК РФ, включает вину в форме прямого умысла, а при приобретении указанных средств - и цель сбыта.

Субъект осознает, что нарушает установленный порядок производства, сбыта и приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и желает этого.

Цель сбыта указана как обязательный признак субъективной стороны только для состава того преступления, когда деяние осуществляется в форме приобретения специальных технических средств.

В юридической литературе высказаны различные точки зрения, трактующие цель сбыта как обязательную и для случаев незаконной продажи указанных средств (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общей редакцией Генерального прокурора РФ профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева. М., 1996. С. 85). По мнению других (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Книга первая / Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора О.Ф. Шишова. М.: ООО "Издательство "Новая Волна", 1998. С. 377 - 378), эта точка зрения противоречит как юридической технике, использованной при подготовке Уголовного кодекса Российской Федерации, так и цели всестороннего обеспечения прав граждан на тайну их переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Мы придерживаемся последней точки зрения.

Если законодатель в одной части конкретной статьи Особенной части Уголовного кодекса предусматривает два или несколько альтернативных действий или бездействие и при этом связывает любое из них с одной и той же целью, конструкция состава преступления в таком случае принципиально отлична от конструкции состава рассматриваемого преступления. Законодатель указывает тогда одну и ту же цель после каждого действия (бездействия), как это сделано в части 3 статьи 184, либо после перечисления всех альтернативных действий использует оборот "если эти действия совершены в целях...", как это сделано в части 1 статьи 205 УК РФ. В части 3 статьи 138 УК РФ сделано иначе.

Второй аргумент заключается в следующем. С точки зрения защиты права человека на тайну переписки и т.п. безразлично, с целью ли сбыта незаконно производится лицом специальное техническое устройство для снятия информации или для личного использования, например для прослушивания телефонных разговоров другого лица.

Мы уверены, что иной подход необоснованно сужал бы гарантии обеспечения права человека и гражданина, предусмотренного частью 2 статьи 23 Конституции Российской Федерации. То есть не обеспечивал бы право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Если лицо незаконно собирает сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну, без его согласия путем нарушения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных сообщений граждан, то деяние подлежит квалификации по совокупности соответствующей части статьи 137 и частей 1 или 2 статьи 138 УК РФ. Если незаконному сбору указанных сведений с помощью специальных технических средств предшествовало незаконное производство таких средств для негласного получения информации этим же лицом, содеянное должно быть квалифицировано по совокупности частей 1 или 2 статьи 137, части 2 и части 3 статьи 138 УК РФ.

Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища

  1. Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, -

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, -

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Примечание. Под жилищем в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

(примечание введено Федеральным законом от 20.03.2001 N 26-ФЗ)

Комментарий к статье 139

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, связанные с обеспечением права, провозглашенного в статье 25 Конституции Российской Федерации. В ней сказано: "Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения".

Норма, содержащаяся в ст. 139 УК РФ, является уголовно-правовой гарантией обеспечения рассматриваемого конституционного права. Никому не дано право проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Объективная сторона преступления, предусмотренного статьей 139 Уголовного кодекса Российской Федерации, включает деяние в форме действия - незаконного проникновения в жилище, совершенного против воли проживающего в нем лица.

Жилищем является помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, дача, садовый домик и т.п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовые и т.п.). К жилищу относятся также комнаты в общежитии.

Согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 30 ноября 1990 г., не могут признаваться жилищем помещения, не предназначенные и не приспособленные для постоянного или временного проживания, например, обособленные от жилых построек погреба, амбары, гаражи и другие хозяйственные помещения.

Проникновение - это вторжение в жилище. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений. Проникновение в жилище может осуществляться, например, вхождением в жилище либо жилище может контролироваться изнутри с помощью специальных технических средств.

Незаконным признается любое, не санкционированное в установленном законом порядке проникновение в жилище другого лица без его согласия, вторжение в жилище без ведома потерпевшего, использование жилища в отсутствие владельца, незаконный обыск, незаконное выселение, иные незаконные действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан. Основания и пределы ограничения данного конституционного права граждан предусмотрены пунктами 18 и 24 статьи 11 Закона РСФСР "О милиции" от 18 апреля 1991 г. с изменениями, внесенными Законами РФ от 18 февраля и 1 июля 1993 г.; статьями 6, 7, 9 Федерального закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" от 15 июля 1995 года; пунктом "е" статьи 13 Закона Российской Федерации "О федеральных органах государственной безопасности" от 8 июля 1992 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Законом РФ от 1 июля 1993 года; уголовно-процессуальным законодательством.

КонсультантПлюс: примечание.

Закон РФ от 08.07.1992 N 3246/1-1 "О федеральных органах государственной безопасности" утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 03.04.1995 N 40-ФЗ "О федеральной службе безопасности".

В соответствии с Постановлением N 13 Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации" от 24 декабря 1993 года суды должны рассматривать материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, и принимать по этому вопросу соответствующие решения.

Статья 168 УПК РСФСР и статья 165 УПК РФ предоставляют право следователю произвести обыск незамедлительно, если этого требуют обстоятельства дела, с последующим уведомлением судьи. Обыск, проведенный в таких ситуациях, не должен считаться незаконным. Во-первых, УПК РФ является федеральным законом. Во-вторых, обыск, проведенный в случаях, не терпящих отлагательства, без предварительного подтверждения судьей, но затем подтвержденный последним, не может быть признан незаконным.

Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации, - формальный, а следовательно, преступление является оконченным с момента проникновения преступника в чужое жилище.

Субъектом рассматриваемого преступления может являться любое вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления включает вину в форме прямого умысла. Лицо сознает, что своими действиями нарушает конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, и желает этого.

В части 2 статьи 139 УК РФ предусмотрена ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения.

Под насилием следует понимать причинение легкого вреда здоровью (это повреждение, имевшее незначительные, скоропреходящие последствия, длившиеся не более шести дней), побоев (это действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов), ограничение свободы потерпевшего (связывание и т.п.). В таких случаях дополнительной квалификации по статьям 115 или 116 УК РФ не требуется. Если насилие сопровождалось причинением средней тяжести либо тяжкого вреда здоровью или причинением смерти потерпевшему, содеянное необходимо квалифицировать по совокупности статей 139 и 111, либо 139 и 112, либо 139 и 105 УК РФ.

Под угрозой применения насилия понимается угроза нанести побои, причинить вред здоровью любой тяжести, убить. В последнем случае дополнительной квалификации по статье 119 Уголовного кодекса Российской Федерации не требуется.

Дополнительным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие личную неприкосновенность, здоровье, личную свободу граждан.

Субъект данного преступления тот же, что и преступления, предусмотренного в части 1 статьи 139 УК РФ.

Умыслом лица охватывается также применение насилия либо угроза его применения к потерпевшему.

Особо квалифицированный состав рассматриваемого преступления предусмотрен в части 3 комментируемой статьи УК РФ. Квалифицирующим признаком является использование лицом для совершения преступления своего служебного положения.

Субъект данного преступления специальный. Таковым может явиться сотрудник правоохранительного органа либо коммунальной службы.

Незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица с использованием служебного положения виновным возможно в случаях, когда такое лицо вообще не имеет полномочий, связанных с каким-либо законным ограничением права граждан на неприкосновенность жилища. Незаконным будет проникновение в жилище и в тех случаях, когда указанные полномочия у лица есть, однако отсутствуют законные основания для подобных ограничений в данном случае. Проникновение в жилище незаконно и тогда, когда есть законные основания и полномочия для производства действий, связанных с ограничением права гражданина на неприкосновенность жилища, однако осуществляются эти действия с нарушением установленного законом порядка. Если незаконное проникновение сопровождалось взломом замков или иных запирающих устройств, порчей стен, пола, повреждением иного имущества, содеянное должно квалифицироваться по совокупности статей 139 и 167 УК РФ. В случаях, когда после незаконного проникновения в жилище совершена кража имущества потерпевшего, содеянное квалифицируется по пункту "в" части 2 статьи 158 УК РФ, и дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требует. Не требуется дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ и в случаях, если незаконное проникновение в жилище явилось способом совершения кражи, грабежа либо разбоя. Деяние в таких случаях квалифицируется соответственно только по пункту "в" части 2 статьи 158, или по пункту "в" части 2 статьи 161, или по пункту "в" части 2 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статья 140. Отказ в предоставлении гражданину информации

Неправомерный отказ должностного лица в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан, -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 140

Часть 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации закрепила право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (за исключением сведений, составляющих государственную тайну).

Это право гарантировано конституционной нормой частью 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации, обязавшей органы государственной власти и местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено в законе.

Уголовно-правовой гарантией рассматриваемого конституционного права является норма, содержащаяся в статье 140 Уголовного кодекса Российской Федерации, об уголовной ответственности за нарушение такого права, если в результате причинен вред правам и законным интересам граждан.

Непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения по обеспечению права граждан на получение информации, непосредственно затрагивающей права и свободы гражданина.

У рассматриваемого преступления может быть факультативный объект в зависимости от того, чему причинен вред (общественным отношениям по обеспечению права собственности, чести и достоинства гражданина и т.п.).

Предмет комментируемого преступления - информация, собранная в документах, материалах различных проверок (например, служебного расследования в отношении потерпевшего), прокурорских проверок по заявлениям граждан и т.д. Эта информация затрагивает права и свободы потерпевшего и отвечает нескольким требованиям:

а) она должна находиться в государственных федеральных органах или в органах местного самоуправления;

б) собрана законным способом (т.е. предусмотренным УПК РФ либо в иных подзаконных нормативных актах);

в) содержать сведения, непосредственно затрагивающие законные интересы данного потерпевшего.

Потерпевшим по статье 140 Уголовного кодекса Российской Федерации является гражданин, чье право на получение информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы, нарушены.

По особенностям конструкции объективной стороны данный состав преступления - материальный. В материальных составах момент окончания преступления законодатель связывает с наступлением вредного результата, т.е. последствий. Если же деяние, направленное на достижение преступного результата, обязательного для данного состава, не привело к его наступлению, оконченного преступления не будет. Виновный в таком случае будет нести ответственность за покушение на данное преступление. Исходя из вышеизложенного, объективная сторона комментируемого состава преступления включает:

а) деяние;

б) вредные последствия;

в) причинную связь между деянием и последствиями.

Согласно Закону Российской Федерации "Об информации, информатизации и защите информации" от 25 января 1995 года, информация представляет собой сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления.

Деяние может быть совершено либо в форме неправомерного отказа предоставить гражданину документы и материалы, в том числе архивные, непосредственно касающиеся его прав и законных интересов, либо в форме предоставления неполной или заведомо ложной информации.

Неправомерный отказ означает отказ в нарушение закона либо иного нормативного акта, выраженный в письменной или устной форме, проявляющийся в действии (это может быть резолюция либо заявление об отказе), так и в бездействии (невыполнение своей конституционной обязанности и игнорирование чужого конституционного права и просьбы о предоставлении соответствующей информации). Признак неправомерности отказа означает его незаконность, противоречие нормативным актам, предписывающим предоставлять информацию.

Предоставление заведомо ложной информации - сообщение гражданину сведений, не соответствующих содержащимся в документах, иных материалах сведениям, при условии, что такое несоответствие очевидно для виновного.

Предоставление неполной информации - ознакомление гражданина с частью сведений или частью документов либо материалов.

Вред законным правам и интересам может быть материальным (недополучение или неполучение стипендии, пенсии, заработной платы, пособия, тех или иных благ, льгот и т.п.) либо моральным (нанесенным чести и достоинству). Подлежит установлению причинная связь между деянием и вредными последствиями.

Состав преступления, предусмотренного статьей 140 УК Российской Федерации, как уже было сказано выше, является материальным. Преступление считается оконченным, когда в результате совершения описанного в законе общественно опасного деяния причинен вред правам и законным интересам гражданина.

Субъектом данного преступления является любое вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста и занимающее определенное служебное положение в государственном учреждении либо органе местного самоуправления, т.е. обладающее признаками специального субъекта. Это может быть как должностное лицо, так и лицо хотя и не являющееся должностным, но обладающее информацией, непосредственно затрагивающей права и законные интересы гражданина, и обязанное предоставлять такую информацию гражданам по их просьбе.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что неправомерно нарушает конституционное право гражданина на получение информации, а также то, что это может либо должно повлечь вред правам и законным интересам граждан, и желает этого либо не желает, но сознательно их допускает или безразлично к ним относится. В случае предоставления ложной информации сознанием виновного охватывается и то, что предоставляемые сведения не соответствуют положению дел.

Статья 141. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий

  1. Воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме, нарушение тайны голосования, а также воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума либо деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей, -

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

(часть первая в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

  1. Те же деяния:

а) соединенные с подкупом, обманом, принуждением, применением насилия либо с угрозой его применения;

(в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

б) совершенные лицом с использованием своего служебного положения;

в) совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Вмешательство с использованием должностного или служебного положения в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума ее полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, с целью повлиять на ее решения, а именно требование или указание должностного лица по вопросам регистрации кандидатов, списков кандидатов, избирательных блоков, подсчета голосов избирателей, участников референдума и по иным вопросам, относящимся к исключительной компетенции избирательной комиссии, комиссии референдума, а равно неправомерное вмешательство в работу Государственной автоматизированной системы Российской Федерации "Выборы" -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

(часть третья введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

Комментарий к статье 141

Федеральным законом РФ от 04.07.2003 N 94-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (РГ. 2003. N 131. 8 июля) введены новеллы в уголовное законодательство, которое касается уголовной ответственности за умышленные нарушения законов о выборах и проведении референдума. Вышеназванным Законом существенно изменены редакции ст. ст. 141 и 142 УК РФ, введены новые составы - ст. ст. 141.1 и 142.1 УК РФ.

Корректируя уголовное законодательство, законодатель старался в полной мере учесть негативный опыт проведения избирательных кампаний прошлых лет, а также и международный опыт.

Части 1 и 2 статьи 32 Конституции Российской Федерации закрепили право граждан участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, а также право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, участвовать в референдуме.

Названные права относятся к конституционным правам и свободам, и соответственно образуют родовой объект посягательства рассматриваемого состава преступления.

Непосредственным объектом посягательства будут общественные отношения по обеспечению реализации права граждан на осуществление пассивного или активного избирательного права, права свободного волеизъявления на выборах и референдуме, на нормальную работу избирательных комиссий или комиссии референдума по обеспечению избирательных прав граждан и права на участие в референдуме. В общем, непосредственный объект посягательства может варьировать в зависимости от способа осуществления преступного деяния, указанного в диспозиции ст. 141 УК РФ.

Объективная сторона преступления может быть осуществлена не только путем совершения одного из действий, предусмотренных в диспозиции, но и в форме бездействия и носит сложный характер. Она состоит из совершения одного из четырех деяний:

а) воспрепятствования свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме;

б) нарушения тайны голосования;

в) воспрепятствования работе избирательных комиссий, комиссий референдума;

г) воспрепятствования деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей.

Конституционные права граждан на свободное осуществление своих избирательных прав, деятельность избирательных комиссий, комиссий референдума конкретизируются в действующем избирательном законодательстве, сформировавшемся в отдельную отрасль права. В состав этого законодательства могут входить: федеральные конституционные законы, федеральные законы, конституции республик в составе Российской Федерации, уставы и законы субъектов Федерации. Основным законодательным актом, регламентирующим проведение выборов и референдума, является Федеральный закон от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 24. Ст. 2253) в редакции Федерального закона от 4 июля 2003 года "О внесении изменений в статьи 2 и 35 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (РГ. 2003. N 131. 8 июля). На основе этого нормативного акта принимается иное федеральное законодательство и законы субъектов Федерации (например: Федеральный закон от 20 ноября 2002 года "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", Федеральный закон от 24 декабря 2002 года "О выборах Президента Российской Федерации").

Законами субъектов Федерации регламентируются проведение выборов и референдумов в органы государственной власти субъектов Федерации и в органы местного самоуправления, а также проведение референдумов по вопросам, имеющим значение для субъектов Федерации или по вопросам местного самоуправления.

Относительно первого из способов осуществления преступного деяния законодатель по сравнению с ранее действовавшей редакции статьи специально уточнил в диспозиции непосредственный объект посягательства, указав на свободное осуществление гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме.

Этот объект посягательства носит комплексный характер, включая в себя как пассивное, так и активное избирательное право.

Содержанием пассивного избирательного права является право гражданина принимать или не принимать участие в проведении выборов, референдума, агитировать за или против конкретных депутатов, а также по вопросам, выносимым на референдум, голосовать за конкретного депутата либо против, подавать голос против всех кандидатов, те же самые права имеет гражданин и по вопросам референдума.

Содержанием активного избирательного права является право быть избранным в органы государственной власти или местного самоуправления и связанный с этим комплекс прав, предусмотренных законодательством по участию в выборах.

Поэтому воспрепятствованием свободному осуществлению избирательных прав или права на участие в референдуме будут любые умышленные деяния, посягающие на эту свободу. Вместе с тем сопоставительный анализ диспозиции основного состава с квалифицирующими признаками, указанными в части 2 настоящей статьи, позволяет сделать вывод, что в последнем случае, особенно в редакции п. "а" части 2 ст. 141 УК РФ, дана попытка исчерпывающего перечня способов совершения деяния. По этой причине квалификация деяния по части 1 ст. 141 УК РФ по признаку воспрепятствования свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме может вызвать трудности на практике.

Ввиду этого дифференцировать отграничение состава преступления, предусмотренного в части 1 ст. 141 УК РФ, от квалифицированного состава, предусмотренного частью 2 настоящей статьи, можно методом исключения, а именно: под дефиницию воспрепятствования свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме по части 1 ст. 141 УК РФ можно отнести иные умышленные действия, не подпадающие под п. "а" части 2 ст. 141 УК РФ. Это могут быть создание искусственных препятствий для доступа на избирательные участки (например, командир воинской части не отпускает военнослужащего для реализации своего избирательного права), умышленное создание препятствий в осуществлении предвыборной агитации, умышленные препятствия под различными, не основанными на законодательстве предлогами в регистрации кандидата и т.д. В форме бездействия деяние может быть осуществлено путем умышленного невключения избирателя в список избирателей, непредставление больному человеку, желающему проголосовать, урны для голосования, необоснованный отказ в выдаче открепительного удостоверения. Однако осуществление деяния в форме бездействия носит больше теоретический и профилактический характер, нежели в форме действия, ибо весьма сложно отграничить обыкновенную халатность от умышленного бездействия в целях воспрепятствования осуществлению избирательных прав или права на участие в референдуме. Да и острие уголовной репрессии по мысли законодателя должно быть направлено прежде всего против умышленных действий по воспрепятствованию осуществлению избирательного права, права на участие в референдуме.

Главным материально-правовым признаком в этих случаях должна быть реальная общественная опасность деяния, ибо в противном случае деяние не будет иметь признаков преступления вследствие малозначительности (ст. 14 УК РФ).

Следующим признаком объективной стороны рассматриваемого состава преступления является нарушение тайны голосования. Для уяснения понятия этого квалифицирующего признака следует обратиться к ст. 7 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Там сказано, что голосование является тайным в условиях, исключающих контроль за свободным волеизъявлением граждан. Таким образом, нарушение тайны голосования представляет собой разновидность воспрепятствования свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме, но имеет свою специфику. Содержание деяния может быть понято только в единстве его объективной и субъективной сторон. Это, к примеру, не просто вторжение в кабину для голосования без умысла проконтролировать волеизъявление гражданина. Суть деяния именно в нарушении тайны голосования, заключающемся в контроле или возможности осуществления контроля за волеизъявлением избирателей, участников референдума. При этом законодатель путем внесения этого признака в ст. 141 УК РФ расширил содержание субъективной стороны состава преступления. Ранее, до внесения изменений в Уголовный кодекс Федеральным законом от 4 июля 2003 года, нарушение тайны голосования указывалось в диспозиции ст. 142 УК РФ - фальсификация избирательных документов, документов референдума или неправильный подсчет голосов, что требовало наличия специальной цели и прямого умысла.

