Мудрый Юрист

К вопросу о нарушении порядка рассмотрения заявлений о преступлениях, установленного УПК РФ

Юмашев Николай Станиславович, адвокат, кандидат юридических наук.

Юмашев Андрей Николаевич, студент юридического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

В статье рассматриваются вопросы, касающиеся применения подразделениями СК РФ п. 20 Инструкции об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах системы СК РФ; анализируется практика рассмотрения судами жалоб граждан на отказ руководителей следственных подразделений в принятии процессуальных решений по их заявлениям; даются рекомендации по внесению изменений в Приказ СК РФ N 72 от 11.10.2012 и действующее законодательство.

Ключевые слова: регистрация сообщений о преступлении, предварительная проверка, предусмотренная ст. 144, 145 УПК РФ, рассмотрение жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, незаконные действия или бездействие следователей, прокуроров, судей.

On the issue of violation of the procedure of consideration of crime incident reports established by the Criminal Procedure Code of the RF

N.S. Yumashev, A.N. Yumashev

Yumashev Nikolaj Stanislavovich, advocate, candidate of juridical sciences.

Yumashev Andrej Nikolaevich, student, Law Faculty, Lomonosov Moscow State University.

This article analyzes the issues relating to the use of sub-section 20 of the Instruction on the organization of the reception, recording and verifying reports of crime in the investigative departments of the Investigative Committee of the Russian Federation; the judicial practice concerns complaints from citizens against dismissals of heads of the investigative departments in making procedural decisions on their applications is considered; recommendations for changes in the decree of the Investigative Committee of the Russian Federation number 72 from 11.10.2012 and the current legislation are given.

Key words: Registration reports of crimes; preliminary verification in accordance with Articles 144, 145 of the Criminal Procedure Code; processing of complaints in accordance with Art. 125 of the Criminal Procedure Code; unlawful acts or omissions of the investigators, prosecutors and judges.

В данной статье предпринята попытка на примере реального судебного дела, а также анализа правоприменительной практики показать, как широкое толкование п. 20 Приказа СК РФ N 72 от 11.10.2012 позволяет избежать уголовной ответственности сотрудникам правоохранительной системы (следователям, прокурорам, судьям).

Согласно п. 20 Инструкции <1> заявления и обращения, которые не содержат сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, не подлежат регистрации в книге регистрации поступивших и принятых сообщений о преступлениях и не требуют процессуальной проверки в порядке, предусмотренном ст. 144, 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

<1> См.: Приказ СК России от 11.10.2012 N 72 "Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации" (вместе с "Инструкцией об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации"); зарегистрирован в Минюсте России 25.02.2013 N 27314 (Электронный ресурс. СПС "КонсультантПлюс").

На первый взгляд, вроде бы верная Инструкция: зачем проверять заявление и выносить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, если, например, заявитель жалуется, что следователь заставил вращаться Солнце вокруг Земли? В таких случаях логично не тратить время на проверку такого заявления и, сославшись на приказ, не рассматривать данное заявление по существу.

Но как быть, если заявитель представил достоверные и подтвержденные сведения, указывающие, что в действиях следователя, прокурора или судьи содержатся признаки преступления? Ответ очевиден: надо с учетом специального порядка привлечения к уголовной ответственности указанных лиц провести предварительную проверку в порядке ст. 144, 145 УПК РФ и вынести постановление о возбуждении уголовного дела или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Но в реальной жизни происходит все с точностью до наоборот. Вот конкретный пример. Девятого декабря 2013 г. старший следователь Кунцевского межрайонного следственного отдела по ЗАО ГСУ СК РФ по г. Москве К. возбудил уголовное дело в отношении С. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей). Следователь обвинял С. в том, что тот 4 декабря 2013 г., когда его выводили из полицейской машины, два раза ударил ногой в лицо полицейского П., причинив последнему кровоподтеки переносицы и левой скуловой части.

С. в своих показаниях указывал, что машина, в которой он ехал на первом пассажирском сиденье вместе со своими друзьями, была остановлена сотрудниками патрульно-постовой службы, которые потребовали предъявить документы. С. отказался это сделать, мотивировав свой отказ тем, что он не нарушал никаких норм действующего законодательства, и попросил сотрудников ППС предъявить документы. Между ними начался спор, в результате чего сотрудники полиции силой вытащили его из машины и при свидетелях избили его, а затем доставили в ОМВД России по району Крылатское, где С. потерял сознание от причиненных ему повреждений. Скорая помощь доставила С. в больницу, где ему диагностировали сотрясение головного мозга и многочисленные ушибы лица и тела. С. пояснил, что он не мог ударить полицейского П., так как у него сзади на руках были надеты наручники и с двух сторон его держали сотрудники полиции.

Из показаний С. следует, что, пока он находился в больнице, его друзья позвонили брату С., который прибыл в отдел полиции и слышал, как начальник полицейского П. кричал на него и других полицейских за то, что они так сильно избили С. и что их за это могут привлечь к уголовной ответственности. Брат С. в дальнейшем дал подробные показания об этом в суде. Девятого декабря 2013 г. С. по звонку следователя К. явился в Кунцевский межрайонный следственный отдел, где он подробно рассказал о его избиении сотрудниками полиции и представил следователю справки из скорой помощи и Одинцовской ЦРБ. В дальнейшем при ознакомлении в суде с уголовным делом С. не обнаружил данных справок в уголовном деле.

