Мудрый Юрист

Уголовно-процессуальная профилактика в России: вчера, сегодня, завтра

Данилова Светлана Ивановна, докторант Всероссийского государственного казенного учреждения "Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации", кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматривается современное состояние российской уголовно-процессуальной профилактики, а также перспективы ее дальнейшего развития; содержатся предложения по использованию положительного отечественного опыта в части ее законодательной регламентации и реализации на практике.

Ключевые слова: Российская уголовно-процессуальная профилактика, современное состояние, исторический опыт, перспективы развития.

Criminal-procedure of prophylactics in Russia: yesterday, today and tomorrow

S.I. Danilova

Danilova Svetlana Ivanovna, doctoral student, All-Russia State Governmental Institution "All-Russia Scientific-Research Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation", candidate ofjuridical sciences, assistant professor.

The article discusses the current state of the Russian criminal procedure prevention, as well as prospects of its further development; contains suggestions for the use of a positive Russian experience in its legislative regulation and implementation in practice.

Key words: Russian criminal procedure prevention, current state, historical experience, prospects for development.

Идея о приоритете профилактики преступности перед карательной политикой государства была высказана еще Платоном в IV в. до н.э., однако практическое воплощение в жизнь, по справедливому замечанию ряда авторов, "она получила сравнительно недавно" <1>.

<1> Кобец П.Н. Профилактика преступности как сложный, многогранный процесс в условиях России начала второго десятилетия XXI столетия // Российский следователь. 2012. N 20. С. 27.

Анализ истории формирования профилактики преступлений, осуществляемой в ходе уголовного судопроизводства (иными словами, уголовно-процессуальной профилактики), свидетельствует о неоднозначности подхода к этой проблеме на различных этапах функционирования отечественной правовой системы. Это, безусловно, не могло не отразиться как на развитии такого важного направления внутригосударственной политики, как предупреждение преступности и обеспечение общественного порядка в целом, так и на современном состоянии профилактической деятельности органов предварительного расследования и суда в частности. А между тем именно это состояние обусловливает перспективы дальнейшего развития уголовно-процессуальной профилактики, что представляется немаловажным для функционирования уголовного судопроизводства в целом, поскольку эффективная профилактика способствует и эффективности уголовного процесса, тогда как неэффективная профилактика нередко свидетельствует о неэффективности последнего.

При этом следует отметить, что такой термин, как "уголовно-процессуальная профилактика", никогда не использовался в отечественном законодательстве. Не используется он и в настоящее время, тогда как разработка этого понятия с целью его последующего законодательного закрепления в качестве правовой дефиниции является, на наш взгляд, одной из первостепенных задач. Именно понятию уголовно-процессуальной профилактики, выражаясь образным языком, надлежит стать тем краеугольным камнем, который должен быть заложен в основу разработки и построения нового процессуального института, что охватывал бы всю превентивную деятельность, реализуемую в рамках уголовного судопроизводства по уголовным делам.

Эта цель продиктована реалиями современной жизни, которая все настоятельнее требует усиления предупредительной составляющей российской уголовной политики. Данный вывод основан на анализе Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации 12 мая 2009 г. N 537, согласно которой совершенствование нормативного правового регулирования предупреждения и борьбы с преступностью, расширение международного сотрудничества в правоохранительной сфере должны стать главными направлениями государственной политики в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности <2>.

<2> См.: Собрание законодательства РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.

Между тем сфера предупреждения преступности до сих пор далека от совершенства по причине отсутствия ее надлежащей правовой регламентации. Свидетельством этого, в частности, является то обстоятельство, что в России до сих пор не принят самостоятельный федеральный закон профилактической направленности, хотя идея его создания зародилась более двадцати лет назад. С тех пор неоднократно предпринимались попытки по ее реализации.

В настоящее время на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации находится проект Федерального закона "Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации". Однако, следует отметить, среди ученых и практиков нет однозначной позиции относительно его содержательной части, некоторые положения указанного законопроекта весьма спорны и подвергаются критике.

Вместе с тем, учитывая сложность поставленной цели, обусловленной прежде всего многоаспектностью современной системы предупреждения преступлений, затрагивающей многие отрасли и институты отечественного права, полагаем, что работа над вышеуказанным законопроектом должна быть продолжена и доведена до ее полного логического завершения, хотя на это может потребоваться достаточно продолжительное время. Причем в ходе этой работы, как и при разработке института уголовно-процессуальной профилактики, должен быть учтен положительный опыт законодательной регламентации и реализации предупреждения преступлений, который был накоплен в советский период.

