Мудрый Юрист

Понятие и сущность наследования

Абраменков Михаил Сергеевич, заместитель главного редактора журнала "Наследственное право", кандидат юридических наук.

В статье рассматривается вопрос о правовой природе наследования. Автор анализирует основные концепции в этой области научных исследований.

Ключевые слова: наследование, наследственное право, правовая природа наследования, универсальное правопреемство.

Notion and Essence of Inheritance

M.S. Abramenkov

Abramenkov Mikhail Sergeevich, Deputy Chief Editor of journal "Law of Succession", candidate of juridical sciences.

The article deals with the question of the legal nature of inheritance. The author analyzes the basic concepts in this sphere of scientific research.

Key words: inheritance, inheritance law, the legal nature of the inheritance, universal succession.

Примечательно, что само понятие наследования не является общим для правовых систем различных государств. С точки зрения использования соответствующих подходов можно выделить две группы стран. 1. Страны, в которых наследование понимается как разновидность универсального правопреемства. Такая квалификация наследования восходит к классическому римскому праву, где в лице наследника видели продолжение юридической личности наследодателя <1>. В эту группу входят практически все страны континентального права, в том числе Российская Федерация. 2. Страны, в которых наследование понимается как распределение имущества умершего между лицами, указанными в законе и/или завещании. Такой подход характерен для стран "общего права".

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<1> См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1997. С. 222. Авторы цитируют отрывки из Corpus Iuris Civilis Iustiniani: hereditas nihil aliud est, quam successio in universum ius quod defunctus habuerit (Digesta, 50.17.62); nostris videtur legibus una quodammodo persona heredis et illius qui hereditatem in eum transmittit (Novellae, 48).

В соответствии с первой из двух указанных концепций наследник при принятии наследства становится носителем прав и обязанностей наследодателя в целом и не может принять лишь их часть, а от остальных отказаться. Наследственное имущество при этом рассматривается как совокупность всех активов и пассивов умершего. Экономический оборот требует, чтобы и после смерти должника его долговые обязательства сохранялись - по крайней мере, те из них, которые не связаны тесно с его личностью.

В странах континентальной Европы представление о наследовании как универсальном правопреемстве стало закрепляться после выхода в свет фундаментального восьмитомного труда немецкого правоведа Ф.К. фон Савиньи "Система современного римского права" (System des heutigen Rechts). Исследовав природу отношений по наследованию, он пришел к заключению, что "[наследственное] имущество следует рассматривать как единое целое, основание коего надлежит искать в личности умершего владельца" (so das als Einheit behandelt werden, deren Grund in der gemeinsamen Beziehung auf den verstorbenen Inhaber zu suchen ist) <2>. Из данного утверждения исследователь с необходимостью выводил другое: имущество умершего рассматривается как нечто, имеющее единую количественную характеристику, без оглядки на его составные части ("чистое количество" - reine ). В итоге автор приходит к мысли, что наследование надлежит квалифицировать как универсальное правопреемство.

<2> См.: Savigny F.K. von. System des heutigen Rechts. Bd. 1. Berlin, 1840. S. 383.

В дальнейшем выводы Савиньи были восприняты европейской доктриной и практикой, применяясь вплоть до настоящего времени. В частности, венгерское право устанавливает: "Со смертью человека его наследство переходит в совокупности к наследникам" (ст. 598 ГК Венгрии). В общем виде этот принцип выражен и в немецком праве: "Со смертью лица его имущество (наследство) переходит как единое целое к одному или нескольким другим лицам (наследникам)" (§ 1922 Германского гражданского уложения). Гражданский кодекс Франции устанавливает, что к наследникам и пережившему супругу переходят, в силу самого закона, имущество, права и иски умершего с возложением на них исполнения всех обязательств, обременяющих наследство (ст. 724). В соответствии со ст. 896 ГК Японии с момента открытия наследства к наследнику переходят не только все права, но и обязанности, связанные с имуществом наследодателя.

Российская цивилистическая доктрина - и дореволюционная, и советская, и современная - традиционно трактует переход имущества по наследству как преемство в правах и обязанностях умершего лица.

Так, отечественный исследователь Г.Ф. Шершеневич писал, что "совокупность юридических отношений, в которые поставило себя лицо, со смертью его не прекращается, но переходит на новое лицо... Новое лицо заменяет прежнее и занимает в его юридических отношениях активное или пассивное положение, смотря по тому, какое место занимал умерший. Оно является субъектом прав собственности, сервитутов, залога, прав требования; на него падают обязанности по всем долгам умершего" <3>. Сходным образом высказывался и А.М. Гуляев: "Со смертью субъекта фактически прекращаются те отношения, которые связывали его с другими лицами по поводу: имущества, а равно и отношения его к имуществу. Но юридические отношения их не прекращаются: они продолжают существовать, с той разницей, что на месте выбывшего субъекта становится его правопреемник" <3>. Аналогичных взглядов придерживались К.П. Победоносцев <5>, Б.Б. Черепахин, Б.С. Антимонов и К.А. Граве <6>. Вместе с тем встречались и иные мнения: в частности, В.И. Серебровский полагал, что долги умершего не могут входить в состав наследства <7>.

