Мудрый Юрист

Проблемы соучастия в легализации (отмывании) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем

Ляскало Алексей Николаевич, кандидат юридических наук, заместитель директора департамента внутреннего аудита, фонд "Сколково".

Судебная практика по делам о легализации (отмывании) преступных доходов, особенно при групповых формах данной преступной деятельности, складывается крайне противоречиво. Деяния, предусмотренные ст. ст. 174 и 174.1 УК РФ, могут быть отнесены к преступлениям со специальным субъектом. Вопросы соучастия в преступлениях со специальным субъектом всегда находились в центре внимания ученых-криминалистов и продолжают сохранять дискуссионный характер. В статье рассматриваются: проблемы соучастия, обусловленные особенностями субъекта легализации (отмывания) преступных доходов; проблемы квалификации совместных действий по легализации (отмыванию) преступных доходов лиц, причастных и непричастных к предикатному преступлению. При проведении исследования широко использовались статистические методы познания, в том числе анализ судебной статистики и практики. Исследование доктринальных разработок и судебной практики позволило выявить и критически оценить основные подходы к уголовно-правовой оценке групповых форм легализации (отмывания) преступных доходов. Предлагается авторское толкование содержания субъекта преступлений, предусмотренных ст. ст. 174 и 174.1 УК РФ. Сформулированы правила квалификации совместных действий по легализации (отмыванию) преступных доходов, совершаемых смешанным составом субъектов.

Ключевые слова: соучастие, специальный субъект, исполнитель, легализация, отмывание, денежные средства, иное имущество, преступные доходы, предикатное преступление, судебная практика.

Problems of co-participation in legalizing (laundering) of money and other property gained by criminal means

A.N. Lyaskalo

Lyaskalo Aleksey Nikolaevich, PhD in law, vice-director of the department of internal audit of the "Skolkovo" Fund.

The judicial practice on the cases on legalization (laundering) of the criminal income is being controversial, especially when it concerns group forms of this criminal activity. The acts under art. 174 - 174.1 of the Criminal Code of the Russian Federation may be regarded as crimes with the special subject. The issues of co-participation in crimes with a special subjects have always been in the center of attention of criminal law scholars, and they remain topical to this day. The article concerns topical issues of co-participation, which are due to the specific features of the subject of legalization (laundering) of criminal income, problems of qualification of joint actions on legalization (laundering) of criminal incomes of the parties involved and non-involved in predicate crime. In the process of studies the author applied a wide range of statistic cognition methods, including analysis of judicial statistics and practice. The study of doctrinal developments and judicial practice has allowed to single out and to provide critical evaluation to the main approaches towards criminal law evaluation of the group forms of legalization (laundering) of criminal income. The author offers his own interpretation of the contents of the criminal subject under Art. 174 and 174.1 of the Criminal Code of the Russian Federation. The author has also formulated the rules for the qualification of joint activities on legalizing (laundering) the criminal income with the mixed group of subjects.

Key words: co-participation, special subject, performer, legalization, laundering, money, other property, criminal income, predicate crime, judicial practice.

Исполнитель легализации (отмывания) преступных доходов обладает определенным набором признаков, позволяющих рассматривать его в качестве специального субъекта преступления. Проблема соучастия в преступлениях со специальным субъектом остается одной из самых неоднозначных и дискуссионных.

Дополнительные трудности для квалификации соучастия в легализации (отмывании) преступных доходов создает разграничение ответственности в ст. ст. 174 и 174.1 УК РФ в зависимости от причастности виновного лица к совершению предикатного преступления. При полном соответствии прочих квалифицирующих признаков и санкций данных уголовно-правовых норм такой подход законодателя к дифференциации ответственности вряд ли можно признать обоснованным.

Автором изучена судебная практика по делам рассматриваемой категории <1>, в результате чего выявлено неоднозначное отношение правоприменителей к уголовно-правовой оценке соучастия в легализации (отмывании) преступных доходов. Отсутствует единство взглядов на решение этих проблем и в теории уголовного права. Анализу основных дискуссионных вопросов соучастия в легализации (отмывании) преступных доходов посвящена настоящая статья.

