Мудрый Юрист

Судебное доказывание в будущем едином гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации

Молчанов Валерий Владимирович, профессор кафедры гражданского процесса юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Каким должно быть правовое регулирование судебного доказывания в едином Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации? Этой проблеме посвящена настоящая статья, в которой на основе анализа действующего процессуального законодательства рассматриваются различные аспекты доказывания и высказывается мнение о правовой регламентации доказательственной деятельности участников процесса в новом процессуальном законе.

Ключевые слова: гражданский процесс, Гражданский процессуальный кодекс РФ, судебное доказывание, судебные доказательства.

Proving in Court in the Future Unified Civil Procedure Code of the Russian Federation

V.V. Molchanov

Molchanov Valeriy Vladimirovich, Professor of the Civil Procedure Department, Faculty of Law, M.V. Lomonosov Moscow State University.

What shall legal regulation of proving in court in the unified Code of Civil Procedure of the Russian Federation be like? This article is dedicated to the said problem, and considers on the basis of analysis of the procedural laws in force various aspects of proving, while presenting the opinion on legal regulation of evidentiary activities of trial participants in the new procedural law.

Key words: civil procedure, Civil Procedure Code of the Russian Federation, proving in court, court evidence.

Идея создания единого процессуального кодекса вместо двух существующих - Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации - в настоящее время перешла в стадию практической реализации. В декабре 2014 г. Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству утвердил Концепцию единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Таким образом, уже едва ли уместна дискуссия о целесообразности и необходимости общего для обоих процессов закона. Актуальными становятся проблемы, касающиеся Концепции, содержания данного процессуального закона, а также иных имеющих непосредственное отношение к этому вопросов.

Очевидно, что единый Гражданский процессуальный кодекс, являясь актом принципиально нового свойства, должен создаваться на базе имеющихся процессуальных законов. В частности, это предполагает приведение к общему знаменателю родственных норм ГПК РФ и АПК РФ, проверенных временем и судебной практикой на предмет их необходимости для целей судопроизводства и эффективности правового регулирования. Это в полной мере относится и к нормам о судебном доказывании.

Субъекты доказывания

В нынешних процессуальных Кодексах с формальной юридической точки зрения круг субъектов судебного доказывания определяется неодинаково. ГПК РФ: "Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается..." (ст. 56 ГПК); АПК РФ: "Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается..." (ст. 65 АПК). То есть в судах общей юрисдикции согласно букве закона субъектами доказывания являются стороны, а в арбитражных судах - лица, участвующие в деле.

Понятие лиц, участвующих в деле, шире по своему содержанию, нежели сторон. К лицам, участвующим в деле, относятся не только собственно стороны (истец и ответчик), но и третьи лица, и др. (ст. 34 ГПК, ст. 40 АПК). Оба Кодекса наделяют всех лиц, участвующих в деле, одинаковыми правами в части судебного доказывания. Они имеют право представлять доказательства и участвовать в их исследовании; заявлять ходатайства, в т.ч. об истребовании доказательств; давать объяснения суду и т.п.

Наделение такими правами не только сторон, но и других лиц, участвующих в деле, вполне оправданно, поскольку данные права необходимы им для достижения целей их участия в процессе. Все они выступают в процессе от собственного имени и имеют юридическую заинтересованность в деле (материально-правовую и/или процессуально-правовую). Каждый должен доказать обоснованность своих утверждений в суде посредством судебных доказательств вне зависимости от того, связаны ли эти утверждения с защитой своих прав, как в случае со сторонами, или прав других лиц.

В этом смысле формулировка нормы, содержащаяся в АПК РФ, представляется более обоснованной и логически согласованной с другими нормами, регулирующими отношения в области судебного доказывания.

Обязанность доказывания

В обоих процессуальных Кодексах воспроизводится классическая формула состязательного процесса, известная еще римскому праву: каждый должен доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК, ч. 1 ст. 65 АПК). Наряду с этим в ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, содержится важное дополнение - "если иное не предусмотрено федеральным законом".

