Мудрый Юрист

Решения европейского суда по правам человека в области социального обеспечения

Сыченко Елена Вячеславовна, докторант Университета г. Катания (Италия), старший преподаватель Государственного института экономики, финансов, права и технологий.

Осуществление анализа решений Европейского суда по правам человека в области социального обеспечения может представлять собой актуальную научно-практическую задачу. По мнению автора, основной вклад Европейского суда в защиту прав граждан в области социального обеспечения состоит прежде всего в борьбе с дискриминацией, в признании необходимости исполнения судебных решений о выплате пенсий и пособий, а также обеспечении принципиальной возможности обращения в ЕСПЧ за защитой прав, прямо не предусмотренных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Ключевые слова: Европейский суд, пенсионный возраст, получение пособия, гражданство.

Decisions of the European court of human rights in the area of social security

E.V. Sychenko

Sychenko Elena Vyacheslavovna, Ph.D. student of University of Catania (Italy), Senior Faculty Member of the State Institute of Economics, Finance, Law and Technology.

Analysis of decisions rendered by the European Court of Human Rights in the area of social security may represent a topical theoretical and practical task. According to the author, the main contribution of the European Court in protection of citizens' rights in the area of social security is, above all, fighting with discrimination, recognition of the need to enforce court decisions on payment of pensions and benefits as well as ensuring of the possibility in principle to refer to the European Court of Human Rights to protect the rights not directly provided for in the Convention.

Key words: European Court, pension age, receipt of benefits, citizenship.

Европейская конвенция по правам человека не содержит конкретных положений, относящихся к области социального обеспечения, права в данной области предусмотрены Европейской социальной хартией. Тем не менее нарушения пенсионных и иных прав граждан довольно часто рассматриваются Европейским судом по правам человека (далее - Суд) благодаря широкому подходу к толкованию прежде всего ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (о защите права собственности) (далее - Конвенция), а также ст. 3, 6, 8, 14 Европейской конвенции.

Ниже последовательно рассмотрим примеры дел о защите прав в области социального обеспечения, рассмотренных в рамках вышеуказанных статей.

  1. Статья 3 ЕКПЧ о запрете бесчеловечного или унижающего достоинство обращения.

При рассмотрении дела Larioshina v. Russia <1> Суд отметил, что жалоба на совершенно недостаточный размер пенсии и других социальных выплат в принципе может быть рассмотрена в свете ст. 3 Конвенции, которая запрещает бесчеловечное или унижающее достоинство обращение. Но в данном деле Суд не посчитал доказанным, что размер пенсии заявителя был настолько недостаточным, чтобы нанести вред физическому или психическому здоровью заявителя. Следовательно, не было оснований для применения ст. 3, которая, согласно судебной практике, требует, чтобы обжалуемое унижающее достоинство обращение отвечало "минимальному уровню жестокости" <2>.

<1> Larioshina v. Russia: решение о необоснованности жалобы. 23.04.2002. N 56869/00.
<2> О "минимальной степени жестокости" см., например, решение ECtHR, T.M. and C.M. v. the Republic of Moldova. 28.01.2014. N 26608/11. P. 35.

В другом деле Pancenko v. Latvia <3> заявитель требовал признать нарушение статьи 3, поскольку не получал социальной помощи со стороны государства. Суд четко определил, что Конвенция не гарантирует экономические и социальные права как таковые, в частности право на работу и право на бесплатное медицинское обслуживание или финансовую помощь для поддержания определенного уровня жизни <4>.

<3> ECtHR, Pancenko v. Latvia: решение о необоснованности жалобы. 28.10.1999. N 40772/98.
<4> Цит. по: Хередеро Ана Гомез. Социальное обеспечение как право человека. Защита, предлагаемая Европейской конвенцией по правам человека. Совет Европы, 2007. С. 49.
  1. Статья 6 о праве на справедливый суд.

Невыполнение судебного решения о выплате пенсии (пособия) расценивается судом как нарушение в области социального обеспечения, подобные дела рассматриваются на основании ст. 6 Конвенции. В деле Burdov v. Russia <5> Суд признал неисполнение решений суда о взыскании с государства сумм компенсации за участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС нарушением Конвенции и постановил, что невозможность для заявителя добиться исполнения указанных судебных решений является нарушением его права на уважение своей собственности. Суд подчеркнул, что нехватка средств не может служить оправданием вмешательства в реализацию права заявителя.

<5> Burdov v. Russia. 07.05.2002. N 59498/00; см. также: Shapovalova v. Russia. 05.10.2006. N 2047/03; Shestopalova and Others v. Russia. 17.11.2005. N 39866/02; Poznakhirina v. Russia. 24.02.2005. N 25964/02.

У данного дела было продолжение, поскольку в последующий период, после принятия решения Европейским судом, имели место постоянные задержки сумм, присужденных к выплате национальным судом. В связи с этим заявитель вновь подал жалобу в Европейский суд, которая была рассмотрена в 2009 году, и вновь было признано нарушение Россией как ст. 6 Конвенции, так и ст. 1 Протокола N I <6>.