По своей санкции часть 1 ст. 142 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, а рассматриваемый состав - к категории преступлений небольшой тяжести. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что законодатель расширил пределы уголовной ответственности за нарушение тайны голосования, одновременно снизив санкцию за нарушение этой уголовно-правовой нормы. Все это логическим путем позволяет прийти к выводу, что в настоящее время для нарушения тайны голосования как уголовно наказуемого деяния не требуется во всех случаях установления контроля за волеизъявлением избирателей. Достаточно поставить избирателя в такие условия, когда он может считать, что его действия контролируются. Деяние может быть осуществлено и в форме бездействия, когда, к примеру, ответственное лицо не обеспечивает избирательный участок кабинами для голосования безотносительно к мотивам и целям такого бездействия.

Вместе с тем острие уголовной репрессии направлено прежде всего не против бездействия, а против совершения деяния путем умышленных действий, нарушающих тайну голосования. Это действия, позволяющие реально контролировать волеизъявление избирателей, участников референдума (визуальное наблюдение, пометка или нумерация избирательных бюллетеней и т.п.). Деяние может осуществляться и в имитации создания условий, чтобы избиратель, участник референдума субъективно воспринимали процедуру голосования как подконтрольную.

Следующим признаком рассматриваемого состава преступления является воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума.

Деятельность избирательных комиссий, комиссий референдума регламентируется Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", иным федеральным законодательством, законами субъектов Федерации, регламентирующими проведение выборов отдельных категорий должностных лиц. В этом законодательстве указываются рамки деятельности этих комиссий в правовом поле, их полномочия, права и соответственно обязанности должностных лиц и иных субъектов общественных отношений по проведению выборов, референдума по отношению к избирательным комиссиям. Поэтому воспрепятствование в форме действия или бездействия деятельности избирательных комиссий всех уровней, комиссий референдума представляет собой создание помех и препятствий их законной деятельности безотносительно к мотивам и целям совершения деяния.

Последним признаком объективной стороны рассматриваемого деяния является воспрепятствование деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей. В состав комиссий входят как члены с решающим, так и с совещательным голосом. Воспрепятствование однозначно порождает признаки преступления при совершении деяния в отношении любого из членов этих комиссий. Основным критерием наличия состава преступления является воспрепятствование деятельности члена комиссии, связанной с исполнением своих обязанностей, а не какой-либо иной деятельности. Воспрепятствование как работе комиссий, так и деятельности их членов может быть осуществлено только в форме активных действий.

Рассматриваемый состав преступления формальный. Он считается оконченным с момента совершения предусмотренных в диспозиции уголовного закона действий и в некоторых случаях бездействия независимо от наступления каких-либо последствий.

Однако, как и отмечалось ранее, в каждом конкретном случае следует оценивать, является ли деяние общественно опасным либо нет в силу малозначительности.

По своей субъективной стороне состав преступления характеризуется наличием как прямого, так и косвенного умысла. В последнем случае виновный сознает общественную опасность деяния, предвидит возможность наступления ущемления избирательных прав или права на участие в референдуме либо последствия нарушения нормальной работы избирательных комиссий, комиссий референдума либо их членов, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично. Допустимость косвенного умысла вытекает из того, что в диспозиции отсутствуют указания на мотивы, цели и способ совершения преступления. Способ во многих случаях также может свидетельствовать о разновидностях умысла, о чем будет сказано ниже.

Мотивы и цели деяния не имеют значения для квалификации, но могут быть учтены при назначении наказания.

Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет, т.е. для описываемого состава не характерно наличие специального субъекта.

Часть вторая статьи 141 УК РФ по сравнению с частью первой, во многом аморфной, изложена более четко и конкретно. Это то же деяние, соединенное с подкупом, обманом, принуждением, применением насилия либо с угрозой его применения (п. "а" ч. 2 ст. 141 УК РФ).

Все перечисленные признаки ограничивают свободу волеизъявления граждан, посягают на нормальную работу избирательных комиссий, комиссий референдума и их членов. Единственный признак - нарушение тайны голосования - не может быть квалифицирован по п. "а" ч. 2 ст. 141 УК РФ.

Подкуп охватывает собой как предоставление денег, иных материальных ценностей и прав на имущество (действительных или предполагаемых, например лотерей), так и обещание или предложение их предоставления за совершение конкретных действий либо за воздержание от их совершения. Эти материальные блага могут предоставляться или быть обещаны за голосование определенным образом, снятие кандидатом своей кандидатуры, передачу голосов другому кандидату, а также за совершение действий или бездействия, препятствующих работе избирательных комиссий, комиссий референдума, их членов и т.п.

Нередко подкуп осуществляется весьма примитивно. Так, в ходе избирательной кампании в органы местного самоуправления в почтовые ящики избирателей вместе с призывами голосовать за определенного кандидата забрасывались деньги в сумме 20 рублей.

Но подкуп может быть и более изощренным. Так, кандидаты, являющиеся предпринимателями, иногда в ходе избирательных кампаний за свой счет осуществляют ремонт жилищно-коммунальной сферы по месту жительства избирателей, оказывают в разных формах материальную помощь малоимущим избирателям и т.п. Такие действия не могут быть безразличны для правоприменителя и в любом случае должны получать уголовно-правовую оценку.

Состав преступления по признаку подкупа следует отграничивать от смежного состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.16 КОАП РФ в редакции Федерального закона от 18 июня 2003 г. Этот состав административного правонарушения будет иметь место в тех случаях, когда подкуп избирателей, участников референдума не содержит уголовно наказуемого деяния. Налицо конкуренция уголовно-правовой и административно-правовой норм, что может поставить в затруднительное положение правоприменителя. Каким образом поступать в таких случаях? Здесь прежде всего надо иметь в виду, что объектом подкупа административного правонарушения могут быть только избиратели или участники референдума. Что касается подкупа избирательных комиссий, комиссий референдума или отдельных их членов, то в этих случаях однозначно будет иметь место состав преступления. Отграничение административного нарушения от состава преступления в виде подкупа избирателей или участников референдума имеет оценочный характер. Очевидно, что отдельные факты подкупа единичных избирателей, участников референдума не могут повлиять на итоги голосования в целом и должны расцениваться как административное правонарушение. Иное дело, когда имеет место прямой подкуп неопределенного и значительного круга избирателей, участников референдума. И именно прямой подкуп, а не косвенный в виде, например, благотворительной деятельности, что составляет признак административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.16 КОАП РФ. В случаях прямого подкупа большого круга избирателей, участников референдума должна наступать уже уголовная ответственность. Масштабы подкупа необходимо расценивать в зависимости от уровня проведения выборов, референдума. Чем ниже уровень, тем меньшее число избирателей, участников референдума может оказать решающее значение для его результатов. В любых ситуациях аксиомой должно быть то, что в случаях конкуренции уголовно-правовой нормы с административным правонарушением сомнения должны толковаться в пользу применения административной ответственности.

Обман - это умышленное введение избирателей, участников референдума в заблуждение относительно тех обстоятельств выборов, референдума, которые могут повлиять на их исход. Обманом также следует считать и преднамеренное умолчание в тех же целях о сведениях, которые субъект обязан сообщить избирателям, участникам референдума. В общем, этот квалифицирующий признак выглядит весьма аморфно и трудно применим на практике.

Принуждение - это новый квалифицирующий признак, введенный Законом от 4 июля 2003 года, имеет неабстрактное значение. Этот вид посягательства на свободное волеизъявление означает любое принуждение, кроме такой его разновидности, как применение насилия или угроз его применения, которые образуют отдельные квалифицирующие признаки. К иным видам принуждения следует отнести угрозы уничтожения или повреждения имущества, шантаж в форме угроз распространения порочащих сведений независимо от их достоверности, угрозы лишения каких-либо материальных или личных благ и т.п. В практике проведения прошедших избирательных кампаний отмечались случаи, когда руководители отдельных предприятий, организаций, учреждений, пытаясь оказать давление на избирателей, запугивали лишением премий, льгот и даже увольнением. Отмечались случаи принуждения и неопределенного круга избирателей. Так, один из кандидатов в депутаты, являясь руководителем предприятия, угрожал жителям избирательного округа, что в случае его провала на выборах в данном избирательном округе будут сокращены рабочие места на руководимом им предприятии, а населенные пункты не будут снабжаться продуктами питания, изготовляемыми на этом предприятии.

Применение насилия либо угроз его применения. Законодатель, формулируя этот квалифицирующий признак, имеет в виду физическое насилие. Л. Гаухманом выделены две разновидности физического насилия: воздействие на тело человека и воздействие на внутренние органы человека без повреждения наружных тканей (спаивание, отравление и т.п.) (см.: Гаухман Л.Д. Борьба с насильственными посягательствами. М., 1969. С. 19).

Очевидно, что для рассматриваемого состава преступления характерен первый вид физического насилия. Он выражается в нанесении ударов по телу человека, в причинении физической боли. Соответственно угрозы применения насилия заключаются в предупреждении потерпевшего и обещании применить эти действия немедленно или в будущем.

Для подкупа, принуждения или применения насилия либо угроз его применения характерно противостояние воли виновного и воли потерпевшего. Субъект действует вопреки действительной или предполагаемой воли потерпевшего. Это противостояние отсутствует при обмане, так как потерпевший добросовестно заблуждается, доверяясь виновному. Но в любом случае виновный игнорирует волю потерпевшего, навязывая перечисленными способами свою.

Субъект преступления с перечисленными квалифицирующими признаками - любое физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Совершение преступления с использованием своего служебного положения (п. "б" ч. 2 ст. 141 УК РФ). Использование своего служебного положения означает не только использование полномочий должностного лица. Это может быть использование любых полномочий в связи с работой на предприятии, в учреждении независимо от формы собственности, а также использование полномочий служащего в органах государственной власти и местного самоуправления.

Субъект здесь специальный, но его разновидности чрезвычайно широки.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "в" ч. 2 ст. 141 УК РФ).

Субъективная сторона состава преступления, предусмотренного в ч. 2 ст. 141 УК РФ, характеризуется наличием только прямого умысла. Такой вывод вытекает из особенностей объекта посягательства и конкретизированных способов осуществления деяния. Невозможно обманывать, подкупать, применять насилие либо угрозу его применения, использовать свое служебное положение, предварительно сговариваться или организовываться в группу без определенных целей. Цели воздействия на ход избирательной кампании и в конечном итоге на результаты выборов, референдума предопределяют совершение преступления только с прямым умыслом.

Часть 3 комментируемой нормы по существу содержит самостоятельный состав преступления, который изложен в диспозиции достаточно определенно, и в уголовном законе назван исчерпывающий перечень способов совершения преступления.

Это вмешательство с использованием должностного или служебного положения в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума ее полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, с целью повлиять на ее решения. Далее следует перечень действий, образующих состав преступления.

Исходя из содержания диспозиции, преступление может быть совершено только путем активных действий, общим родовым понятием которых является вмешательство.

Объектом такого вмешательства является осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума ее полномочий. Причем таких полномочий, которые установлены законодательством о выборах и референдумах. Вмешательство осуществляется в форме неправомерных требований или указаний должностного лица, адресованных как избирательной комиссии, комиссии референдума в целом, так и отдельным ее членам. Чаще объективная сторона осуществляется путем незаконных требований или указаний в отношении председателя избирательной комиссии, комиссии референдума.

В комментируемой норме дан исчерпывающий перечень способов такого вмешательства.

Это требование или указание должностного лица по вопросам регистрации кандидатов, списков кандидатов, избирательных блоков, подсчета голосов избирателей, участников референдума и по иным вопросам, относящимся к исключительной компетенции избирательной комиссии, комиссии референдума. Таким образом, непосредственным предметом посягательства рассматриваемого состава является исключительная компетенция избирательной комиссии, комиссии референдума, которая регламентирована законодательством о выборах, референдумах. Эта компетенция реализуется в форме принятия решений избирательной комиссией, комиссией референдума. По этой причине направленность посягательства и его непосредственным объектом являются законность и обоснованность решений избирательной комиссии, комиссии референдума, отнесенные законодательством к их исключительной компетенции.

Совершенно новым квалифицирующим признаком преступления является неправомерное вмешательство в работу Государственной автоматизированной системы Российской Федерации "Выборы". Функционирование этой системы регламентировано законодательством, неправомерное вмешательство в ее работу образует признаки рассматриваемого состава преступления. Исходя из смысла и содержания диспозиции уголовного закона, следует прийти к выводу, что вмешательство в деятельность этой системы должно осуществляться с прямым умыслом и с целью воспрепятствовать или иным образом помешать нормальному течению избирательного процесса.

Субъективная сторона комментируемого состава преступления характеризуется наличием прямого умысла и специальной цели, на которую есть указания в самой диспозиции уголовного закона. Эта цель раскрывается в намерении повлиять на решения избирательной комиссии, комиссии референдума по вопросам, относящимся к исключительной компетенции этих комиссий.

Субъект преступления в уголовном законе обозначен не совсем четко. С одной стороны, это использование должностного или служебного положения, с другой - в диспозиции говорится о требованиях или указаниях должностного лица. Отсюда выводится недопустимость расширительного толкования уголовного закона в части субъектного состава этого преступления. Очевидно, что таким субъектом может быть только должностное лицо (см. коммент. к примечанию к статье 285 УК РФ). Это вытекает и из сравнительно-правового анализа содержания п. "б" ч. 2 ст. 141 УК РФ, где говорится только об использовании своего служебного положения, и ч. 3 названной статьи, в диспозиции которой имеется прямая ссылка на требование или указание должностного лица. По этой причине толкование диспозиции этой нормы должно быть ограничительным, субъектом преступления может быть только должностное лицо.

В связи с изменениями, внесенными ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ, несколько видоизменены санкции рассматриваемой уголовно-правовой нормы. Денежные штрафы стали исчисляться не в минимальных размерах оплаты труда, а в фиксированном виде в рублях, причем в немалых суммах - от 100 до 300 тысяч рублей (ч. 3 ст. 141 УК).

Статья 141.1. Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума

(введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

  1. Оказание финансовой (материальной) поддержки в крупных размерах избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока помимо средств избирательного фонда путем изготовления и (или) распространения агитационных материалов, не оплаченных из избирательного фонда или оплаченных из избирательного фонда по необоснованно заниженным расценкам, оплаты изготовления и (или) распространения таких агитационных материалов, передачи денежных средств, материальных ценностей на безвозмездной основе или по необоснованно заниженным расценкам кандидату, избирательному объединению, избирательному блоку для осуществления ими своей избирательной кампании, а также оказание финансовой (материальной) поддержки в крупных размерах деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума помимо средств фонда референдума путем изготовления и (или) распространения агитационных материалов, не оплаченных из фонда референдума или оплаченных из фонда референдума по необоснованно заниженным расценкам, оплаты изготовления и (или) распространения таких агитационных материалов, передачи денежных средств, материальных ценностей на безвозмездной основе или по необоснованно заниженным расценкам члену либо уполномоченному представителю инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума для осуществления ими деятельности, направленной на выдвижение инициативы проведения референдума, получение определенного результата на референдуме, а также внесение пожертвований в крупных размерах в избирательный фонд, фонд референдума через подставных лиц -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Использование в крупных размерах помимо средств соответствующего избирательного фонда финансовой (материальной) поддержки для проведения избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока кандидатом, его уполномоченным представителем по финансовым вопросам, уполномоченным представителем по финансовым вопросам избирательного объединения, избирательного блока, использование в крупных размерах помимо средств соответствующего фонда референдума финансовой (материальной) поддержки для выдвижения инициативы проведения референдума, получения определенного результата на референдуме уполномоченным представителем по финансовым вопросам инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума, а также расходование в крупных размерах пожертвований, запрещенных законодательством о выборах и референдумах и перечисленных на специальный избирательный счет, специальный счет референдума, -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Примечание. Крупным размером в настоящей статье признаются размер суммы денег, стоимость имущества или выгод имущественного характера, которые превышают одну десятую предельной суммы всех расходов средств избирательного фонда соответственно кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, фонда референдума, установленной законодательством о выборах и референдумах на момент совершения деяния, предусмотренного настоящей статьей, но при этом составляют не менее одного миллиона рублей.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 141.1

Общим родовым объектом посягательства рассматриваемого состава являются общественные отношения по реализации политических прав граждан на управление делами государства как непосредственно (через референдум), так и через своих представителей (путем участия в выборах), а также на участие в местном самоуправлении (ст. ст. 12 и 32 Конституции РФ).

Непосредственный объект посягательства носит двойной характер. Это, в первую очередь, установленный законодательством порядок финансирования избирательной кампании или референдума. Во вторую очередь, объектом посягательства является свободное волеизъявление граждан на выборах, участников референдума путем косвенного влияния на их сознание и волю вследствие заведомой постановки в неравные условия кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, искусственного инициирования заданного направления в проведении референдума.

Объективная сторона деяния состоит в действиях по оказанию финансовой, а также иной материальной поддержки в крупных размерах избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, минуя избирательный фонд.

Обязательным признаком состава преступления является крупный размер финансовой (материальной) поддержки. В примечании к комментируемой статье определяются как понятия крупного размера, так и содержание иной материальной поддержки. Это сумма денег, стоимость имущества или выгод имущественного характера, которая превышает одну десятую предельной суммы всех расходов средств избирательного фонда соответственно кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, фонда референдума, которые установлены законодательством о выборах и референдумах на момент совершения деяния. Но во всех случаях крупный размер не может быть менее одного миллиона рублей (в ред. ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ).

В диспозиции дан исчерпывающий перечень самих действий, образующих состав преступления. Их можно подразделить на три блока.

Первый блок. Это оплата изготовления и (или) распространения агитационных материалов, не оплаченных из избирательного фонда. Согласно законодательству о выборах и референдумах изготовление и (или) распространение агитационных материалов не допускается иначе как только из избирательного фонда кандидата, избирательного объединения, избирательного блока. Поэтому оказание финансовой или иной материальной поддержки помимо этого фонда образует признаки рассматриваемого состава преступления, если размер такой поддержки носит крупный характер.

Другой способ совершения преступления - это оплата изготовления и (или) распространения агитационных материалов на безвозмездной основе, т.е. изготовление агитационных материалов бесплатно, а равно такое же и их распространение.

В диспозиции предусмотрен и более сложный в доказывании и в уголовно-правовой оценке способ совершения деяния. Это оплата изготовления и (или) распространения из избирательного фонда агитационных материалов по необоснованно заниженным расценкам. Размер необоснованного занижения следует исчислять исходя из базовой рыночной оценки в данной местности изготовления и (или) распространения того или иного вида агитационных материалов. В своем суммарном количестве такое необоснованное занижение расценок должно составлять крупный размер, т.е. превышать одну десятую предельного размера расходов избирательного фонда, но в любом случае быть не менее двух тысяч размеров минимальной оплаты труда.

Таким образом, названный блок способов совершения деяния связан с изготовлением и (или) распространением агитационных материалов как важнейшей стадией любой избирательной кампании, референдума.

Другой блок способов совершения деяния заключается в следующих действиях.

Во-первых, это передача денежных средств или иных материальных ценностей на безвозмездной основе непосредственно кандидату, избирательному объединению, избирательному блоку в целях осуществления ими своей избирательной кампании независимо от конкретных целей, на которые эти денежные средства или материальные ценности будут затрачены.

Во-вторых, это те же действия, совершенные по необоснованно заниженным расценкам. Вопросы уголовно-правовой оценки таких действий, безусловно, будут представлять определенную сложность. Чаще они прикрываются какими-то якобы возмездными ответными действиями (выполнением работ, услуг, предоставление имущества или прав на него и т.п.), но их стоимость очевидно не эквивалентна. При оценке таких ситуаций следует исходить из общей суммарной стоимости предоставленных денежных средств или иных материальных ценностей, которые должны превышать одну десятую предельной суммы расходов избирательного фонда, но не менее двух тысяч минимальных размеров оплаты труда.