<3> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 330.
<4> См.: Гуляев А.М. Русское гражданское право. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1913. С. 554.
<5> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. М.: Статут, 2003. С. 240.
<6> См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.: Юридическая литература, 1955. С. 5.
<7> См.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2002. С. 58 - 61.

С 1 марта 2002 г. в нашей стране была введена в действие часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), содержащая в себе два раздела - "Наследственное право" и "Международное частное право". Материально-правовое регулирование отношений по наследованию претерпело в отечественном праве существенные изменения как по объему, так и по содержанию. Количество статей увеличилось более чем вдвое: раздел 7 ГК РСФСР 1964 г. насчитывал всего 35 статей, в ныне действующем разделе V ГК присутствует уже 76 статей. Кроме того, нормы внутри данного раздела подверглись систематизации, в результате чего они сгруппированы по главам - "Общие положения о наследовании", "Наследование по завещанию", "Наследование по закону", "Приобретение наследства", "Наследование отдельных видов имущества".

Статья 1110 ГК РФ впервые в истории отечественного гражданского законодательства понятие наследования как универсального правопреемства закрепила легально: "...при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное". Аналогичная характеристика наследования дана и в части четвертой ГК РФ (ст. 1241).

Это, в частности, означает, что наследство рассматривается как определенная совокупность имущества (единое целое) вне зависимости от того, где оно находится и известно ли место его нахождения. Иными словами, принимая на себя права на определенную (известную) часть наследства, наследники приобретают права и на иное (неизвестное им) наследственное имущество. Неосведомленность наследников о каком-либо конкретном объекте из состава наследства не влияет на последствия правопреемства. Соответствующие права и обязанности в случае принятия наследства переходят к наследникам полностью. Причем если речь идет о множестве объектов в составе наследства и о нескольких наследниках, то каждый из них с принятием наследства приобретает права в отношении каждого наследуемого объекта пропорционально своей доле (если только конкретные объекты не завещаны конкретным лицам) <8>.

<8> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой и К.Б. Ярошенко. М.: КОНТРАКТ, 2004. С. 3 (автор комментария к ст. 1110 - Б.А. Булаевский).

Наследство как предмет правопреемства переходит к наследникам в неизменном виде, т.е. таким, каким оно являлось на момент открытия наследства (в том же составе, объеме и стоимостном выражении). Так, при наследовании имущества, находящегося в залоге, право залога не прекращается, а следует за вещью. Правопреемник залогодателя становится на его место и несет все обязанности залогодателя, если только первоначальный залогодатель своим соглашением с залогодержателем не установили иное (ст. 353 ГК РФ). В качестве еще одного примера может быть назван переход прав на застрахованное имущество. Согласно ст. 960 ГК РФ при таком переходе права и обязанности по договору страхования сохраняются для нового правообладателя. Права на денежные средства, внесенные гражданином во вклад или находящиеся на любом другом счете гражданина в банке, могут переходить в порядке наследования к другим лицам как по закону, так и по завещанию (ст. 1110, 1128 ГК РФ) <9>.

<9> Данный вопрос в отечественной цивилистике относится к числу спорных. В числе крупных групп противостоящих мнений значились два подхода: признание посмертных распоряжений денежными средствами во вкладах завещаниями в строгом смысле слова или квалификация их как договора с банком в пользу третьего лица (аналогичный спор имел место в отношении прав выгодоприобретателя по договору страхования жизни). В числе противников вмещения данных институтов в рамки наследственного права были В.И. Серебровский (Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2002. С. 66 - 67), Л.А. Лунц, К.А. Граве (Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М.: Юридическая литература, 1960. С. 159 - 160; Очерки международного частного права / Под ред. Л.А. Лунца. М.: Юридическая литература, 1963. С. 108 - 109). Среди сторонников противоположной позиции следует упомянуть М.В. Гордона (Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М.: Юридическая литература, 1967. С. 44 - 47).

Наследство переходит к наследникам одномоментно со времени открытия наследства, независимо от времени его фактического принятия, а также от момента государственной регистрации права наследника на это имущество, когда такое право подлежит регистрации <10>.

<10> См.: Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 41 (автор соответствующего раздела - Б.А. Булаевский).

На наш взгляд, квалификация наследования в качестве successio in universum осуществлена законодателем не только посредством предписаний, содержащихся в упомянутых разделах ГК РФ, но также с помощью таковых, закрепленных в его ст. 1112.

В первом приближении можно было бы утверждать, что данная статья основной и единственной своей целью имеет нормативное закрепление состава наследственного имущества: "В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага". Сообразно этому в специальной литературе комментаторы нередко толкуют приведенные нормы в аспекте анализа тех положений действующего законодательства РФ, которые посвящены правовому режиму различных видов имущества <11>. Представляется, однако, что цель и назначение положений, закрепленных в данной статье, не исчерпываются указанным аспектом.

<11> См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 4 - 6.

