Мудрый Юрист

Правовое регулирование гласности судебного разбирательства в российском уголовном процессе *

<*> Материалы международной научно-практической конференции "Уголовное судопроизводство: история и современность", посвященной 150-летию Устава уголовного судопроизводства Российской империи.

Добровлянина Ольга Владимировна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Пермского государственного национального исследовательского университета.

Рассмотрено содержание принципа гласности судебного разбирательства в историческом развитии, начиная с положений Устава уголовного судопроизводства 1864 г. Показано развитие принципа по советскому законодательству, а также действующее правовое регулирование. Дана сущностная характеристика гласного судебного разбирательства, раскрыто значение данного принципа правосудия. Отмечены проблемы реализации изучаемого условия судебного разбирательства на современном этапе. Показаны неоднократные попытки органов государственной законодательной и исполнительной власти создать условия для устранения препятствий для реализации принципа гласности. Предложены рекомендации, направленные на улучшение правоприменения, усовершенствование правового регулирования рассматриваемого вопроса. Методологическую основу исследования составили общенаучные методы познания: конкретно-исторический, системный, аналитический, а также некоторые частнонаучные методы - технико-юридический, сравнительно-правовой. Обращено внимание на неоднократные попытки российского законодателя и правоприменителя разрешить проблемы реализации принципа гласности судебного разбирательства. Названы причины затруднений. Показан неисчерпывающий перечень в ст. 241 УПК РФ видов записи судебного процесса по уголовным делам, производимых с разрешения председательствующего судьи. Предложена дискуссия о целесообразности получения такого разрешения.

Ключевые слова: гласность, открытость судебного разбирательства, принципы правосудия, доступность судебного разбирательства, Устав уголовного судопроизводства, условия судебного разбирательства, судебное разбирательство, судебное заседание, запись судебного процесса, закрытое судебное разбирательство.

Legal regulation of open trial in the Russian criminal process

O.V. Dobrovlyanina

Dobrovlyanina Olga Vladimirovna, PhD in law, associate professor of the department of criminal process and forensic science of the Perm State National Research University.

The author views the contents of the principle of open trial in its historical development starting with e provisions of the Charter of Criminal Judicial Proceedings of 1864. The author shows the development of this principle in the Soviet legislation, as well as its current legal regulation. The author provides substantial characteristics of the open trial, discussing its value as the principle of justice. The author also notes the problems in the implementation of open trial at the current stage. The author also shows repeated attempts of state legislative and executive bodies to form the conditions in order to neutralize the obstacles for the implementation of the open trial principles. The author provides recommendations in order to improve the legal practice of the issue in question. The methodological basis for the studies involves general scientific cognition methods: specific historical, systemic, analytical methods, as well as some specific scientific methods - technical legal and comparative legal methods. Attention is paid to the repeated attempts of Russian legislators and legal practitioners to resolve the problems in the implementation of the principle of open trial, and the causes for the difficulties are named. The author has shown the non-limited list of types of recording of a judicial hearing in criminal cases which may be allowed by the presiding judge. The author opens the discussion on whether it is necessary to require such permission to be granted.

Key words: open trial, open judicial hearing, principles of justice, accessibility of judicial hearing, Charter of Criminal Judicial Proceedings, conditions of a judicial hearing, judicial hearing, judicial process, record of the judicial process, closed judicial process.

Доступна практика судов

И залы заседания.

К открытости судья готов

На полном основании?

В силу ст. 123 Конституции РФ, разбирательство дел во всех судах - открытое. Это имеет важнейшее значение в организации деятельности судов. Принцип открытости судебного разбирательства действует во всех видах судопроизводства <1>. Он незаменим. С одной стороны, при его реализации осуществляется контроль за деятельностью суда со стороны представителей общества, что дисциплинирует судей, повышает чувство ответственности при разрешении дел, стимулирует судью к повышению профессиональной квалификации, заставляет судью следить за речью, этикой поведения, своим внешним видом. С другой стороны, присутствующие в судебном заседании лица знакомятся с деятельностью суда. Открытость судебного заседания обеспечивает связь между судом и обществом. Это позволяет органу правосудия осуществлять воспитательную функцию, а, например, журналистам - обозначать общественную проблему и выносить ее на всенародное обсуждение. Несоблюдение правовой нормы об открытости судебного разбирательства, как правило, толкуется общественными представителями однозначно - деятельность судей небезупречна.