Наконец, это действия, заключающиеся в оказании финансовой или иной материальной поддержки в крупных размерах деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума помимо средств фонда референдума путем изготовления и (или) распространения агитационных материалов, не оплаченных из фонда референдума или оплаченных из фонда референдума по необоснованно заниженным расценкам, оплаты изготовления и (или) распространения таких агитационных материалов, т.е. совершение действий, которые прокомментированы выше применительно к проведению избирательной кампании.

На этом же основании следует оценивать и действия, выражающиеся в передаче денежных средств, материальных ценностей на безвозмездной основе или по необоснованно заниженным расценкам: 1) члену; 2) уполномоченному представителю инициативной группы по проведению референдума; 3) члену или уполномоченному представителю иной группы участников референдума.

Особо следует выделить блок действий, образующих признаки рассматриваемого состава преступления, заключающиеся во внесении пожертвований в крупных размерах в избирательный фонд, фонд референдума через подставных лиц. Очевидно, что этот признак объективной стороны преступления законодатель ввел не случайно. В первую очередь это направлено на противодействие финансированию выборов и референдумов со стороны иностранных государств и организаций. Подставным лицом может быть как физическое, так и юридическое лицо.

Под иными материальными ценностями помимо денежных средств следует понимать любое имущество, имеющее стоимостное выражение, а также права на него.

Состав преступления относится к разряду так называемых формальных. Для наличия состава преступления не требуется наступления каких-либо последствий, он считается оконченным с момента совершения одного из деяний, перечисленных в диспозиции уголовного закона.

Вместе с тем данный состав может иметь и стадию покушения, которая заключается в действиях, непосредственно направленных на оказание финансовой или иной материальной поддержки в крупном размере перечисленными выше способами указанным в диспозиции субъектам избирательного процесса или референдума. Это любые попытки передачи, вручения, перечисления денежных средств или иных материальных ценностей. Стадия приготовления по основаниям ч. 2 ст. 30 УК РФ не образует состава преступления, поскольку комментируемый состав преступления в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, что можно расценивать как пробел в уголовном законодательстве с учетом конституционной значимости проведения выборов и референдумов.

Субъективная сторона характеризуется наличием прямого умысла и специальной целью. Виновный сознает общественную опасность своих действий, желает такими противоправными способами профинансировать или оказать иную материальную поддержку в ходе избирательной кампании или референдума, и это желание заключается соответственно в наличии специальных целей. Относительно проведения избирательной кампании преследуется прежде всего общая цель оказания в крупном размере финансовой или иной материальной поддержки кандидату, избирательному объединению, избирательному блоку. Что касается референдума, то цели оказания такой поддержки могут быть более конкретизированы в плане побуждения субъектов референдума к осуществлению ими деятельности, направленной на выдвижение инициативы проведения референдума, получение определенного результата на референдуме. В целом же в обоих названных случаях преследуются вполне определенные цели, которые в уголовном праве принято называть специальными.

Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. Если финансовые средства или иные материальные ценности предоставляет юридическое лицо, то субъектом преступления выступают те лица, которые вправе распоряжаться и распорядились финансовыми или иными материальными ценностями, осознавая характер и цели своих действий. При изготовлении и (или) распространении агитационных материалов субъектом преступления являются те должностные лица или руководители коммерческих и некоммерческих организаций, которые непосредственно распорядились изготовить и (или) распространить эти материалы на безвозмездной основе либо по необоснованно заниженным расценкам.

Вопрос о соучастии подлежит ограничительному толкованию. Не могут быть соучастниками лица, которые непосредственно изготавливали или распространяли агитационные материалы по указанию или распоряжению должностного лица, руководителя коммерческой либо некоммерческой организации.

Соучастниками рассматриваемого состава преступления могут быть подставные лица, через которых вносятся пожертвования в крупных размерах в избирательный фонд, фонд референдума, а также руководители финансовых и иных институтов, через которых осуществляется финансовая и иная материальная противоправная поддержка в крупных размерах, при условии, если они сознают общественную опасность своих действий.

Очень важно отграничить данный состав преступления от смежного состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.20 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, которая устанавливает административную ответственность фактически за те же действия, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Очевидно, что основным критерием отграничения состава преступления от административного правонарушения является крупный размер такой финансовой или иной материальной поддержки.

Часть вторая статьи 141.1 УК РФ описывает самостоятельный состав преступления, который логически вытекает из вышерассмотренного.

Родовой и непосредственный объекты посягательства аналогичны. Объективная сторона деяния распадается на две основных части: при проведении избирательной кампании и при проведении референдума - и может быть совершена только в активной форме. Относительно проведения выборов объективная сторона выражается в действиях по использованию в крупных размерах помимо средств соответствующего избирательного фонда финансовой (материальной) поддержки для проведения избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока. Общее целевое использование денежных средств и иного имущества - обеспечение избирательной кампании, конкретные цели (агитация и т.д.) значения для квалификации не имеют.

При проведении референдума объективная сторона выражается в действиях по использованию в крупных размерах помимо средств соответствующего фонда референдума финансовой (материальной) поддержки для выдвижения инициативы проведения референдума, получения определенного результата на референдуме.

Третья группа способов осуществления преступного деяния является общей для проведения избирательной кампании и референдума. Это расходование в крупных размерах пожертвований, запрещенных законодательством о выборах и референдумах и перечисленных на специальный избирательный счет, специальный счет референдума. Из смысла закона следует, что такое расходование должно производится для проведения избирательной кампании или референдума. Иное расходование этих средств образует другие составы преступления. Пожертвования, которые запрещены, могут определяться федеральными законами и законами субъектов Федерации в зависимости от территориального уровня проведения выборов или референдума.

Субъективная сторона преступления характеризуется наличием прямого умысла и специальной цели. Субъект сознает противоправность использования в крупных размерах финансовых (материальных) средств в проведении избирательной кампании, референдума, желает этого и преследует при этом цели, указанные в диспозиции, т.е. запрещенные уголовным законом.

Субъект рассматриваемого состава преступления в отличие от ранее рассмотренного, предусмотренного в ч. 1 ст. 141.1 УК РФ, - специальный.

Субъектами преступления могут быть: кандидаты, их уполномоченные представители по финансовым вопросам, уполномоченные представители по финансовым вопросам избирательного объединения, избирательного блока, уполномоченные по финансовым вопросам инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума. В совершении преступления возможны различные формы соучастия. Однако, исходя из диспозиции ч. 1 ст. 141.1 УК РФ, следует отметить, что оказание финансовой поддержки в крупных размерах в сговоре с субъектами преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 141.1 УК РФ, не образует совокупности преступлений по этим двум нормам. Оказание поддержки и использование финансовых(материальных) средств в крупных размерах являются самостоятельными составами преступления.

Состав преступления формальный, оно является оконченным с момента использования финансовых (материальных) средств в крупных размерах независимо от наступления какого-то определенного результата. Вместе с тем возможна стадия покушения на совершение этого преступления в тех случаях, когда субъект использует финансовые (материальные) средства на запрещенные уголовным законом цели, имея намерение использование этих средств в крупных размерах, но не доводит преступления до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Поскольку преступление относится к категории небольшой тяжести, то стадия приготовления к нему не влечет уголовной ответственности.

В целом уместно отметить, что законодатель не учел в полной мере криминогенность составов преступлений, предусмотренных в комментируемой уголовно-правовой норме, их криминологические последствия, отнеся их к преступлениям небольшой тяжести.

Статья 142. Фальсификация избирательных документов, документов референдума

(в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

  1. Фальсификация избирательных документов, документов референдума, если это деяние совершено членом избирательной комиссии, комиссии референдума, уполномоченным представителем избирательного объединения, избирательного блока, группы избирателей, инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума, а также кандидатом или уполномоченным им представителем, -

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до четырех лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Подделка подписей избирателей, участников референдума в поддержку выдвижения кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, инициативы проведения референдума или заверение заведомо подделанных подписей (подписных листов), совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо соединенные с подкупом, принуждением, применением насилия или угрозой его применения, а также с уничтожением имущества или угрозой его уничтожения, либо повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Незаконное изготовление, а равно хранение либо перевозка незаконно изготовленных избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 142

Диспозиция ст. 142 УК РФ в редакции ФЗ от 18 июня 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" значительным образом изменена и конкретизирована по непосредственному предмету посягательства, способам осуществления деяния и кругу субъектов этого состава преступления.

Родовым объектом посягательства комментируемой статьи являются закрепленные Конституцией политические права граждан на участие в управлении государства как через своих представителей, так и непосредственно путем участия в референдуме.

Непосредственными объектами посягательства являются как активное, так и пассивное избирательные права, а также право гражданина на участие в референдуме.

Избирательный процесс носит сложный характер и состоит из нескольких стадий: выдвижение кандидатов, их регистрация, предвыборная агитация, голосование, подсчет голосов, установление результатов выборов или референдума, их опубликование.

Строгое соблюдение режима законности на каждой из стадий является гарантией отражения действительной воли избирателей или волеизъявления участников референдума.

Ряд нарушений на всех стадиях избирательного процесса влечет за собой административную ответственность. Наиболее серьезные умышленные нарушения в виде фальсификации избирательных документов, документов референдума (ст. 142 УК РФ) и фальсификации итогов голосования (ст. 142.1 УК РФ) влекут за собой уголовную ответственность.

Объективная сторона рассматриваемого состава носит сложный характер и непосредственным предметом посягательства имеет избирательные документы или документы референдума.

Фальсификация представляет собой емкое понятие и включает подделку, искажение, подлог избирательного документа или документа референдума. Избирательными документами являются подписные листы, списки избирателей, открепительные удостоверения, избирательные бюллетени, бюллетени для голосования на референдуме, протоколы избирательных комиссий или комиссий референдума, а также иные установленные законодательством РФ или субъектов Федерации документы, фальсификация которых может исказить результаты голосования на выборах или референдуме.

Фальсификация может выражаться в подделке документа, когда виновный уже в правильно составленные избирательные документы вносит исправления.

Искажение - такая форма фальсификации, когда в избирательный документ или документ референдума вносятся заведомо ложные сведения. К примеру, если виновный заведомо неправильно составляет подписные листы или списки избирателей.

Подлог - это замена подлинного документа заведомо ложным.

Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Субъект сознает общественно опасный характер своих действий, фальсифицируя избирательные документы, предвидит возможность или неизбежность искажения результатов выборов или референдума и желает наступления этих последствий. Сущность рассматриваемого состава заключается именно в достижении виновным специальной цели - добиться нужных результатов выборов или референдума путем искажения действительного волеизъявления избирателей или участников референдума. Мотивы совершения деяния на квалификацию не влияют и могут быть учтены только при назначении наказания.

Преступление относится к категории так называемых формальных составов и считается оконченным с момента умышленной фальсификации хотя бы части одного избирательного документа.

Субъект данного состава преступления - специальный. Это члены избирательной комиссии, комиссии референдума, уполномоченные представители избирательного объединения, избирательного блока, группы избирателей, инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума, а также сами кандидаты или уполномоченные ими представители.

Все указанные лица должны иметь полномочия в соответствии с действующим избирательным законодательством. Только в этом случае они являются надлежащим субъектом преступления.

Члены избирательных комиссий могут быть с правом решающего или совещательного голоса. Все ли они являются субъектом рассматриваемого состава преступления? Поскольку члены избирательных комиссий с правом совещательного голоса имеют право доступа ко всем материалам и документам соответствующей избирательной комиссии, то они обладают возможностью осуществить фальсификацию избирательных документов или документов референдума. Поэтому они могут быть субъектом рассматриваемого преступления.

При совершении рассматриваемого преступления возможно соучастие. В случаях если субъекты данного состава преступления действовали в сговоре с иными лицами, не являющимися специальными субъектами, то ответственность последних наступает как организатора, подстрекателя либо пособника (см. коммент. к ст. 34 УК РФ).

Если это лицо являлось должностным, то его действия следует квалифицировать по совокупности преступлений по ст. 142 УК РФ как организатора, подстрекателя либо пособника и по ст. 285 либо по ст. 286 УК РФ. В случаях подкупа должностного лица в целях оказания содействия в фальсификации избирательных документов оно может нести ответственность и за получение взятки.

В части второй комментируемой статьи предусмотрен квалифицированный состав, предусматривающий уголовную ответственность за подделку подписей избирателей, участников референдума в поддержку выдвижения кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, инициативы проведения референдума или заверение заведомо подделанных подписей (подписных листов).

Этот состав законодатель выделил отдельной нормой с учетом относительной распространенности подобных деяний на начальной стадии избирательной кампании.

В диспозиции дан достаточно широкий перечень способов осуществления этого деяния. Это совершение его группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо если деяние соединено с подкупом, принуждением, применением насилия или угрозой его применения, а также с уничтожением имущества или угрозой его уничтожения. Перечисленные способы совершения деяния не нуждаются в отдельных комментариях.

Несколько слов следует сказать о таком квалифицирующем признаке, как существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Этот признак сформулирован крайне неопределенно и по этой причине может вызвать серьезные затруднения на практике. Права и законные интересы граждан уже нарушаются и в результате совершения вышеперечисленных деяний. Представляется, что под существенным нарушением прав и законных интересов граждан следует считать нарушение конституционного права неопределенного круга граждан на поддержку выдвижения кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, инициативы проведения референдума. Существенным нарушением прав и законных интересов организаций следует также считать ущемление их прав на выдвижение и поддержку кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, инициативы проведения референдума. То же можно сказать об общественных и государственных интересах. В общем, этот квалифицирующий признак носит весьма оценочный характер, и вследствие его размытости нет уверенности, что он получит какую-то определенность в судебной практике.

Так, подписные листы являются наиболее уязвимым для фальсификации избирательным документом. Их могут отсканировать, а затем внести в них заведомо ложные сведения, что влечет их недействительность. В них могут вноситься изменения уже после их сдачи и это делает их недостоверными. Фальсификацию подписных листов может осуществить и сборщик подписей, который под влиянием подкупа или иных уголовно наказуемых действий, указанных в диспозиции комментируемой нормы, может заведомо неправильно составлять эти подписные листы с тем, чтобы затем они были признаны недействительными. В общем, перечень фальсификаций в процессе осуществления избирательных действий достаточно широк и не может носить исчерпывающий характер. Главное тут в умышленной фальсификации избирательных документов, документов референдума, перечень и форма которых установлены избирательным законодательством, законодательством о референдумах на день совершения избирательных действий.

В части третьей комментируемой статьи предусмотрен квалифицированный состав, который отдельно предусматривает уголовную ответственность за незаконное изготовление, а равно хранение либо перевозку незаконно изготовленных избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме. Изготовление бюллетеней будет незаконным, если таковые изготавливались любым способом не в соответствии с действующим законодательством. Для хранения или перевозки таких бюллетеней необходимо наличие осведомленности субъекта о том, что бюллетени были незаконно изготовлены. Мотивы совершения преступления на квалификацию не влияют. Данная уголовно-правовая норма введена специально в целях предотвращения умышленного искажения волеизъявления избирателей или участников референдума.

Санкции данной статьи изменены ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ в части назначения такого вида наказания, как денежный штраф. Теперь он исчисляется не в минимальных размерах оплаты труда, а в фиксированной форме.

Статья 142.1. Фальсификация итогов голосования

(введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

Включение неучтенных бюллетеней в число бюллетеней, использованных при голосовании, либо представление заведомо неверных сведений об избирателях, участниках референдума, либо заведомо неправильное составление списков избирателей, участников референдума, выражающееся во включении в них лиц, не обладающих активным избирательным правом, правом на участие в референдуме, или вымышленных лиц, либо фальсификация подписей избирателей, участников референдума в списках избирателей, участников референдума, либо замена действительных бюллетеней с отметками избирателей, участников референдума, либо порча бюллетеней, приводящая к невозможности определить волеизъявление избирателей, участников референдума, либо незаконное уничтожение бюллетеней, либо заведомо неправильный подсчет голосов избирателей, участников референдума, либо подписание членами избирательной комиссии, комиссии референдума протокола об итогах голосования до подсчета голосов или установления итогов голосования, либо заведомо неверное (не соответствующее действительным итогам голосования) составление протокола об итогах голосования, либо незаконное внесение в протокол об итогах голосования изменений после его заполнения, либо заведомо неправильное установление итогов голосования, определение результатов выборов, референдума -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до четырех лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 142.1

Федеральным законом от 04.07.2003 N 94-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" установлена данная уголовно-правовая норма как самостоятельный состав преступления в отличие от ранее действовавшей в старой редакции ст. 142 УК РФ.

В диспозиции комментируемой нормы более подробно и детально указаны признаки объективной стороны фальсификации итогов голосования. Эти признаки даны на основе анализа и обобщения судебной практики по делам данной категории как в России, так и за рубежом. Перечисленные в уголовном законе способы фальсификации голосов избирателей являются наиболее распространенными, этот перечень носит практически исчерпывающий характер.

К таким способам совершения преступления относится вовлечение неучтенных бюллетеней в число бюллетеней, использованных при голосовании. Вовлечение неучтенных бюллетеней может осуществляться путем их подтасовки. В любом случае это разновидность подлога. Данный способ совершения деяния уже сам по себе может свидетельствовать о направленности и содержании умысла, ибо совершать такое вовлечение неучтенных бюллетеней с иной целью, кроме как фальсификации итогов голосования, бессмысленно.

Сложнее может обстоять дело с таким способом совершения преступления, как представление заведомо неверных сведений об избирателях или участниках референдума. Само по себе представление заведомо неверных сведений еще не образует состава преступления, для этого необходимо доказывать, что представление таких сведений об избирателях или участниках референдума имело целью искажение итогов голосования. В этом и состоит суть рассматриваемого состава преступления.

Поэтому более определенно и удачно в уголовном законе указан следующий способ совершения преступления. Это заведомо неправильное составление списков избирателей, участников референдума, которое выражается во включении в них лиц, не обладающих активным избирательным правом, правом на участие в референдуме, или вымышленных лиц либо фальсификация подписей избирателей, участников референдума в списках избирателей, участников референдума. Включение в списки избирателей, участников референдума лиц, заведомо для виновного не обладающих активным избирательным правом объективно свидетельствует о направленности умысла на фальсификацию итогов голосования. Аналогичным образом обстоит дело и с включением в эти списки вымышленных лиц либо с фальсификацией подписей избирателей. Фальсификация может выражаться в подделке, подмене и т.п. подписей избирателей, участников референдума.

Объективная сторона преступления может выражаться в замене действительных бюллетеней с отметками избирателей, участников референдума либо в порче бюллетеней, приводящей к невозможности определить волеизъявление избирателей, участников референдума. Замена действительных бюллетеней с отметками избирателей может происходить путем их подлога поддельными, с исправленными отметками избирателей по кандидатурам или поставленным вопросам на референдум и т.п. Главным признаком наличия признака преступления является такая замена, которая искажает волеизъявление избирателей или участников референдума.

Порча бюллетеней либо их незаконное уничтожение как способы совершения деяния должны иметь необходимым признаком невозможность определения волеизъявления избирателей, участников референдума. Трудности в правоприменении могут возникнуть по вопросу, из расчета какого количества испорченных или уничтоженных бюллетеней следует исходить для выводов о наличии или отсутствии признаков состава преступления. При этом надо учитывать, что законодатель сформулировал данный состав преступления как формальный и не ставит его наличие в зависимость от реальной невозможности определения волеизъявления избирателей или участников референдума. Поэтому преступление следует считать оконченным с момента подлога, порчи или уничтожения хотя бы одного бюллетеня субъектом рассматриваемого состава преступления.

Следующие признаки объективной стороны состава преступления в диспозиции рассматриваемой нормы более четко обозначены. Субъектами совершения этих способов фальсификации итогов голосования могут быть только члены избирательных комиссий и члены комиссий референдума. Этот блок способов исполнения объективной стороны рассматриваемого состава и является собственно фальсификацией итогов голосования в самом прямом смысле.

Это заведомо неправильный подсчет голосов избирателей, участников референдума, либо заведомо неверное (не соответствующее действительным итогам голосования) составление протокола об итогах голосования, либо незаконное внесение в протокол об итогах голосования изменений после его заполнения, либо заведомо неправильное установление итогов голосования, определение результатов выборов, референдума.