Неотъемлемой частью анализируемой статьи, в том числе для целей уяснения ее смысла, является ее название - "Наследство". Вводя такое наименование соответствующего комплекса норм, законодатель указал, что после смерти лица его имущество (независимо от своего состава и "ареала обитания") приобретает особые юридические свойства, превращаясь в объект гражданских прав локального характера: разнообразные правоотношения, в которые оно вовлекается, преследуют лишь одну цель - обеспечить его переход от одного лица к другому (другим) в порядке универсального правопреемства. С отмеченным свойством наследственного имущества связана и другая его специфическая черта - эластичность. Она означает, что в состав наследства могут входить любые вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, причем в неограниченном количестве. На это, в частности, обращали внимание еще дореволюционные исследователи. Г.Ф. Шершеневич указывал, что "все отношения прежнего субъекта... переходят на новое лицо не в отдельности, а как нечто цельное, единое". Если же говорить о преемстве как о переходе, то, по мнению исследователя, "оно является одновременным переходом всего комплекса, а не только суммы юридических отношений" <12>. И.А. Покровский, характеризуя общие свойства наследственной массы, отмечал: "...наследственная масса мыслится не как сумма разрозненных имущественных объектов, а как некоторое единство, в котором наличность и долги (activa и passiva) сливаются в одно юридическое понятие (universum ius), переходящее не к случайному захватчику, а к известным, заранее определенным лицам, наследникам" <13>.

<12> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 330.
<13> См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 295.

Именно благодаря эластичности в состав наследства может входить и "заграничное имущество" и иные объекты - например, недвижимость, приобретенная наследодателем за рубежом, права и обязанности, вытекающие из договора с иностранным банком или иностранной страховой компанией и пр. В совокупности же локальность и эластичность характеризуют наследство как единое целое (ст. 1110 ГК).

Представляется, что сказанное относится не только к "внутреннему" наследованию, но и к таковому международного характера, хотя в литературе встречаются и иные мнения. Так, например, А.А. Рубанов полагает, что свойства локальности и эластичности будут характеризовать наследственную массу только тогда, когда правом, применимым к наследованию, будет российское право <14>. По нашему мнению, расположение имущества на территории не одного, а нескольких государств не может квалифицироваться как фактор, влияющий на свойства, присущие наследственному имуществу. На это уже обращалось внимание в научной литературе <15>.

<14> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2002. С. 51 - 52.
<15> См.: Байзигитова А.М. Очередность наследования по закону в Российской Федерации и зарубежных странах: Дис. ... канд. юрид. наук. Уфа, 2004. С. 19.

Что касается стран "общего права", то в них наследование понимается иначе, нежели в таковых "цивильного права". Доктрина и практика этих стран исходят из того, что при наследовании имеет место исчезновение юридической личности умершего и ликвидация его имущества; при этом осуществляется сбор причитающихся ему долгов, оплата его долгов, погашение его налоговых и иных обязанностей. Указанная процедура именуется администрированием (administration) и протекает под контролем суда. Наследники же получают право на чистый остаток (net estate) <16>. Обязанность администратора состоит в том, чтобы распределить имущество между теми, кому оно принадлежит на правах выгодоприобретателей.

<16> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 1 - 2.

Таким образом, основное назначение наследования с точки зрения "общего права" состоит лишь в том, чтобы передать имущество умершего его наследникам в соответствии с их долями, установленными законом и/или завещанием. Иными словами, в характеристике наследования доминирует вещно-правовая составляющая и не имеет места идея правопреемства - имущество не имеет характеристики целостного, единого комплекса.

Следовательно в качестве основного критерия дифференциации двух указанных подходов к пониманию сущности наследования можно, как представляется, выделить следующие факторы: квалификация наследования как разновидности универсального правопреемства в своей основе имеет анализ содержания тех имущественных отношений, участником которых был наследодатель, в то время как при втором подходе основное внимание уделяется тому, каким именно имуществом обладал умерший.

Соответственно в тех правовых системах, которые базируются на втором подходе, наследование рассматривается, по сути, в качестве одного из способов приобретения прав на имущество в арсенале правового регулирования вещных отношений, в то время как первая группа правовых систем, не отрицая близости вещных и наследственных отношений, квалифицирует последние как самостоятельную разновидность имущественных отношений.

Литература

  1. Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.: Юридическая литература, 1955. 264 с.
  2. Байзигитова А.М. Очередность наследования по закону в Российской Федерации и зарубежных странах: Дис. ... канд. юрид. наук. Уфа, 2004. 203 с.
  3. Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М.: Юридическая литература, 1967. 119 с.
  4. Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М.: Юридическая литература, 1960. 176 с.
  5. Гуляев А.М. Русское гражданское право. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1913. 638 с.
  6. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М.: Волтерс Клувер, 2004. 656 с.
  7. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2002. 538 с.
  8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой и К.Б. Ярошенко. М.: КОНТРАКТ, 2004. 578 с.
  9. Очерки международного частного права / Под ред Л.А. Лунца. М.: Юридическая литература, 1963. 162 с.
  10. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. М.: Статут, 2003. 639 с.
  11. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2003. 351 с.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

  1. Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1997. 544 с.
  2. Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2002. 558 с.
  3. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005. 462 с.
  4. Savigny F.K. von. System des heutigen Rechts. Bd. 1. Berlin, 1840. 429 s.