Мудрый Юрист

Государственная и муниципальная гарантия как не поименованный в ГК РФ способ обеспечения исполнения обязательств

Почтарев Александр Андреевич, аспирант кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Предметом исследования в данной статье выступает государственная и муниципальная гарантия как не поименованный в ГК РФ способ обеспечения исполнения обязательств. Кроме того, изучаются некоторые тенденции развития средств обеспечения исполнения обязательств, приведенных в гл. 23 ГК РФ, анализируются их общие признаки, а также конкретные особенности не поименованных в ГК РФ способов обеспечения обязательств. Внимание сосредоточено на правовой природе государственных и муниципальных гарантий, их месте в системе способов обеспечения обязательств. Исследование проводилось с применением комплекса средств: анализа, синтеза, исторического, системного, герменевтического, сравнительно-правового и формально-юридического методов. Предлагается рассматривать государственную (муниципальную) гарантию в качестве комплексной нормативной конструкции, включающей одновременно гражданско-правовой и финансово-правовой компоненты. В качестве отличительных черт, присущих только государственной (муниципальной) гарантии, называется особый субъектный состав, административный порядок предоставления, а также общие пределы и специальная форма учета ее выдачи. Отмечается очевидная принадлежность государственной (муниципальной) гарантии к числу не поименованных в ст. 329 ГК РФ способов обеспечения исполнения обязательств. Рекомендуется последующее нормативное закрепление правил предоставления таких гарантий в рамках гл. 23 ГК РФ.

Ключевые слова: государственная/муниципальная гарантия, обязательство, исполнение обязательств, непоименованные способы обеспечения, поручительство, банковская гарантия, ГК РФ, БК РФ, законопроект, публичное/частное право.

State and municipal guarantees as means of guaranteeing implementation of obligations, which are not mentioned to in the Civil Code of the Russian Federation

A.A. Pochtarev

Pochtarev Aleksandr Andreevich, postgraduate student of the department of civil law of the Kutafin Moscow State Law University.

The object of studies in this article involves state and municipal guarantees as means of guaranteeing implementation of obligations, which are not mentioned to in the Civil Code of the Russian Federation. Additionally, the author studies some tendencies in the development of guarantees for the performance of obligations according to the Chapter 23 of the Civil Code of the Russian Federation, analyzing their common features and specificities of the means of guaranteeing performance of an obligation, which are provided for in the Civil Code of the Russian Federation. Attention is paid to the legal nature of state and municipal guarantees, their place within the system of means of guaranteeing obligations. The study was held with the use of complex of means: analysis, synthesis, historical, systemic, hermeneutic, comparative legal and formal legal methods. It is offered to view state (municipal) guarantee as a complex normative construction, which involves both civil law and financial law components. The author mentions specific features of state (municipal) guarantee, which include special subject elements, administrative procedure for its provision, as well as general limitations and special form of its provision. The author also notes that state (municipal) guarantee obviously belongs to the means of guaranteeing of performance of obligations, which are not directly referred to in Art. 329 of the Civil Code of the Russian Federation.

Key words: civil (municipal) guarantee, obligation, performance of obligations, the unmentioned means of guarantee, sponsorship, bank guarantee, Civil Code, Budget Code, legislative draft, public/private law.

Указом Президента РФ "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> в числе приоритетных направлений модернизации гражданского законодательства установлена важная цель - обеспечить стабильность в данной сфере нормативно-правового регулирования. Представляется, что для достижения какой-либо стабильности, то есть своего рода неизменности и устойчивости гражданского закона, необходимо создать такой пласт норм, который смог бы единообразно и недвусмысленно воздействовать на общественные отношения, охватывая каждую грань гражданско-правовых связей субъектов.

<1> Указ Президента РФ от 18.07.2008 N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Учитывая постоянную изменчивость российского законодательства, а также "переплетение" между собой норм разных отраслей права, достижение желаемого результата представляется весьма затруднительным.

