Мудрый Юрист

Судебная и административная практика

Решение ФАС России от 25 декабря 2014 г. по делу N К-1947/14 (Закон N 44-ФЗ)

Позиция заявителя. У заявителя неправомерно отсутствует возможность подписания проекта контракта в связи с блокировкой указанного действия функционалом электронной площадки.

Позиция оператора электронной площадки. Регламентированный срок для подписания заявителем проекта контракта установлен до 09.12.2014, вместе с тем в установленные Законом N 44-ФЗ сроки заявителем проект контракта не подписан.

Позиция ФАС России. Согласно ч. 16 ст. 70 Закона N 44-ФЗ при возникновении обстоятельств непреодолимой силы, препятствующих подписанию контракта одной из сторон в установленные сроки, эта сторона обязана уведомить другую сторону о наличии данных обстоятельств в течение одного дня. При этом течение установленных Законом N 44-ФЗ сроков заключения контракта приостанавливается на срок действия данных обстоятельств, но не более чем на 30 дней. В случае прекращения действия данных обстоятельств соответствующая сторона обязана уведомить другую сторону об этом.

Представители заявителя предъявили документы, подтверждающие, что 09.12.2014 заявителем в адрес заказчика направлено уведомление о возникновении обстоятельств непреодолимой силы: отсутствовала возможность получить обеспечение исполнения контракта. В настоящее время такие обстоятельства устранены, вместе с тем у заявителя возможность подписания проекта контракта заблокирована на электронной площадке.

Таким образом, необходимо признать нарушение ч. 9 ст. 60 Закона N 44-ФЗ и выдать предписание о прекращении блокирования и обеспечении возможности подписания проекта контракта.

Решение УФАС России по Новгородской области от 10 ноября 2014 г. N 6590/03 (Закон N 44-ФЗ)

Позиция участника закупки (заявителя). Заказчиком в документации о закупке установлены следующие требования к закупаемым мониторам: диагональ - 24.1 (61,13 см); разрешение матрицы - TFTAH-IPS; область обзора по горизонтали/вертикали - 178°/178°; количество цветов - 1000000000; вход - HDMI ver. 1.4; USB-концентратор - x4, что существенно увеличивает цену товара (стоимость от 20000 рублей). Мониторы с такими характеристиками нужны для работы с цветом и профессиональными приложениями дизайнерам, фотографам, видеооператорам и т.д. Также указанные мониторы используются для воспроизведения видео через подключение к DVD/BD плееру, игровым приставкам, планшетам, мобильным телефонам, различной фото- и видеотехнике, что само по себе не требуется сотрудникам заказчика и является избыточным требованием. Закупка 42 мониторов с указанными техническими характеристиками не обоснована.

Позиция заказчика. В настоящее время статья 18 Закона N 44-ФЗ не вступила в силу, следовательно, заказчик не обязан обосновывать объект закупки. Кроме того, практически все сотрудники заказчика при осуществлении своих функций и полномочий осуществляют работы с электронными таблицами большого объема, графическими приложениями (различного рода графики, диаграммы, гистограммы и т.д.), презентационными материалами, записанными на магнитные носители, большими объемами текста (двумя, тремя документами одновременно) и прямыми видеотрансляциями заседаний различного уровня. Таким образом, закупка таких мониторов приведет к более качественной, комфортной и продуктивной работе сотрудников заказчика при исполнении ими своих служебных обязанностей, снизит нагрузку, исключит множество ошибок и опечаток, а также позволит минимизировать потерю здоровья.

Позиция Новгородского УФАС России. Признать жалобу необоснованной. В документации о закупке отсутствуют указания на товарный знак или производителя подлежащей поставке продукции, установлены максимальные и минимальные значения показателей товара, а также показатели, значения которых не могут изменяться, что соответствует требованиям части 2 статьи 33 Закона N 44-ФЗ. Доказательств того, что установленные заказчиком требования к товару направлены на ограничение количества участников закупки, не имеется. Также отсутствуют и доказательства несоответствия установленных значений характеристик товаров действительным потребностям сотрудников заказчика.