Эту идею разделяют не только ученые и практические работники, она нашла свое отражение также в Дорожной карте дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации 2013 года, в п. 5.1 которой упоминается о необходимости "возрождения апробированных форм и методов профилактики правонарушений" <3>.

<3> Дорожная карта МВД. URL: http://stopcriminal.ru/nauchnye-stati/633/?attention=y (дата обращения: 24.05.2014).

В связи с этим возникает вопрос: какие именно формы и методы профилактики могут быть реанимированы и с успехом использованы в современных условиях? Полагаем, что в данном случае следует исходить:

во-первых, из условий, в рамках которых те или иные формы и методы внедрялись в правоприменительную деятельность, причем современные условия по возможности должны быть с ними схожи. В то же время явно устаревшие профилактические формы, на наш взгляд, должны быть отметены как не соответствующие реалиям сегодняшнего дня;

во-вторых, необходимо максимально учесть все ошибки, которые на определенном этапе привели к тому, что ранее эффективные профилактические формы и методы со временем оказывались малоэффективными, дабы не повторить этот печальный опыт.

Такой избирательный подход позволил бы не только активизировать профилактику преступлений, реализуемую в рамках уголовного судопроизводства, но и вывести ее на иной, более качественный уровень.

Что именно может быть заимствовано из отечественного опыта в целях активизации и совершенствования уголовно-процессуальной профилактики?

  1. Существовавшая в советский период участковая система организации предварительного следствия. Она возникла в послевоенный период, когда в стране ввиду массовой демобилизации и разрухи сложилась неблагоприятная криминальная обстановка, в связи с чем в июле 1949 года был издан Приказ Генерального прокурора СССР N 131 "О введении участковой системы работы следователей", которым на следователей прокуратуры был возложен ряд обязанностей, включая организацию профилактической деятельности на закрепленном за каждым из них участке. Другими словами, досудебная профилактика преступлений в то время стала осуществляться на основе принципа территориального построения деятельности следователей прокуратуры, что позволило наряду с иными (в том числе общественными) мерами стабилизировать ситуацию и обеспечить правопорядок в стране <4>.
<4> Подробнее об этом см.: Данилова С.И. Особенности формирования и развития профилактики преступлений, осуществляемой на стадии предварительного расследования в советский период // История государства и права. 2013. N 24. С. 36, 39.

Полагаем, возрождение и поэтапное внедрение указанной системы в организацию деятельности не только следователей органов внутренних дел, но и дознавателей могли бы иметь весьма положительный эффект, поскольку в этом случае именно профилактика, а не расследование преступлений приобрела бы приоритетное значение.

К тому же не следует забывать, что в настоящее время этот принцип используется при организации деятельности участковых уполномоченных полиции, причем весьма неплохо, если учитывать то обстоятельство, что за все время функционирования он не претерпел глобальных изменений и не был отменен по причине признания его неэффективности.

  1. Для оптимизации уголовно-процессуальной профилактики, как было отмечено ранее, необходимо также создание нового процессуального института, который позволил бы охватить всю профилактическую деятельность, реализуемую в рамках уголовного судопроизводства по уголовным делам. Эта задача является весьма сложной, поскольку для ее решения отечественный законодатель мало что может позаимствовать из советской системы права. Анализ Основ уголовного судопроизводства Союза ССР, а также УПК РСФСР свидетельствует о том, что хотя в них и содержались правовые предписания профилактического характера, однако вряд ли можно говорить о какой-либо их системности. В то же время в УПК РСФСР 1960 года по сравнению с УПК РФ было гораздо больше статей, которые регламентировали превентивную деятельность органов предварительного расследования, прокурора и суда, что придавало определенную весомость профилактике преступлений, реализуемой в рамках уголовного судопроизводства. В ряде случаев они дублировали друг друга и не были совершенны с точки зрения юридической техники, но в них содержались предписания, в том числе имеющие весьма позитивное значение для эффективной реализации уголовно-процессуальной профилактики (например, обязывающие следователя широко использовать помощь общественности для раскрытия преступлений, розыска лиц, их совершивших, а также для выявления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступных деяний - ст. 128 УПК РСФСР и др.), которые впоследствии были утрачены.