Заведомо неправильный подсчет голосов избирателей, участников референдума заключается в умышленном искажении количества голосов, поданных за или против конкретных кандидатов либо против всех кандидатов, а применительно к референдуму - по вопросам, вынесенным на референдум.

Законодатель специально в целях определенности признаков состава преступления в скобках подчеркивает уголовно наказуемые признаки заведомо неверного составления протокола об итогах голосования как не соответствующих действительным итогам голосования. Протокол об итогах голосования является важнейшим документом избирательного процесса, на основе которого устанавливаются итоги голосования и определяются результаты выборов, референдума. По этой причине любое его искажение, подделка и иная фальсификация образуют признаки рассматриваемого состава преступления.

Установление итогов голосования и определение результатов выборов, референдума представляют собой завершающие стадии избирательного процесса. Заведомо неправильные установление итогов голосования и определение результатов выборов, референдума фальсифицируют итоги голосования и образуют признаки данного состава преступления.

Определение результатов выборов также оформляется протоколом, который и является завершающим и итоговым документом проведения выборов, референдума.

Действующим законодательством установлены жесткие требования к реквизитам составления протоколов об итогах голосования и определения результатов выборов. Умышленное искажение этих реквизитов, внесение в них заведомо ложных сведений в целях фальсификации итогов голосования, референдума и определения их результатов образуют признаки рассматриваемого преступления.

Под законодательством, регламентирующим проведение выборов, референдума следует понимать федеральные конституционные законы, федеральные законы и законы субъектов Федерации.

Как уже отмечалось, данный состав формальный и умышленное совершение хотя бы одного из перечисленных в диспозиции уголовного закона действий образует оконченный состав преступления.

В диспозиции уголовного закона нет прямых указаний на субъект рассматриваемого состава преступления. Однако сопоставительный с предыдущей статьей 142 УК РФ и логический анализы уголовно-правовой нормы позволяют прийти к выводу, что субъект данного состава специальный. Действительно, совершение перечисленных в уголовном законе действий возможно только лицами, обладающими специальными полномочиями, начиная с составления списков избирателей и кончая фальсификацией итогов голосования. В связи с этим субъекты рассматриваемого состава преступления подразделяются на две категории. Первая - это специально уполномоченные в соответствии с избирательным законодательством лица по представлению сведений об избирателях, участниках референдума, по составлению списков избирателей, участников референдума. Вторая - это члены избирательных комиссий всех уровней. Наибольшую общественную опасность представляют собой деяния, совершенные членами избирательных комиссий. Из анализа действующего избирательного законодательства можно сделать вывод, что избирательные комиссии, комиссии референдума на период проведения избирательных кампаний представляют собой особую и специфическую ветвь власти по реализации прав граждан избирать и быть избранным, а также на участие в референдуме.

Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления, исходя из самого названия (фальсификация итогов голосования) и анализа диспозиции, в которой неоднократно указывается на заведомость совершения действий, характеризуется наличием прямого умысла и специальной цели. Вернее, разновидности специальных целей. В содержание этих целей могут входить намерения не допустить избрания конкретного кандидата или наоборот - обеспечить избрание того или иного кандидата, исказить волеизъявление по конкретным вопросам референдума либо вовсе сорвать проведение выборов или референдума. Мотивы могут быть различными: продемонстрировать свою лояльность к тому или иному кандидату либо политической партии, избирательному объединению, избирательному блоку; проявить лояльность по отношению к конкретному должностному лицу, корысть, неприязнь и т.д. Мотивы значения для квалификации не имеют, но могут учитываться при назначении наказания.

Оконченным, как уже отмечалось выше, преступление считается с момента совершения какого-либо из перечисленных в диспозиции уголовного закона действий.

Родовой и непосредственный объекты посягательства аналогичны объектам ранее рассмотренного состава преступления, предусмотренного статьей 142 УК РФ.

Новеллы уголовного законодательства посвящены выборам и референдумам и направлены в сторону расширения пределов уголовно-правового воздействия. Это вызвано тем, что во многих других странах мира, а тем более в России, наблюдается кризис выборной демократии. Выборы в современном обществе стали своеобразным театральным шоу и разновидностью бизнеса. Голоса обнищавших избирателей крайне легко покупаются даже не в самом прямом смысле, а посулами и обещаниями. Разумеется, что радикальное изменение сложившегося положения может иметь место только в новом постдемократическом обществе. Тем не менее изменения в уголовном законодательстве могут хоть в какой-то мере сдерживать противоправное поведение субъектов избирательного процесса.

Статья 143. Нарушение правил охраны труда

  1. Нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, -

наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 143

Конституция Российской Федерации гарантирует право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (ч. 3 ст. 37 Конституции РФ). Также Конституцией гарантируется право на охрану здоровья (ст. 41 Конституции РФ).

Тем самым родовым объектом посягательства этого состава преступления является конституционное право на охрану здоровья.

Непосредственным объектом посягательства будет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

В Основах законодательства Российской Федерации об охране труда от 6 августа 1993 г. дается понятие охраны труда как системы обеспечения безопасности жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности. Эта система включает правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия. Но самое важное, что этим Законом обязанности по обеспечению охраны труда возлагаются на работодателя, который помимо мероприятий по охране труда обязан обеспечить и персональную ответственность из числа подчиненных ему лиц на конкретных участках. В противном случае он сам выступает субъектом правонарушений за несоблюдение правил по обеспечению безопасности труда и гигиены.

КонсультантПлюс: примечание.

Основы законодательства Российской Федерации об охране труда, утв. ВС РФ 06.08.1993 N 5600-1, утратили силу в связи с принятием Федерального закона от 17.07.1999 N 181-ФЗ "Об основах охраны труда в Российской Федерации".

Трудовой кодекс Российской Федерации (далее - ТК РФ), вступивший в силу с 1 февраля 2002 г., более четко и определенно обозначает общие, можно сказать, "рамочные" требования по вопросам охраны труда, соблюдения правил гигиены и промышленной санитарии.

Обеспечению прав работников на охрану труда посвящена глава 36 ТК РФ. В соответствии с тем, что каждый имеет право на безопасные условия труда независимо от того, к какой форме собственности относится предприятие, организация, учреждение, государство гарантирует работникам защиту их права на труд в условиях, соответствующих требованиям охраны труда (ст. 220 ТК РФ). Эти государственные гарантии обеспечиваются и различными формами государственного принуждения, санкциями за неисполнение требований по охране труда, в том числе и наступлением уголовной ответственности по комментируемой статье уголовного закона.

При рассмотрении данного состава следует учитывать, что законом предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил техники безопасности или иных правил труда, что значительно уже понятия охраны труда. Охрана труда предполагает целый комплекс мер, не только влекущих какие-либо виды ответственности за их неисполнение, но и меры профилактического, предупредительного, восстановительного характера, организационные, экономические и иные мероприятия. Правила техники безопасности и иные правила охраны труда - это такие правила, которые создают, обуславливают и регламентируют систему обеспечения безопасности жизни и здоровья работников непосредственно в процессе их трудовой деятельности.

Диспозиция части первой рассматриваемой статьи подверглась изменению ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ, и из нее исключен квалифицирующий признак - причинение вреда средней тяжести здоровью человека. В настоящее время уголовная ответственность по ч. 1 ст. 143 УК РФ может носить бланкетный характер, отсылающей к специальным нормативным правовым нормам по технике безопасности и иным правилам по охране труда. Эти правила могут содержаться непосредственно в федеральных законах, законах субъектов Федерации, указах Президента РФ, постановлениях Правительства РФ применительно к отдельным сферам производства и видам особо опасных работ. Но обычно они содержатся в правовых актах федеральных органов исполнительной власти, правовых актах органов исполнительной власти субъектов Федерации, актах органов местного самоуправления, в нормативных актах межведомственного характера, а также в локальных правовых нормах. Последние имеют большое значение, они определяют наименования и перечни лиц, которые персонально несут ответственность за обеспечение правил техники безопасности и охраны труда в определенных сферах производства или на конкретных участках работ, в том числе и при производстве отдельных видов работ, требующих повышенных мер безопасности. Наконец, индивидуальные правовые акты руководителей министерств, комитетов, ведомств, руководителей предприятий - о возложении обязанностей по обеспечению правил техники безопасности или иных правил охраны труда на конкретных лиц.

Объективная сторона может исполняться как путем действия, т.е. сознательного нарушения правил техники безопасности или охраны труда, так и путем бездействия, когда соблюдение этих правил игнорируется субъектом или им не принимаются меры к их соблюдению.

Наиболее сложным является вопрос о причинной связи. Верховный Суд РФ требует, чтобы при рассмотрении каждого уголовного дела о нарушении правил охраны труда и безопасности работ особое внимание обращалось на тщательное и всестороннее исследование причинной связи между этими нарушениями и наступившими вредными последствиями, что и должно быть обосновано в приговоре. Суд обязан в приговоре сослаться на конкретные пункты действующих правил безопасности работ и охраны труда, нарушение которых повлекло указанные в законе последствия.

Типичной ошибкой по делам данной категории является смешение условий, способствовавших наступлению вреда с причиной. В доктрине уголовного права некогда существовала теория равнозначных условий (conditio sine qua non), согласно положениям которой любое из условий, способствовавших наступлению вреда правоохраняемым интересам, истолковывалось как причина наступления такого вреда. Находясь под впечатлением тяжких последствий и констатации допущенных нарушений, которые в действительности послужили лишь условием наступления вреда, суды нередко принимали эти условия за причину и постановляли обвинительные приговоры. Так, по одному из дел был осужден К., который не обесточил ячейку трансформатора, хотя вывесил предупреждающий плакат, поставил барьер и провел устный инструктаж среди рабочих с прямым запретом заходить в эту ячейку. Однако один из них, имевший большой стаж работы в качестве электромонтера, проигнорировал все эти меры по недопущению несчастного случая, самовольно вошел в ячейку трансформатора и был смертельно травмирован током. По правилам техники безопасности ячейка действительно при производстве профилактических работ должна была быть обесточенной, на что и сослался суд в приговоре. Как нам представляется, по данному делу не имелось прямой и непосредственной причинной связи между невыполнением этого пункта правил по технике безопасности и наступлением тяжких последствий. Осужденный, не обесточив ячейку, лишь создал условия для наступления несчастного случая, но они не были его причиной, поскольку К. предпринял все возможные меры для того, чтобы несчастный случай не наступил.

Другой ошибкой, которая иногда может иметь место, является игнорирование привходящих причин, т.е. когда в развитие причинной связи между допущенным нарушением и возможными последствиями примешивается третья сила, которая и становится непосредственной причиной события. Это могут быть силы природы. Например, в результате поднявшегося ветра упал со столба и был смертельно травмирован электромонтер, который, как констатировано заключением технической экспертизы, работал без надлежащих средств защиты от поражения электротоком. Уголовное дело было обосновано прекращено, ибо в данном случае прямой и непосредственной причиной его гибели стало не поражение электротоком, а падение с высоты по причинам, не зависящим от ответственных за соблюдение техники безопасности лиц.

Однако чаще всего такой привходящей причиной является небрежность со стороны самого потерпевшего. Позиция Верховного Суда РФ по этому вопросу достаточно определена. Еще в п. 5 своего Постановления от 23 апреля 1991 г. "О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ" Верховный Суд рекомендовал выяснять по каждому несчастному случаю роль потерпевшего в происшествии. При установлении, что несчастный случай произошел вследствие небрежности потерпевшего, суд должен, при наличии к тому оснований, решить вопрос о вынесении оправдательного приговора в отношении подсудимого, а в случае признания его виновным - учитывать при назначении наказания факт небрежности, допущенной самим потерпевшим. Так, при расследовании конкретного уголовного дела выяснилось, что взрыв на автозаправке произошел по причине грубой небрежности самого потерпевшего, который, несмотря на категорический запрет, стал курить. Дело было на вполне законных основаниях дальнейшим производством прекращено за отсутствием состава преступления в действиях лица, отвечавшего за соблюдение правил по технике безопасности, ибо согласно должностным инструкциям на него не возлагалось обязанностей непрерывно находиться вместе с рабочими. Последние периодически проходили инструктаж по технике безопасности, о чем своевременно расписывались в журнале.

Иногда работники являются на производство в нетрезвом состоянии и гибнут либо получают тяжкие травмы по собственной небрежности. Факт нахождения работника при исполнении своих трудовых обязанностей в нетрезвом состоянии не всегда освобождает их непосредственного начальника от уголовной ответственности. Вопрос в том, знал ли субъект, что работник находится в нетрезвом состоянии, обязан ли был в соответствии с должностными инструкциями систематически до начала работ проверять состояние работников. Согласно трудовому законодательству работник, явившийся в нетрезвом состоянии, должен быть отстранен от работы. Если этого сделано не было и к выполнению работ было допущено лицо, заведомо для субъекта находившееся в нетрезвом состоянии, то субъект может быть привлечен к уголовной ответственности. По одному из уголовных дел совершенно обоснованно был осужден сменный мастер, допустивший заведомо для него пьяного работника к исполнению своих трудовых обязанностей, который затем упал с высоты, получив смертельную травму. В данном случае, несмотря на падение с высоты по собственной небрежности вследствие опьянения, наступление тяжких последствий было бы исключено, если бы работник своевременно был бы отстранен от выполнения работ. По этим основаниям бездеятельность сменного мастера находится в прямой причинной связи с наступившими последствиями. Здесь необходимые причинные связи выстроены в одну цепочку - допуск к выполнению работ пьяного работника и далее его собственная небрежность. Разумеется, что назначенное судом наказание по этому делу было весьма мягким, судом была учтена и грубая небрежность самого потерпевшего.

Субъективная сторона состава преступления характеризуется неосторожной формой вины по отношению к наступившим последствиям, о чем прямо указано в диспозиции комментируемой нормы. Само нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда может быть как умышленным, так и неосторожным. Соответственно в зависимости от содержания вины по отношению к нарушению правил техники безопасности или иных правил охраны труда определяется и вид неосторожности по отношению к наступившим последствиям. Легкомыслие - при умышленном нарушении и игнорировании нормативных требований, когда субъект предвидит возможность наступления вредных последствий, но самонадеянно без достаточных к тому оснований рассчитывает на предотвращение этих последствий. При небрежности субъект в силу разных причин (по незнанию, хотя в силу служебного положения обязан был знать, недооценки и т.п. правил техники безопасности и охраны труда), не исполняя этих требований, не предвидит возможности наступления вредных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия. На практике небрежность проявляется с субъективной точки зрения допущения так называемых незначительных отступлений от соблюдения правил техники безопасности или иных правил охраны труда по принципу "все так делают". По одному из дел был серьезно травмирован рабочий, который вместо использования подъемника, как это предписано правилами техники безопасности, совместно с другими рабочими использовал подручные средства, в результате чего груз соскочил и это повлекло наступление тяжких последствий. Начальник участка был хорошо осведомлен о такой сложившейся практике перемещения тяжестей, но не предвидел такого исхода, хотя при необходимой дисциплинированности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть. Здесь его вина выступает в виде небрежности.

Для небрежности необходимо наличие и одновременное сочетание объективного и субъективного критериев. Объективный критерий долженствования существует практически во всех случаях, он является предпосылкой наступления уголовной ответственности. Но для этого необходимо наличие и субъективного критерия. Исходя из индивидуальных качеств предполагаемого субъекта преступления и обстановки происшествия, следует определить, могло ли это лицо предвидеть возможность наступления вредных последствий. Учет только одного объективного критерия - долженствования, что иногда и встречается, приводит к объективному вменению и постановлению неправосудного приговора.

Содержание вины в данном составе носит сложный характер, виновным отношением должно охватываться и развитие причинной связи. Как в свое время отмечал проф. Н.С. Таганцев: "Для применения наказания недостаточно ни одной виновности, ни одной причинности, а необходима виновная причинность" (Н.С. Таганцев. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1. М., 1994. С. 284).

Изучение содержания вины по делам рассматриваемой категории требует углубленного анализа. В правоприменительной практике обязательно следует учитывать положения, содержащиеся в ч. 2 ст. 28 УК РФ: "Деяние также признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам".

Постараемся пояснить это на одном конкретном случае. При ликвидации аварии на предприятии работы производились круглые сутки и лицо, ответственное за соблюдение правил техники безопасности, будучи чрезвычайно утомленным, не смогло надлежащим образом среагировать на нарушения правил техники безопасности и произошел несчастный случай с тяжелым исходом. С учетом этих конкретных обстоятельств это лицо к уголовной ответственности не привлекалось. Согласно приведенной выше норме уголовного закона (ст. 28 УК РФ) субъективный критерий виновности нейтрализуется наличием экстремальной ситуации или нервно-психическими перегрузками.

В рассматриваемом аспекте весьма показательно привести отрывок речи известного русского адвоката Н.П. Карабчевского по делу о крушении парохода "Владимир", по которому обвинялся капитан Криун: "Здесь было провозглашено: "Капитан не должен теряться, кто растерялся - тот не капитан". Далее Н.П. Карабчевский констатирует: "Некоторые из господ экспертов на вопросы, обращенные к ним по этому поводу, заявили: капитан - не машина, и, в пределах того тягостного и исключительного положения, в котором находился капитан Криун, он со своей стороны сделал все возможное" (Судебные речи известных русских юристов. М., 1958. С. 347).

В правоприменительной практике необходимо учитывать и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния: ст. 39 УК (крайняя необходимость), ст. 41 УК (обоснованный риск) и ст. 42 УК (исполнение приказа или распоряжения).

Поясним это на примерах из практики. На предприятии производились работы повышенной опасности и при этом по правилам техники безопасности должно было непрерывно присутствовать ответственное лицо. Однако в ходе производства работ на другом участке предприятия возникла аварийная ситуация, грозящая выбросом вредных химических веществ и представлявшая угрозу здоровью населения в данной местности. Ответственный за производство работ после быстрого инструктажа по технике безопасности вынужден был отлучиться на аварийный участок, и в его отсутствие произошел несчастный случай с тяжелыми последствиями. Здесь имели место крайняя необходимость и одновременно обоснованный риск, что и было учтено при принятии процессуального решения о прекращении уголовного дела в отношении этого лица.

В другом случае вышестоящий руководитель в устной форме распорядился незамедлительно перевести на время производства неотложных работ на другой участок ответственного за соблюдение правил техники безопасности. В отсутствии последнего произошел несчастный случай, и это лицо было освобождено от уголовной ответственности за отсутствием состава преступления по основаниям ст. 42 УК РФ - исполнение приказа или распоряжения.

Субъект рассматриваемого состава преступления - специальный. Это лицо, на которое были возложены обязанности по соблюдению правил техники безопасности или иных правил охраны труда. Такие обязанности возникают в силу служебного положения или по специальному распоряжению.

Субъектами уголовной ответственности могут быть также руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий и организаций, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил техники безопасности или иных правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, либо, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили соблюдение тех же правил. Такова позиция Верховного Суда, изложенная в Постановлении от 23 апреля 1991 г. Во многом терминология и понятийный аппарат этого разъяснения устарели с позиций УК РФ. По действующему УК РФ основная масса субъектов уголовной ответственности не является должностными лицами. По этой причине целесообразно подразделить субъектов ответственности на несколько видов.

Во-первых, это прежде всего лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил охраны труда на определенном участке работ. Такие лица, как правило, имеются на крупных предприятиях.

Во-вторых, это руководители предприятий и организаций. Это весьма важно при большом количестве мелких и средних частных предприятий. Многие, начиная заниматься предпринимательством, не проявляют никакой заботы по элементарному обеспечению правил техники безопасности или иных правил по охране труда. Эти руководители, взяв на себя непосредственное руководство не только отдельными, но и всеми видами работ своего предприятия, должны выступать субъектами ответственности по данной статье.

В-третьих, там, где имеются главные инженеры, они должны выступать в качестве субъекта ответственности при отсутствии лиц, на которых специально возложены функции по соблюдению правил безопасности и охраны труда, а также в тех случаях, когда им было заведомо известно о нарушениях либо они дали указания, противоречащие правилам по охране труда, или взяли на себя непосредственное руководство этими видами работ.

