Мудрый Юрист

Террористическое сообщество и террористическая организация: проблемы квалификации

Ульянова Вера Владимировна, доцент Новосибирского государственного университета экономики и управления, кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются проблемы квалификации деяний, связанных с организацией и участием в террористическом сообществе и деятельности террористической организации. Автор приходит к выводу, что проблемы применения уголовной ответственности за данные преступления связаны с необходимостью правильного определения признаков террористического сообщества и террористической организации. В связи с этим в статье на основе анализа уголовного законодательства и правоприменительной практики проводится их сравнение с такими формами соучастия, как организованная группа и преступное сообщество (преступная организация), сформулированы рекомендации по отграничению от иных организованных преступных формирований.

Ключевые слова: террористическое сообщество; террористическая организация; организованная группа; преступное сообщество (преступная организация); форма соучастия.

A terrorist society and terrorist organization: problems of classification

V.V. Ulyanova

Ulyanova Vera Vladimirovna, PhD (Law), Assoc. Prof., Novosibirsk State University of Economics and Administration.

This article discusses the problems of qualification of acts related to the organization of and participation in the terrorist community and the activities of the terrorist organization. The author comes to the conclusion that the problems of criminal responsibility for these crimes connected with the necessity of proper definition of the signs of terrorist community and terrorist organizations. In this regard, the article on the basis of the analysis of criminal legislation and law enforcement practice is compared with such forms of complicity as an organized group or criminal community (criminal organization), recommendations on delimitation from other organized crime groups.

Key words: terrorist community; terrorist organization; organized group; criminal community (criminal organization); form of complicity.

Федеральным законом от 2 ноября 2013 г. N 302-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <1> в УК РФ внесен ряд изменений и дополнений, направленных на усиление уголовной ответственности за совершение преступлений террористической направленности. В первую очередь к ним относятся включение в уголовный закон новых ст. 205.4, 205.5, предусматривающих ответственность за организацию террористического сообщества и участие в нем, а также за организацию деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации.

<1> СЗ РФ. 2013. N 44. Ст. 5641.

Внесение в российское уголовное законодательство подобных изменений было обусловлено признанием деятельности террористических организаций, группировок и отдельных лиц, направленной на насильственное изменение основ конституционного строя Российской Федерации, дезорганизацию нормального функционирования органов государственной власти, уничтожение военных и промышленных объектов, предприятий и учреждений, обеспечивающих жизнедеятельность общества, устрашение населения, одним из основных источников угроз национальной безопасности <2>.

<2> См.: Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 "Об утверждении Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года" // СЗ РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.

Кроме того, вопрос о необходимости введения в УК РФ самостоятельной нормы, предусматривающей ответственность за создание террористической организации и участие в ней, неоднократно поднимался в юридической литературе <3>. Причем авторы обосновывали свою позицию потребностью разрешения сложившейся практики привлечения к уголовной ответственности лица за организацию или участие в деятельности террористической организации по ст. 282.2 УК РФ, что влекло за собой нарушение принципа законности, запрещающего аналогию уголовного закона (ч. 2 ст. 3 УК РФ).

<3> См.: Елизаров И.Е. Уголовно-правовой анализ вовлечения в совершение преступлений террористического характера (ст. 205.1 УК РФ): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 171; Стешин А.Ю. Совершенствование уголовно-правового регулирования борьбы с финансированием террористической деятельности // Право в Вооруженных Силах. 2004. N 12. С. 18 - 22; Бурковская В.А. Уголовное преследование терроризма. М., 2008. С. 160; Ульянова В.В. Проблема уголовно-правового запрета создания и деятельности террористических организаций // Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2011: Материалы XIII Международной научно-практической конференции с элементами научной школы. В 2 ч. Ч. II. Уголовное право, уголовный процесс и криминалистика (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета, 1 - 2 апреля 2011 г.). Челябинск, 2011. С. 60 - 63.

Однако уголовно-правовая оценка признаков террористического сообщества и террористической организации, как и других организованных преступных формирований, создание которых с целью дальнейшего занятия преступной деятельностью было криминализировано законодателем (ст. 208, 209, 210, 239, 282.1, 282.2 УК РФ), создает немало трудностей в правоприменительной практике и вызывает множество споров в науке уголовного права.

Так, в силу ч. 1 ст. 205.4 УК РФ террористическим сообществом признается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.