<1> Изучено более 100 судебных актов по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 174 и 174.1 УК РФ, рассмотренных судами в 2010 - 2012 гг. и опубликованных в ГАС РФ "Правосудие".

I. Проблемы соучастия, обусловленные особенностями субъекта легализации (отмывания) преступных доходов

В теории уголовного права предлагаются различные подходы к решению проблемы квалификации соучастия в преступлениях, совершаемых специальным субъектом.

Согласно доминирующей позиции, исполнителями в преступлениях со специальным субъектом могут выступать только лица, указанные в соответствующих уголовно-правовых нормах. Общие же субъекты могут быть организаторами, подстрекателями или пособниками, но не исполнителями таких преступлений <2>.

<2> См.: Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: Центр ЮрИнфоР, 2005. С. 207; Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М.: Госюриздат, 1959. С. 234 - 240; Ковалев М.И. Соучастие в преступлении: В 2 ч. Свердловск, 1962. Ч. 2. С. 49; Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М.: Юрлит, 1974. С. 150; Трайнин А.Н. Учение о соучастии. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1941. С. 120 - 121.

Эта позиция нашла свое отражение в ч. 4 ст. 34 УК РФ, согласно которой лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

В связи с этим большинство ученых категорически отрицает возможность признания неспециального субъекта соисполнителем преступления со специальным субъектом <3>.

<3> См.: Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 319; Погребняк И.Г. Квалификация хищений, совершаемых по предварительному сговору группой лиц // Борьба с хищениями государственного и общественного имущества. М.: Юрид. лит., 1971. С. 196; Преступления против военной службы (военно-уголовное законодательство РФ): Научно-практический комментарий УК РФ. М., 1999. С. 20 - 21.

Но встречаются и другие позиции, допускающие соисполнительство специальных и неспециальных субъектов при совершении отдельных составов преступлений со специальным субъектом <4>.

<4> См.: Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М.: Юрид. лит., 1974. С. 234; Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство. Опыт критического анализа. СПб.: Изд-во С.-Петербург. ин-та внешнеэконом. связей, экономики и права, 2000. С. 81 - 82; Орымбаев Р. Специальный субъект преступления. Алма-Ата: Наука, 1977. С. 131 - 132.

Б.В. Волженкин, считая ч. 4 ст. 34 УК РФ применимой не ко всем случаям соучастия в преступлениях со специальным субъектом, сформулировал следующие правила квалификации:

<5> См.: Волженкин Б.В. Некоторые проблемы соучастия в преступлениях, совершаемых специальными субъектами // Уголовное право. 2000. N 1. С. 15.

С.С. Аветисян выделял преступления со специальным составом, в которых все элементы состава преступления являются специальными (связаны с нарушением специальных правил поведения), и преступления с общим составом, в которых только субъект наделен определенными специальными признаками. Объективную сторону последних (полностью или частично) могут выполнить и общие (неспециальные) субъекты, поскольку нарушения специального порядка поведения не требуется. В таких случаях ученый считал необходимым признавать специальных и неспециальных субъектов соисполнителями преступления <6>.

<6> См.: Аветисян С.С. Соучастие в преступлениях со специальным составом: теория и практика правового регулирования: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 287.

Легализация преступных доходов - это преступление с общим составом (не связано с нарушением специальных правил поведения) и специальным субъектом преступления.

Могут быть выделены следующие специальные признаки субъекта легализации (отмывания) преступных доходов: способность участия в сделке или финансовой операции; непричастность к предикатному преступлению (для субъекта ст. 174 УК РФ); причастность предикатному преступлению (для субъекта ст. 174.1 УК РФ).

По поводу субъекта легализации преступных доходов в теории уголовного права сложились различные представления. Одни авторы считают, что исполнителем легализации преступных доходов может выступать только сторона сделки <7>. Другие дополнительно относят к категории исполнителей этого преступления служащих кредитных организаций, оформляющих финансовую операцию или сделку, служащих органа государственной регистрации, оформляющих сделки с недвижимым имуществом, при условии их осведомленности о преступном происхождении денежных средств и иного имущества <8>.