<1> Статья 5 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (в ред. от 05.04.2013); ст. 10 ГПК РФ от 14.11.2002 N 138-ФЗ (в ред. от 28.12.2013); ст. 11 АПК РФ от 24.07.2002 N 95-ФЗ (в ред. от 02.11.2013); ст. 24.3 КоАП РФ от 30.12.2001 N 195-ФЗ (в ред. от 03.02.2014); ст. 241 УПК РФ от 18.12.2001 N 174-ФЗ (в ред. от 28.12.2013).

Открытость судебного разбирательства называют также принципом гласности, который означает то, что лица <2>, не участвующие в производстве по делу, достигшие 16 лет, имеют право присутствовать при разбирательстве дел в суде.

<2> И представители средств массовой информации тоже.

Гласность судопроизводства. Открытость судебного заседания. Существуют ли какие-либо определения этих терминов? Согласно Словарю русского языка С.И. Ожегова, гласность судопроизводства означает доступность для общественного ознакомления и обсуждения <3>. Открытость судебного заседания - доступность для всех желающих <4>. Таким образом, согласно общеизвестному пониманию, данные термины, в сущности, идентичны по смыслу, хотя в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов" <5> (далее - Постановление Пленума) эти понятия употребляются через соединительный союз "и", что может говорить о существовании двух самостоятельных терминов. Но уже в п. 4 данного Постановления Пленума гласность определяется через указание на открытость.

<3> Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / Под ред. проф. Л.И. Скворцова. 27-е изд., испр. М.: Мир и образование, 2013. С. 119.
<4> Там же. С. 387.
<5> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов" // Российская газета. 2012. 19 дек.

В нормативных актах РФ используются оба термина. Но прежде чем рассматривать содержание и форму гласности и открытости в современном изложении, целесообразно обратиться к историческим аспектам развития этого принципа. Так, согласно п. п. 88 и 89 кн. 1 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. <6> (далее - УУС), посвященным правилам разбирательства, "мировой судья разбирает дела изустно и публично. При закрытых дверях разбираются только дела: 1) о проступках против прав семейственных; 2) об оскорблении женской чести, непотребстве и других бесстыдных или соединенных с соблазном действиях и 3) о проступках, преследуемых не иначе как по жалобам частных лиц, когда обе стороны просят о негласном разбирательстве дела".

<6> Устав уголовного судопроизводства Российской империи от 20 ноября 1864 г. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Article/ust_ugprav.php (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).

В соответствии с п. 587 кн. 2 УУС, "о делах, назначенных к слушанию, составляется объявление, которое прибивается у дверей суда, как в месте постоянного его пребывания, так и в том месте, где судебное заседание временно открывается". А согласно п. 588 УУС, "список дел, подлежащих решению с участием присяжных заседателей, публикуется в местных губернских ведомостях заблаговременно и, если не встретится к тому препятствий, не позже как за две недели до наступления каждого периода заседаний с присяжными заседателями". Глава 5 "Об условиях производства дел в судебных заседаниях" содержала также п. 620, в силу которого "судебные заседания по делам о преступлениях и проступках происходят публично. Из сего правила изъемлются только дела: 1) о богохулении, оскорблении святыни и порицании веры (Уложение о наказаниях, ст. ст. 192 - 199 и 235); 2) о преступлениях против прав семейственных (Уложение о наказаниях, ст. ст. 2118 - 2169); 3) о преступлениях против чести и целомудрия женщин (Уложение о наказаниях, ст. ст. 2076 - 2085); 4) о развратном поведении, противоестественных пороках и сводничестве (Уложение о наказаниях, ст. ст. 1336 - 1344 и 1348 - 1355)". В следующем пункте устанавливалось, что "закрытие для публики дверей судебного заседания, как мера чрезвычайная, должно быть допускаемо и в случаях, указанных в предшедшей статье, только при явной в том необходимости с точным означением в определении суда: какие именно действия должны происходить при закрытых дверях и по каким причинам" (п. 621 УУС). А "по объявлении определения суда о закрытии дверей заседания посторонние лица немедленно удаляются, но по желанию подсудимого и потерпевшего от преступления в зале заседания могут быть оставлены родственники их и знакомые, не более, впрочем, как по три лица с каждой стороны" (п. 622 УУС). В соответствии с п. 623 УУС, "с разрешения председателя суда к слушанию дела, рассматриваемого при закрытых дверях, допускаются и те из очередных присяжных заседателей, которые не входят в состав суда, а также лица, принадлежащие к судебному ведомству или к сословию присяжных поверенных". И наконец, в п. 624 УУС говорилось, что "при объявлении председателем суда прений прекращенными двери заседания раскрываются. Все дальнейшие судебные действия, начиная с объяснений председателя по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, всегда происходят публично". Порядок рассмотрения апелляционных отзывов и протестов, согласно п. 878 УУС, требовал, чтобы при производстве дел в судебной палате наблюдались те же правила, какие постановлены для окружных судов. Поэтому, в силу п. 881 УУС, "о назначении дела к слушанию выставляется объявление у дверей судебной палаты". А по п. 918 УУС, "доклад дела происходит в публичном заседании и производится изустно одним из сенаторов по особо установленной очереди или по взаимному между ними соглашению". В кн. 3 УУС особые правила о режиме рассмотрения дел были установлены, например, п. 1056 УУС: "Судебное следствие и прения по обвинению подсудимых в произнесении дерзких оскорбительных слов против государя императора или членов императорского дома происходят при закрытых дверях присутствия". Таким образом, в уголовном процессе России того времени демократический принцип открытости ("публичности") судебного заседания был не только провозглашен, а закрытые судебные заседания имели место лишь "как мера чрезвычайная".