ГК РФ нередко делает отсылку к правилам поведения, закрепленным в нормативных актах других отраслей законодательства. С одной стороны, такое перенаправление к внешнему источнику позволяет Кодексу быть более гибким в вопросе регулирования общественных отношений, а с другой - создает условия для проникновения гражданско-правовых конструкций в несвойственные для них сферы законодательства. Подобное проникновение гражданско-правовых норм в другие отрасли права значительно усложняет правоприменение, а иногда приводит и к конфликту публичных и частных начал.

Сосредоточим внимание на содержании нормы ст. 329 ГК РФ. Ее диспозиция сама по себе предполагает наличие способов обеспечения исполнения обязательств в нормативных актах за пределами гражданско-правовой сферы отношений.

Формулировка статьи, безусловно, основана на основополагающем положении гражданского права - принципе диспозитивности, однако при этом, на наш взгляд, содержание данной нормы не отвечает современным тенденциям развития гражданского закона. Это, прежде всего, связано с возможностью создания обеспечительных средств за пределами системы гражданского права в виде смешанных моделей, содержащих одновременно и частные и публичные элементы. При размещении таких конструкций в области публичного права становится возможным полное или частичное отрицание основополагающих принципов ГК РФ. В таком случае формируется почва для потенциальных злоупотреблений.

Как верно замечено Д.А. Торкиным, ни одна из существующих публично-правовых кодификаций России не содержит предметных ограничений на внедрение в область частного права публичных начал. Подобная ситуация открывает возможность для "экстраполяции норм публичного права на частноправовую природу" <2>. Полагаем, что подобная тенденция имеет явно отрицательный характер и напрямую противоречит существу отношений, регулируемых гражданским законом.

<2> Торкин Д.А. Непоименованные способы обеспечения обязательств: Дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2005. С. 110.

Масштабное и стремительное развитие экономических отношений на постсоветском пространстве, а также желание кредиторов снизить уровень финансовых рисков явились основными причинами появления в законодательстве способа обеспечения обязательств с участием публично-правового субъекта. Для повышения надежности обязательственных взаимоотношений подобная обеспечительная модель в форме государственных и муниципальных гарантий была создана в рамках БК РФ.

Не до конца остается понятным, почему для создания подобного средства обеспечения исполнения обязательств в качестве основного избран БК, а не ГК. По мнению О.Н. Садикова, "существование вне рамок ГК РФ распространенного в современной практике института государственных и муниципальных гарантий следует считать недочетом общих кодификационных работ в области гражданского права" <3>.

<3> Садиков О.Н. Гражданско-правовые категории в публичном праве // Журнал российского права. 2011. N 9. С. 19.

В юридической литературе существуют мнения о государственной (муниципальной) гарантии как явлении только с частноправовой <4>, либо публично-правовой <5> природой. Полагаем, что в данном случае не совсем верно рассматривать ту или иную природу в качестве единого начала, так как одновременно имеет место сложная совокупная форма отношений субъектов по частноправовой и публично-правовой линии. Отрицание той или иной природы ведет к искажению сути созданной законодателем конструкции.

<4> См.: Туктаров Ю.Е. Понятие и особенности гражданско-правовых гарантий // Журнал российского права. 1999. N 10. С. 83 - 92; Шохин С.О. Правовое регулирование государственного и муниципального кредита // Финансовое право: Учебник / Отв. ред. М.В. Карасева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006. С. 487 - 489.
<5> См.: Андреева Е. Анализ норм бюджетного и гражданского законодательства о государственной гарантии как способе обеспечения обязательств // Хозяйство и право. 2004. N 6. С. 26 - 33; Грачева И.В. Государственные гарантии как способ обеспечения исполнения обязательств: финансово-правовой аспект // Юридический мир. 2007. N 1. С. 40 - 46.

Существование упомянутых нормативных положений исключительно в рамках финансово-правовой системы не в полной мере учитывает их назначение, а также юридический смысл. На наш взгляд, в государственных и муниципальных гарантиях находит свое отражение одновременно и частное и публичное начало. Подобное сочетание придает обозначенному правовому явлению статус комплексного с особым набором составляющих, что позволяет рассматривать его в качестве самостоятельного средства обеспечения исполнения обязательств.