Под этим дополнением скрываются так называемые доказательственные презумпции - содержащиеся в законе предположения о существовании факта или его отсутствии, пока не доказано обратное. Посредством доказательственных презумпций осуществляется перераспределение обязанностей по доказыванию презюмируемого факта. Говоря иначе, законом обязанность доказывания презюмируемых фактов возлагается не на сторону, на них ссылающуюся в обоснование своих требований и возражений, а на другую сторону.

Доказательственные презумпции имеют материально-правовую природу, т.е. доказательственные презумпции выводятся из материально-правовых презумпций, наибольшее количество которых содержится в гражданском законодательстве. Поэтому проблема доказательственных презумпций актуальна для рассмотрения гражданских дел как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами.

В этой связи представляется необходимым в норме об обязанности доказывания указать на существующие в законе исключения из общего правила.

Напротив, нет необходимости в общей норме о доказывании указывать конкретные частные случаи распределения обязанностей по доказыванию, как это есть в АПК РФ: "Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо" (ч. 1 ст. 65 АПК РФ). В ГПК РФ аналогичная норма содержится в разделе о рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, и это целесообразно.

Факты, подлежащие доказыванию

В ГПК РФ и АПК РФ нормы, указывающие на те факты, которые подлежат доказыванию, сформулированы аналогичным образом. Посредством судебных доказательств устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 ГПК РФ).

Факты (обстоятельства), устанавливаемые при разбирательстве гражданских дел, различны по своему характеру - материально-правовые, процессуальные, доказательственные. Содержащееся в законах обобщающее определение данных обстоятельств вполне отражает их разное значение.

Одна группа фактов (обстоятельств) - это факты, обосновывающие требования и возражения сторон. Под требованиями и возражениями сторон принято понимать притязания материально-правового характера. Соответственно, факты, обосновывающие эти требования и возражения, имеют материально-правовое значение. От установления наличия или отсутствия именно этих фактов в первую очередь зависит правильное разрешение дела.

Другая группа - это иные факты, имеющие значение для дела. К их числу относятся факты процессуальные и доказательственные, которые при всей их важности по сравнению с материально-правовыми фактами имеют второстепенное значение для разрешения дела.

В этой связи представляется, что в новом Кодексе такой подход к определению круга фактов (обстоятельств), подлежащих установлению по гражданским делам, должен быть сохранен.

Кем определяются обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию?

Оба действующих Кодекса отвечают на этот вопрос одинаково: суд (арбитражный суд) определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, ч. 2 ст. 65 АПК РФ).

Данное положение не противоречит принципу состязательности судопроизводства и продиктовано соображениями практической целесообразности. Действительно, в силу различных причин стороны не всегда могут правильно определить состав и юридическую значимость фактов (обстоятельств), подлежащих доказыванию по делу. В частности, сторонам затруднительно определить подлежащие доказыванию факты, когда отношения, ставшие предметом судебного разбирательства, регулируются нормами права с относительно определенной диспозицией, в которых дается лишь общая характеристика правовой ситуации и из которых явно не следует, с какими фактами закон связывает правовые последствия.

На чем основывается суд, определяя предмет доказывания по делу?

ГПК РФ прямо не отвечает на этот вопрос. Напротив, в АПК РФ прямой ответ содержится: обстоятельства определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. Такое уточнение в правовой норме целесообразно. Тем самым подчеркивается связанность суда с требованиями и возражениями сторон, что характерно для процесса, построенного на принципах диспозитивности и состязательности.

Практически оправданно существующее в ГПК РФ положение о том, что суд не только определяет обстоятельства, имеющие значение для дела, но и указывает, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Во-первых, это уточнение конкретизирует правовую норму, тем самым снимая возможные разночтения в толковании ее содержания. Во-вторых, оно логически согласует данную норму с общей нормой об обязанности доказывания.

Факты, не подлежащие доказыванию

В действующих процессуальных законах содержатся сходные основания для освобождения от доказывания. Согласно обоим процессуальным Кодексам не нуждаются в доказывании: общеизвестные факты, преюдициальные факты, факты, признанные стороной (ст. 61, ч. 2 ст. 68 ГПК, ст. 69, 70 АПК).

Нормы об общеизвестных и преюдициальных фактах аналогичны по смыслу и по содержанию, и, как кажется, для нужд нового закона их достаточно объединить текстуально.