Решение Московского УФАС России от 15 декабря 2014 г. по делу N 2-57-9919/77-14 (Закон N 44-ФЗ)

Позиция заявителя. Заказчиком установлены требования к товарам, которые влекут за собой ограничение количества участников закупки, проводимой по Закону N 44-ФЗ:

Позиция Московского УФАС России. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 33 Закона N 44-ФЗ описание объекта закупки должно носить объективный характер. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 33 Закона N 44-ФЗ при составлении описания объекта закупки должны использоваться, если это возможно, стандартные показатели, требования, условные обозначения и терминологии, касающиеся технических и качественных характеристик объекта закупки, установленных в соответствии с техническими регламентами, стандартами и иными требованиями, предусмотренными законодательством РФ о техническом регулировании.

Представитель заказчика затруднился пояснить, в соответствии с какими техническими регламентами, стандартами установлены требования к товарам, а также затруднился обосновать необходимость использования таких показателей.

Комиссия Управления приходит к выводу об обоснованности доводов жалобы: описание объекта закупки по отдельным позициям не носит объективный характер, аукционная документация составлена таким образом, что может вводить в заблуждение участников закупки, препятствовать корректному формированию заявки в соответствии с требованиями аукционной документации, а также может повлечь ограничение количества участников закупки.

Постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2014 г. и Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 декабря 2014 г. по делу N А03-9108/2014 (Закон N 44-ФЗ)

Позиция прокуратуры. Заказчиком (Алтайской таможней) неправомерно осуществлена закупка медицинских услуг у единственного исполнителя на основании п. 6 ч. 1 ст. 93 Закона N 44-ФЗ.

Позиция Алтайской таможни. Исключительность полномочий государственных учреждений здравоохранения по оказанию медицинской помощи сотрудникам правоохранительных органов (и приравненных к ним лиц) установлена Федеральным законом от 30.12.2012 N 283-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ".

Позиция суда. Предлагаемый прокуратурой способ закупки медицинских услуг с использованием конкурентных способов, когда для участия в торгах должны были быть допущены иные государственные учреждения здравоохранения г. Барнаула, не установлен Законом N 44-ФЗ, т.к. не предусматривает возможность проведения конкурентных процедур отбора исполнителя услуг исключительно между государственными учреждениями здравоохранения. Контракт правомерно заключен таможней без проведения конкурентных процедур определения исполнителя услуг.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 8 декабря 2014 г. по делу N А65-8455/2014 (Закон N 223-ФЗ)

Позиция заказчика (ОАО "Генерирующая компания"). Признать недействительными решение и предписание, выданные УФАС по Республике Татарстан заказчику при осуществлении им закупки.

Позиция УФАС по Республике Татарстан:

  1. установление в Положении о закупках возможности на любом этапе отказаться от проведения запроса предложений является нарушением пункта 3 части 1 статьи 17 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции";
  2. требование к участникам закупки, в соответствии с которым они должны являться производителями оборудования или уполномоченными дилерами завода-изготовителя, нарушает часть 1 статьи 17 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции", часть 6 статьи 3, часть 10 статьи 4 Федерального закона от 18.07.2011 N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц".

Позиция суда:

  1. Закон N 223-ФЗ определяет общие положения (разделы), которые должны включаться в положение о закупке, но не содержит каких-либо обязательных требований или ограничений к порядку проведения процедур закупки, в частности, не устанавливает правила отмены закупочной процедуры. Следовательно, непосредственное содержание указанных разделов, а также правила отмены закупочной процедуры определяются заказчиком самостоятельно. Предусмотренное в Положении о закупках право заказчика отказаться от закупочной процедуры не приводит к недопущению, ограничению или устранению конкуренции.
  2. Закон N 223-ФЗ в отличие от Закона N 44-ФЗ не содержит прямого запрета на указание в документации о закупке на товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, патенты, полезные модели, промышленные образцы, наименование места происхождения товара или наименование производителя. Следовательно, действия заказчика, установившего в документации требование о том, что участник должен являться производителем оборудования или уполномоченным дилером завода-изготовителя, не противоречат части 10 статьи 4 Закона N 223-ФЗ, исходя из которой потребности заказчика являются определяющим фактором при установлении им соответствующих требований. Наличие в действиях заказчика нарушения части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции антимонопольным органом не доказано.