С приходом к власти большевиков были изданы Декреты о суде. Так, в Декрете о суде N 1 от 22 ноября 1917 г. <7> Совет народных комиссаров РСФСР сформулировал принцип о неограниченном участии любых лиц в обвинении или защите, что подтверждает публичность заседаний. Суд осуществлял свою деятельность при прямом участии присутствующих на судебном заседании лиц. 3 февраля 1918 г. был принят Декрет о суде N 2 <8>, отменивший указанное правило, не устанавливающий конкретного положения о публичном слушании дела. Но в ст. 8 Декрета прямо подчеркивалось, что в судопроизводстве суды руководствуются Судебными уставами 1864 г. с оговоркой "поскольку таковые не отменены декретами... и не противоречат правосознанию трудящихся классов", а принцип открытости судебного заседания как раз и не противоречил правосознанию. Спустя полгода, 13 июля 1918 г. был принят Декрет о суде N 3 <9>, который не ответил на вопрос о допустимости применения судами РСФСР норм дореволюционного законодательства. Поэтому и после издания Декрета N 3 формально допускалась возможность такого применения в порядке, определенном Декретом N 2. Следовательно, открытое судебное разбирательство не запрещалось. Однако этот вопрос следовало однозначно урегулировать в нормативном акте, так как принцип и в то время по значению был основополагающим. Это произошло с принятием Конституции СССР 1936 г. <10>, согласно ст. 111 которой "разбирательство дел во всех судах СССР открытое, поскольку законом не предусмотрены исключения, с обеспечением обвиняемому права на защиту". Данное положение было продублировано и в ст. 115 Конституции РСФСР 1937 г. <11>. Без каких-либо оговорок заявлялось, что в закрытых судебных заседаниях дела не рассматриваются. Это не вполне понятно, так как в действующем тогда УПК РСФСР 1923 г. в ст. 19 указывалось: "Все судебные заседания публичны. Удаление публики из зала заседания на все время заседания или на часть его допускается не иначе как по мотивированному определению суда и при том лишь в случаях, где представляется необходимым охранить военную, дипломатическую или государственную тайну, а также по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 166 - 169 Уголовного кодекса" <12>. В ст. ст. 20 и 21 УПК РСФСР 1923 г. также устанавливалось, что "лица моложе 14 лет в зал судебного заседания не допускаются" и "при слушании дела при закрытых дверях приговор во всяком случае провозглашается публично".

<7> Собрание узаконений РСФСР. 1917. N 4. Ст. 50.
<8> URL: http://www.rusarchives.ru/statehood/08-19-dekret-o-sude-1918.shtml (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).
<9> URL: http://www.rusarchives.ru/statehood/08-19-dekret-o-sude-1918.shtml (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).
<10> Конституция (Основной Закон) СССР. Утверждена Постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов СССР от 5 декабря 1936 г. URL: http://www.rusarchives.ru/statehood/09-11-konstitution-1936.shtml (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).
<11> Конституция (Основной Закон) РСФСР. Утверждена Постановлением Чрезвычайного XVII Всероссийского Съезда Советов от 21 января 1937 г. URL: http://constitution.garant.ru/ (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).
<12> Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 15 февраля 1923 г. // Собрание узаконений РСФСР. 1923. N 7.