Весьма подробно в УПК РСФСР были прописаны полномочия суда в части вынесения частных определений (постановлений) профилактического характера. Так, например, в части 5 ст. 21.2 УПК РСФСР указывалось, что "суд может частным определением (постановлением) довести до сведения соответствующего предприятия, учреждения или организации о проявленных гражданином высокой сознательности, мужестве при выполнении общественного долга, содействовавших пресечению или раскрытию преступления". Данная статья была введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 года <5>, однако впоследствии в связи с утратой УПК РСФСР юридической силы она прекратила свое существование и так и не нашла своего законодательного закрепления. А между тем в указанной процессуальной норме заложена весьма ценная идея, благодаря которой уголовно-процессуальная профилактика может реализоваться на практике, в том числе посредством превентивных поощрительных мер, которые в настоящее время лишены какой-либо законодательной регламентации на уровне УПК РФ.

<5> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1983. N 32. Ст. 1153.

Более того, Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР предупреждение преступлений провозглашалось в качестве одной из задач советского уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК РСФСР), тогда как назначение российского уголовного судопроизводства лишено превентивной составляющей (ст. 6 УПК РФ).

При разработке института уголовно-процессуальной профилактики необходимо использование также достижений отечественной доктрины как советского, так и постсоветского периодов. По нашему мнению, это весьма важно, поскольку не все прогрессивные идеи тех времен нашли свое законодательное закрепление, хотя некоторые из них могли бы быть востребованными и сейчас.

  1. В настоящее время отчасти возрожден институт общественных помощников следователя, история возникновения которого в Российской империи уходит корнями в XIX век. Именно в это время у судебных следователей были помощники в лице рассыльных и письмоводителей, которые в отличие от самих следователей, состоявших на должности и имеющих соответствующие классные чины, находились на государственной службе по вольному найму. Причем письмоводители были гораздо ближе к процессуальной деятельности следователя, поскольку выполняли при них функцию секретарей (делопроизводителей): составляли протоколы следственных действий, переписывали постановления и другие процессуальные документы следователя <6>. Однако, несмотря на то что благодаря указанным функциям письмоводители имели доступ к материалам уголовного дела, они не обладали полномочиями по осуществлению процессуальной деятельности <7>.
<6> Подробнее об этом см.: Власов В.И., Гончаров Н.Ф. История розыскного процесса в России (законодательство и практика). Домодедово, 1997. С. 87 - 89.
<7> О помощнике следователя. URL: http://www.lawtech.ru/pub/pomosh.htm (дата обращения: 27.05.2014).

В советский период упоминание о помощниках следователя было связано с указанием Генеральной прокуратуры СССР от 18 декабря 1962 года N 5/92. Согласно этому указанию последние, наряду с выполнением прочих обязанностей, должны были оказывать содействие работникам органов предварительного следствия в осуществлении профилактики преступлений.

После распада Советского Союза многие нормативные акты, в том числе и ведомственного характера, утратили свою силу. Это произошло и с теми правовыми актами, которые регламентировали деятельность общественных помощников следователя. Их заменили российские законные и подзаконные нормативные акты. В числе последних Приказ МВД России от 15 июня 1992 года N 197 "О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов ОВД" и Приказ Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 15 мая 2008 года N 50 "Об утверждении Положения об общественном помощнике следователя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации". Благодаря этим ведомственным нормативным актам у следователей органов внутренних дел и Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации появились общественные помощники.

Однако впоследствии вышеуказанный Приказ МВД России утратил свою силу, а Приказ Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации был заменен Приказом Следственного комитета Российской Федерации от 4 мая 2011 года N 74 "Об организации работы с общественными помощниками следователя в системе Следственного комитета Российской Федерации", утвердившим Положение об общественном помощнике следователя Следственного комитета Российской Федерации. Согласно этому Положению общественный помощник в настоящее время не может выполнять процессуальные полномочия следователя, участвовать в уголовном процессе в качестве иного участника уголовного судопроизводства (эксперта, специалиста, переводчика, понятого и т.д.) по уголовным делам (проверкам сообщений о преступлении), находящимся в производстве того следственного органа, где он (помощник) осуществляет свою деятельность. В его полномочия входит оказание технической, информационной и организационной помощи следователю в его работе, подготовка в соответствии с поручением следователя проектов документов (п. 17 Положения) <8>.