Исходя из содержания данной статьи, возникает вполне закономерный вопрос, к какой из предусмотренных ст. 35 УК РФ форм соучастия следует относить террористическое сообщество. Судя по наименованию, а также учитывая то, что законодатель допускает наличие в террористическом сообществе структурных подразделений или частей, рассматриваемое организованное преступное формирование формально можно отнести к преступному сообществу. Однако террористическое сообщество в отличие от преступного сообщества не наделено такими его признаками, как "структурированность" и цель "совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды" (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Кроме того, в диспозиции ч. 1 ст. 205.4 УК РФ указывается такой признак террористического сообщества, как "устойчивость" группы, который в силу ч. 3 ст. 35 УК РФ относится к характеристике организованной группы, а не преступного сообщества.

С другой стороны, в ч. 4 ст. 35 УК РФ указано, что преступное сообщество может осуществлять свою преступную деятельность как в форме структурированной организованной группы, так и в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством <4>. Получается, что основой всякого преступного сообщества является организованная группа, т.е. устойчивая группа лиц. При этом организованным группам, составляющим основу преступного сообщества, кроме признака устойчивости, должны быть обязательно присущи альтернативные друг другу признаки - либо структурированности, которая подразумевает наличие в составе группы подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий, либо объединенности, включающей наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами <5>.

<4> См.: пункт 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)".
<5> См.: пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)".

Таким образом, по степени организованности террористическое сообщество может соответствовать и организованной группе, и преступному сообществу, поскольку с позиции законодателя террористическое сообщество представляет собой устойчивую группу лиц, заранее объединившихся в целях подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений террористической направленности, характеризующуюся: наличием в ее составе организатора (руководителя); стабильностью состава; тесной взаимосвязью между ее членами и согласованностью их действий <6>. Однако в диспозиции ч. 1 ст. 205.4 УК РФ законодатель дополнительно устанавливает ответственность за руководство частью террористического сообщества или входящими в такое сообщество структурными подразделениями. Следовательно, структурированность не обязательный, но возможный признак данного преступного формирования.

<6> См.: пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3; п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2; п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

Данный вывод подтверждается и тем, что в ч. 5 ст. 35 УК РФ после внесения в нее изменений Федеральным законом от 2 ноября 2013 г. N 302-ФЗ указывается, что лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 УК РФ.

Кроме того, подобную точку зрения разделяет Пленум Верховного Суда РФ применительно к экстремистскому сообществу, под которым он понимает устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для подготовки или совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности, характеризующуюся наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава, согласованностью действий ее участников в целях реализации общих преступных намерений. При этом экстремистское сообщество может состоять из структурных подразделений (частей) <7>. Мнение о зеркальной схожести уголовно-правовых норм ст. 282.1 и ст. 210 УК РФ также высказывалось в юридической литературе <8>.

<7> См.: пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности".
<8> См.: Мондохонов А.Н. Экстремистское сообщество - организованная группа или преступное сообщество? // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2010. N 15. С. 49 - 53.

Таким образом, по объективным признакам террористическое сообщество совпадает с признаками организованной группы и преступного сообщества, поэтому их отличие друг от друга следует проводить по признакам субъективной стороны.

Так, для террористического сообщества обязательно наличие цели осуществления террористической деятельности либо подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма. При этом для организованной группы цель не является конструктивным признаком. Преступное сообщество также характеризуется наличием специальной цели, которая в ч. 4 ст. 35 УК РФ определена как совместное совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Поскольку ряд преступлений террористической направленности относится к категории тяжких и особо тяжких, то при отграничении террористического сообщества от преступного сообщества необходимо учитывать, что преступная деятельность последнего направлена на получение прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, тогда как цели террористического сообщества носят политический, сепаратистский характер.

Не меньшие трудности складываются с определением формы соучастия и признаков террористической организации (ст. 205.5 УК РФ). Связано это с тем, что основания и порядок запрещения деятельности террористической организации предусмотрены не уголовным законом, а ст. 24 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму".

Поэтому, несмотря на то что в УК РФ понятие преступной организации употребляется как синоним понятия преступного сообщества (ч. 4 ст. 35 УК РФ, ст. 210 УК РФ), в научной литературе сформировалось мнение, что террористическую организацию (как, впрочем, и экстремистскую) нельзя считать разновидностью преступного сообщества, более того, она не относится ни к одной из предусмотренных ст. 35 УК РФ форм соучастия <9>. Такой вывод основан, прежде всего, на том, что обязательные признаки преступного сообщества (преступной организации) не указаны ни в диспозиции ст. 205.5 УК РФ, ни в диспозиции ст. 282.2 УК РФ. Не упоминается террористическая организация среди видов организованных преступных формирований, за создание и участие которых ответственность наступает по специальным нормам Особенной части УК РФ (ч. 5 ст. 35 УК РФ). Кроме того, применительно к террористической организации в диспозиции ст. 205.5 УК РФ не включены такие признаки объективной стороны, как создание и руководство, хотя последние предусмотрены ст. 205.4, 209, 210, 282.1 УК РФ.