В 1958 г. Законом СССР утверждены Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик <13>. В ст. 12 этого документа "Гласность судебного разбирательства" правило об открытости было сформулировано несколько иначе, в отличие от предыдущего регулирования по УПК РСФСР 1923 г.: "Разбирательство дел во всех судах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны. Закрытое судебное разбирательство, кроме того, допускается по мотивированному определению суда по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, по делам о половых преступлениях, а также по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц. Слушание дел в закрытом заседании суда осуществляется с соблюдением всех правил судопроизводства. Приговоры судов во всех случаях провозглашаются публично". УПК РСФСР <14>, принятый в 1960 г., в ст. 18 "Гласность судебного разбирательства" <15> дублировал положение ст. 12 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Целесообразно отметить, что в то время на международном уровне были приняты правовые акты, закрепившие в том числе и общие положения о гласности, которым Советский Союз официально тогда не следовал, однако правила внутреннего законодательства того периода явно не противоречили этим правовым основам. Так, в ст. 6 Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" 1950 г. <16> было установлено: "Каждый имеет право... при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или его часть по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также если это требуется в интересах несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, совершенно необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия". Это правило, по сути, повторяло ст. 14 принятого впоследствии Международного пакта "О гражданских и политических правах" <17>: "Печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого". На уровне Основного Закона страны положение об открытости судебного разбирательства с указанием на исключения было сформулировано в принятой в 1977 г. Конституции СССР <18>. В соответствии со ст. 157 Конституции СССР 1977 г., "разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом заседании суда допускается лишь в случаях, установленных законом, с соблюдением при этом всех правил судопроизводства". И естественно, ст. 169 Конституции РСФСР 1978 г. <19> дублировала это положение.

<13> Закон СССР от 25 декабря 1958 г. "Об утверждении Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик". URL: http://base.consultant.ru/ (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).
<14> Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27.10.1960. Принят третьей сессией ВС РСФСР 5-го созыва. Был введен в действие с 01.01.1961 (в ред. Федеральных законов от 29.12.2001 N 183-ФЗ и N 192-ФЗ) // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. N 40. Ст. 592.
<15> В ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.1983; Закона РФ от 29.05.1992 N 2869-1 // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1983. N 32. Ст. 1153; Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 27. Ст. 1560.
<16> Европейская конвенция "О защите прав человека и основных свобод". Принята 4 ноября 1950 г., ратифицирована Россией 5 мая 1998 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. N 2. Ст. 163.
<17> Международный пакт "О гражданских и политических правах". Принят 16 декабря 1966 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17. Ст. 291.
<18> Конституция (Основной Закон) СССР. Принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 октября 1977 г. URL: http://constitution.garant.ru/ (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).
<19> Конституция (Основной Закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Принята 12 апреля 1978 г. URL: http://constitution.garant.ru/ (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).

Такое правовое регулирование существовало вплоть до начала коренных преобразований в стране, после прекращения существования СССР (РСФСР). Принятая в 1991 г. Концепция судебной реформы в РСФСР <20> констатировала кризис юстиции: "Почти половина судей РСФСР из-за отсутствия залов судебного заседания вынуждена рассматривать уголовные и гражданские дела в кабинетах, нарушая принцип гласности". Этим фактически официально признавалось, что принцип открытости судебного разбирательства в СССР (РСФСР) был провозглашен, но не действовал в полной мере.

<20> Постановление Верховного Совета РСФСР от 24.10.1991 N 1801-1 "О Концепции судебной реформы в РСФСР" // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991 г. N 44. Ст. 1435.

Принятая в 1993 г. Конституция РФ в ч. 1 ст. 123 закрепила ранее существовавшее конституционное правило: "Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом заседании суда допускается в случаях <21>, предусмотренных федеральным законом". А в ст. 9 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" <22> это положение было продублировано. Но впервые вместо термина "гласность судебного разбирательства" при обозначении названия принципа в Законе был использован термин "гласность в деятельности судов", который имеет более широкое смысловое значение, так как это не только открытость судебного заседания, но и информация о суде, о результатах судебной деятельности.