<7> См.: Мурадов Э.С. Субъективные признаки преступлений в сфере экономической деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 201.
<8> См.: Камынин И. Новое законодательство о борьбе с легализацией (отмыванием) преступных доходов // Законность. 2001. N 11. С. 5.

По нашему мнению, исполнителями или соисполнителями в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 174, 174.1 УК РФ, должны признаваться лица, осуществляющие юридически значимые действия, необходимые для совершения сделки или финансовой операции, заведомо направленной на легализацию (отмывание) преступных доходов:

Исходя из этого, трудно согласиться с п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем", согласно которому использование нотариусом своих служебных полномочий для удостоверения сделки, заведомо для него направленной на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, квалифицируется как пособничество по ч. 5 ст. 33 УК РФ и соответственно по ст. 174 или ст. 174.1 УК РФ <9>.

<9> Такого же мнения придерживается и Н.А. Лопашенко. См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авт. комм. к уголовному закону (разд. VIII УК РФ). М.: Волтерс Клувер, 2006.

При этом если лицо совершило сделку или финансовую операцию, не осознавая их направленность на легализацию (отмывание) преступных доходов, действуя по указанию лица, осознающего это, исполнителем должно признаваться последнее лицо как совершившее преступление посредством использования других лиц (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Иные лица, не совершающие юридически значимых действий в процессе сделки или финансовой операции по легализации (отмыванию) преступных доходов, могут нести ответственность как ее организаторы, подстрекатели или пособники (ч. 4 ст. 34 УК РФ).

По признаку группы лиц по предварительному сговору подлежат квалификации действия исполнителей (соисполнителей) легализации преступных доходов, совершающих юридически значимые действия в процессе легализационной сделки или финансовой операции.

По признаку организованной группы подлежат ответственности как непосредственные исполнители, так и иные лица, выполняющие роли организаторов, подстрекателей, пособников легализации (отмывания) преступно приобретенных денежных средств и иного имущества.

Однако, как показало проведенное изучение судебной практики, правоприменители склоняются к расширительному толкованию субъекта легализации преступных доходов, рассматривая в качестве исполнителей преступления всех задействованных в отмывании лиц, а не только тех, кто совершает те или иные юридически значимые действия в процессе легализационных сделок или финансовых операций.

Преступная группа в составе Р., К. и С. путем мошенничества завладела принадлежащими ООО "Скай Плюс" шестью зданиями и одним земельным участком общей стоимостью 88,5 млн. руб., оформив их в собственность ООО "Промсиб", где К. являлся учредителем и директором. Вскоре после этого Р. разработала план по легализации похищенного недвижимого имущества, склонив К. и С. к его реализации. С этой целью указанные лица подготовили фиктивные документы купли-продажи, на основании которых К. как директор ООО "Промсиб" продал похищенные объекты недвижимости учрежденному для этих целей ООО "Товарищ" (реальных расчетов при этом не осуществлялось). Указанные лица осуждены по п. "а" ч. 2 ст. 174.1 УК РФ <10>.

<10> Приговор Советского районного суда г. Новосибирска по уголовному делу N 1-135/2010; приговор Советского районного суда г. Новосибирска по уголовному делу N 1-175/2012 // ГАС РФ "Правосудие".

При изложенных обстоятельствах квалификация содеянного по признаку группы лиц по предварительному сговору вызывает сомнение. Направленная на легализацию похищенного имущества сделка купли-продажи совершена К. единолично, именно он являлся исполнителем преступления. Другие лица не совершали никаких юридически значимых действий, поэтому не могли быть признаны соисполнителями легализации. При этом в действиях Р. усматриваются признаки организации, а С. - пособничества в совершении указанного преступления.