<9> См.: Стешин А.Ю. Указ. соч. С. 18 - 22; Хлебушкин А.Г. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ): уголовно-правовая характеристика и квалификация // Уголовное право. 2014. N 2. С. 82 - 87.

Если применительно к деятельности экстремистской организации с этим мнением еще можно согласиться, то в части деятельности террористической организации указанный вывод является спорным. И вот почему.

По смыслу ст. 282.2 УК РФ экстремистская организация - это общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Основания и порядок ликвидации или запрещения деятельности таких общественного или религиозного объединения либо иной организации определены в ст. 7, 9 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" <10>. Кроме того, деятельность экстремистской организации в отличие от террористической не всегда является криминальной, например, в случае массового распространения экстремистских материалов (ст. 20.29 КоАП РФ). С учетом приведенных положений в науке уголовного права и сформулирован вполне закономерный вывод, что экстремистская организация не носит обязательного преступного характера и имманентной связи с какой-либо формой соучастия не имеет <11>.

<10> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031.
<11> См.: Халиков М.И. Ответственность за деятельность экстремистской организации: вопросы теории и судебной практики // Российский судья. 2011. N 10. С. 17 - 18; Хлебушкин А.Г. Квалификация деятельности экстремистской организации // Законность. 2012. N 3. С. 12 - 15.

Применение аналогичного вывода к деятельности террористической организации во многом было обосновано сформированной Верховным Судом практикой отождествления экстремистской и террористической организаций <12>. Однако такая позиция высшего судебного органа была убедительна лишь до момента включения в уголовный закон самостоятельной статьи, предусматривающей уголовную ответственность за организацию деятельности террористической организации и участие в ней.

<12> См.: пункт 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 8.

Так, согласно ст. 24 Федерального закона "О противодействии терроризму" организация признается террористической и подлежит ликвидации (ее деятельность - запрещению) по решению суда на основании заявления Генерального прокурора РФ или подчиненного ему прокурора в случае, если от имени или в интересах организации осуществляются организация, подготовка и совершение преступлений, предусмотренных ст. 205 - 206, 208, 211, 220, 221, 277 - 280, 282.1, 282.2, 282.3 и 360 УК РФ, а также в случае, если указанные действия осуществляет лицо, которое контролирует реализацию организацией ее прав и обязанностей. Следовательно, деятельность террористической организации носит исключительно криминальный характер, а основания признания организации террористической связаны только с фактом совершения преступления.

Так, на основании решения Московского городского суда от 28 июня 2013 г. организация "Синдикат" Автономная боевая террористическая организация (АБТО)" была признана террористической, а ее деятельность запрещена. В обосновании данного решения суд указал, что в начале марта 2009 года А. была создана организованная преступная группа с целью совершения террористических актов - взрывов и поджогов, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба и наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решений органами власти Российской Федерации об изменении внутренней национальной политики в интересах, по его мнению, истинных представителей русского народа, в том числе по ужесточению миграционной политики. Факт создания Автономной боевой террористической организации (АБТО) "Синдикат" для подготовки и осуществления террористических актов в указанных преступных целях, а также совершения членами данной организации серии террористических актов и их пропаганды в сети Интернет подтверждается вступившим в законную силу обвинительным приговором Московского городского суда от 12 апреля 2012 г. <13>.

<13> Решение Московского городского суда от 28 июня 2013 г. по делу N 3-0067/2013 // Официальный сайт Московского городского суда [электронный ресурс]: http://www.mos-gorsud.ru/inf/infp/gi1/?pn=6&id=140 (дата обращения: 20.03.2014).

В силу криминального характера своего происхождения организация за причастность к терроризму (в отличие от экстремистской организации) вначале признается террористической и только потом подлежит ликвидации (ее деятельность - запрещению). Процедура признания общественного или религиозного объединения либо иной организации экстремистскими Федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности" вовсе не предусмотрена.