В то же время стоит отметить, что приоритетность гражданско-правового компонента не вызывает сомнений - это следует из п. 1 ст. 115 БК РФ, в котором указано предназначение государственной (муниципальной) гарантии - обеспечивать как уже возникшие обязательства, так и обязательства, которые возникнут в будущем. В свою очередь, финансово-правовой аспект имеет второстепенное значение и выражается в особой форме учета денежных средств, предоставляемых на обеспечительные цели.

Еще М.М. Агарков отмечал, что существуют "смешанные институты, в которых имущественные правоотношения тесно переплетаются с другими правоотношениями. Такие институты следует относить к гражданскому праву или к другой отрасли права в зависимости от того, какие отношения наиболее характерны для данного института. Отнесение такого института не к гражданскому праву, а к другой отрасли права не исключает соответственного применения к нему норм гражданского права" <6>.

<6> Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права // Советское государство и право. 1940. N 8 - 9. С. 65.

Полагаем, что в случае со ст. ст. 115 - 117 БК РФ содержащиеся в них положения в основном имеют гражданско-правовую направленность и неверно отнесены к области бюджетного законодательства. Учитывая вышеупомянутую возможность применения к рассматриваемым отношениям норм ГК, считаем, что такое средство обеспечения исполнения обязательств как государственные (муниципальные) гарантии широко распространено в деловом обороте <7> и вполне самостоятельно, что, в свою очередь, является достаточным основанием для включения данного способа в гл. 23 ГК РФ <8>.

<7> Подобного мнения придерживается О.Н. Садиков. См.: Садиков О.Н. Указ. соч.
<8> Модели с участием государственных и муниципальных образований в настоящий момент созданы и активно используются в особенной части ГК РФ (напр., § 4 гл. 30, § 5 гл. 37, ст. 817, ст. 1063 ГК РФ).

О масштабном применении модели названных гарантий свидетельствует многочисленная судебная практика. Основные требования, предъявляемые в рамках спора участниками правоотношений, возникают в связи с необходимостью признания договора о предоставлении государственной (муниципальной) гарантии недействительным <9>, отказом гаранта выплачивать обеспечительную сумму бенефициару <10>, а также взысканием уплаченной суммы гарантом в порядке регресса <11>.

<9> Постановление ФАС Центрального округа от 28.01.2013 по делу N А14-9663/2012; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.06.2013 N Ф03-2276/2013 по делу N А59-3945/2012; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.08.2013 по делу N А02-2310/12.
<10> Постановление ФАС Московского округа от 09.09.2013 по делу N А40-142904/12-58-1395; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.10.2013 по делу N А28-8519/2012.
<11> Постановление ФАС Московского округа от 16.10.2013 по делу N А41-46475/2011; Постановление ФАС Московского округа от 05.12.2013 N Ф05-15168/2013 по делу N А41-21370/1.

О самодостаточности государственной (муниципальной) гарантии приходится говорить ввиду ее нормативного закрепления в ряде правовых актов наряду со способами обеспечения обязательств, упомянутыми в гл. 23 ГК РФ <12>. Полагаем, что законодатель, считая данное не поименованное в гражданском законодательстве средство обеспечения вполне самостоятельным, осознанно включил его в перечень гражданско-правовых средств воздействия на должника отдельно от остальных.

<12> См.: п. 1 ст. 27.2 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (ред. от 23.07.2013); ст. 15 Федерального закона от 29.07.1998 N 136-ФЗ "Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг" (ред. от 14.06.2012); п. 1 ст. 79 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (ред. от 23.07.2013); п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации".

Законопроектом изменений в ГК РФ <13> было предложено существенно переработать § 6 гл. 23 ГК РФ, заменив узкое понятие "банковская гарантия" на более широкое - "независимая гарантия". Учитывая, что понятие "независимая гарантия" выступает родовым по отношению к термину "государственная (муниципальная) гарантия", в этой связи имеет смысл перенести в указанный параграф исследуемые нормы БК РФ с гражданско-правовой ориентацией.

<13> Проект Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., внесенная в ГД ФС РФ).