В-четвертых, заместители руководителя и главные специалисты несут ответственность за несоблюдение правил по технике безопасности или охране труда на возглавляемых ими участках работ.

По одному из дел к уголовной ответственности за грубейшие нарушения правил техники безопасности, повлекшие несчастный случай со смертельным исходом, были привлечены начальник участка Ц., руководитель предприятия и главный инженер объединения, в состав которого входило это предприятие. Было установлено, что руководителю предприятия и главному инженеру в течение длительного времени было заведомо известно о постоянно повторявшихся нарушениях правил техники безопасности, но мер к их устранению они не принимали. Все трое были признаны судом виновными, кассационная инстанция подтвердила приговор.

В тех случаях, когда руководитель предприятия не принимает мер по обеспечению безопасных условий труда (не разрабатывает соответствующих инструкций, не обеспечивает осуществления надлежащего контроля и т.п.), он может нести ответственность по данной норме. Такой подход соответствует положениям Основ законодательства Российской Федерации об охране труда, согласно которым обязанность обеспечения охраны труда возлагается на работодателя, которым и является руководитель.

КонсультантПлюс: примечание.

Основы законодательства Российской Федерации об охране труда, утв. ВС РФ 06.08.1993 N 5600-1, утратили силу в связи с принятием Федерального закона от 17.07.1999 N 181-ФЗ "Об основах охраны труда в Российской Федерации".

Главный признак потерпевшего по делам рассматриваемой категории - это постоянное или временное выполнение им обязанностей на данном предприятии, вытекающих из трудового договора.

На многих небольших частных предприятиях в нарушение трудового законодательства практикуется работа без заключения трудового договора (контракта) и без ведения трудовых книжек. В таких случаях следует исходить из положений законодательства о труде, когда фактическое допущение к работе считается заключением трудового договора и руководитель обязан обеспечить безопасные условия труда, т.е. он может выступать субъектом ответственности по данной статье.

Иногда фактические трудовые отношения маскируются различными видами гражданско-правовых договоров. В этих случаях следует тщательно проверять, подчинялся ли работник правилам внутреннего трудового распорядка, находился ли в подчинении руководителя предприятия, организации, руководителей соответствующих структурных подразделений и т.п.

Причинение тяжкого вреда здоровью или смерти третьим лицам, не являющимся работниками предприятия, вследствие нарушения на этом предприятии правил техники безопасности и охраны труда подлежит квалификации как преступление против жизни и здоровья, совершенное по неосторожности (ст. ст. 118 и 109 УК РФ).

Состав считается оконченным при наступлении указанных в законе последствий. Признаки преступления будут иметь место и при несколько отдаленном наступлении последствий, поскольку в этих случаях не устраняется развитие причинной связи между допущенными нарушениями и наступившими последствиями. Однако если эти последствия вызваны неадекватными или ошибочными методами лечения, то уже действуют иные причинно-следственные связи, развитие которых нельзя квалифицировать по рассматриваемой норме уголовного закона, и вменить лицу ответственному за соблюдение правил техники безопасности или иных правил охраны труда невозможно.

В ч. 2 ст. 143 УК РФ устанавливается повышенная уголовная ответственность за то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека. Признаки преступления аналогичны рассмотренному выше основному составу.

Уместно отметить, что ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ значительно смягчены санкции по обеим частям рассматриваемой нормы уголовного закона.

В заключение целесообразно сказать несколько слов о разграничении ответственности по настоящей статье от состава преступления, предусмотренного статьей 216 УК РФ, - нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ. На практике встречаются отдельные случаи ошибочной квалификации деяния по ст. 216 УК РФ по признаку нарушения правил безопасности при ведении "иных работ". При этом не принимается во внимание, что законодатель говорит в одной норме о нарушении правил безопасности при ведении "иных работ" наряду с нарушениями правил безопасности при ведении горных и строительных работ. Эта норма по сравнению с комментируемой предусматривает и более серьезные санкции. Отсюда следует вывод, что, говоря в ст. 216 УК РФ об "иных работах", законодатель имеет в виду не любые работы, а работы повышенной опасности, имеющие сходный характер с горными и строительными работами. По этой причине в каждом конкретном случае необходимо изучать нормативный материал, регламентирующий производство того или иного вида работ, использовать консультативное мнение специалистов, привлекая их к участию в деле на основании и в порядке, предусмотренном УПК РФ, а при наличии оснований - назначать проведение судебных экспертиз.

При решении вопросов об уголовной ответственности по ст. 143 УК РФ следует весьма критически относиться к выводам различного рода ведомственных и вневедомственных проверок обстоятельств несчастного случая, а также и к заключениям экспертиз. Нередко они констатируют массу нарушений правил техники безопасности и охраны труда, многие из которых не находятся в прямой причинной связи с наступившими последствиями. Выводы таких ведомственных и межотраслевых расследований несчастного случая, а также заключения экспертиз освещают часто техническую сторону исследуемого события. Оценка же причинно-следственных связей находится в компетенции следователя и суда.

Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

  1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 144

Свобода мысли и слова гарантируются Конституцией Российской Федерации (ч. 1 ст. 29 Конституции РФ). В соответствии с этими правами и свободами каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). На основе этих базовых прав и свобод гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается (ч. 5 ст. 29 Конституции РФ). Свободе массовой информации корреспондирует конституционное положение, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Комментируемая норма призвана обеспечить защиту названных конституционных прав и свобод уголовно-правовыми средствами.

Тем самым видовым объектом посягательства являются общественные отношения, связанные с реализацией конституционного принципа свободы массовой информации.

Непосредственным объектом посягательства являются отношения, связанные с реализацией законных прав профессионального журналиста в части распространения им информации.

Согласно Федеральному закону РФ "О средствах массовой информации" законные рамки деятельности журналиста определяются в том числе и на распространение информации. В статье 4 этого Закона сказано, что не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни, для пропаганды войны, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. Запрещается использование в теле-, видео-, кинопрограммах, в документальных и в художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки массовой информации скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье. Перечень этих запретов не подлежит расширительному толкованию. В Законе прямо подчеркивается, что во всех остальных случаях журналист вправе излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью. Важной гарантией свободы законной профессиональной деятельности журналиста является определенное Законом его право на отказ от подготовки за своей подписью сообщения или материала, противоречащего его убеждениям.

Тем самым предметом посягательства рассматриваемого состава являются законные, т.е. прямо не запрещенные именно федеральным законодательством, права профессионального журналиста на распространение информации. Соответственно и потерпевшим от данного посягательства может быть только профессиональный журналист. Также следует иметь в виду, что законная деятельность журналиста может определяться не только Законом о СМИ, но и иным федеральным законодательством. В частности, законодательством, касающимся проведения избирательных кампаний и референдумов.

Содержание объективной стороны преступления прямо определено в диспозиции. Это воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации. Такая дефиниция предполагает осуществление объективной стороны путем активных действий. Центральным моментом воспрепятствования является принуждение, которое содержит широкий спектр неправомерного воздействия на волю журналиста. Это любые формы физического насилия или угрозы его применения в отношении как самого журналиста, так и его родственников или иных близких ему лиц. Это и психическое принуждение путем уничтожения, повреждения или угроз уничтожения, повреждения имущества как самого журналиста, так и его родственников, иных близких для него лиц, а равно угрозы разглашения, распространения порочащих их сведений, т.е. шантаж.

Воспрепятствование может выражаться и в волевых незаконных административных действиях путем установления цензуры, приостановления выпуска средства массовой информации, конфискации тиража печатной продукции, закрытия телеканала или канала радиовещания и т.п., если эти действия преследуют цель принуждения журналистов к отказу от распространения информации или понуждения к распространению желательной для виновного информации.

Под дефиницию принуждения подпадают и такие действия по отношению к профессиональному журналисту, которые выражаются в неправомерных угрозах, таких как: дисциплинарное преследование по работе, лишение или понижение по работе, ущемление в выплатах авторского вознаграждения, перевод в другую местность и т.п. Любой из способов воздействия на журналиста подлежит оценке с точки зрения конкретных обстоятельств.

На уголовно-правовую оценку содеянного не влияет, распространению какой информации воспрепятствовал виновный - готовой или еще находящейся в обработке. Тем не менее конструктивные особенности состава нельзя трактовать слишком расширительно. В диспозиции говорится только о воспрепятствовании распространению информации, т.е. воспрепятствовании ее выходу в эфир, в печать и т.п. Под распространением информации следует понимать доведение этой информации до неопределенного круга лиц, тем самым всякие иные действия, например: по воспрепятствованию сбора информации, отказ в предоставлении запрашиваемых сведений, запрещение производства звукозаписи, видеозаписи или киносъемки и т.д., - не образуют состава преступления, ибо сам поиск и сбор информации еще не означают, что журналист намерен ее распространить. Таким образом, момент совершения преступления должен определяться тем моментом, когда журналист уже собрал информацию и объективно начал осуществлять намерение по ее распространению.

Преступление является оконченным с момента совершения действий, направленных на воспрепятствование законной деятельности журналистов путем принуждения, независимо от того, удалось ли виновному достигнуть желаемого результата.

Субъективная сторона преступления характеризуется наличием прямого умысла и специальной цели, мотивы для квалификации значения не имеют.

Субъект сознает, что он совершает действия, препятствующие осуществлению деятельности журналиста путем принуждения к распространению или к отказу от распространения информации и желает этого. Необходимым элементом субъективной стороны является осознание, что действия журналиста по распространению информации или воздержание от ее распространения носят законный характер, сам потерпевший является профессиональным журналистом. Цель совершения преступления - принудить распространить желаемую для виновного или иных лиц информацию или отказаться от распространения нежелательной для них информации.

Субъектом основного состава преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Часть вторая комментируемой статьи предусматривает квалифицированный состав по наличию специального субъекта. Совершение этого же деяния с использованием своего служебного положения имеет широкое уголовно-правовое значение. Специальным субъектом могут выступать не только должностные лица, но и служащие, а также лица, осуществляющие управленческие функции в коммерческих и некоммерческих организациях.

Под использованием служебного положения следует понимать не только использование своих должностных полномочий, но и использование возможностей и связей, определяемых служебным положением.

Реально в практической плоскости наибольшую общественную опасность представляют действия должностных лиц. Этим они одновременно посягают на два и более объекта. По нашему мнению, их действия стоит квалифицировать по двум составам: по ст. 144 и соответствующей норме статьи о должностных преступлениях, при наличии, конечно, достаточных к тому оснований.

На практике может встать вопрос о возможной конкуренции рассматриваемого состава и обстоятельств, исключающих преступность деяния (глава 8 УК РФ). Представляется, что огульное применение во всех случаях обстоятельств, исключающих преступность деяния, позволит виновным с легкостью уходить от законной уголовной ответственности. Недопустимо препятствовать профессиональной деятельности журналиста под видом крайней необходимости, исполнения приказа или распоряжения и т.д. В противном случае такая противоправная деятельность может на практике приобрести легитимный характер.

Согласно ст. 18 Конституции РФ права и свободы гражданина и человека являются непосредственно действующими и обеспечиваются правосудием. Деятельность журналиста носит специфический характер и не может произвольно пресекаться даже под благовидными предлогами. Тем более, что большая часть продукции средств массовой информации подлежит порой сложной экспертной оценке. Например, иногда подменяются понятия, когда в средствах массовой информации говорится о социальной, национальной, расовой, религиозной розни. Рознь в своей основе производна от разности, то, что мы все разные, - это реальная жизнь и от этого никогда не уйти. В противном случае трудно говорить о демократическом обществе. По этой причине такие акции, как приостановление или прекращение деятельности средства массовой информации, конфискация тиража и т.п., должны осуществляться по судебному решению.

Согласно ст. 13 Конституции РФ в Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Там же провозглашается политическое многообразие, многопартийность.

В следующей статье 14 Конституции указывается, что Российская Федерация - светское государство. Соответственно никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Таким образом, Конституция предоставляет широкое правовое поле для идеологического многообразия, политического плюрализма, многопартийности и для религиозной свободы. Соответственно такая идеологическая, политическая и религиозная ситуация не может не отражаться на распространении информации. Этот широкий политический диапазон является правилом, относится к основам конституционного строя Российской Федерации и может быть ограничен только в отдельных случаях федеральным законодательством, т.е. в отношении отдельных изданий, выпусков и т.п.

Деятельность профессионального журналиста в каждом конкретном случае при подготовке выпуска информации должна носить законный характер, не противоречить Конституции, положениям ст. 4 Федерального закона "О средствах массовой информации", иному федеральному законодательству.

В заключение следовало бы также коснуться соотношения рассматриваемой уголовно-правовой нормы и статьи 13.16 КОАП РФ. Для этого полезно воспроизвести полностью диспозицию этой административно-правовой нормы: "Воспрепятствование осуществляемому на законном основании распространению продукции средства массовой информации либо установление незаконных ограничений на розничную продажу тиража периодического печатного издания".

На первый взгляд может показаться, что рассматриваемая уголовно-правовая норма и приведенная норма об административной ответственности конкурируют. Но это далеко не так. Уголовный закон защищает прежде всего наиболее значимые блага - это право на распространение информации, чем занимаются, как правило, профессиональные журналисты. В уголовном законе говорится о конкретной информации, распространение которой нежелательно для субъекта преступления или, наоборот, распространение которой для него желательно. Продукция - это результат деятельности, выраженный в материально-вещественной форме. В законодательстве об административных правонарушениях говорится о продукции средства массовой информации как товаре. Виновный в административном правонарушении не желает распространения продукции средств массовой информации как товара безотносительно к содержащейся в ней информации. Иной вопрос, когда виновный, препятствуя распространению продукции средства массовой информации, не желает распространения вполне конкретной информации журналиста. Тут уже действительно конкуренция правовых норм и правовое решение должны быть на стороне уголовной ответственности. Хотя иные лица, препятствующие распространению продукции средств массовой информации, чьим умыслом не охватывается воспрепятствование распространению конкретной информации, могут нести только административную ответственность.

Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ внесены изменения в санкции обоих частей комментируемой нормы в части, касающейся применения такого вида наказания, как денежный штраф. Он теперь исчисляется не в минимальных размерах оплаты труда, а в фиксированной форме.

Статья 145. Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет

Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение женщины по мотивам ее беременности, а равно необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, по этим мотивам -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 145

Статья 38 Конституции Российской Федерации провозглашает, что материнство и детство находятся под защитой государства.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ международные конвенционные нормы являются частью правовой системы Российской Федерации.

Международная Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 года запрещает под угрозой применения санкций увольнение с работы на основании беременности или отпуска по беременности и родам или дискриминацию ввиду семейного положения при увольнении.

Трудовой кодекс Российской Федерации, введенный в действие с 1 февраля 2002 г., предусматривает реальные гарантии права на труд для беременных женщин и женщин, имеющих детей. Статья 64 Кодекса прямо запрещает отказывать в заключении трудового договора по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей.

В ст. 261 ТК РФ содержаться широкие гарантии для беременных женщин, имеющих работу. Таких женщин категорически запрещено увольнять по инициативе работодателя, за исключением случаев ликвидации организации. В случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее заявлению продлить срок трудового договора до наступления у нее права на отпуск по беременности и родам. Расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, по инициативе работодателя не допускается, за исключением строго перечисленных в ТК оснований.

Приведенные положения позволят правоприменителю лучше уяснить особенности диспозиции ст. 145 УК РФ.

Общим родовым объектом посягательства выступают общественные отношения по реализации конституционного принципа охраны материнства и детства.

Непосредственным объектом посягательства выступает право беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, на трудоустройство, а также права этой категории женщин на труд.

Объективная сторона преступления состоит из совершения хотя бы одного из предусмотренных в диспозиции действий. Это необоснованный отказ в приеме на работу беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет. А равно необоснованное увольнение с работы названной категории женщин. Законодатель говорит о необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении, и это не вступает в противоречие со специальным мотивом, который тоже назван в диспозиции. Истинные мотивы могут быть завуалированы надуманными основаниями и прикрыты действиями сторон. Так, по инициативе работодателя его противоправные действия могут быть прикрыты расторжением трудового договора по соглашению сторон (ст. 78 ТК РФ). Они могут оправдываться тем, что женщина работает без трудовой книжки и без оформления трудового договора. В таких случаях следует исходить из того, что фактическое допущение к работе является заключением трудового договора (ч. 2 ст. 67 ТК РФ). Работодатель может прикрыть незаконное увольнение женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, основаниями, указанными в ч. 3 ст. 261 ТК РФ.

Объективная сторона может быть осуществлена только в форме действия и необязательно юридически оформленного каким-либо видом документа, это могут быть отказ в приеме на работу или увольнение, выраженные в словесной форме, в конклюдентных действиях - создании ограничений в допуске к работе.

По своей конструкции состав преступления формальный. Он считается оконченным с момента совершения одного из действий, указанных в диспозиции, и не требует наступления каких-либо последствий.

Наступление вредных последствий может быть учтено лишь при назначении наказания.

Субъективная сторона. Преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный сознает, что необоснованно отказывает в трудоустройстве названной категории женщин либо необоснованно увольняет их, и желает поступить именно таким образом. Мотив и цель в рассматриваемом составе совпадают: это нежелание брать на работу или иметь на работе эти категории женщин.

Субъект преступления специальный - это лицо, обладающее правом приема на работу и увольнением, как правило, руководитель, независимо от формы собственности организации. Но возможно и соучастие. Вопросы с трудовыми отношениями в крупных организациях решаются, как правило, на уровне структурных подразделений. Руководитель, если он давал указания не брать эту категорию женщин либо изыскать возможности для их увольнения, несет ответственность в соответствии с положениями ч. 5 ст. 35 УК РФ. Если руководитель дал такие указания подчиненным по отношению к конкретной женщине, то его ответственность может наступить как исполнительство в соответствии с положениями ч. 2 ст. 33 УК РФ.

По отношению к необоснованному увольнению не исключена и стадия покушения, если деяние заключается в попытках уволить женщину, но не доведено до конца по причинам, не зависящим от субъекта.

Федеральным законом от 08.12.2003 внесены изменения в санкцию комментируемой статьи в части назначения наказания в виде денежного штрафа, который стал исчисляться не в минимальных размерах оплаты труда, а в фиксированной форме.

Статья 145.1. Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат

(введена Федеральным законом от 15.03.1999 N 48-ФЗ)

  1. Невыплата свыше двух месяцев заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных установленных законом выплат, совершенная руководителем предприятия, учреждения или организации независимо от формы собственности из корыстной или иной личной заинтересованности, -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, -

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 145.1

В ст. 37 Конституции Российской Федерации провозглашается право на труд, запрещается принудительный труд и вместе с тем гарантируется право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации.

В ст. 39 Конституции гарантируется право на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.

В силу прямых этих конституционных установлений невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных установленных законодательством выплат посягает на основные конституционные права человека и гражданина.

Таким образом, общим родовым объектом посягательства, рассматриваемого состава являются общественные отношения в сфере обеспечения конституционных прав человека и гражданина на получение заработной платы, пенсии, стипендии, пособий и иных установленных законом выплат.

Согласно ст. 136 Трудового Кодекса Российской Федерации заработная плата должна выплачиваться не реже чем каждые полмесяца. В соответствии с пенсионным законодательством выплата пенсий производится ежемесячно. Также ежемесячно в соответствии с отраслевым законодательством должны производиться выплаты стипендий, пособий родителям, имеющим малолетних детей, и иные выплаты, например, лицам, состоящим на учете в центре занятости.

Отсюда непосредственным объектом посягательства являются общественные отношения в сфере обеспечения ежемесячных, предусмотренных конкретными законами выплат.

Необходимым условием наступления уголовной ответственности является невыплата именно предусмотренных законами выплат. Неосуществление выплат, предусмотренных подзаконными актами, не образует состава преступления. Равным образом не содержит признаков преступления неосуществление выплат, предусмотренных локальными нормами, например, коллективными договорами или соглашениями. Такие вопросы должны решаться в гражданско-правовом порядке.