По другому делу преступная группа в составе начальника юридического отдела ООО "Уралтрансгаз" К. и его знакомого Б. путем мошенничества совершила хищение денежных средств и приобретение имущественных прав, принадлежащих ООО "Уралтрансгаз", на общую сумму более 105 млн. руб. В результате совершенного мошенничества денежные средства поступили в ООО "Уралпромфинансы", а имущественные права переданы ООО "Интел-ресурс" - в подконтрольные Б. юридические лица. Далее похищенные денежные средства и имущественные права на сумму 90,4 млн. руб. были легализованы путем приобретения и обналичивания векселей. Приговором Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга указанные лица осуждены по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 174.1 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, исключив признак использования служебного положения, в остальной части с приговором согласилась <11>.

<11> Приговор Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга по уголовному делу N 1-22/2011; Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда по делу N 22-13993 // ГАС РФ "Правосудие".

Как указано в приговоре, К. занимался планированием преступной деятельности и подготовкой необходимых документов. Юридически значимые действия по приобретению и обналичиванию векселей совершал только Б. как руководитель ООО "Уралпромфинансы" и как представитель по доверенности ООО "Интел-ресурс". Исходя из этого, представляется спорным вывод суда о совершении легализации похищенного имущества группой лиц по предварительному сговору.

II. Проблемы квалификации совместных действий по легализации (отмыванию) преступных доходов лиц, причастных и непричастных к предикатному преступлению

Сразу оговоримся, что таких проблем в принципе не возникает, если мы исходим из следующего:

При таком подходе квалификация легализации преступных доходов по признаку группы лиц по предварительному сговору возможна лишь в следующих, строго ограниченных случаях:

Как показало проведенное нами изучение судебной практики, такие групповые формы легализации преступных доходов не имеют широкого распространения в реальной жизни.

Если же обе стороны сделки осведомлены о преступном происхождении имущества, при этом одно лицо непричастно, а другое причастно к предикатному преступлению, каждое из них несет ответственность за совершение преступления, субъектом которого оно является, соответственно по ст. ст. 174 и 174.1 УК РФ, признак группы лиц по предварительному сговору не применяется.

Именно этот подход отчетливо прослеживается в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем", согласно которому, если лицо заключило договор купли-продажи в целях легализации имущества, полученного им в результате преступления, и покупатель, осознавая это, приобрел имущество для придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению им, то действия покупателя надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 174 УК РФ, а действия продавца - по соответствующей части ст. 174.1 УК РФ.

Однако, по нашему мнению, такой подход не в полной мере соответствует современным тенденциям противодействия легализации преступных доходов, не позволяет давать адекватную уголовно-правовую оценку групповым формам отмывания "грязных" денег.

Как справедливо отмечает М.М. Лапунин, в случае совместной легализации преступных доходов лицом, которое приобрело имущество преступным путем, и лицом, непричастным к предикатному преступлению, осознающим преступное происхождение имущества, формально совершается два разных преступления и строгое следование "букве" закона (ч. 1 ст. 32 УК РФ) не позволяет признать их соучастниками. Если же исходить из смысла закона, определяющего понятие "отмывание" денег, то в ст. ст. 174 и 174.1 УК РФ подразумевается одно преступление - легализация имущества, приобретенного преступным путем, и умышленное совместное участие имеет место при совершении именно этого преступления <12>.

<12> См.: Лапунин М.М. О недостатках законодательной регламентации составов легализации имущества, заведомо добытого преступным путем // Преступность и коррупция: современные российские реалии: Сб. науч. тр. / Под ред. Н.А. Лопашенко. Саратов: Сателлит, 2003. С. 365 - 366.

Попытки решить проблему квалификации отмывания преступных доходов смешанным составом субъектов причастных и непричастных к предикатному преступлению предпринимаются давно.