Наряду с изложенным вопросом о природе названных гарантий, в научной литературе обозначена проблема отсутствия общих оснований признания непоименованными способами обеспечения обязательств существующих договорных и законодательных моделей воздействия на должника. Следует согласиться с мнением А.Н. Лысенко, который считает, что "законодатель, предложивший участникам хозяйственного оборота создавать "иные" способы обеспечения, не сформировал для этого ни критериев, ни общих положений, ни направлений" <14>. Действительно, при таком серьезном пробеле закона невозможно определить четкие параметры, исходя из которых правовая конструкция может считаться средством обеспечения обязательств.

<14> Лысенко А.Н. Легальные обеспечительные меры, не упомянутые в главе 23 Гражданского кодекса РФ: проблемы квалификации // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сб. ст. / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2010. С. 209.

Полагаем, что прежде всего любой неупомянутый в гражданском законодательстве способ обеспечения обязательства может быть включен в настоящую группу только в том случае, если обладает всеми общими признаками обеспечительных средств, предусмотренных в гл. 23 ГК РФ.

К традиционным чертам способов обеспечения исполнения обязательств обычно относят целевую направленность, имущественный и акцессорный характер.

Целевая направленность проявляется в двух аспектах: в стимулировании должника исполнить обязательство (неустойка, задаток) или в защите интересов кредитора (поручительство, банковская гарантия) <15>. В свою очередь, имущественный характер всех средств обеспечения обязательств предполагает "возможность наступления лишь имущественных последствий (что в том числе продиктовано компенсационно-восстановительной функцией способов обеспечения исполнения обязательств)" <16>.

<15> См.: Братусь С.Н. Предмет и система советского социалистического гражданского права. М.: Госюриздат, 1963. С. 101; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М.: Статут, 2001. 3-е изд. Кн. 1. С. 384; Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М.: Статут, 2004.

КонсультантПлюс: примечание.

Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. П.В. Крашенинникова) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011.

<16> Лысенко А.Н. Указ. соч. Аналогичного мнения придерживаются и другие авторы. См.: Гонгало Б.М. Указ. соч.; Крашенинников П.В. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу РФ. М.: Статут, 2012. Ч. 1.

Несмотря на всю дискуссионность <17> вопроса о признании акцессорности признаком обеспечительных средств, содержащихся в гл. 23 ГК РФ, данную особенность, на наш взгляд, необходимо рассматривать в качестве базового свойства способов обеспечения. Дополнительный характер, а также связь с основным обязательством (в очевидной или слабой форме) представляют собой некое общее классическое правило, которое не может быть подвергнуто сомнению, даже в случае предложенной законодателем "независимости" <18>. Считаем, что институт обеспечения исполнения обязательств прочно связан с институтом самого обязательства, а акцессорность - это одна из форм проявления такой связи.

<17> См.: Гонгало Б.М. Указ. соч.; Торкин Д.А. Недостатки свойства акцессорности обеспечения обязательств // Юрист. 2005. N 7. С. 16 - 17; Кулаков В.В. Акцессорность как признак способов обеспечения исполнения обязательств // Российский судья. 2006. N 6. С. 19 - 23; Буркова А.Ю. Акцессорность в гражданском праве // Нотариус. 2009. N 3. С. 32 - 36.
<18> См.: проект Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., внесенная в ГД ФС РФ).

Помимо названных свойств, также уместно учитывать отсутствие взаимообусловливающего характера между применяемыми способами обеспечения обязательств <19>. Эта особенность проявляется в независимом (автономном) существовании каждого из применяемых способов обеспечения обязательств без какой-либо привязки друг к другу и позволяет отграничить приемы воздействия со смешанным наполнением от самостоятельных конструкций.

<19> См.: абз. 4 п. 6 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 9.

Все нестандартные средства обеспечения обязательств, по сути, состоят из совокупности правовых элементов, заимствованных у одного или нескольких способов обеспечения обязательств, предусмотренных в ГК РФ, с добавлением ряда квалифицирующих свойств. Такие обеспечительные "комплекты" являются наиболее адаптированными для гражданского оборота и призваны всячески снизить риски кредитора в отношениях с должником.