Решение Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 декабря 2014 г. по делу N А32-2148/2014 о понуждении заключить договор холодного водоснабжения и водоотведения на условиях заказчика (Закон N 44-ФЗ)

Позиция истца (Управление Судебного департамента).

В соответствии с ч. 5 ст. 34 Закона N 44-ФЗ в случае просрочки исполнения заказчиком обязательства, предусмотренного контрактом, другая сторона вправе потребовать уплату неустойки. Размер такой неустойки (штрафа, пеней) устанавливается в размере 1/300 действующей на день уплаты неустойки ставки рефинансирования ЦБ РФ.

Позиция ответчика (МУП "Водоканал города Новороссийска").

Управление Судебного департамента является абонентом водоканала, а договор холодного водоснабжения и водоотведения в силу части 1 статьи 426 ГК РФ является публичным, в связи с чем его условия устанавливаются одинаковыми для всех потребителей.

На основании части 8 статьи 13, части 8 статьи 14 и части 3 статьи 15 Федерального закона от 07.12.2011 N 416-ФЗ "О водоснабжении и водоотведении", а также пункта 30 Правил холодного водоснабжения и водоотведения (утверждены Постановлением Правительства РФ от 29.07.2013 N 644) ответчиком в договор включена неустойка в размере двукратной ставки рефинансирования ЦБ РФ.

Позиция суда.

Поскольку для Управления Судебного департамента заключение спорного договора является предметом регулирования специального Закона (Закон N 44-ФЗ), апелляционный суд правомерно утвердил спорный пункт в редакции Управления.

Определение Конституционного Суда РФ от 9 декабря 2014 г. N 2750-О (Закон N 223-ФЗ)

Основание жалобы.

ЗАО "Ямалгазинвест" (дочернее общество ОАО "Газпром") заключило с третьим лицом договор, содержащий третейскую оговорку о передаче споров на рассмотрение в третейский суд при ОАО "Газпром". Третейским судом был рассмотрен спор между ЗАО "Ямалгазинвест" и контрагентом по договору, принято решение о частичном удовлетворении требований ЗАО "Ямалгазинвест". Контрагент оспорил решение третейского суда в арбитражном суде. Арбитражный суд отменил решение третейского суда ОАО "Газпром", сославшись на нарушение гарантии объективной беспристрастности суда и, как следствие, справедливости рассмотрения спора в виде нарушения равноправия и автономии воли спорящих сторон. Впоследствии позиция была поддержана Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ (Постановление от 29.10.2013 N 8445/13).

Позиция Конституционного Суда РФ.

Само по себе рассмотрение дела третейским судом аффилированного общества не свидетельствует о нарушении принципа беспристрастности, данный факт может быть установлен только при рассмотрении конкретного спора применительно к конкретному составу третейского суда.

Определение Верховного Суда РФ от 21 января 2015 г. по делу N 308-ЭС14-2538 (Закон N 94-ФЗ)

История дела.

06.02.2012 между войсковой частью (заказчик) и предприятием (подрядчик) заключен государственный контракт N 1 сроком действия до 15.12.2012, в соответствии с которым предприятие обязалось вывозить ТБО с территории войсковой части и размещать их в местах захоронения, а войсковая часть - принимать и оплачивать выполненные предприятием работы.

По истечении срока действия указанного государственного контракта войсковая часть направила предприятию письмо, в котором просила последнее не прекращать вывоз ТБО с территории учреждения до момента заключения по итогам аукциона нового государственного контракта, гарантировала оплату оказанных услуг по факту вывоза ТБО.