<21> Случаи, когда допускается слушание дел в закрытом заседании суда, предусмотрены в процессуальных кодексах (УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ) и в КоАП РФ. Причем перечень случаев, закрепленных в данных законах, является исчерпывающим.
<22> Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (в ред. от 05.02.2014) // Российская газета. 1997. 6 янв.

В условиях нового времени возлагались надежды на полную и эффективную реализацию принципа гласности судопроизводства. В 1991 г. был принят Закон "О средствах массовой информации" <23>, закрепивший в п. 2 ч. 1 ст. 47 право журналистов посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, либо их пресс-службы, в том числе и суды. Однако история повторялась. Неслучайно в принятом в 2001 г. Постановлении Правительства РФ "О Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России" на 2002 - 2006 гг." <24> указывалось на необходимость информатизации судебной системы, что "позволит обеспечить... открытость работы всей судебной системы... полноту и достоверность информации о деятельности судов". Несомненно, проблема реализации такого важного принципа правосудия, как гласность, существовала и в 1990-е гг.

<23> Закон от 27.12.1991 N 2124-1 "О средствах массовой информации" (в ред. от 02.07.2013) // Российская газета. 1992. 8 февр.
<24> Постановление Правительства РФ от 20.11.2001 N 805 "О Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России" на 2002 - 2006 гг." (с изм. от 06.02.2004) // Собрание законодательства РФ. 2001. N 49. Ст. 4623.

В 2001 г. был принят УПК РФ <25>, закрепивший положение о гласности как об общем условии судебного разбирательства в ст. 241, содержащей 7 частей <26>, разительно отличающейся от предшествующей нормы (в УПК РСФСР).

<25> Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 N 174-ФЗ (в ред. от 03.02.2014) // Собрание законодательства РФ. 24.12.2001 N 52 (ч. I). Ст. 4921.
<26> В действующей редакции 8 частей.

В 2006 г. принимается очередное Постановление Правительства РФ "О Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России" на 2007 - 2011 гг." <27>, фактически посвященное проблеме реализации принципа гласности и доступности судопроизводства. Программа предполагает комплексное решение проблем обеспечения доступности, открытости и прозрачности правосудия, повышения доверия общества к правосудию и эффективности рассмотрения дел. Утверждается, что существующая закрытость судебной системы не является отражением целенаправленной политики судов. Напротив, суды стремятся стать прозрачными для общества. Проблема состоит в том, что обеспечение открытости правосудия требует значительных финансовых затрат, в частности для создания систем по размещению необходимой информации (прежде всего текстов судебных решений) в сети Интернет, обеспечения свободного доступа в залы судебных заседаний.

<27> Постановление Правительства РФ от 21.09.2006 N 583 "О Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России" на 2007 - 2011 гг.". URL: http://www.government.ru (дата обращения: 24 февраля 2014 г.).

Здания судов не предполагают разделения на присутственные (залы судебных заседаний) и служебные зоны (кабинеты судей и работников аппарата), что не позволяет обеспечить безопасность лиц, причастных к осуществлению правосудия, в случае открытия суда для свободного доступа. Многие здания судов не имеют приспособленных для судебных заседаний залов. Это существенно ограничивает доступность правосудия. Залы судебных заседаний обязательно должны иметь соответствующие места для посетителей и представителей средств массовой информации. Лица, желающие посетить судебные слушания, не должны подвергаться каким-либо сложным процедурам допуска в такие залы. Возможность посещения суда не может ставиться в зависимость от процессуального статуса лица.

Важным шагом на пути решения проблемы реализации принципа гласности правосудия стало принятие в 2008 г. Федерального закона "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" <28> (далее - Закон об обеспечении доступа к информации), в котором устанавливаются основы обеспечения доступа пользователей к информации о деятельности судов, обеспечивается расширение открытости и гласности судебной деятельности, информационной доступности судебных актов и права граждан на доступ к информации, а также определяются принципы взаимодействия судов и средств массовой информации.

<28> Федеральный закон от 22.12.2008 N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" (в ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства РФ. 2008. N 52 (ч. I). Ст. 6217.

В принятом в 2011 г. Федеральном конституционном законе "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" <29> в ч. 5 ст. 5 установлено общее правило об открытости судебного разбирательства.