Что касается норм об освобождении от доказывания фактов, признанных сторонами, то они в целом также совпадают по смыслу, но все же определенным образом отличаются.

Одно отличие предопределяется требованиями, предъявляемыми законом к арбитражным судам первой и апелляционной инстанций относительно оказания ими содействия сторонам на всех стадиях арбитражного процесса в достижении соглашения в оценке обстоятельств в целом или в их отдельных частях. В этих целях судам предписывается проявлять необходимую инициативу, использовать свои процессуальные полномочия и авторитет органа судебной власти (ч. 1 ст. 70 АПК). Поэтому не удивительно, что в АПК РФ о признании сторон в первую очередь говорится как об обоюдном признании сторонами обстоятельств в результате достигнутого ими соглашения в судебном заседании или вне судебного заседания. А во вторую очередь, по аналогии с ГПК РФ, - об одностороннем признании стороной спорных обстоятельств.

Расширенная норма АПК РФ вполне применима и при рассмотрении гражданских дел судами общей юрисдикции, поскольку не имеет определяющего значения, результатом чего является признание стороной факта - обоюдного соглашения сторон или одностороннего волеизъявления. Главное, не совершено ли признание с пороком воли стороны, что и должен проверить суд, как это предписывают оба нынешних Кодекса: "В случае если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признание, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях". В этой связи следует поддержать авторов Концепции единого ГПК РФ в том, что в новом процессуальном законе уместна норма о соглашении сторон относительно признания обстоятельств по делу (п. 6.8 Концепции).

Другое отличие состоит в следующем. В АПК РФ есть положение о том, что обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований (п. 3.1 ст. 70 АПК). Норм аналогичного содержания никогда не существовало в отечественном процессуальном законодательстве.

В конце XIX - начале XX в. правило "истец должен доказать свой иск" судебной практикой толковалось в том смысле, что истец должен доказать лишь те обстоятельства, которые оспорены ответчиком. Соответственно, если ответчик не представлял возражений относительно обстоятельств, то суд на этом основании мог освободить истца от доказывания этих обстоятельств. Однако это якобы признание факта по умолчанию не имело такой же силы, как признание явное, и не было бесповоротным. В случае заявления ответчиком спора в отношении факта, который раньше им не оспаривался, данный факт считался неустановленным и подлежал доказыванию на общих основаниях <1>.

<1> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 247.

Необходимость и обоснованность существования в современном законе нормы о "молчаливом признании" факта в виде его неоспаривания наряду с нормой о собственно судебном признании факта вызывает сомнения по ряду причин.

Во-первых, признание связано с институтом распределения обязанностей по доказыванию. Признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств (ч. 3 ст. 70 АПК РФ, ч. 2 ст. 68 ГПК РФ). "Обстоятельства, признанные и удостоверенные сторонами в порядке, установленном настоящей статьей, в случае их принятия арбитражным судом не проверяются им в ходе дальнейшего производства по делу" (ч. 5 ст. 70 АПК РФ).

Почему признанный факт не подлежит дальнейшему доказыванию и не проверяется в ходе производства по делу? Потому что признание факта означает бездоказательное принятие судом такого факта как существующего и соответствующего действительности? Нет.

Сторона освобождается от доказывания факта, признанного ее процессуальным противником, в силу того, что существование этого факта доказано самим процессуальным противником, поскольку признание факта и является доказательством, которое в законе именуется "объяснения лиц, участвующих в деле". Признание является, наряду с утверждением, видом объяснения лиц, участвующих в деле. В случае признания факта суд не принимает его бездоказательно, поскольку факт доказан. К слову сказать, в дореволюционном праве то, что признано стороной к выгоде своего противника, считалось установленным и не требующим никаких других доказательств.

Можно ли считать неоспаривание факта доказательством этого факта? Доказательства - это сведения о фактах. Неоспаривание факта - это, напротив, отсутствие сведений о факте, а следовательно, с юридической точки зрения доказательством быть не может.