В теории уголовного права рассматривается несколько вариантов квалификации таких совместных действий:

  1. предлагается в зависимости от стоимости легализуемого имущества:
<13> См.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2007. С. 319.
  1. согласно другому подходу, если стоимость легализуемого группой лиц по предварительному сговору имущества составляет "крупный размер", действия непричастного к предикатному преступлению субъекта следует квалифицировать по ст. 33, ч. 2 ст. 174.1 УК РФ <14>;
<14> См.: Якимов О.Ю. Легализация (отмывание) доходов, приобретенных преступным путем. Уголовно-правовые и уголовно-политические проблемы. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2005. С. 167 - 168.
  1. еще совместные действия различных субъектов легализации преступных доходов предлагается квалифицировать:
<15> См.: Лопашенко Н.А. Противодействие легализации преступных доходов: уголовно-правовой анализ // Пути повышения эффективности взаимодействия подразделений МВД РФ с другими государственными органами в области противодействия легализации преступных доходов (стратегический и прикладной аспекты): Сб. ст. Н. Новгород: Изд-во Нижегор. акад. МВД России, 2005. С. 76.
  1. предлагается также следующий вариант квалификации:
<16> См.: Абоян Ю.И. Специальный субъект преступлений в сфере экономической деятельности (уголовно-правовые аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2006. С. 109.
<17> В теории уголовного права предлагается дополнить ч. 5 ст. 33 УК РФ такой формой пособничества как участие в выполнении объективной стороны специального состава преступления лица, не являющегося субъектом данного преступления (См., напр.: Аветисян С.С. Указ. соч. С. 302).

Не в полной мере соответствует ч. 2 ст. 6 УК РФ, согласно которой никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление, предложение квалифицировать совместные действия таких лиц по совокупности легализации, субъектами которой они выступают, и пособничества в легализации других субъектов.

Также нельзя, признавая этих лиц исполнителями самостоятельных преступлений, предусмотренных ст. ст. 174 и 174.1 УК РФ, квалифицировать действия каждого из них по признаку группы лиц по предварительному сговору. При таком подходе группа лиц не образуется.

С некоторыми оговорками применим подход, предложенный Б.В. Волженкиным, об ответственности различных субъектов легализации преступных доходов по п. "а" ч. 3 ст. 174.1 УК РФ.

К сожалению, в юридической литературе вопросы соучастия различных субъектов легализации преступных доходов рассматриваются вскользь, даже приведенные выше подходы не содержат детальных пояснений, позволяющих однозначно их понять.

Согласно приведенной нами ранее аргументации, легализация преступных доходов - преступление с общим составом и специальным субъектом преступления. Предусмотренные ст. ст. 174 и 174.1 УК РФ деяния одинаковы по механизму их совершения. Их объективную сторону может выполнить любое лицо, вне зависимости от причастности к совершению предикатного преступления.

В этой связи, на наш взгляд, причастные и непричастные к предикатному преступлению лица должны признаваться соисполнителями групповой легализации преступных доходов.

Однако требует решения вопрос, какой уголовно-правовой нормой охватываются их совместные действия - ст. ст. 174 или 174.1 УК РФ?

В теории уголовного права рассматривались аналогичные ситуации. О.К. Зателепин предлагает квалифицировать совместные действия разных лиц, формально образующих самостоятельные преступления со специальным составом (например, насилие в преступлениях, предусмотренных ст. 286 и ст. 335 УК РФ), исходя из того, кто являлся инициатором преступления. Инициатору преступления вменяется статья УК РФ, предусматривающая его ответственность как специального субъекта, а лицо, присоединившееся к совершению преступления, привлекается к ответственности как пособник в совершении преступления, за которое несет ответственность инициатор <18>.

<18> См.: Зателепин О.К. Квалификация преступлений против военной безопасности государства. М.: За права военнослужащих, 2009. Вып. 106. С. 219.

По нашему мнению, данный подход, основанный на преимуществе уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность инициатора преступления, применим и к легализации преступных доходов в случаях ее совершения смешанным составом субъектов. Разница состоит лишь в том, что О.К. Зателепин, рассматривая вопросы квалификации преступлений со специальным составом, обоснованно приходит к выводу о пособничестве неспециального субъекта в совершении преступления со специальным составом. Мы же, считая легализацию преступных доходов преступлением с общим составом и специальным субъектом, признаем специальных и неспециальных субъектов соисполнителями.

На основании этого предлагаем следующие правила квалификации.