Может встать вопрос, о каком уровне законодательства следует говорить при оценке содеянного на предмет наличия признаков преступления. Поскольку уголовное законодательство по Конституции страны находится в исключительном ведении Российской Федерации, то следует прийти к однозначному выводу, что "иные" невыплаты должны регламентироваться именно федеральными законами. Такой вывод напрашивается и из логического толкования самого названия уголовно-правовой нормы и анализа диспозиции.

Объективная сторона преступления состоит в неосуществлении указанных в диспозиции выплат в течение свыше двух месяцев. Деяние может совершаться как в форме действий, так и бездействия. Действие состоит в даче прямых указаний субъектом не осуществлять подобные обязательные выплаты. Бездействие заключается в непринятии мер по обеспечению выплат, когда субъект осознает, что эти выплаты не осуществляются или срываются при наличии возможности вмешательства.

По смыслу закона состав преступления образуется при полном отсутствии положенных выплат свыше двух месяцев подряд, т.е. за три месяца и более. Частичные невыплаты или полные невыплаты за отдельные месяцы года сами по себе не образуют признака рассматриваемого преступления. Они должны влечь иную законную ответственность.

Субъективная сторона преступления может иметь сложный характер, и ее следует рассматривать во взаимосвязи с формой осуществления деяния. Если последнее осуществляется в форме действия, то может иметь только прямой умысел. Субъект сознает, что в течение длительного времени (свыше двух месяцев) не осуществляются или не будут осуществлены предусмотренные законом выплаты, и желает поступать именно таким образом.

Несколько иная ситуация может возникнуть при осуществлении деяния в форме бездействия. Здесь может иметь место и косвенный умысел. Субъект сознает, что в результате его бездействия могут наступить или уже наступили последствия, выражающиеся в длительных (свыше двух месяцев) невыплатах, прямо не желает этого, но допускает такую возможность либо вообще относится к этому безразлично.

Мотивы преступления здесь имеют важное уголовно-правовое значение. Это корыстная или иная личная заинтересованность. Однако особенности конструкции данного состава таковы, что неосуществление предусмотренных законом выплат не ставится в прямую зависимость от этих мотивов. Так, например, если субъект из корысти присваивает зарплату, стипендии и т.п., то это будет уже хищение. Смысл рассматриваемой уголовно-правовой нормы в том, что зарплата и иные выплаты расходуются не по назначению. Например, для осуществления всевозможных заграничных поездок, на приобретение автомобилей для организации, подарки контрольным органам, контрагентам и т.п. Корысть заключается в приобретении для себя, близких родственников или для иных лиц, в отношениях с которыми субъект заинтересован, каких-то благ либо в освобождении их от каких-то затрат.

Иная личная заинтересованность может заключаться в стремлении создать для управленческого персонала сверхкомфортные условия труда и отдыха за счет средств предприятия, в том числе и фонда заработной платы.

Частным случаем личной заинтересованности является непринятие мер для погашения большой дебиторской задолженности в целях амнистирования предприятий должников, чтобы сохранить "хорошие" отношения с их руководителями.

Субъект преступления - специальный. Им является руководитель предприятия, учреждения, организации независимо от формы собственности. Не имеет значения, государственное ли это предприятие, учреждение, организация, муниципальное, частное, коммерческая или некоммерческая организация. Руководитель является субъектом ответственности по комментируемой статье. Если без его ведома выплаты не осуществляются подчиненными ему лицами, то руководитель не может нести уголовной ответственности по данной статье. С другой стороны, если руководитель принимает активные меры, например дает распоряжения подчиненным о замораживании выплат, то он и несет ответственность по данной уголовно-правовой норме. Со стороны иных подчиненных ему лиц не может быть соучастия в форме соисполнительства. Речь может идти только о пособничестве в совершении данного преступления.

Соответственно в качестве пособников могут фигурировать только лица, выполняющие управленческие функции, а не технические работники.

Часть вторая комментируемой статьи предусматривает повышенную уголовную ответственность за то же деяние, повлекшее тяжкие последствия. В законе не определяется характер этих последствий, вследствие чего они носят оценочный характер. Диапазон тяжких последствий может быть широк, но в любом случае необходимо установление причинной связи между состоявшимися невыплатами и наступлением таких последствий. Последствия могут выражаться в наступлении смерти или тяжкого вреда здоровью по причине истощения как самого получателя, так и членов его семьи, суицидом или покушением на суицид тех же лиц, совершением вследствие отчаяния тяжкого преступления в отношении виновных, по их мнению, в невыплатах лиц и т.д.

В связи с принятием и введением Федеральным законом РФ от 08.12.2003 в действие изменений и дополнений в УК РФ подверглись изменению санкции обоих частей комментируемой уголовно-правовой нормы, и штраф стал доминирующей системой наказания.

Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав

(в ред. Федерального закона от 08.04.2003 N 45-ФЗ)

  1. Присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, -

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, если они совершены:

а) утратил силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

б) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) в особо крупном размере;

г) лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере - двести пятьдесят тысяч рублей.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 146

Борьба с нарушением права интеллектуальной собственности должна носить скрупулезный характер, ибо ежегодные убытки государства от различного рода и вида "пиратства" составляют около 1 млрд. долларов США и доход в этом виде "бизнеса" составляет не менее 400%, а в сфере выпуска и реализации, например сигарет в Англии, доходит до 1000% (ст. 180 УК РФ).

Что же нового внес законодатель в содержание ч. 1 ст. 146 УК РФ? Во-первых, плагиат хотя и выделен в самостоятельную уголовно-правовую норму, он все же является незаконным использованием объектов авторского права. Во-вторых, в ч. 1 ст. 146 УК законодатель подчеркивает, что ущерб должен быть причинен только автору или правообладателю. О понятии "автор" сказано в п. 1 ст. 4 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" (далее - Закон). Правообладатель - это, правда, не только физическое, но и юридическое лицо, получившее на определенный срок по договору исключительные авторские (смежные) права. В-третьих, забегая вперед, укажем, что законодатель наконец-то указал критерий крупного ущерба - 50000 руб. (примечание к ст. 146 УК РФ).

Таким образом, случаем самостоятельного признака объективной стороны является присвоение авторства. Под ним имеется в виду выпуск в полном объеме или части чужого произведения под своим именем (плагиат), издание под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами без указания их фамилий, использование в своих трудах произведений других авторов без ссылки на них и т.п. Законодатель выделил его отдельно. Это сделано, очевидно, потому, что авторы произведений крайне редко обращаются в правоохранительные органы за уголовно-правовой защитой своих прав, предпочитая гражданско-правовой способ защиты.

Относительно такого использования авторских прав, как тиражирование аудиовизуальных произведений в форме видеокассет, присвоения авторства в прямом смысле этого слова почти не бывает. Лицо, производящее контрафактную видеокассету, всегда переписывает (тиражирует) произведение, права на которое принадлежат определенному лицу (правообладателю) в том виде, в каком оно есть. Поэтому "видеопират" не присваивает себе авторство, как ошибочно указал в своем приговоре Таганрогский городской суд Ростовской области, что "пиратские" "действия Львова С.Б. суд квалифицирует как нарушение авторских прав... по квалифицирующим признакам: выпуск под своим именем чужого художественного произведения...".

Лицо, тиражирующее контрафактную видеопродукцию, не присваивает себе авторство, а напротив, осуществляет подделку оригинального вида видеокассеты, упаковки, товарного знака фирмы и даже голограммы с целью скрыть свое подлинное имя, свои преступные намерения, дабы замаскировать контрафактный товар под лицензионный товар определенного правообладателя, как правило, киностудии.

Таким образом, при выявлении контрафактных видеокассет в том случае, если действия нарушителей авторских прав подпадают под признаки ст. 146 УК, квалифицирующим признаком объективной стороны будет являться не присвоение авторства, а незаконное использование объектов авторского права в виде воспроизведения (тиражирования) и (или) дальнейшего распространения (продажи) контрафактных экземпляров аудиовизуальных произведений, что составляет уже состав ч. 2 ст. 146 УК РФ в новой редакции.

Случаи так называемого "пиратства", т.е. нарушения авторских и смежных прав с целью извлечения коммерческой выгоды, получившие особое распространение за последние годы, практически никогда не бывают сопряжены с присвоением авторства. В этой связи следует отметить, что этот признак объективной стороны преступления по ст. 146 УК РФ не имеет столь важного значения по сравнению с признаком незаконного использования авторских и смежных прав (т.е. использования без согласия правообладателя).

При этом очень важно иметь в виду следующее правило. Передача авторских прав производится почти всегда по авторскому договору, заключаемому в письменной форме во всех случаях, кроме издания в периодической печати и особого случая продажи программ для ЭВМ и баз данных (п. 1 ст. 32 Закона). Поэтому дознание (следствие) должно во всех случаях приобщать к уголовному делу авторский договор. Из авторского договора должны усматриваться следующие обстоятельства:

а) передал ли автор правообладателю исключительные авторские права или неисключительные права;

б) какие конкретно права и на какой срок переданы.

Поскольку каждый состав преступления представляет собой четыре элемента: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона, - постольку и данное исследование уголовно-правовой характеристики диспозиции ст. 146 УК РФ будет осуществляться согласно этой классификации преступлений, установившейся в отечественной уголовно-правовой доктрине.

Объект преступления - авторские и смежные права. При этом в ч. 2 диспозиции ст. 146 УК РФ сказано, что под нарушением авторских и смежных прав понимается "незаконное использование объектов авторского права и смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере".

Отсюда явно просматривается то обстоятельство, что диспозиция ст. 146 УК не расшифровывает понятий "авторские и смежные права", "объекты авторских и смежных прав", "незаконное использование авторских и смежных прав". Уголовный закон, естественно, не проводит грань различия между авторскими и смежными правами.

Напомним, что к объектам авторских прав относят произведения науки, литературы и искусства. К произведениям искусства относят, в частности, созданные творческим трудом автора (авторов) и (или) соавторов, с участием исполнителей (артистов) и другие произведения. В понятие "автор" входят и другие субъекты, упоминаемые в Законе: "составитель", "переводчик", "режиссер-постановщик", "художник-постановщик", причем автором по законодательству России может быть только физическое, но не юридическое лицо. Разграничение авторских и смежных прав дается в ст. 1 Закона.

Смежные права - отношения, возникающие в связи с созданием и использованием фонограмм (аудиокассет и компакт-дисков), исполнений, постановок, передач эфирного или кабельного вещания (ст. 1 Закона).

Мы отметим два обстоятельства разграничения "авторских" и "смежных" прав.

Первое. Первоначальным субъектом авторских прав является только физическое лицо, именуемое словом "автор".

Второе. Первоначальным субъектом смежных прав может быть как физическое, так и юридическое лицо. Однако для категории "смежных прав" не используется слово "автор". Субъектами смежных прав признаются: исполнители, производители фонограмм, организации эфирного или кабельного вещания.

Несмотря на указанные различия "авторских" и "смежных" прав в гражданско-правовом смысле, ст. 146 УК РФ в одинаковой степени защищает права авторов.

Объективная сторона преступления, предусмотренная ч. 2 ст. 146 УК РФ, включает в себя:

а) незаконное использование объектов авторского права или смежных прав;

б) приобретение;

в) хранение;

г) перевозка контрафактных экземпляров или фонограмм,

но в том случае, если это:

а) совершено в целях сбыта и

б) противоправное деяние совершено в крупном размере.

Как усматривается из диспозиции ч. 2 ст. 146 УК РФ, законодатель дает лишь общий перечень способов преступных посягательств на авторские (смежные) права, уходя при этом от детального либо исчерпывающего перечисления таких способов. Это объясняется тем, что в тексте закона, конечно, невозможно перечислить все те действия, которые могут так или иначе привести к преступному нарушению авторских и смежных прав. Оценку "незаконного использования объектов авторских (смежных) прав", "присвоения авторства", "факта приобретения", "хранения и перевозки" производит следователь, а затем и суд. Это положение соответствует новелле о правилах оценки доказательств (ч. 1 ст. 88 УПК РФ). Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательства недопустимыми по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе (ч. 3 ст. 88 УПК РФ).

Однако в силу другой статьи УПК - 73, следствие обязано доказать, помимо события преступления, виновности обвиняемого и мотивов совершенного им преступления, также и другие обстоятельства, влияющие на степень и характер его ответственности, включая и обстоятельства, характеризующие его личность, в том числе характер и размер вреда, причиненного преступлением. Кроме того, органы дознания и следствия обязаны выявить обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ч. 2 ст. 73 УПК РФ).

Мы специально привели правила из главы 10 УПК РФ "Доказательства в уголовном судопроизводстве". Уяснение всех указанных выше обстоятельств входит в уголовно-правовую характеристику данного преступного деяния. Кроме того, следователь и прокурор, осуществляющий надзор за следствием, должны учитывать специфику ч. 1 ст. 146 УК РФ: знание четырех элементов состава преступления и в особенности его объекта и объективной стороны. Это играет предопределяющую роль в расследовании данного вида преступления.

Рассмотрим первый случай объективной стороны - "незаконное использование объектов авторских и смежных прав".

В самом общем виде под незаконным использованием объектов авторского права понимается их использование без согласия автора:

Перечень этих действий устанавливается в ст. 16 Закона.

Применительно к коммерческому использованию произведений, например фильмов, речь не идет о нарушении прав автора, ибо сами авторы, включая и исполнителей и др., заключив договор с киностудией, не только получили свое авторское вознаграждение, но и передали на определенное время свои исключительные авторские права киностудиям, которые и обладают исключительными правами на распространение, а также могут передавать права на распространение другим организациям, включая своих полномочных представителей, например таких, как: ТОО "Дрим", ЗАО "ВЕСТВИДЕО", ЗАО "ВЕСТ", ЗАО "Премьер-Фильм", ООО "Премьер-Видео-Фильм" и многим другим.

Как киностудии, так и указанные организации (предприятия), являющиеся юридическими лицами, именуются правообладателями, в отличие от авторов, которые являются первоначальными обладателями авторских прав, такие организации являются производными обладателями авторских и смежных прав.

Однако в указанном примере авторские права (права авторов фильмов) все-таки могут нарушаться и при указанных выше обстоятельствах, исходя только из условий авторского договора. Так, например, согласно авторскому договору, автор (авторы), передавая исключительные права на воспроизведение и распространение фильма, может получить право на получение авторского вознаграждения за каждый проданный экземпляр видеокассеты. В случае нарушения прав юридического лица путем выпуска контрафактной продукции сбыт легальной снизится и автор будет недополучать вознаграждение от продажи легальной продукции. Ущерб при этом наносится, естественно, и юридическому лицу - правообладателю.

Воспроизведение (тиражирование) указанной видеопродукции или ее распространение (сбыт), а равно то и другое действие одновременно без соответствующей лицензии либо без особой доверенности правообладателя означают нарушение авторских прав. Это прямо подпадает под понятие "нарушитель авторских и смежных прав", закрепленное в п. 2 ст. 48 Закона. Так, физическое или юридическое лицо, которое не выполняет требований Закона "Об авторских и смежных правах", является нарушителем авторских и смежных прав.

Итак, лицо, изготавливающее (тиражирующее) и (или) распространяющее видеопродукцию путем "перезаписи" (изготовление копий с оригинала), без разрешения автора либо иного правообладателя, выпускает таким образом "контрафактную продукцию". Закон (ст. 48, п. 4 ст. 49, ст. 50) не раскрывает понятия "контрафактная продукция", а лишь указывает, что контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав (п. 3 ст. 48 Закона).

Под незаконным воспроизведением либо изготовлением понимается изготовление с помощью имеющегося оригинального (легального) экземпляра "контрафактных" повторов этого экземпляра, т.е. его копий на материальных носителях.

Слово "контрафактный" (от фр. contrefagon - нарушение прав интеллектуальной собственности) в правоприменительной практике употребляется как "нарушающий авторские или смежные права". В последнее время в юридической литературе под словом "контрафактный" подразумевают также "пиратский" (производное от английского неологизма "piracy") как синоним нарушения прав интеллектуальной собственности.

В то же время следует иметь в виду, что Закон употребляет слово "контрафактный" лишь по отношению к экземплярам произведений (например, видеокассетам) и фонограмм (например, аудиокассетам и компакт-дискам). Следовательно, понятие "контрафактности" в Законе находит несколько суженное применение.

И последнее о "контрафактности" произведений и фонограмм. Контрафактная продукция (контрафактные экземпляры произведений (фонограмм)) может быть не обязательно изготовлена в России. Так, согласно п. 4 ст. 48 Закона контрафактными экземплярами произведений и фонограмм признаются также импортируемые в Россию без согласия обладателей авторских и смежных прав из другого государства, включая случаи, когда они в соответствующей зарубежной стране "никогда не охранялись или перестали охраняться". Последнее выражение следует понимать так, что даже те произведения и фонограммы, которые перешли в зарубежной стране в общественное достояние, могут импортироваться в Россию только с согласия правообладателя. Указанный "импорт" контрафактного товара, как правило, осуществляется контрабандным путем. Поэтому квалифицировать такие преступные действия необходимо не только по ст. 146 УК РФ (ч. 1 или ч. 2), но и по ст. 188 УК РФ (контрабанда).

Вернемся вновь к дальнейшему анализу объективной стороны диспозиции ч. 2 ст. 146 УК РФ.

Рассмотрим незаконное использование объектов смежных прав применительно к аудиокассетам и компакт-дискам. Как мы и отметили выше, понятие "контрафактность" относится и к фонограммам, коими, разумеется, и являются указанные объекты - аудиокассеты и компакт-диски. Напомним, что Закон наделяет смежными правами как исполнителей, так и производителей фонограмм. Исполнитель всегда физическое лицо, тогда как производителем может быть как физическое, так и юридическое лицо. Однако у исполнителей отсутствует право на распространение воспроизведенной записи.

Под незаконным использованием объектов смежных прав в смысле фонограмм следует понимать нарушение исключительных прав исполнителей (п. 2 ст. 37 Закона): запись ранее не записанного исполнения или постановки; воспроизведение записи исполнения (постановки) без согласия исполнителя (за исключением п. 3 ст. 37 Закона).

Под незаконным использованием объектов исключительных прав производителей фонограмм понимается использование следующих действий без разрешения производителя фонограмм:

При этом следует иметь в виду, что исключительное авторское право дает возможность защищать это право против любых третьих лиц, а неисключительное авторское право дает возможность предъявления претензий только контрагенту по договору. Таким образом, исключительное право - абсолютное право, а неисключительное - относительное (обязательственное) право. Следовательно, лицо (юридическое или физическое), получившее от автора исключительные права, вправе защищать их от любого нарушителя в рамках гражданского, уголовного или административного процесса. Уголовный кодекс защищает только исключительные авторские и смежные права.

Путем сопоставления условий авторского договора с фактическими обстоятельствами уголовного дела (способы использования произведения, объем передачи авторских прав, включая срок и территорию их использования и т.д.) следствие (дознание) и должно определить факт незаконного использования исключительных объектов авторского права. То есть даже при наличии договора с правообладателем лицо может быть признано нарушителем авторских и смежных прав, если осуществляемое им использование выходит за рамки договорных условий.

В этой связи правоприменителю крайне важно иметь в виду следующие пять обстоятельств:

  1. При отсутствии в авторском договоре условия о территории, на которую передается право, действие передаваемого по договору права ограничивается территорией Российской Федерации.
  2. При отсутствии в авторском договоре условия о сроке, на который передается право, договор может быть расторгнут по истечении пяти лет с даты его заключения, если пользователь будет письменно уведомлен об этом за шесть месяцев до расторжения договора.
  3. Все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются непереданными.
  4. Права, переданные по авторскому договору, могут передаваться полностью или частично другим лицам лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором.
  5. Условия авторского договора, противоречащие положениям Закона, признаются недействительными (ст. 31 Закона).

Рассмотрим другие определения и признаки объективной стороны ч. 2 ст. 146 УК РФ.

О понятии фонограммы. Абзац 28 ст. 4 Закона определяет фонограмму как любую исключительно звуковую запись исполнений или иных звуков.