Во-вторых, по общему правилу каждый должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается. Сообразно этому требованию сформулированы другие нормативные положения. Так, согласно закону в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых основаны исковые требования и подтверждающие эти обстоятельства доказательства, а к заявлению приложены документы-доказательства (ст. 125, 126 АПК РФ). Ответчик обязан представить отзыв на исковое заявление с указанием возражений относительно предъявленных к нему требований со ссылкой на доказательства, обосновывающие возражения (ст. 131 АПК РФ). Кроме того, каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть свои доказательства перед другими участниками, и ссылаться при рассмотрении дела лица вправе только на те доказательства, с которыми участники процесса были ознакомлены заблаговременно (ст. 65 АПК РФ).

Когда стороной представлены доказательства в обоснование факта, а противная сторона не оспаривает данный факт, нужно ли говорить о признании данного факта противной стороной? Разве в том смысле, что суд может посчитать данный факт установленным и не требующим дальнейшего доказывания. Означает ли это, что в таком случае с суда снимается обязанность оценить представленные доказательства в соответствии с требованиями закона и он принимает эти доказательства как данность, без их оценки на предмет относимости, допустимости, достаточности и т.д.? Думается, не означает. Суд обязан в силу прямого установления закона (ст. 71 АПК РФ) оценить представленные стороной доказательства в обоснование фактов вне зависимости от того, оспариваются ли эти факты противной стороной.

Здесь уместно вновь обратиться к истории. В дореволюционном праве обязанность стороны доказать свои возражения против требований другой стороны возникала только тогда, когда эти требования были доказаны надлежащим образом. То есть если, например, истец не доказал какое-то обстоятельство, то ответчик не обязан был доказывать свои возражения относительно этого обстоятельства.

Вопрос может быть поставлен иначе. Имеет ли право суд считать факт установленным на основании лишь утверждения стороны об этом факте, в отсутствие иных доказательств, когда данный факт не оспаривается противной стороной? Само по себе утверждение стороны о факте, конечно, является доказательством, но доказательством недостаточным, а неоспаривание факта не доказательство вообще. Так правомерно ли считать установленным недоказанный факт? Едва ли. Иное противоречило бы закону, а именно положениям об обязанности сторон доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются, а также требованиям, предъявляемым к судебному решению относительно его обоснованности.

Таким образом, еще раз следует повторить: норма о "молчаливом признании" недостаточно определена в контексте иных процессуальных норм и вызывает неоднозначное толкование. Ценность такой нормы с практической и теоретической точки зрения сомнительна.

Раскрытие доказательств

В Концепции единого ГПК РФ достаточно много внимания уделено проблеме раскрытия доказательств. Создатели Концепции вполне обоснованно исходят из того, что раскрытие доказательств "является неотъемлемым требованием состязательного процесса" (п. 6.6 Концепции).

В настоящее время норма о раскрытии доказательств есть только в АПК РФ: "Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом..." (ч. 3 ст. 65 АПК). Определения понятия "раскрытие доказательств" в законе не дается, но из закона следует, что под этим понимается заблаговременное ознакомление процессуального противника с имеющимися в распоряжении стороны доказательствами.

Судя по содержанию соответствующих положений АПК РФ, заблаговременное ознакомление с доказательствами заключается в следующем. К заявлению истец обязан приложить документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основываются исковые требования (п. 3 ст. 126 АПК РФ). Ответчик обязан представить в арбитражный суд и лицам, участвующим в деле, отзыв на исковое заявление и документы, которые подтверждают возражения относительно иска (ч. 1, 7 ст. 131 АПК РФ). В предварительном судебном заседании арбитражный суд доводит до сведения сторон, какие доказательства имеются в деле. Стороны могут представить и тем самым раскрыть дополнительные доказательства (ч. 2, 3 ст. 136 АПК РФ).

Смысл нормы о раскрытии доказательств понятен: стороны должны иметь возможность надлежащим образом подготовиться к рассмотрению дела, а для этого они должны заранее знать, каковы требования и возражения процессуального противника и какими доказательствами он располагает. Это очевидно. В законе содержится и указание на последствия несоблюдения требования о раскрытии доказательств: "Лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно" (ч. 4 ст. 65 АПК РФ).