Лица, совершающие юридически значимые действия совместно с исполнителем-инициатором сделки или финансовой операции, направленной на легализацию (отмывание) преступных доходов, при наличии между ними предварительного сговора подлежат ответственности по той статье УК РФ, по которой несет ответственность исполнитель-инициатор (ст. ст. 174 или 174.1 УК РФ), в зависимости от его причастности к предикатному преступлению, по признаку группы лиц по предварительному сговору или организованной группы.

Исполнитель-инициатор сделки или финансовой операции - это участник сделки или финансовой операции, осуществляющий акт распоряжения денежными средствами и иным имуществом, имеющими преступное происхождение.

Если несколько лиц совершают легализацию преступных доходов, состоящую из множества сделок и финансовых операций, их действия при наличии единого умысла образуют продолжаемую легализацию преступных доходов и подлежат квалификации в зависимости от причастности к предикатному преступлению исполнителя-инициатора первичной сделки или финансовой операции по ст. ст. 174 или 174.1 УК РФ, по признаку группы лиц по предварительному сговору либо организованной группы.

Из-за отсутствия достаточных разъяснений для правоприменителей и сложности доказывания субъективной стороны рассматриваемых составов преступлений в судебной практике редко встречаются обвинительные приговоры, в которых давалась бы адекватная уголовно-правовая оценка совместных действий по легализации (отмыванию) преступных доходов, совершаемых смешанным составом субъектов.

По одному из уголовных дел Г. организовал мошенничество, в результате которого Октябрьский потребительский кооператив утратил, а С. приобрел право собственности на здание универмага "Волна" стоимостью 474,3 млн. руб. Далее С. по указанию Г. на основании фиктивной сделки купли-продажи по заниженной цене и в отсутствии реальных расчетов продал здание М., которая являлась риелтором и знакомой Г. После этого М. на основании фиктивной сделки купли-продажи по заниженной цене и в отсутствии реальных расчетов продала здание ООО "Альфа", где Г. являлся единственным учредителем и директором.

Органами предварительного следствия указанные действия Г. и С. квалифицированы по ст. 174.1 УК РФ по признаку организованной группы, риелтору М. легализация не вменялась. Октябрьский районный суд г. Мурманска, оправдывая С. в совершении легализации, указал в приговоре на отсутствие доказательств его осведомленности, что конечной целью совершаемых сделок является придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению похищенным имуществом в интересах Г. Последний привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ <19>.

<19> Приговор Октябрьского районного суда г. Мурманска по уголовному делу N 1-7/2011 // ГАС РФ "Правосудие".

Фабула этого уголовного дела демонстрирует схему легализации (отмывания) преступных доходов, при которой участники предикатного преступления привлекают лиц, не принимавших в нем участия, на роли номинальных владельцев преступно приобретенного имущества, создавая тем самым цепочку так называемых добросовестных приобретателей.

Анализируемый приговор нам представляется спорным.

С. как непосредственный участник предикатного преступления подлежал ответственности по ст. 174.1 УК РФ, поскольку не мог не осознавать следующие обстоятельства:

Для данной категории лиц не является обязательным их осведомленность о том, в чьих интересах совершается легализация (отмывание) преступных доходов, кто их конечный бенефициар.

М. как "добросовестный приобретатель", не участвовавший в совершении предикатного преступления, не могла не осознавать следующих обстоятельств:

Для привлечения таких лиц к ответственности за легализацию необходимо доказать их заведомое совершение сделки с имуществом, имеющим преступное происхождение. По рассмотренному уголовному делу органы предварительного следствия не предъявляли обвинения М., достаточные доказательства того, что она осознавала преступное происхождение имущества, отсутствовали.

Однако при доказанности единого умысла на совершение многоэтапной легализации похищенного имущества, согласно предложенным нами правилам квалификации, все указанные лица могли бы подлежать ответственности по ст. 174.1 УК РФ, по признаку группы лиц по предварительному сговору или организованной группы.