О приобретении, хранении и перевозке контрафактных экземпляров произведения. Определения контрафактности товара (продукции) изложено выше. Отметим, что законодатель добавляет в диспозицию ч. 2 ст. 146 УК новые слова: "произведения" и "фонограммы", - расширяя не только сферу применения понятий о нарушении авторских (смежных) прав, но и подразумевая, что только сами по себе эти факты (приобретения, хранения и перевозки произведений и фонограмм) составляют состав преступления, если при этом указанные действия направлены на сбыт такой продукции и совершены (!) в крупном размере (законодатель ушел от фразы: "причинение крупного ущерба"). Иначе говоря, эта терминология не фигурирует в диспозиции ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ. Используется терминология "в крупном размере". Таким образом, смысл нововведения в том, что подразумевается не причинение в крупном размере (убытков, ущерба), а само по себе деяние признается совершенным в крупном размере (если стоимость "продукта" более 50000 руб.). Диспозиция ч. 2 и ч. 3 ст. 146, как и примечание к ней, построена как правовая конструкция, без учета того, что крупный (особо крупный) размер деяния признается причиненным не только автору и правообладателю, но и государству и (или) всякому лицу.

Отсюда ясно, что понятия "причинили крупный ущерб" и "совершены в крупном размере" различны.

В то же время следствие (дознание) во всех случаях должно доказать факт приобретения, хранения и перевозки указанных объектов ИС именно с целью сбыта. В противном случае состав ч. 2 ст. 146 УК РФ исключен.

Рассмотрим следующий признак объективной стороны - причинение крупного ущерба.

Критерий "крупного ущерба" в ранее действовавшей ст. 146 УК РФ отсутствовал.

На наш взгляд, вопрос о крупном ущербе был камнем преткновения для практики. И вот почему. Законодатель в ст. 146 УК РФ не обозначал понятие "крупный ущерб", в т.ч. и не давал какого-либо отправного критерия, какой размер ущерба является крупным. Это тормозило правоприменение и давало возможность интеллектуальным пиратам уходить от уголовной ответственности.

И все-таки достаточно сложно обосновать принципы как критерии, по которым в данном случае за отправную сумму была взята сумма, превышающая 50000 руб. Кроме того, трудно согласиться, что категория ущерба в данном случае рассматривается только применительно к гражданину, как к потерпевшему по ст. 146 УК. Ими могут быть на практике только граждане - физические лица. Однако гражданскими истцами чаще всего бывают организации - юридические лица. Поэтому ущерб в 50000 руб. для них минимальный и не может быть крупным. Видимо с этой целью законодатель использует фразу "совершенное в крупном размере". В современных экономических условиях с конечным продуктом интеллектуальной собственности на рынок выходят прежде всего специализированные организации - юридические лица (правообладатели): киностудии, издательства, фирмы грамзаписи и другие, которые по договору с авторами приобретают исключительные авторские и смежные права и вправе их защищать против любого нарушителя, в том числе и в рамках ст. 146 УК РФ.

Для правообладателя, дознавателя и следователя крайне важно знать положение п. 1 ст. 49 Закона о том, что обладатели исключительных авторских и смежных прав вправе требовать от нарушителя:

  1. признания прав;
  2. восстановления положения, существовавшего до нарушения прав и прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  3. возмещение убытков, включая упущенную выгоду;
  4. взыскания дохода, полученного вследствие нарушения авторских и смежных прав, вместо возмещения убытков;
  5. выплаты компенсации в сумме от 10000 до 50000 МЗП, устанавливаемых законодательством РФ, определяемой по усмотрению судами арбитражного суда, вместо возмещения убытков или взыскания дохода;
  6. принятия иных, предусмотренных законодательными актами мер, связанных с защитой из прав.

Следует особо подчеркнуть, что меры, указанные в подпунктах 3, 4 и 5 п. 1 ст. 49, применяются по выбору обладателями авторских и смежных прав.

Здесь же необходимо выделить и такое важное обстоятельство. В ст. 49 Закона речь идет о защите только исключительных авторских и смежных прав. Следовательно, неисключительные авторские и смежные права, переданные автором либо исполнителем определенному правообладателю, не подлежат защите по правилам ст. 49 Закона.

Исключением из этого правила является такой случай: когда потерпевший по такому делу в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защитить свои права и законные интересы, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии заявления потерпевшего (ч. 2 ст. 147 УПК РФ). Однако возбужденное уголовное дело не подлежит прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым.

В среде следственных работников, расследующих уголовные дела по признакам ч. 2 и (или) ч. 3 ст. 146 УК (в т.ч. и по ст. 147 УК), бытует предубеждение о том, что доказывание данного деяния, совершенного в крупном размере, лежит на потерпевшем как на заявителе, ибо само уголовное дело возбуждено по жалобе (заявлению) последнего. Это убеждение в корне неверно. Действительно, правообладатель может и должен был представить расчет крупного размера ущерба (прямых убытков) и неполученного дохода (упущенной выгоды). Однако для того, чтобы "вывести" конечную сумму, следствие (дознание) должно подтвердить точное количество экземпляров контрафактных произведений и (или) фонограмм. Точное количество контрафактных экземпляров видео-, аудиопродукции должно подтверждаться целым комплексом действий: протоколом осмотра места происшествия, протоколом обыска и (или) выемки (изъятия) контрафактной продукции, показаниями свидетелей, очевидцев и иными следственными действиями. Кроме того, в силу абзаца 2 п. 2 ст. 50 Закона следователь обязан принять меры для обеспечения предъявленного или возможного в будущем (!) гражданского иска путем розыска и наложения ареста на экземпляры произведений и фонограмм, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, предназначенные для их изготовления и воспроизведения, а в необходимых случаях - путем изъятия и передачи их на ответственное хранение. Помимо всего, к обязательствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу, относятся характер и размер вреда, причиненного преступлением (ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Таким образом, процесс доказывания крупного ущерба входит в круг процессуальных обязанностей следователя.

Что касается специфики исчисления ущерба по ст. 146 УК, причиненного правообладателю, то нередко на практике при исчислении суммы убытков используется принцип "один к одному", то есть каждая контрафактная копия приводит по крайней мере к срыву продажи одного легального экземпляра лицензионного видео- или аудиопроизведения, т.е. неполученные доходы исчисляются исходя из количества контрафактной продукции и средней стоимости легального экземпляра.

Важно также отметить, что для оценки ущерба, в т.ч. и неполученного дохода, важны результаты заключения комплексной товароведческой экспертизы, которую во всех случаях назначает следствие.

При рассмотрении объективной стороны преступления по ст. 146 УК надлежит также ответить и на ряд других вопросов, называемых "предметом доказывания" (ст. 73 УПК):

О событии преступления. Получив заявление о преступлении, следователь и (или) дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело, о чем выносят соответствующее постановление (ч. 1 ст. 146 УПК РФ).

При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 УПК РФ, дознаватель или следователь с согласия прокурора, а также прокурор в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.

Если о дате и времени при вынесении постановления не возникает вопросов, то на вопросе о месте совершения преступления следует остановиться подробней.

Местом совершения преступления может быть не только подпольный "цех" по воспроизведению (тиражированию) контрафактной продукции, ее складированию, но и так называемые "точки" по реализации "пиратской" продукции. Этими "точками" могут быть различные ларьки, киоски, отдельные арендованные места в самых разных магазинах, универмагах, на рынках, в местах большого скопления народа: около станций метро, магазинов, рынков и т.д.

Способы совершения данного конкретного преступления не имеют много разновидностей. Так, нарушитель авторских (смежных) прав может сам:

а) воспроизводить (тиражировать, изготавливать) контрафактные экземпляры произведений или фонограмм;

б) распространять (реализовывать).

С другой стороны, как подтверждает практика, преступник может:

только распространять (реализовывать) контрафактную продукцию, которую он приобрел у других лиц;

только изготавливать контрафактную продукцию, давая ее для распространения (реализации) другим лицам, включая сдачу в прокат;

приобретать, хранить или перевозить с целью сбыта указанные объекты ИС;

иным образом использовать контрафактную продукцию для получения выгоды (показ по кабельному TV, в видеосалонах и т.д.).

Следует считать, что оконченный состав преступления по ч. 2 ст. 146 УК будет и в том случае, если нарушитель только изготавливает (тиражирует) контрафактные произведения, получая за это определенное вознаграждение от реализатора. Забегая чуть вперед, отметим, что лицо, тиражирующее контрафактную видео- и аудиопродукцию (подделывающее упаковку кассет и компакт-дисков и т.д.), осознает, что оно совершает подделку лицензионной продукции и сознательно допускает тот факт, что его действия являются не только противоправными, но и уголовно наказуемыми. Такое лицо является "соисполнителем" (п. 2 ст. 33 УК РФ) и несет ответственность по ч. 2 ст. 146 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ (ч. 2 ст. 34 УК РФ). Однако при этом следствием должен быть доказан факт причинения крупного ущерба.

В том случае, если преступники только изготовили контрафактную продукцию, например 500 шт. видеокассет, т.е. имели намерения причинить крупный ущерб, но не успели их продать по причинам, от них не зависящим, то содеянное также надлежит квалифицировать как оконченное преступление по соответствующей части ст. 146 УК РФ, т.к. право на воспроизведение (тиражирование) является самостоятельным правом и его нарушение подпадает под признаки состава ст. 146 УК РФ вне зависимости от факта реализации.

Факт изготовления (воспроизведения) контрафактной продукции является оконченным преступлением, а не покушением.

Следственной практике известны случаи, когда преступники сами не изготавливают (не тиражируют) контрафактную продукцию, а только хранят, перевозят и сбывают ее. В этом случае факт хранения, перевозки и сбыта, т.е. распространения (реализации) продукции охватывается диспозицией состава ч. 2 ст. 146 УК РФ, при условии причинения автору либо иному правообладателю крупного ущерба.

Иногда преступные элементы получают заранее изготовленную контрафактную продукцию из-за рубежа (в частности, контрабандным путем), реализовывая ее при этом на территории России. В данном случае они могут быть соисполнителями либо пособниками по ст. 188 УК РФ ("Контрабанда") и одновременно нарушителями авторских (смежных) прав (при условии, что причиненный ущерб является крупным).

Надо иметь в виду, что уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав наступает при условии того, что вредные последствия в виде крупного размера ущерба находятся в причинной связи с незаконным использованием объектов авторского права или смежных прав.

Рассмотрим вопрос о субъективной стороне преступления по ст. 146 УК РФ. Преступления по ст. 146, как правило, совершаются группой лиц, роли которых могут быть различны.

Согласно ст. 32 УК РФ в случае совместного участия двух или более лиц в совершении умышленного преступления такие лица признаются "соучастниками".

Расследуя уголовное дело по признакам ч. 2 ст. 146 УК либо по признакам ч. 3 ст. 146 УК, следователь (дознаватель) столкнется с массой трудностей, определяя, кто из соучастников может быть "исполнителем" или "соисполнителем", действия каких лиц из числа соучастников могут быть квалифицированы как действия "подстрекателей" и "пособников".

Нет нужды описывать, кто из соучастников, когда, где и при каких обстоятельствах может стать исполнителем, соисполнителем, подстрекателем и (или) пособником. Соучастие в преступлении регулируется главой 7 УК РФ "Соучастие в преступлении" (ст. ст. 32 - 36 УК РФ). В каждом конкретном случае, с учетом индивидуальных особенностей расследуемого уголовного дела, следователь самостоятельно определяет роль и участие того или иного соучастника (преступника) в совершении преступления, что и отражает в обвинительном заключении.

С субъективной стороны данное преступление характеризуется умыслом. Виновный осознает, что он незаконно использует объекты авторского права или смежных прав либо присваивает авторство и предвидит возможность причинения крупного ущерба и желает или допускает эти последствия. Мотив и цель не являются обязательными признаками субъективной стороны. Мотивом могут быть тщеславие, корысть, зависть, ненависть и т.д. Однако цель зачастую может совпадать с мотивом преступления, хотя иногда при этом приобретает самостоятельное значение. Например, плагиат может быть совершен с целью вступления в творческий союз, занятия определенной должности, защиты диссертации и т.д.

Субъектом преступления может быть частное лицо, достигшее 16-летнего возраста. Должностные лица или лица, исполняющие управленческие функции, нарушившие авторские или смежные права из корыстной или иной личной заинтересованности, должны отвечать за злоупотребление должностными полномочиями по ст. 285 УК или за злоупотребление полномочиями по ст. 201 УК РФ в коммерческих и иных организациях.

Другие проблемы объективной стороны ч. 2 ст. 146 УК РФ.

При рассмотрении объективной стороны преступления по ч. 2 ст. 146 УК надлежит также ответить и на ряд других вопросов, входящих в предмет доказывания (ст. 73 УПК):

Лицо, организовавшее совершение преступления по признакам ст. 146 УК РФ (ч. 2 и ч. 3) или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, считается организатором (п. 3 ст. 33 УК РФ).

Применительно к расследованию состава ч. 3 ст. 146 УК РФ роль организатора не требует углубленного анализа. Так, организатор, являющийся почти во всех случаях и инициатором преступления, действуя с прямым умыслом, не может вести преступный бизнес, да к тому же с размахом, без соответствующих соучастников. Изготовление контрафактных видео- и аудио произведений требует для него, например:

а) наличия "лжепроизводителей", которые осуществляют тиражирование того или иного произведения посредством "перезаписи" "пиратских" копий с оригинального экземпляра;

б) наличия "экспедиторов-снабженцев", которые закупают чистые видео-, аудиокассеты для последующего изготовления контрафактных экземпляров;

в) наличия "кассиров-водителей". Они развозят контрафактные кассеты по торговым "точкам", собирают денежную выручку, поставляют новый товар, ведут учет-движение кассет как товарно-материальных ценностей;

г) существование такого элемента, как директора целого ряда торговых точек, именуемого в жаргоне "директор куста";

д) бухгалтера целого ряда торговых точек, именуемого условно "бухгалтер куста";

е) в ряде случаев (в зависимости от умысла) соучастниками могут быть продавцы торговых точек, а также главный бухгалтер и заместители "руководителя" (т.е. организатора).

Квалифицирующие признаки изложены в ч. 3 ст. 146 УК РФ. Это противоправные деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) организованной группой;

в) в особо крупном размере;

г) лицом с использованием своего служебного положения.

Квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 146 и ч. 2 ст. 147 УК РФ может быть совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

В ныне действующем УК РФ законодатель в отдельной статье (ст. 35 УК РФ) сформулировал совершение преступления:

а) группой лиц без предварительного сговора;

б) группой лиц по предварительному сговору, если оно совершено преступным сообществом (преступной организацией);

в) организованной (устойчивой) группой лиц.

Соучастие без предварительного сговора.

Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора (п. 1 ст. 35 УК).

Соучастие без предварительного соглашения является наименее опасной и мало распространенной формой соучастия.

При совершении преступления в форме соучастия без предварительного сговора в качестве группового следует признать только преступление, совершенное соисполнителями (простое соучастие), хотя между ними и может быть разделение ролей (п. 1 ст. 35 УК РФ).

Для данной формы соучастия свойственна минимальная степень согласованности, что обусловлено невозможностью сговора до момента начала преступления. Эта форма соучастия предполагает возможность сговора между участниками лишь во время совершения преступления, после начала выполнения объективной стороны преступления.

Самой распространенной, а поэтому наиболее опасной формой соучастия в преступлении является соучастие по предварительному сговору.

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (п. 2 ст. 35 УК РФ).

Для ч. 3 ст. 146 УК РФ характерным обстоятельством является тот факт, что в их диспозиции речь идет не о любом соучастии по предварительному сговору, а о совершении преступления по предварительному сговору группой лиц, что "обязывает установить соисполнительство, т.е. непосредственное участие всех в выполнении объективной стороны преступления".

Другой квалифицирующий признак объективной стороны ч. 3 ст. 146 УК - совершение преступного деяния организованной группой.

Достаточно будет доказать только один квалифицирующий признак данной уголовно-правовой нормы: факт совершения преступления только группой лиц по предварительному сговору либо совершение преступления организованной группой (последнее является более опасной разновидностью соучастия, нежели аналогичное преступление, совершенное неоднократно и (или) по предварительному сговору группой лиц).

Исходя из вышеуказанного умозаключения, мы считаем необходимым провести четкое различие между этими двумя понятиями: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и организованной группой.

"Организованная группа" и "группа лиц", совершающая преступления по предварительному сговору, сходны, пожалуй, в одном: преступление совершают два и большее число лиц, которые предварительно соорганизовались для совершения одного или нескольких преступлений. Следовательно, общий признак для указанных видов соучастия - предварительный сговор.

Организованная же группа имеет свои специфические, отличительные признаки.

  1. Устойчивость. Это наличие постоянных связей между членами организованной группы и специфических методов деятельности по подготовке и (или) совершению одного или нескольких преступлений. Устойчивость во всех случаях предполагает также предварительную договоренность и соорганизованность между членами организованной группы. Устойчивость организованной группы характеризуется также и наличием отлаженной схемы согласованности действий между ее участниками.
  2. Профессионализм. Он предполагает знание механизма совершаемого противоправного деяния, куда входит и тщательная подготовка "кадров" для совершения преступления. Профессионализм предполагает также "включение" в состав организованной группы достаточно большого количества людей, работающих в органах государственной власти и государственного управления, руководителей различных предприятий, работников банков, торговли и т.п.

По одному из уголовных дел "пираты", безусловно, работая профессионально, сумели добиться получения государственного кредита в сумме от 0,5 до 1,5 млн. рублей в г. г. Воронеже, Рязани на одну из своих подставных фирм, что позволило им длительное время извлекать большие доходы от тиражирования и продажи контрафактной продукции.

Таким образом, устойчивость и профессионализм - основные, но не исчерпывающие признаки организованной преступной группы, и в этом их повышенная степень общественной опасности.

Другой признак объективной стороны - особо крупный размер "ущерба". Это сумма, равная 250000 руб. (приложение к ст. 146 УК РФ).

Новый, последний признак состава ч. 3 ст. 146 УК РФ - использование лицом своего служебного положения.

Во многих составах преступлений в УК РФ фигурирует фраза "с использованием лицом своего служебного положения", а точнее "служебное положение": ст. ст. 37, 63, 128, 136 - 139, 141, 144, 149, 152, 159 - 160, 169, 170, 174, 175, 188, 204, 209 - 210, 221, 226, 229, 256, 258, 260, 272, 282, 294, 359. Однако законодатель иногда в диспозиции статьи указывает иную фразу, например, в ст. 285 - "служебные полномочия", в ст. 292 - "служебный подлог", но и эти фразы связаны с понятием служебного положения.

В Уголовном кодексе РФ не дается легального определения понятия "использование служебного положения".

"Использование служебного положения" может иметь место как со стороны работников государственных, так и негосударственных органов, работников муниципальных служб, в том числе в организации со смешанной формой собственности, работающих постоянно, временно и (или) по гражданско-правовому договору, но имеющие право распоряжаться объектами ИС. Не считаются имеющими доступ к произведениям, фонограммам и иным объектам ИС охранники, технические работники, в том числе такие, как уборщицы, осветители и др. лица, непосредственно не имеющие отношения к данным объектам ИС.

Пожалуй, наиболее подробно вопрос об "использовании служебного положения" освещен в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышение власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".

О примечании к ст. 146 УК РФ и ее сущности. В нем законодатель разграничивает крупный (свыше 50000 руб.) и особо крупный (250000 руб.) размер, но не ущерба, а "стоимости экземпляров произведений или фонограмм либо стоимости прав на использование объектов авторского права и смежных прав".

Статья 147. Нарушение изобретательских и патентных прав

  1. Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб, -

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

  1. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 147

Нарушение изобретательских и патентных прав в отличие от уголовного законодательства 1960 года выделено в особую норму (ст. 147). Уточнена диспозиция по сравнению с ч. 2 ст. 141 УК РСФСР - поставлены под уголовно-правовую защиту не только факты незаконного использования изобретения, но и полезной модели и промышленного образца.