Сегодня данная норма фактически имеет декларативный характер. Судебная практика исходит из того, что доказательства, которые заблаговременно не были раскрыты сторонами и представлены уже на стадии судебного разбирательства, арбитражный суд обязан исследовать и оценить независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств <2>. Непредставление или несвоевременное представление доказательств по неуважительной причине может быть квалифицировано судом как действие, направленное на затягивание процесса, в связи с чем суд вправе отнести все или часть судебных расходов, независимо от результатов рассмотрения дела, к лицу, злоупотребляющему своими процессуальными правами <3>. Эта возможность есть у арбитражного суда и в силу прямого указания закона: "В случае если доказательства представлены с нарушением порядка представления доказательств... арбитражный суд вправе отнести на лицо, участвующее в деле и допустившее такое нарушение, судебные расходы независимо от результатов рассмотрения дела..." (ч. 5 ст. 65 АПК РФ).

<2> См.: информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2004. N 10.
<3> См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2006 г. N 65 "О подготовке дела к судебному разбирательству" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. N 4.

Такой подход к толкованию нормы о раскрытии доказательств представляется правильным. Сугубо формальное применение последствий в виде запрещения ссылаться на не раскрытые заблаговременно доказательства и, как следствие, возможное вынесение необоснованного судебного решения не способствовали бы выполнению задач судопроизводства.

В ГПК РФ нет нормы о раскрытии доказательств. Вместе с тем есть положения, позволяющие сторонам ознакомиться с доказательствами процессуального противника заблаговременно, до судебного заседания. Так, истец обязан указать в подаваемом в суд заявлении обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (ч. 5 ст. 131 ГПК РФ). К заявлению должны быть приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют (ст. 132 ГПК РФ). Если заявление подано без соблюдения этих требований, то оно оставляется без движения (ст. 136 ГПК РФ). При подготовке дела к судебному разбирательству истец передает ответчику копии доказательств, обосновывающих фактические основания иска, а ответчик передает истцу доказательства, обосновывающие возражения против иска (ст. 149 ГПК РФ).

Если сторона не указала какие-либо доказательства и не передала их до судебного заседания другой стороне, то последствий в виде запрещения ссылаться на эти доказательства в дальнейшем в ГПК РФ не предусмотрено. Закон не запрещает представлять на стадии судебного разбирательства любые доказательства в дополнение к тем, которыми стороны обменялись заранее. Представление доказательств непосредственно в судебном заседании может повлечь отложение разбирательства дела, поскольку противной стороне эти доказательства известны не были и ей потребуется время для их изучения и уточнения своей правовой позиции. Когда сторона преднамеренно не представляет доказательства заблаговременно с целью затягивания разбирательства дела, противодействия правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени (ст. 99 ГПК РФ).

В едином Кодексе, конечно, должны присутствовать нормы о заблаговременном ознакомлении сторон с доказательствами процессуального противника. В частности, это нормы об указании в заявлении, подаваемом в суд, доказательств, обосновывающих требования и возвращения сторон, и о приложении к заявлению соответствующих документов, о передаче сторонам копий имеющихся доказательств до судебного заседания. Эти положения могут быть сформулированы по аналогии с действующими в настоящее время нормами.

Иной вопрос, есть ли необходимость помещать в закон общую норму о раскрытии доказательств, как это сделано в АПК РФ. Если и есть, то только в ее декларативной части: "Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства... перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания..." Данная норма направлена на то, чтобы акцентировать внимание участников процесса на проблеме раскрытия доказательств и подчеркнуть их обязанность совершить это действие. В этом смысле наличие такого положения в законе оправданно.

Вместе с тем неоправданно наличие в законе положения о том, что "лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно". Неоправданно в силу его несоответствия существующему сегодня пониманию сущности состязательной формы судопроизводства в смысле неприятия излишней формализации процесса. Нынешняя же норма АПК РФ - не что иное, как проявление такой формализации.

В законе должны быть предусмотрены последствия сокрытия сторонами доказательств до судебного разбирательства и непредставления их суду и процессуальному противнику.

Думается, в новый закон должна быть помещена норма, аналогичная существующей в АПК РФ, о том, что в случае, если доказательства представлены с нарушением порядка представления доказательств, установленного Кодексом, в т.ч. с нарушением срока представления доказательств, установленного судом, суд вправе отнести к лицу, участвующему в деле и допустившему такое нарушение, судебные расходы независимо от результатов рассмотрения дела.

Литература

  1. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 247.