Библиография

  1. Абоян Ю.И. Специальный субъект преступлений в сфере экономической деятельности (уголовно-правовые аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2006. 212 с.
  2. Аветисян С.С. Соучастие в преступлениях со специальным составом: теория и практика правового регулирования: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. 498 с.
  3. Волженкин Б.В. Некоторые проблемы соучастия в преступлениях, совершаемых специальными субъектами // Уголовное право. 2000. N 1. С. 11 - 15.
  4. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб.: Юридический центр Пресс, 2007. 765 с.
  5. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Центр ЮрИнфоР, 2005. 559 с.
  6. Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М.: Госюриздат, 1959. 255 с.
  7. Зателепин О.К. Квалификация преступлений против военной безопасности государства. М.: За права военнослужащих, 2009. Вып. 106. 288 с.
  8. Камынин И. Новое законодательство о борьбе с легализацией (отмыванием) преступных доходов // Законность. 2001. N 11. С. 2 - 6.
  9. Ковалев М.И. Соучастие в преступлении: В 2 ч. Свердловск: Свердл. юрид. ин-т, 1962. Ч. 2. 273 с.
  10. Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. 362 с.
  11. Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М.: Юрид. лит., 1974. 336 с.
  12. Лапунин М.М. О недостатках законодательной регламентации составов легализации имущества, заведомо добытого преступным путем // Преступность и коррупция: современные российские реалии: Сб. науч. тр. / Под ред. Н.А. Лопашенко. Саратов: Сателлит, 2003. С. 365 - 366.
  13. Лопашенко Н.А. Противодействие легализации преступных доходов: уголовно-правовой анализ // Пути повышения эффективности взаимодействия подразделений МВД РФ с другими государственными органами в области противодействия легализации преступных доходов (стратегический и прикладной аспекты): Сб. ст. Н. Новгород: Изд-во Нижегор. акад. МВД России, 2005. С. 64 - 77.
  14. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: авт. коммент. к уголовному закону (разд. VIII УК РФ). М.: Волтерс Клувер, 2006. 720 с.
  15. Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство. Опыт критического анализа. СПб.: Изд-во С.-Петербург. ин-та внешнеэконом. связей, экономики и права, 2000. 279 с.
  16. Мурадов Э.С. Субъективные признаки преступлений в сфере экономической деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. 234 с.
  17. Орымбаев Р. Специальный субъект преступления. Алма-Ата: Наука, 1977. 152 с.
  18. Погребняк И.Г Квалификация хищений, совершаемых по предварительному сговору группой лиц // Борьба с хищениями государственного и общественного имущества. М.: Юрид. лит., 1971. С. 185 - 200.
  19. Преступления против военной службы (военно-уголовное законодательство РФ): Науч.-практ. комм. УК РФ. М., 1999. 100 с.
  20. Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М.: Юрид. лит., 1974. 208 с.
  21. Трайнин А.Н. Учение о соучастии. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1941. 158 с.
  22. Якимов О.Ю. Легализация (отмывание) доходов, приобретенных преступным путем. Уголовно-правовые и уголовно-политические проблемы. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2005. 262 с.

References (transliteration)