<6> ECtHR, Burdov v. Russia. 15.01.2009. N 33509/04.

В качестве другого примера возможного нарушения ст. 6 в совокупности со ст. 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции можно привести недавнее дело "Давыдов против России" <7>, рассмотренное 30 октября 2014 г. Заявитель обжаловал отмену в надзорном порядке решения суда о назначении ему компенсации за вред, причиненный здоровью во время прохождения военной службы. Европейский суд, не раз указывающий на то, что надзорный порядок пересмотра вступивших в законную силу постановлений суда является нарушением принципа правовой определенности <8>, установил в данном деле нарушение права заявителя на справедливый суд, а также права на уважение собственности.

<7> ECtHR, Davydov v. Russia. 30.10.2014. N 18967/07.
<8> См., например: ECtHR, Ryabykh v. Russia. 24.07.2003. N 52854/99; ECtHR, Volkova v. Russia. 05.04.2005. N 48758/99; Промежуточная резолюция Комитета министров Совета Европы от 8 февраля 2006 г. ResDH (2006) (относительно нарушения принципа правовой определенности в результате пересмотра судебных решений в порядке надзора в ходе судебных разбирательств по гражданским делам в Российской Федерации). [Электронный ресурс] // СПС "ГАРАНТ".
  1. Статья 8 о праве на уважение частной жизни.

В качестве примера рассмотрения дел о нарушении прав в области социального обеспечения на основании ст. 8 можно привести дела об отказах выплаты материнских пособий отцам. Учитывая, что дело "К. Маркин против России" широко известно в России, остановимся на другом деле - Weller v. Hungary <9>. Заявителями выступили отец и его двое детей, все имеющие венгерское гражданство. Ими был обжалован отказ властей в выплате пособий, причитающихся матери. Согласно законодательству Венгрии лишь мать, имеющая венгерское гражданство, имела право на получение подобных выплат. Мать малолетних заявителей имела румынское гражданство и не могла рассчитывать на получение пособий. Суд установил, что не полученное заявителем пособие имеет свой целью поддержку новорожденных детей и семьи, а не только поддержку матерей после перенесенных в родах трудностей. Таким образом, семья заявителя находилась в сравниваемой ситуации с другими семьями, имеющими право на выплаты. Суд признал установленное различие в обращении незаконным, поскольку государство-ответчик не выдвинуло какого-либо объективного и разумного обоснования невыплаты материнского пособия отцу ребенка.

<9> ECtHR, Weller v. Hungary. 31.03.2009. N 44399/05.

Отказ в выплате государственного пособия признан Судом нарушением Конвенции даже без традиционной ссылки на нормы о защите права собственности ст. 1 Протокола N 1, лишь на основании нарушения права лица на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции).

  1. Статья 14 о запрете дискриминации.

При рассмотрении заявлений о дискриминации в области установления пенсий или пособий Суд исследует вопрос о том, было ли установление различий, приведших к разному обращению в вопросе назначения или выплаты пенсий и пособий, обусловлено законной целью и соблюдено ли требование соразмерности. Таким образом, были рассмотрены Судом несколько дел против Великобритании по заявлениям вдовцов, которым было отказано в назначении вдовской выплаты, материнского пособия в связи со вдовством, а также вдовского пособия, поскольку подобные социальные меры были предусмотрены законодательством лишь для женщин-вдов <10>.

<10> Решения по данным делам привели к изменению законодательства Великобритании. См.: Reid K. A Practitioner's Guide to the ECHR. London: Sweet and Maxwell, 4th edition, 2011. P. 3.

В деле Willis v. The United Kingdom <11> заявитель обжаловал отказ властей в выплате вдовских пособий в связи со смертью жены, которая была основным кормильцем семьи и выплачивала все необходимые взносы в фонды страхования, из которых в свою очередь выплачиваются данные суммы. Суд признал не противоречащим Конвенции отказ властей в назначении вдовского пособия, поскольку было установлено, что в силу особенностей социальной системы в аналогичной ситуации его жена также не имела бы право на данное пособие. Признанное отсутствие дискриминации привело Суд к выводу об отсутствии нарушения права собственности по ст. 1 Протокола N 1 Конвенции. Аналогичным образом, установив, что отказ в назначении вдовской выплаты и материнского вдовского пособия был обусловлен лишь полом заявителя, суд пришел к выводу о нарушении данным решением государства-ответчика нормы о защите собственности в соединении с запретом дискриминации по ст. 14.

<11> ECtHR, Willis v. The United Kingdom. 11.06.2002. N 36042/97.

В деле Stec and Others v. UK <12> заявители обжаловали дискриминационность норм об установлении разного пенсионного возраста в зависимости от пола лица. Интересно отметить, что заявителями по делу выступили как мужчины, так и женщины. В частности, гр-ка Стек обжаловала разницу в возрасте выхода на пенсию в связи с тем, что выплаты в связи с производственной травмой были заменены ей на выплату пенсии раньше, чем мужчине, будь он в аналогичной ситуации.