Учитывая отмечаемую в научной литературе "слабость обязательственных прав" <20>, названная компиляция "лучших" качеств официально признанных средств воздействия на должника с внедрением современных начал обеспечения способна максимально придать основному обязательству недостающую прочность (твердость). При этом полагаем, что ведущим критерием относимости к непоименованным средствам обеспечения необходимо рассматривать наличие хотя бы одного элемента, извлеченного из нормативных конструкций способов, упомянутых в гл. 23 ГК РФ <21>. Это прежде всего позволит должным образом определить нормы права, подлежащие к применению по аналогии.

<20> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 1997. Ч. 2. С. 179; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Статут, 2005. Т. 2. С. 47; Гонгало Б.М. Указ. соч.
<21> К подобным элементам стоит относить "голую" (без учета специальных черт) конструкцию способа, упомянутого в гл. 23, либо конкретные его особенности. Например, государственной и муниципальной гарантии присуща основа, разработанная законодателем для поручительства, соединенная с терминологией и механизмом связей, установленных для банковской гарантии.

Рассматривая государственную (муниципальную) гарантию как непоименованный способ обеспечения исполнения обязательств, считаем, что структура данного средства - это синтез поручительства <22> и банковской гарантии <23>, с добавлением квалифицирующих особенностей, установленных БК РФ. Среди последних отметим особый субъектный состав (наличие публично-правового субъекта), административный порядок предоставления (на основании решения уполномоченных государственных или муниципальных органов), а также общие пределы и специальную форму учета выданных гарантий (в бюджетах соответствующих уровней).

<22> См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 23 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации"; Рассказова Н.Ю. Банковская гарантия по российскому законодательству. М.: Статут. 2005. С. 23 - 24; Паплинский В.В. Гарантии и поручительства как правовые способы активизации инвестиционной деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 12.
<23> См.: Грачева И.В., Самсонова А.Е. Государственная гарантия: соотношение частноправовых и публично-правовых начал // Финансовое право. 2006. N 9. С. 6 - 10; Борисов А.Н. Комментарий к Бюджетному кодексу РФ (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юстицинформ, 2008.

Наличие публично-правового элемента в качестве гаранта исполнения основного долга повышает уверенность кредитора в имущественной обеспеченности стороны должника по такому обязательству. Репутация и добросовестность государственных и муниципальных образований вряд ли будет подвергаться сомнению, а это, безусловно, означает одновременную удовлетворенность кредитора и должника в избранном способе обеспечения обязательства.

Однако обратим внимание на существующее ограничение равенства участников подобных отношений, которое следует из существа ст. ст. 115 - 117 БК РФ и выражается в одностороннем порядке определения публично-правовыми субъектами условий и правил предоставления гарантий <24>. В настоящее время не представляется возможным допустить иной регламент взаимоотношений сторон ввиду формализованности бюджетного процесса в Российской Федерации.

<24> Аналогичного мнения придерживается Ю.В. Лудинова. См.: Лудинова Ю.В. Проблемы нормативно-правового регулирования государственных гарантий в системе управления государственным долгом РФ // Банковское право. 2006. N 3. С. 29 - 30.

Договор между гарантом и принципалом на предоставление государственной или муниципальной гарантии оформляется после принятия уполномоченными органами соответствующего решения в форме подзаконного акта. Административный порядок выдачи рассматриваемых гарантий, с одной стороны, усложняет либо ограничивает для организаций доступ к получению такого вида долгового обеспечения, а с другой - снимает бремя проверки надежности и платежеспособности контрагентов.

Установление общих пределов и специальной формы учета государственных (муниципальных) гарантий относится к сфере регулирования финансового права. Это та часть государственной (муниципальной) гарантии, которая имеет прямое отношение к предмету именно данной отрасли права <25>. Все остальные элементы не могут быть причислены к публичному праву, так как в них очевидным образом заложена частная основа.

<25> Это следует из п. 1 ст. 1 Бюджетного кодекса РФ от 31.07.1998 N 145-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // СПС "КонсультантПлюс".

Государственная (муниципальная) гарантия - явление многоаспектное. Сложная внутренняя структура отношений, а также отсутствие однозначного статуса не позволяют данному непоименованному средству обеспечения обязательств занять должную нишу в законодательной системе.