<29> Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" (в ред. от 01.12.2013) // Российская газета. 2011. 11 февр.

И тем не менее проблему полностью решить не удалось. Именно поэтому в распоряжении Правительства РФ "Об утверждении Концепции Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2013 - 2020 гг." <30> отмечается, что "обеспечение доступа граждан к правосудию и обеспечение его максимальной открытости и прозрачности, реализация принципа независимости и объективности при вынесении судебных решений являются основными направлениями дальнейшего развития судебной системы. От освещения деятельности судов зависят предупреждение коррупционных проявлений, формирование доверия к российской судебной системе, прозрачность, публичность и гласность правосудия". В рамках реализации Программы предусматривается выполнение комплекса мероприятий по информатизации судебной системы и внедрению современных информационных технологий в деятельность судов. Эти технологии обеспечат большую доступность граждан к средствам судебной защиты, информированность граждан о деятельности судебной системы, а также дальнейшее укрепление связи судов с населением, и одновременно повышение уровня доверия к судебной власти. В результате возникнет своеобразная форма контроля общества над отправлением правосудия.

<30> Распоряжение Правительства РФ от 20.09.2012 N 1735-р "Об утверждении Концепции Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2013 - 2020 гг." // Собрание законодательства РФ. 2012 г. N 40. Ст. 5474.

Очевидно усиленное стремление разрешить проблемы реализации принципа гласности, в связи с чем разработчиками программы и предлагается комплексный подход.

Поскольку обеспечение доступа граждан к правосудию и обеспечение его максимальной открытости и прозрачности являются основными направлениями дальнейшего развития судебной системы, то Пленум Верховного Суда РФ принимает 13 декабря 2012 г. Постановление "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов", в котором дает разъяснения о том, как судам необходимо обеспечивать реализацию конституционного принципа правосудия об открытости судопроизводства. По сути, предложен комментарий к отраслевым правовым нормам о гласности. Между тем представляется, что некоторые аспекты этого принципиального положения по-прежнему нуждаются в доработке на уровне законодательного регулирования.

Нет сомнений, что, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, гласность судопроизводства предполагает не только присутствие слушателей в зале суда. Присутствующие имеют право без какого-либо разрешения вести письменную запись и аудиозапись. На практике аудиозапись судебного процесса, сделанная участниками судебного разбирательства, используется, как правило, для принесения замечаний на протокол судебного заседания.

Согласно п. 13 Постановления Пленума, к письменной форме фиксации хода судебного разбирательства относятся в том числе ведение непосредственно в сети Интернет текстовых записей, осуществляемых с помощью компьютерных и иных технических средств, а также зарисовки судебного процесса. При этом фотографирование, киносъемка и видеозапись в зале могут производиться только с разрешения председательствующего судьи. Перечислены 3 вида фиксации информации - фотосъемка, киносъемка и видеозапись, которые могут производиться только с разрешения суда. Перечень исчерпывающий, то есть нет слов "иные виды записи". Между тем, например, в силу ч. 7 ст. 11 АПК РФ возможна также трансляция судебного заседания арбитражного суда по радио и телевидению, которая допускается с разрешения судьи - председательствующего в судебном заседании. А в уголовном процессе об этом может идти речь? В п. 13 Постановления Пленума на этот вопрос ответ дается следующим образом: "Фотосъемка, видеозапись, киносъемка, а также трансляция по радио и (или) телевидению хода судебного разбирательства могут осуществляться исключительно с разрешения суда (ч. 7 ст. 10 ГПК РФ, ч. 3 ст. 24.3 КоАП РФ, ч. 5 ст. 241 УПК РФ). В таком же порядке допускается осуществление видеотрансляции хода судебного разбирательства в сети Интернет". Однако в ч. 5 ст. 241 УПК РФ об указанных в Постановлении Пленума видах трансляции хода судебного разбирательства нет речи. Получается, Пленум Верховного Суда РФ дал судам нормативное предписание, будучи правоприменительным органом. Было бы, несомненно, лучше внести поправки законодательным путем. Иначе тот же журналист, полагающий, что необходимо руководствоваться положением ст. 241 УПК РФ, а не Постановлением Пленума, которое содержит обязательные рекомендации для судов, будет думать, что если перечень видов записи, производимых с разрешения суда, исчерпывающий, то остальные виды записи могут производиться без получения предварительного разрешения председательствующего судьи.