Кроме того, на основании изменений от 2 ноября 2013 г. ст. 24 Федерального закона "О противодействии терроризму" была дополнена новым положением, согласно которому террористической организацией, деятельность которой подлежит запрещению (а при наличии организационно-правовой формы - ликвидации), также признается террористическое сообщество в случае вступления в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу в отношении лица за создание сообщества, предусмотренного ст. 205.4 УК РФ, за руководство этим сообществом или участие в нем. Следовательно, законодатель признает тождественность террористического сообщества и террористической организации, а соответственно, и возможность обладания последней организационно-структурными признаками, присущими террористическому сообществу. Данный вывод также подтверждается решением Московского городского суда от 28 июня 2013 г., в котором суд, анализируя характер деятельности АБТО "Синдикат", указал не только индивидуализирующие признаки, позволяющие отличать данную организацию от других групп националистической, экстремистской и террористической направленности, но и признаки, характеризующие ее как организованное преступное формирование. В частности, устойчивость АБТО "Синдикат", которая выразилась в наличии явного лидера и руководителя в лице А., внутригрупповой дисциплины, в распределении ролей между членами группы, постоянстве форм и методов преступной деятельности, сплоченность членов группы, стремление продолжать совместную преступную деятельность.

С учетом изложенного не выдерживает критики довод о том, что террористическая организация не может быть признана формой соучастия, поскольку в диспозицию ст. 205.5 УК РФ не включены такие признаки объективной стороны, как создание и руководство <14>. Следует отметить, что согласно ч. 3 ст. 33 УК РФ к объективным признакам организационной деятельности относятся: организация совершения преступления; руководство исполнением преступления; создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации); руководство организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией). Следовательно, объективная сторона организации деятельности террористической организации включает в себя такие деяния, как создание террористической организации и руководство ею.

<14> См.: Хлебушкин А.Г. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ): уголовно-правовая характеристика и квалификация // Уголовное право. 2014. N 2. С. 86.

Таким образом, основное отличие террористической организации от террористического сообщества заключается лишь в наличии вступивших в законную силу решений суда о признании организации террористической либо обвинительного приговора суда в отношении лица за создание, руководство или участие в террористическом сообществе.

Для разграничения оснований уголовной ответственности за организацию и участие в деятельности террористической и экстремистской организаций на основании Федерального закона от 2 ноября 2013 г. N 302-ФЗ в ч. 1 ст. 282.2 УК РФ внесены изменения, согласно которым данная норма устанавливает ответственность только за организацию и участие в деятельности экстремистской организации за исключением организаций, которые признаны террористическими.

Однако подобными поправками законодатель не устранил существующие неточности и противоречия в основаниях признания организации террористической. Вследствие чего до настоящего момента так и не нашел разрешения основной вопрос, какой должна быть признана: экстремистской или террористической - организация, от имени или в интересах которой осуществляются организация, подготовка и совершение преступлений, предусмотренных ст. 280, 282.1, 282.2, 282.3 УК РФ <15>. Согласно примечанию 2 к ст. 282.1 УК РФ данные преступления относятся к преступлениям экстремистской направленности, при этом их подготовка и совершение являются основанием для признания организации террористической. Вероятно, эту проблему придется разрешать непосредственно правоприменителю.

<15> Следует отметить, что указанием на ст. 282.3 УК РФ ч. 1 ст. 24 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", предусматривающая основания признания организации террористической, была дополнена на основании Федерального закона от 28 июня 2014 г. N 179-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Пристатейный библиографический список

  1. Бурковская В.А. Уголовное преследование терроризма. М., 2008.
  2. Елизаров И.Е. Уголовно-правовой анализ вовлечения в совершение преступлений террористического характера (ст. 205.1 УК РФ): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003.
  3. Мондохонов А.Н. Экстремистское сообщество - организованная группа или преступное сообщество? // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2010. N 15.
  4. Стешин А.Ю. Совершенствование уголовно-правового регулирования борьбы с финансированием террористической деятельности // Право в Вооруженных Силах. 2004. N 12.
  5. Ульянова В.В. Проблема уголовно-правового запрета создания и деятельности террористических организаций // Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2011: Материалы XIII Международной научно-практической конференции с элементами научной школы. В 2 ч. Ч. II. Уголовное право, уголовный процесс и криминалистика (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета, 1 - 2 апреля 2011 г.). Челябинск, 2011.
  6. Халиков М.И. Ответственность за деятельность экстремистской организации: вопросы теории и судебной практики // Российский судья. 2011. N 10.
  7. Хлебушкин А.Г. Квалификация деятельности экстремистской организации // Законность. 2012. N 3.
  8. Хлебушкин А.Г. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ): уголовно-правовая характеристика и квалификация // Уголовное право. 2014. N 2.