Несмотря на это, считаем, государственную (муниципальную) гарантию полноценным способом обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств, обладающим всеми необходимыми для этого признаками. Доработка приведенного выше законопроекта и включение в параграф "Независимая гарантия" статей, упорядочивающих правила предоставления рассмотренных гарантий, будет наиболее рациональным нормотворческим шагом в сложившейся ситуации.

На наш взгляд, бессистемное, необоснованное и неапробированное внедрение нормативных конструкций в несвойственные для них отрасли закона нарушает разумные пределы действия различных отраслей права. Переход частных положений в публичную область, а также обратная этому тенденция свидетельствуют об очевидном попустительстве законодателя, неспособного разграничить отношения, регулируемые той или иной правовой ветвью.

Библиография

  1. Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права // Советское государство и право. 1940. N 8 - 9. С. 52 - 72.
  2. Андреева Е. Анализ норм бюджетного и гражданского законодательства о государственной гарантии как способе обеспечения обязательств // Хозяйство и право. 2004. N 6. С. 26 - 33.
  3. Борисов А.Н. Комментарий к Бюджетному кодексу РФ (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юстицинформ, 2008. 776 с.
  4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М.: Статут, 2001. 3-е изд. Кн. 1. 848 с.
  5. Братусь С.Н. Предмет и система советского социалистического гражданского права. М.: Госюриздат, 1963. 196 с.
  6. Буркова А.Ю. Акцессорность в гражданском праве // Нотариус. 2009. N 3. С. 32 - 36.
  7. Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М.: Статут, 2004. 222 с.
  8. Грачева И.В. Государственные гарантии как способ обеспечения исполнения обязательств: финансово-правовой аспект // Юридический мир. 2007. N 1. С. 40 - 46.
  9. Грачева И.В., Самсонова А.Е. Государственная гарантия: соотношение частноправовых и публично-правовых начал // Финансовое право. 2006. N 9. С. 6 - 10.

КонсультантПлюс: примечание.

Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. П.В. Крашенинникова) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011.

  1. Крашенинников П.В. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. М.: Статут, 2012. 1326 с.
  2. Кулаков В.В. Акцессорность как признак способов обеспечения исполнения обязательств // Российский судья. 2006. N 6. С. 19 - 23.
  3. Лудинова Ю.В. Проблемы нормативно-правового регулирования государственных гарантий в системе управления государственным долгом РФ // Банковское право. 2006. N 3. С. 29 - 30.
  4. Лысенко А.Н. Легальные обеспечительные меры, не упомянутые в главе 23 Гражданского кодекса РФ: проблемы квалификации // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сб. ст. / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2010. С. 209 - 236.
  5. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 1997. Ч. 2. 453 с.
  6. Паплинский В.В. Гарантии и поручительства как правовые способы активизации инвестиционной деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. 199 с.
  7. Рассказова Н.Ю. Банковская гарантия по российскому законодательству. М.: Статут, 2005. 171 с.
  8. Садиков О.Н. Гражданско-правовые категории в публичном праве // Журнал российского права. 2011. N 9. С. 19 - 28.
  9. Торкин Д.А. Недостатки свойства акцессорности обеспечения обязательств // Юрист. 2005. N 7. С. 16 - 17.
  10. Торкин Д.А. Непоименованные способы обеспечения обязательств: Дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2005. 182 с.
  11. Туктаров Ю.Е. Понятие и особенности гражданско-правовых гарантий // Журнал российского права. 1999. N 10. С. 83 - 92.
  12. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Статут, 2005. Т. 2. 462 с.
  13. Шохин С.О. Правовое регулирование государственного и муниципального кредита // Финансовое право: Учебник / Отв. ред. М.В. Карасева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006. С. 487 - 489.