Как недостаток диспозиции ч. 1 ст. 147 УК следует указать то, что в ней все-таки отсутствует упоминание о рационализаторском предложении, введен такой обязательный признак преступления, как крупный ущерб. Причем, забегая чуть вперед, укажем, что, в отличие от ст. 146 УК РФ, ст. 147 УК РФ не определяет и не устанавливает понятие крупного ущерба, что затрудняет правоприменение.

Данная норма устанавливает уголовную ответственность за преступление, посягающее на интеллектуальную собственность, в частности на провозглашенные Конституцией РФ свободы научного и технического творчества. Создавая научным работникам и творческим гражданам условия для проявления личных способностей и дарований, государство в то же время гарантирует им защиту от посягательств на их изобретательские и патентные права, а также имущественные интересы, связанные с этими правами.

Объективная сторона ч. 1 ст. 147 УК РФ, выражающаяся в нарушении изобретательских и патентных прав, может проявляться:

а) в использовании изобретения, полезной модели или промышленного образца вопреки действующему законодательству;

б) в разглашении без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них;

г) в присвоении авторства или принуждении к соавторству, но если все вышеуказанные действия причинили правообладателю крупный ущерб.

Еще раз подчеркнем, что вышеуказанные действия, как в отдельности, так и в совокупности, будут считаться преступлением, только если они причинили потерпевшему ущерб (преступление с материальным составом), в данном случае ущерб должен быть крупным. Нет крупного ущерба - нет преступления.

Применительно к данной норме в УК нет понятия крупного ущерба. При его определении будет неверным ссылаться на понятие крупного ущерба, указанного в главе 21 УК РФ о преступлениях против собственности (раздел VIII УК РФ), так как они являются имущественными и поэтому его объекты не могут быть интеллектуальной собственностью. Следовательно, в данном случае понятие крупного ущерба является оценочным, и необходимо исходить из объективной и субъективной совокупной оценки имущественного и морального вреда с учетом специфики данного преступления. Следует иметь в виду, что при этом субъективным критерием может служить оценка ущерба как крупного самим автором.

Объективным критерием должна служить оценка материального положения последнего, принимать во внимание заработную плату, иные дополнительные доходы, наличие иждивенцев и т.п.

Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г. N 3517-1 больше чем на 50% претерпел видоизменения и дополнения. Рамки данного комментария позволяют дать только основные идеи и моменты патентного права России. Сразу укажем на одну из главных идей Патентного закона РФ: права на изобретение, полезную модель и промышленный образец охраняются законом и подтверждаются соответствующим патентом.

Под изобретением следует понимать техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств). Изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо (ст. 4 Патентного закона РФ). В п. 2 ст. 4 Патентного закона РФ конкретно прописаны те объекты, которые не считаются изобретениями. Патент на изобретение действует до истечения 20 лет с даты подачи заявки (п. 3 ст. 3 Патентного закона).

В качестве полезной модели охраняется техническое решение, относящееся к устройству, оно должно быть новым и промышленно применимым (п. 1 ст. 5 Патентного закона РФ). Патент на полезную модель действует до истечения 5 лет с даты подачи заявки (ст. 3 Патентного закона).

В качестве промышленного образца охраняется художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, определяющее его внешний вид. Оно должно быть новым и оригинальным (ст. 6 Патентного закона РФ). Промышленные образцы могут быть объемными (модели), плоскостными (рисунки) или комбинированными. Более полные понятия изобретения, полезной модели и промышленного образца даны в разделе II Патентного закона Российской Федерации. Изобретение, полезная модель или промышленный образец не имели бы своей промышленно полезной значимости без признания необходимости их использования в различных сферах жизни, поэтому законодательно определен порядок пользования ими с учетом имущественного интереса их автора. В уголовном же порядке наказуемо их незаконное использование. Патент на промышленный образец действует до истечения 10 лет со дня подачи заявки (ст. 3 Патентного закона).

Под незаконным же использованием охраняемых законом изобретений, полезных моделей или промышленных образцов следует понимать несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажу и иное введение в хозяйственный оборот продукта, содержащего запатентованное изобретение, а также применение способа, охраняемого патентом, изделия с использованием запатентованного промышленного образца без согласия патентообладателя.

Не будет считаться незаконным действием использование по применению продуктов патентообладателя (нарушением его исключительных прав) при некоторых обстоятельствах, если юридическое или физическое лицо использовало указанное изобретение, полезную модель или промышленный образец ограниченно, т.е. в "узких" целях, при чрезвычайных обстоятельствах и т.п. (см. ст. 11 Патентного закона РФ).

Это же правило действует:

а) при применении средств, содержащих изобретения, полезные модели, промышленные образцы, защищенные патентами, в конструкции или при эксплуатации транспортных средств (морских, речных, воздушных, наземных и космических) других стран при условии, что указанные средства временно или случайно находятся на территории Российской Федерации и пользуются для нужд транспортного средства. Такое действие не признается нарушением исключительного права патентообладателя, если транспортные средства принадлежат физическим или юридическим лицам стран, предоставляющих такие же права владельцам транспортных средств Российской Федерации;

б) при проведении научного исследования или эксперимента над средством, содержащим изобретение, полезную модель или промышленный образец, защищенные патентами;

в) при применении средств, содержащих изобретения, полезные модели, промышленные образцы, защищенные патентами, при чрезвычайных обстоятельствах (стихийных бедствиях, катастрофах, крупных авариях) с последующей выплатой патентообладателю соразмерной компенсации;

г) при применении средств, содержащих изобретения, полезные модели, промышленные образцы, защищенные патентами, в личных целях без получения дохода;

д) при разовом изготовлении лекарств в аптеках по рецептам врача;

е) при применении средств, содержащих изобретения, полезные модели, промышленные образцы, защищенные патентами, если эти средства введены в хозяйственный оборот законным путем и в некоторых других случаях.

Если же изобретатель не подал заявку в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (ИС), но считает себя автором, чьи изобретения, полезные модели или промышленные образцы используются с нарушением закона, причиняя ему тем самым крупный ущерб, то определение потерпевшего по делу не представляется возможным без установления истинного автора или авторов - физического лица, группы лиц, творческим трудом которых они созданы. Право на получение патента регулируется статьей 9.1 Патентного закона с учетом Федерального закона от 7 февраля 2003 г. N 22-ФЗ. Патент выдается автору, работодателю (при соблюдении условий п. 2 ст. 8 Патентного закона), правопреемникам указанных лиц.

Не признаются авторами физические лица, не внесшие личного творческого вклада в создание объекта промышленной собственности, оказавшие автору (авторам) только техническую, организационную или материальную помощь либо только способствовавшие оформлению прав на него и его использованию. Приоритет изобретения, полезной модели, промышленного образца устанавливается в соответствии с Патентным законом в рамках гражданско-правовых отношений. Суды, в том числе арбитражные суды и третейские суды в соответствии с их компетенцией, рассматривают споры об авторстве на изобретение, полезную модель, промышленный образец.

Заявителем признается физическое или юридическое лицо, которым подана заявка на выдачу охранного документа на изобретение, промышленный образец или полезную модель. Как уже было сказано выше, охранным документом изобретения, полезной модели и промышленного образца является патент (ст. 3 Патентного закона).

Заявитель может пользоваться временной правовой охраной заявленного им изобретения с даты публикации сведений о заявке до даты публикации сведений о выдачи патента в объеме опубликованной формулы. Временная правовая охрана полезной модели предоставляется с даты уведомления заявителем лица, использующего полезную модель, о поданной заявке на выдачу свидетельства до даты публикации сведений о выдачи свидетельства (если уведомление имело место ранее публикации). Физические или юридические лица, использующие заявленное изобретение, полезную модель в указанные периоды, выплачивают патентообладателю, обладателю свидетельства после получения им патента, свидетельства денежную компенсацию, размер которой определяется соглашением сторон. Временная правовая охрана считается ненаступившей, если принято решение об отказе в выдаче патента, свидетельства, возможности обжалования которого исчерпаны (ст. 22 Патентного закона РФ).

Под разглашением без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели, промышленного образца до официальной публикации сведений о них понимается доведение до сведений третьих лиц существа, формулы, признаков, образа основных параметров изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия автора или заявителя, путем опубликования в средствах массовой информации, выступления на конференциях, по радио, телевидению или преданию огласки их каким-либо другим путем.

Под официальной публикацией сведений об изобретении, полезной модели, промышленном образце следует понимать публикацию сведений о выдачи патента на изобретение, промышленный образец, свидетельства на полезную модель, осуществляемой федеральным органом исполнительной власти в своем официальном бюллетене после принятия решения о выдачи патента или свидетельства. При публикации указываются имя автора (авторов), если последний (последние) не отказался быть упомянутым в качестве такового (таковых), и патентообладателя (обладателя свидетельства), название и формула изобретения или полезной модели или перечень существенных признаков промышленного образца, его изображения и др. (ст. 25 Патентного закона).

Под присвоением авторства понимается выпуск под своим именем результата чужого труда путем подачи заявки от своего имени на чужое изобретение, промышленный образец или полезную модель либо получение незаконным путем патента на чужое открытие или изобретение на свое имя.

Принуждение к соавторству означает оказание различными способами давления на автора, заявителя готового изобретения, промышленного образца или полезной модели либо на изобретателя разрабатываемого изобретения, промышленного образца, полезной модели, направленное на получение у них согласия о включении виновного или других лиц в число соавторов. Принуждение к соавторству может быть выражено в различных формах: угрозы понижения по службе, лишения законных привилегий, обещании повысить в должности и другими способами.

Объектом преступления является общественное отношение в сфере провозглашаемых Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина. Непосредственный объект - конституционное право человека и гражданина на защиту интеллектуальной собственности, изобретательских или патентных прав (ст. 44 Конституции РФ). Объективная сторона заключается в совершении одного из действий, указанных в диспозиции статьи, о которых сказано уже выше.

Данное преступление с материальным составом поэтому считается оконченным с момента причинения крупного ущерба потерпевшему. Оно может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Мотив и цель совершения преступления не являются обязательными. Это могут быть корысть, тщеславие, зависть, личная заинтересованность и др.

Субъект преступления - лицо, достигшее возраста 16-ти лет.

Статья 148. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий

Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 148

Состав преступления, предусмотренный комментируемой статьей, - формальный.

Диспозиция комментируемой статьи - бланкетная.

Статья 143 УК РСФСР 1960 года в отличие от комментируемой статьи предусматривала ответственность за оскорбление чувств и убеждений верующих, равно как и за разрушение и повреждение культовых сооружений, что не отражало в реальности истинного состава правонарушения.

По мнению ряда ученых, содержащиеся в комментируемой статье изменения объективны и вызваны происшедшими за последнее десятилетие изменениями в социальной и политической сферах жизни общества, а также и в самосознании граждан страны. Данная статья стала более конкретна и отражает реалии современной действительности.

Преступные действия, оскорбляющие религиозные чувства и убеждения граждан, а также действия, направленные против культовых сооружений, в настоящем Кодексе предусмотрены другими составами преступлений, такими как: оскорбление (статья 130 УК РФ), хулиганство (статья 213 УК РФ), вандализм (статья 214 УК РФ), надругательство над телами умерших и местами их захоронений (статья 244 УК РФ).

Объектом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, являются общественные отношения, обеспечивающие свободу совести и вероисповеданий.

Конституция Российской Федерации (статья 28) гарантирует каждому гражданину свободу совести и свободу вероисповеданий. Это предполагает право каждого исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой религии. Каждый вправе свободно иметь и распространять религиозные, равно как и иные убеждения и руководствоваться ими в своих действиях и поступках, если это не нарушает права и свободы других лиц и законы Российской Федерации (часть 2 статья 15 Конституции Российской Федерации).

Комментируемая статья представляет собой реальную гарантию реализации в жизни каждого гражданина статьи 28 Конституции Российской Федерации.

Объективная сторона преступления, предусмотренного комментируемой статьей, выражается в незаконном воспрепятствовании (действии или бездействии) деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов.

Незаконное воспрепятствование может выражаться в незаконном закрытии церкви, синагоги, мечети, молельного дома или иного культового здания либо сооружения, а также мест и объектов, специально предназначенных для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества), срыве регулярной церковной службы, запрещении проведения религиозного обряда, физического воспрепятствования его проведению, незаконном отказе в регистрации религиозных организаций и т.п.

Преступным является воспрепятствование лишь такой деятельности, которая осуществляется в рамках закона, и только такому совершению религиозных обрядов, которые не сопровождаются посягательствами на права граждан.

Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица (часть первая статьи 8 Федерального закона от 19 сентября 1997 года (26 сентября 1997 года) "О свободе совести и о религиозных объединениях" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 39. Ст. 4465).

К культовым зданиям и сооружениям относятся храмы, церкви, синагоги, мечети, часовни, монастыри, молельные дома, а также другие помещения, места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозных "сходок" и т.п. К культовым сооружениям следует отнести также различные памятные святые места и иные религиозные символы.

Религиозный обряд (церковные богослужения, церемонии) есть осуществление определенного ряда коллективных символических действий, обусловленных конкретным вероучением, чтением молитв и иным ритуальным поведением. К ним можно отнести обряды крещения, венчания, отпевания, причащения и др. В отдельных случаях совершение религиозных обрядов и церемоний носит противоправный, общественно опасный характер, например, жертвоприношение в форме ритуального убийства человека или животного, публичное половое сношение и др. (см.: А.А. Малиновский, В.А. Бурковская. Деятельность религиозных объединений (психологические и юридические аспекты). М., 1999. С. 5).

Преступление считается оконченным с момента совершения деяния, незаконно препятствующего осуществлению права гражданина на свободу совести и вероисповедания.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного комментируемой статьей, характеризуется виной в форме прямого умысла. Лицо осознает общественную опасность своих действий и желает их реализовать

Субъектом данного преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Однако должностное лицо, препятствующее указанными способами законному осуществлению права на свободу совести и вероисповедания с использованием своих должностных полномочий, должно нести ответственность по ст. 285 УК РФ или по ст. 286 УК РФ в зависимости от конкретных обстоятельств совершенного деяния.

Квалифицирующие, особо квалифицирующие и привилегирующие признаки преступления комментируемая статья не содержит.

Условия освобождения от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного комментируемой статьей, отсутствуют.

В качестве смежного состава преступления следует отметить диспозицию статьи 239 УК РФ, отличающуюся объектом преступления и содержанием незаконных действий, заключающихся в деятельности религиозных объединений, сопряженной с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных действий.

Статья 149. Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них

Незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них либо принуждение к участию в них, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения либо с применением насилия или с угрозой его применения, -

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 149

Состав преступления, предусмотренный комментируемой статьей, - формальный.

Диспозиция комментируемой статьи - бланкетная.

УК РСФСР 1960 года предусматривал статью 133.2, которая по своей сути представляет собой аналог комментируемой статьи. Указанная статья УК РСФСР 1960 года состояла из 4 частей, в которых предусматривалась не только ответственность за воспрепятствование организации и проведению собраний, митингов и т.д., но и ответственность за те же действия, сопряженные с насилием, уничтожением имущества, совершенные должностным лицом, а также повлекшие тяжкие последствия.

Комментируемая статья по сравнению со статьей 133.2 УК РСФСР 1960 года редакционно стала более четкой, краткой и конкретной. В ней не содержится указания на такие последствия, как уничтожение имущества и наступление тяжких последствий.

Преимущество комментируемой статьи заключается в том, что она в соответствии с положениями Конституции Российской Федерации ориентирует граждан России на мирный и законный характер проведения перечисленных в ней массовых мероприятий.

Объект преступления, предусмотренного комментируемой статьей, - политическая свобода граждан.

Первым непосредственным объектом рассматриваемого состава преступления являются общественные отношения, обеспечивающие право граждан Российской Федерации на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий, пикетирования и на участие в их подготовке и проведении.

Второй непосредственный объект - альтернативный. Во-первых, это общественные отношения, обеспечивающие здоровье, телесную неприкосновенность или свободу личности (при насилии); во-вторых, это общественные отношения, обеспечивающие безопасность перечисленных благ личности, а также жизни (если возникает угроза применения насилия); в-третьих, это общественные отношения, обеспечивающие законное функционирование исполнительных государственных органов и органов местного самоуправления, а также государственных и муниципальных учреждений и организаций, Вооруженных сил, других войск и войсковых формирований Российской Федерации (если деяния совершаются должностными лицами).

Комментируемая статья защищает права граждан Российской Федерации на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования, предоставленные им Конституцией Российской Федерации (статья 31).

Указанная статья Конституции Российской Федерации предоставляет гражданам Российской федерации право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования.

Объективная сторона преступления, предусмотренного комментируемой статьей, может выражаться в двух формах: во-первых, действия или бездействия (как обязательный фактор), направленных на незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участия в нем, совершаемое должностным лицом; во-вторых, действия или бездействия (как факультативный фактор), совершаемых не должностным лицом, в обеих формах с применением насилия или угрозой применения насилия.

Незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участия в них может выражаться в незаконном запрете должностным лицом проведения какого-либо из указанных мероприятий, незаконным указанием должностного лица о выставлении заслонов демонстрации или шествию из работников милиции, военнослужащих внутренних войск, Вооруженных сил или иных воинских формирований России, незаконном непредоставлении должностным лицом помещения для проведения собрания и т.п.

Если перечисленные выше действия или бездействие совершаются не должностным лицом, обязательным признаком объективной стороны является применение физического насилия или угроза таким насилием, которые могут являться средством незаконного воспрепятствования проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участия в них.

Митинг - это собрание граждан для публичного выражения отношения к действиям лиц, организаций, событиям общественно-политической жизни.

Демонстрация - это публичное выражение группой людей общественно-политических настроений с использованием во время шествия плакатов, транспарантов и иных наглядных средств.

Шествие (уличное) - это организованное массовое движение по пешеходной или проезжей части улицы с целью привлечения внимания к какой-либо проблеме общественно-политического, экономического, военного или социального значения.

Пикетирование - это наглядная демонстрация группой граждан своих намерений и взглядов без шествия и звуковых сигналов, при этом могут использоваться плакаты и иные наглядные средства.

Применение насилия как один из обязательных способов незаконного воспрепятствования (принуждения) означает умышленное причинение легкого вреда здоровью или побоев (см. статьи 115, 116 УК РФ).

Более опасные случаи насилия одновременно охватываются составами преступлений против здоровья и свободы граждан и должны квалифицироваться по совокупности с комментируемой статьей.

Угроза насилия в качестве способа воспрепятствования (или принуждения) проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них предполагает угрозу применения любого физического насилия, вплоть до угрозы убийством.

Содержание физического насилия или угрозы его применения является аналогичным тому, что и при воспрепятствовании осуществлению избирательных прав или работ избирательных комиссий (см. комментарий к статье 141 УК РФ).

Преступление считается оконченным при использовании лицом своих должностных полномочий в целях незаконного воспрепятствования массовому мероприятию или принуждению к участию в нем независимо от достигнутых результатов либо с момента применения физического насилия или угрозы его применения.

Об использовании лицом своего должностного положения или полномочий в целях незаконного воспрепятствования (или принуждения) проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участия в них см. также в комментариях к статьям 136, 201, 285 и 286 УК РФ.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного комментируемой статьей, характеризуется виной в форме прямого умысла. Должностное лицо осознает, что незаконно препятствует проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них, и желает этого. Недолжностное лицо осознает, что оно незаконно препятствует проведению массового мероприятия или участию в нем либо принуждает участвовать в нем, используя в этих целях насилие либо угрозу его применения, и желает этого.

Субъектом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, могут выступать: вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста (при насильственном способе совершения преступления), а также должностное лицо (при совершении преступления с использованием должностного положения либо полномочий вне зависимости от полученного результата).

Квалифицирующих либо особо квалифицирующих и привилегирующих признаков комментируемая статья не содержит.

Условия освобождения от уголовной ответственности при совершении преступления, предусмотренного комментируемой статьей, отсутствуют.

В качестве смежных составов преступления, предусмотренного комментируемой статьей, следует отметить диспозиции статей 285 и 286 УК РФ, характеризующие содержание действия или бездействия, а также отсутствие наступивших последствий при совершении преступления, предусмотренного комментируемой статьей, должностным лицом.