В период с 16.12.2012 по 10.03.2013 предприятие продолжало оказывать войсковой части услуги по вывозу ТБО с ее территории, а войсковая часть подписывала соответствующие акты без претензий по объему, качеству и срокам оказания этих услуг.

Однако войсковая часть отказалась от оплаты оказанных предприятием в период с 16.12.2012 по 10.03.2013 услуг по вывозу ТБО ввиду отсутствия между сторонами договорных отношений в этот период.

Ссылаясь на образовавшуюся на стороне войсковой части задолженность по оплате услуг за период с 16.12.2012 по 10.03.2013, предприятие обратилось в арбитражный суд с иском.

Позиция ВС РФ.

Единственным основанием для отказа в удовлетворении требования предприятия послужила сформулированная Высшим Арбитражным Судом РФ в Постановлениях Президиума от 28.05.2013 N 18045/12 и от 04.06.2013 N 37/13 правовая позиция о недопустимости в отсутствие государственного (муниципального) контракта взыскания в качестве неосновательного обогащения стоимости поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг для государственных или муниципальных нужд в пользу контрагентов, которые вправе вступать в договорные отношения с бюджетными учреждениями исключительно посредством заключения таких контрактов в соответствии с требованиями Закона N 94-ФЗ.

В названных Постановлениях указывается, что согласование сторонами выполнения подобных работ без соблюдения требований Закона N 94-ФЗ и удовлетворение требований о взыскании неосновательного обогащения по существу открывает возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход Закона N 94-ФЗ, тогда как никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения.

Поэтому поставка товаров, выполнение работ и оказание услуг без государственного (муниципального) контракта, подлежащего заключению в случаях и в порядке, которые предусмотрены Законом N 94-ФЗ, свидетельствуют о том, что лицо, поставлявшее товары, выполнявшее работы или оказывавшее услуги, не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства, в связи с чем в этом случае требование об оплате товаров, работ или услуг в качестве неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению в силу пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса РФ.

Разделяя указанный подход к разрешению споров об оплате товаров, работ и услуг для государственных (муниципальных) нужд в отсутствие государственного (муниципального) контракта, Судебная коллегия ВС пришла к выводу о том, что продолжительность и содержание отношений сторон, а также иные фактические обстоятельства споров, применительно к которым была сформулирована изложенная правовая позиция, существенно отличаются от обстоятельств настоящего спора.

С учетом указанной направленности деятельности предприятия в спорном периоде, длительного и регулярного характера договорных отношений предприятия с войсковой частью, отсутствия претензий со стороны заказчика относительно объема и качества выполненных работ у судов апелляционной инстанции и округа не было оснований применять к заявленному предприятием по настоящему делу требованию правовую позицию о недопустимости в отсутствие государственного (муниципального) контракта взыскания в качестве неосновательного обогащения стоимости поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг для государственных или муниципальных нужд в пользу контрагентов, которые вправе вступать в договорные отношения с бюджетными учреждениями исключительно посредством заключения таких контрактов в соответствии с требованиями Закона N 94-ФЗ.

При изложенных обстоятельствах отказ в иске со ссылкой на несоблюдение требований Закона N 94-ФЗ, принятого в обеспечение одних публичных интересов, в том числе для предотвращения злоупотреблений в сфере размещения заказов, по существу, противопоставлялся бы другим публичным интересам - закрепленным в Законе N 52-ФЗ гарантиям санитарно-эпидемиологического благополучия населения, обеспечивающих реализацию конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду. Такое противопоставление при отсутствии в действиях подрядчика намерения обойти закон либо признаков недобросовестности или иного злоупотребления при осуществлении спорной деятельности в отсутствие государственного контракта противоречит задачам судопроизводства в арбитражных судах, закрепленным в статье 2 АПК РФ.

Следовательно, отказ в иске является существенным нарушением норм материального права, которое повлияло на исход дела и без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов, в связи с чем постановления судов апелляционной инстанции и округа в части отказа в иске подлежат отмене.