Между тем возможен и другой вариант рассуждений по этому вопросу. Когда появилось положение о том, что фотосъемка, киносъемка и видеозапись производятся только по разрешению председательствующего судьи, это обосновывалось следующим образом. Производство фотосъемки, киносъемки и видеозаписи было невозможно без перемещений по залу, установки микрофонов, осветительных приборов и т.д. Да и сама процедура съемки была сопряжена с дополнительными световыми и звуковыми помехами (вспышка, звук от произведенного фотоаппаратом снимка и др.) Все это могло создавать дополнительные трудности в поддержании надлежащего порядка в зале, затруднить работу судей. Соответственно, необходимо было их разрешение на производство фотосъемки, киносъемки и видеозаписи. Сегодня технические характеристики аппаратов, при помощи которых и осуществляется фотосъемка, киносъемка и видеозапись, таковы, что просто нет вышеназванных помех, а следовательно, и соответствующих затруднений в работе судей. Но получение разрешения председательствующего судьи (не уведомления) по-прежнему необходимо. При этом в ст. 241 УПК РФ не указан порядок получения разрешения и не установлена обязанность суда мотивировать отказ в даче разрешения (согласия) на производство того или иного вида записи. Это урегулировал Пленум Верховного Суда РФ (п. 15 Постановления Пленума). Кроме того, на практике нет однозначного ответа на вопрос, когда судья вправе (или обязан?) отказать в даче разрешения (согласия) на производство того или иного вида записи, при этом не ограничивая право на открытое судебное разбирательство, так как если невозможно ведение видеозаписи, например, в связи с изучением информации о частной жизни лица, - режим рассмотрения дела должен быть закрытым <31>. Допустим ли вообще такой отказ в условиях провозглашенного законом гласного судебного разбирательства, или открытость "под условием", когда "пусть слышат, но не видят" приемлема? И это при очевидном стремлении государства обеспечить реальную реализацию гласности судебного разбирательства. Думается, принцип гласности не может "работать наполовину". Если судебный процесс объявляется открытым, то судья и участвующие в судебном разбирательстве лица должны понимать, что это означает, они должны быть психологически готовы к тому, что возможна запись судебного заседания при помощи разнообразных технических устройств, что решение суда будет впоследствии размещено на официальном сайте суда в сети Интернет. Иначе, если невозможно ведение видеозаписи в открытом процессе, рассмотрение уголовного дела должно проходить в закрытом судебном заседании, тогда и аудиозапись недопустима. Принцип гласности дисциплинирует всех участников судебного разбирательства, повышает ответственность судей и в то же время способствует их защите от необоснованных подозрений в нарушении правил судопроизводства, в превышении должностных полномочий. Но при современном регулировании этого вопроса судья может оказаться в затруднительной ситуации. Проблему важно решить.

<31> В п. 14 Постановления Пленума даны общие разъяснения на этот счет: "такая фиксация возможна по любому делу, за исключением случаев, когда она может привести к нарушению прав и законных интересов участников процесса".

Итак, гласность - конституционный принцип правосудия, без которого немыслим демократический уголовный процесс. Гласности посвящены и ст. 241 УПК РФ, и соответствующее Постановление Пленума Верховного Суда РФ. Однако только принять рекомендательный акт или закон недостаточно. Имеет значение то, будет ли правило исполняться. Важно, чтобы судьи, исполняющие предписания законодательных норм-принципов, не испытывали внутреннего сопротивления (дискомфорта) при применении этих норм, чтобы считали их собственными убеждениями, принципиальными требованиями к себе.

Чем обоснует суд отказ?

По Конституции для нас

Доступны залы всех судов.

К открытости судья готов!

Библиография

  1. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / Под ред. Л.И. Скворцова. 27-е изд., испр. М.: Мир и образование, 2013. 736 с.
  2. Черных И.И. Система подготовки дела к судебному разбирательству // LEX RUSSICA (РУССКИЙ ЗАКОН). 2009. N 3. С. 673 - 684.

References (transliteration)

  1. Ozhegov S.I. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka / Pod red. L.I. Skvortsova. 27-e izd., ispr. M.: Mir i obrazovanie, 2013. 736 s.
  2. Chernykh I.I. Sistema podgotovki dela k sudebnomu razbiratel'stvu // LEX RUSSICA (RUSSKII ZAKON). 2009. N 3. C. 673 - 684.