  1. Aboyan Yu.I. Spetsial'nyi sub''ekt prestuplenii v sfere ekonomteheskoi deyatel'nosti (ugolovno-pravovye aspekty): Dis. ... kand. yurid. nauk. Rostov-na-Donu, 2006. 212 s.
  2. Avetisyan S.S. Souchastie v prestupleniyakh so spetsial'nym sostavom: teoriya i praktika pravovogo regulirovaniya: Dis. ... d-ra yurid. nauk. M., 2005. 498 s.
  3. Volzhenkin B.V. Nekotorye problemy souchastiya v prestupleniyakh, sovershaemykh spetsial'nymi sub''ektami // Ugolovnoe pravo. 2000. N 1. S. 11 - 15.
  4. Volzhenkin B.V. Prestupleniya v sfere ekonomkheskoi deyatel'nosti po ugolovnomu pravu Rossii. SPb.: Izd-vo R. Arslanova "Yuridteheskii tsentr Press", 2007. 765 s.
  5. Gaukhman L.D. Kvalifikatsiya prestuplenii: zakon, teoriya, praktika. 3-e izd., pererab. i dop. M.: Tsentr YurInfoR, 2005. 559 s.
  6. Grishaev P.I., Kriger G.A. Souchastie po ugolovnomu pravu. M.: Gosyurizdat, 1959. 255 s.
  7. Zatelepin O.K. Kvalifikatsiya prestuplenii protiv voennoi bezopasnosti gosudarstva. M.: Za prava voennosluzhashchikh, 2009. Vyp. 106. 288 s.
  8. Kamynin I. Novoe zakonodatel'stvo o bor'be s legalizatsiei (otmyvaniem) prestupnykh dokhodov // Zakonnost'. 2001. N 11. S. 2 - 6.
  9. Kovalev M.I. Souchastie v prestuplenii: V 2 ch. Sverdlovsk: Sverdl. yurid. in-t, 1962. Ch. 2. 273 s.
  10. Kozlov A.P. Souhastie: traditsii i real'nost'. SPb.: Yuridteheskii tsentr Press, 2001. 362 s.
  11. Kriger G.A. Kvalifikatsiya khistehenii sotsialistteheskogo imustehestva. M.: Yurid. lit., 1974. 336 s.
  12. Lapunin M.M. O nedostatkakh zakonodatel'noi reglamentatsii sostavov legalizatsii imuschhestva, zavedomo dobytogo prestupnym putem // Prestupnost' i korruptsiya: sovremennye rossiiskie realii: Sb. nauch. tr. / Pod red. N.A. Lopashenko. Saratov: Satellit, 2003. S. 365 - 366.
  13. Lopashenko N.A. Protivodeistvie legalizatsii prestupnykh dokhodov: ugolovno-pravovoi analiz // Puti povysheniya effektivnosti vzaimodeistviya podrazdelenii MVD RF s drugimi gosudarstvennymi organami v oblasti protivodeistviya legalizatsii prestupnykh dokhodov (strategteheskii i prikladnoi aspekty): Sb. st. N. Novgorod: Izd-vo Nizhegor. akad. MVD Rossii, 2005. S. 64 - 77.
  14. Lopashenko N.A. Prestupleniya v sfere ekonomiki: Avt. komment. k ugolovnomu zakonu (razd. VIII UK RF). M.: Volters Kluver, 2006. 720 s.
  15. Milyukov S.F. Rossiiskoe ugolovnoe zakonodatel'stvo. Opyt kriticheskogo analiza. SPb.: Izd-vo S.-Peterburg. in-ta vneshneekonom. svyazej, ekonomiki I prava, 2000. 279 s.
  16. Muradov E.S. Sub''ektivnye priznaki prestuplenii v sfere ekonomicheskoi deyatel'nosti: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2008. 234 s.
  17. Orymbaev R. Spetsial'nyi sub''ekt prestupleniya. Alma-Ata: Nauka, 1977. 152 s.
  18. Pogrebnyak I.G. Kvalifikatsiya khishchenii, sovershaemykh po predvaritel'nomu sgovoru gruppoi lits // Bor'ba s khishcheniyami gosudarstvennogo i obshchestvennogo imushchestva. M.: Yurid. lit., 1971. S. 185 - 200.
  19. Prestupleniya protiv voennoi sluzhby (voenno-ugolovnoe zakonodatel'stvo RF): Nauch.-prakt. komm. UK RF. M., 1999. 100 s.
  20. Tel'nov P.F. Otvetstvennost' za souchastie v prestuplenii. M.: Yurid. lit., 1974. 208 s.
  21. Trainin A.N. Uchenie o souchastii. M.: Yurid. izd-vo NKYU SSSR, 1941. 158 s.
  22. Yakimov O.Yu. Legalizatsiya (otmyvanie) dokhodov, priobretennykh prestupnym putem. Ugolovno-pravovye i ugolovno-politicheskie problemy. SPb.: Yurid. tzentr Press, 2005. 262 s.