References (transliteration)

  1. Agarkov M.M. Predmet i sistema sovetskogo grazhdanskogo prava // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1940. N 8 - 9. S. 52 - 72.
  2. Andreeva E. Analiz norm byudzhetnogo i grazhdanskogo zakonodatel'stva o gosudarstvennoi garantii kak sposobe obespecheniya obyazatel'stv // Khozyaistvo i pravo. 2004. N 6. S. 26 - 33;
  3. Borisov A.N. Kommentarii k Byudzhetnomu kodeksu RF (postateinyi). 2-e izd., pererab. i dop. M.: Yustitsinform, 2008. 776 s.
  4. Braginskii M.I., Vitryanskii V.V. Dogovornoe pravo. Obshchie polozheniya. 3-e izd. M.: Statut, 2001. Kn. 1. 848 s.
  5. Bratus' S.N. Predmet i sistema sovetskogo sotsialisticheskogo grazhdanskogo prava. M.: Gosyurizdat, 1963. 196 s.
  6. Burkova A.Yu. Aktsessornost' v grazhdanskom prave // Notarius. 2009. N 3. S. 32 - 36.
  7. Gongalo B.M. Uchenie ob obespechenii obyazatel'stv. Voprosy teorii i praktiki. M.: Statut, 2004. 222 s.
  8. Gracheva I.V. Gosudarstvennye garantii kak sposob obespecheniya ispolneniya obyazatel'stv: finansovo-pravovoi aspekt // Yuridicheskii mir. 2007. N 1. S. 40 - 46.
  9. Gracheva I.V., Samsonova A.E. Gosudarstvennaya garantiya: sootnoshenie chastnopravovykh i publichno-pravovykh nachal // Finansovoe pravo. 2006. N 9. S. 6 - 10.
  10. Krasheninnikov P.V. Postateinyi kommentarii k Grazhdanskomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii, chasti pervoi. M.: Statut, 2012. 1326 s.
  11. Kulakov V.V. Aktsessornost' kak priznak sposobov obespecheniya ispolneniya obyazatel'stv // Rossiiskii sud'ya. 2006. N 6. S. 19 - 23;
  12. Ludinova Yu.V. Problemy normativno-pravovogo regulirovaniya gosudarstvennykh garantii v sisteme upravleniya gosudarstvennym dolgom RF // Bankovskoe pravo. 2006. N 3. S. 29 - 30.
  13. Lysenko A.N. Legal'nye obespechitel'nye mery, ne upomyanutye v glave 23 Grazhdanskogo kodeksa RF: problemy kvalifikatsii // Mery obespecheniya i mery otvetstvennosti v grazhdanskom prave: Sb. st. / Otv. red. M.A. Rozhkova. M.: Statut, 2010. S. 209 - 236.
  14. Meier D.I. Russkoe grazhdanskoe pravo. M.: Statut, 1997. Ch. 2. 453 s.
  15. Paplinskii V.V. Garantii i poruchitel'stva kak pravovye sposoby aktivizatsii investitsionnoi deyatel'nosti: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2005. 199 s.
  16. Rasskazova N.Yu. Bankovskaya garantiya po rossiiskomu zakonodatel'stvu. M.: Statut, 2005. 171 s.
  17. Sadikov O.N. Grazhdansko-pravovye kategorii v publichnom prave // Zhurnal rossiiskogo prava. 2011. N 9. S. 19 - 28.
  18. Torkin D.A. Nedostatki svoistva aktsessornosti obespecheniya obyazatel'stv // Yurist. 2005. N 7. S. 16 - 17.
  19. Torkin D.A. Nepoimenovannye sposoby obespecheniya obyazatel'stv: Dis. ... kand. yurid. nauk. Tyumen', 2005. 182 s.
  20. Tuktarov Yu.E. Ponyatie i osobennosti grazhdansko-pravovykh garantii // Zhurnal rossiiskogo prava. 1999. N 10. S. 83 - 92.
  21. Shershenevich G.F. Uchebnik russkogo grazhdanskogo prava. M.: Statut, 2005. T. 2. 462 s.
  22. Shokhin S.O. Pravovoe regulirovanie gosudarstvennogo i munitsipal'nogo kredita // Finansovoe pravo: Uchebnik / Otv. red. M.V. Karaseva. 2-e izd., pererab. i dop. M.: Yurist, 2006. S. 487 - 489.