<8> См.: Приказ Следственного комитета Российской Федерации от 4 мая 2011 г. N 74 "Об организации работы с общественными помощниками следователя в системе Следственного комитета Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Что касается следователей органов внутренних дел, то они в настоящее время лишены общественных помощников. В связи с этим нам представляется весьма перспективной идея воссоздания некогда утраченного комплекса правовых положений, регламентирующих деятельность именно общественных помощников следователей системы МВД России. Это позволило бы: во-первых, повысить качество предварительного расследования и досудебной профилактики преступлений, осуществляемой следователями органов внутренних дел, за счет их разгрузки в части технической, информационной и организационной работы; во-вторых, помочь следователям в плане налаживания связи с населением, в том числе для решения профилактических задач.

Более того, институт общественных помощников следователей органов внутренних дел - хорошая школа в плане профессиональной адаптации для тех, кто в будущем решил связать свою жизнь со следственной работой в системе МВД России. В связи с этим полагаем, что этот опыт весьма целесообразно было бы распространить также на работу дознавателей, а именно создать институт общественного помощника дознавателя органов внутренних дел Российской Федерации.

  1. Уголовно-процессуальная профилактика наряду с процессуальными включает в себя также так называемые непроцессуальные профилактические меры. Под последними в теории уголовного процесса принято считать такие превентивные меры, которые хотя и осуществляются в рамках уголовного судопроизводства, но лишены законодательной регламентации на уровне Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В настоящее время основным нормативным актом ведомственного характера, регламентирующим профилактическую деятельность следователя и дознавателя органов внутренних дел, является Приказ МВД России от 17 января 2006 года N 19 "О деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений" (в ред. от 30.12.2011). Однако многие профилактические меры, которые были выработаны и апробированы на практике, к сожалению, не получили регламентации в этом ведомственном нормативном акте, хотя в ранее действовавшем Приказе МВД России от 11 августа 1998 года N 490 "Об утверждении нормативных актов о деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений" (в ред. от 13.01.2003) они были перечислены.

К числу таких профилактических мер относятся выступления сотрудников органов предварительного расследования с сообщениями в образовательных учреждениях, трудовых коллективах, перед населением о результатах расследованных и рассмотренных в суде уголовных дел, о причинах и условиях, способствовавших совершению преступлений, а также публикации и выступления по этим вопросам в средствах массовой информации и т.д. <9>.

<9> См.: Приказ МВД России от 11 августа 1998 года N 490 "Об утверждении нормативных актов о деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений" (в ред. от 13.01.2003) // СПС "КонсультантПлюс".

Для того чтобы использовать эти профилактические меры, нередко издаются соответствующие ведомственные нормативные акты на уровне органов внутренних дел субъектов Российской Федерации. Однако, на наш взгляд, это не самый лучший выход из сложившейся ситуации, поскольку все эти профилактические меры должны быть надлежащим образом регламентированы на уровне Приказа МВД России.

К сожалению, в рамках указанной статьи не представляется возможным осветить все те проблемы уголовно-процессуальной профилактики, которые отчасти могли бы быть разрешены путем использования положительного отечественного опыта законодательной регламентации, правоприменительной деятельности, а также достижений отечественной доктрины советского и постсоветского периодов. Вместе с тем, представляется, движение в этом направлении позволит не только исправить современное положение, в котором оказалась уголовно-процессуальная профилактика, но и явится хорошей основой для развития и апробирования новых идей. Последние, на наш взгляд, должны быть связаны с:

Литература

  1. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1983. N 32. Ст. 1153.
  2. Власов В.И., Гончаров Н.Ф. История розыскного процесса в России (законодательство и практика). Домодедово, 1997. С. 87 - 89.
  3. Данилова С.И. Особенности формирования и развития профилактики преступлений, осуществляемой на стадии предварительного расследования в советский период // История государства и права. 2013. N 24. С. 36, 39.
  4. Кобец П.Н. Профилактика преступности как сложный, многогранный процесс в условиях России начала второго десятилетия XXI столетия // Российский следователь. 2012. N 20. С. 27.
  5. Приказ МВД России от 11 августа 1998 г. N 490 "Об утверждении нормативных актов о деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений" (в ред. от 13.01.2003) // СПС "КонсультантПлюс".
  6. Приказ Следственного комитета Российской Федерации от 4 мая 2011 г. N 74 "Об организации работы с общественными помощниками следователя в системе Следственного комитета Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
  7. Собрание законодательства РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.