<12> ECtHR, Stec and Others v. UK. 12.04.2006. N 65731/01, 65900/01.

Суд постановил, что не было нарушения ст. 14 в совокупности со ст. 1 Протокола N 1. Он признал, "что разница в возрасте для выхода на пенсию для мужчин и женщин была первоначально установлена государством для улучшения менее благоприятного экономического положения женщин". Решения правительства Соединенного Королевства о конкретных сроках и средствах устранения этого неравенства не были столь вопиюще необоснованными и потому не превысили предел усмотрения <13>. Суд, проведя сравнительный анализ аналогичных норм в других европейских государствах, констатировал общую тенденцию к установлению единого пенсионного возраста. Эта тенденция характерна также и для Великобритании, поскольку современное законодательство предусматривает постепенное выравнивание пенсионного возраста для мужчин и женщин, которое должно завершиться к 2020 году.

<13> Цит. по: Хередеро А.Г. Указ. соч. С. 39.
  1. Статья 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции (право на уважение собственности).

Согласно практике Европейского суда норма о праве на уважение собственности не ограничивает стороны Конвенции в свободе установления формы социального обеспечения или пенсионной системы, а также в выборе типа и размеров пособий. Однако в тех случаях, когда государство предусматривает выплату пособия или пенсии, то это создает обязательство государства и влечет к появлению у граждан, отвечающих условиям, предусмотренным в национальном законодательстве, имущественных прав, подпадающих под действие ст. 1 Протокола N 1.

В качестве примера рассмотрим дело о снижении государством размеров пенсий в связи со сложной экономической ситуацией в стране. В решении по делу Da Conceigao Mateus v. Portugal and Santos Januario v. Portugal <14> Суд пришел к выводу, что уменьшение пенсий в пределах 15% не является нарушением права на уважение собственности и не налагает "чрезмерного бремени" на заявителей. Исключительные финансовые сложности в государстве были признаны достаточной причиной для уменьшения пенсий.

<14> ECtHR, Da Conceigao Mateus and Santos Januario v. Portugal. 08.10.2013. N 62235/12, 57725/12 (заявление признано необоснованным).

В деле Cichopek and others v. Poland <15> заявители обжаловали снижение пенсий бывшим сотрудникам польской службы государственной безопасности. Суд признал заявления необоснованными, поскольку уменьшение пенсий не было значительным и не стало "чрезвычайным бременем" для заявителей, средства к существованию не были ими утрачены. Суд отметил, что служба заявителей в секретной полиции, созданной для нарушения прав человека, гарантированных Конвенцией, является надлежащим критерием для определения категории лиц, которым может быть снижена пенсия. Суд решил, что вмешательство в права заявителей преследовало законную цель обеспечения большей справедливости пенсионной системы, поскольку было направлено на прекращение выплат повышенных пенсий лицам, работавшим в секретной полиции при коммунистическом режиме.

<15> ECtHR, Cichopek and others v. Poland. 14.05.2013. N 15189/10, 10011/11, 10072/11...

В деле Sali v. Sweden <16> Суд рассмотрел чрезвычайно актуальный для России вопрос о правомерности отказа в назначении пособия по безработице лицу, которое формально владеет частью малого предприятия. Заявительница, владевшая долей в размере 10 евро в бакалейном магазине, обжаловала отказ в назначении ей пособия по безработице. Суд решил, что лишение права на получение пособия составляет вмешательство в право на уважение собственности, предусмотренное ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции. При этом было отмечено, что ограничения, установленные государством для получения пособий по безработице в отношении предпринимателей, могут быть обоснованы законной целью обеспечения долгосрочной стабильности системы страхования на случай безработицы. Суд обратил внимание на тот факт, что заявительница, при обнаружении своей доли в бизнесе, могла ее передать другому лицу, но не сделала этого ради получения пособия. Европейский суд пришел к выводу о том, что решение об отказе в назначении пособия в таких условиях не выходило за границы степени усмотрения государства, Швецией был найден справедливый баланс между частными интересами заявителя и публичными интересами.

<16> ECtHR, Sali v. Sweden. 10.10.2006. N 67070/01.

В заключение отметим, что в силу признанной за государствами "широкой степени усмотрения" при установлении системы социального обеспечения споры о нарушениях в данной сфере рассматриваются Судом лишь в исключительных случаях. Эти исключительные случаи должны представлять такое нарушение прав, предусмотренных Конвенцией и Протоколом N 1, которое возложило на заявителя "чрезмерное бремя". Чрезмерность бремени определяется, как правило, на основе расчета степени уменьшения пенсий или пособий. Таким образом, основной вклад Европейского суда в защиту прав граждан в области социального обеспечения состоит прежде всего в борьбе с дискриминацией, в признании необходимости исполнения судебных решений о выплате пенсий и пособий, а также обеспечении принципиальной возможности обращения в ЕСПЧ за защитой прав, прямо не предусмотренных в Конвенции.

Литература

  1. Хередеро А.Г. Социальное обеспечение как право человека. Защита, предлагаемая Европейской конвенцией по правам человека. Совет Европы, 2007. С. 39, 49.