В показаниях С. указывалось, что следователь стал ему угрожать арестом, если он не признает себя виновным. Потом в кабинет зашел потерпевший полицейский П., который вместе со следователем продолжил пугать С. арестом. Испугавшись содержания под стражей, С. согласился признать себя виновным. Следователь К. подготовил протокол допроса и предложил подписать его С. Затем следователь К. пригласил адвоката О., который, получив от следователя значительное количество бумаг, предложил ему расписаться в них, что С. и сделал.

В суде С. заключил соглашение с другим адвокатом, который направил адвокатские запросы в подразделение вневедомственной охраны, осуществляющее пропускной режим в следственный отдел. Из вневедомственной охраны пришли ответы, что 13 декабря (когда С. якобы знакомился с постановлением о назначении судебной экспертизы), 17 декабря (когда С. якобы знакомился с протоколом ознакомления с заключением эксперта), 20 декабря 2013 г. (когда С. якобы знакомился с протоколом уведомления об окончании следственных действий и с протоколом ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела) гражданин С. и его адвокат О. следственный отдел не посещали, а были там только 9 декабря 2013 г. В дальнейшем в судебных заседаниях были представлены другие доказательства, что в эти дни и время, указанное следователем, гражданин С. работал (13 декабря), снимал деньги в банкомате (17 декабря), болел, о чем имеется листок нетрудоспособности (20 декабря).

Следователь К. даже в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 9 декабря 2013 г. умудрился указать: "...причинив, согласно заключению эксперта N 4870 от 17.12.2013, своими действиями потерпевшему телесные повреждения в виде кровоподтеков переносицы и левой скуловой области... и поэтому не расцениваются как вред здоровью". Следователь никак не мог знать 9 декабря 2013 г., что 17 декабря 2013 г. будет сделано заключение эксперта N 4870 от 17.12.2013.

В ходе допроса в суде следователь К. пояснил, что это техническая ошибка. При этом К. не объяснил, что это за техническая ошибка, которая позволяет за восемь дней до наступления события знать об этом событии, причем так детально, включая номер экспертного заключения и его дату.

Кроме того, следователь в протоколе осмотра места происшествия указал в качестве понятого лицо, якобы проживающее в Москве, которое, по данным УФМС России по г. Москве, в Москве и Московской области зарегистрированным не значится.

Судью Кунцевского районного суда Ю. устроили вышеназванные документы, и, не обращая внимания на имеющиеся нарушения прав подсудимого С., допущенные в ходе предварительного расследования, она вынесла обвинительный приговор гражданину С.

В дальнейшем данный приговор был отменен Московским городским судом ввиду очевидных фактов фальсификации материалов уголовного дела следователем К. с участием адвоката О. <2>.

<2> См.: сайт Московского городского суда по делу N 10-7293/14. URL: http://www.mos-gorsud.ru/inf/infa/ua/?pn=0&id=10291.

Совет Адвокатской палаты г. Москвы по заявлению С. своим решением N 144 от 22.07.2014 лишил статуса адвоката О. Имея на руках доказательства фальсификации уголовного дела со стороны следователя К. и адвоката О., гражданин С. обратился в Главное следственное управление СК РФ по г. Москве о привлечении указанных лиц к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 303 УК РФ "Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником".

В апреле 2014 г. заместитель руководителя Следственного управления по ЗАО г. Москвы ГСУ СК России по г. Москве Хачатурова И.Р., сославшись на п. 20 Приказа СК РФ N 72, дала ответ, что в заявлении С. не содержится сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, и что не имеется оснований для проведения проверки в порядке ст. 144 - 145 УПК РФ и возбуждения уголовного дела.

Тогда С. обратился в Дорогомиловский районный суд г. Москвы с жалобой, в которой просил признать незаконным и необоснованным решение Следственного управления по ЗАО г. Москвы и обязать Следственное управление по ЗАО г. Москвы осуществить проверку изложенных фактов в порядке, предусмотренном ст. 144, 145 УПК РФ, но федеральным судьей С. ему в этом было отказано со ссылкой на вышеуказанный Приказ СК РФ. На данное постановление была подана апелляционная жалоба, которая федеральным судьей Мосгорсуда Н. была оставлена без удовлетворения <3>.

<3> См.: сайт Московского городского суда по делу N 12693/2014. URL: http://www.mos-gorsud.ru/inf/infa/ua/?pn=0&id=4890.

Изучение существующей практики показывает, что иногда суды удовлетворяют жалобы граждан на незаконный отказ в рассмотрении их заявлений <4>, но в большинстве случаев граждане, обращаясь в суды с жалобами на отказ в проведении проверки в порядке ст. 144, 145 УПК РФ в отношении следователей и иных лиц, получают отказ в этом со ссылкой на п. 20 названной Инструкции.

<4> См.: Постановление Щербинского районного суда г. Москвы N 3/10-19/2014 от 08.05.2014; Апелляционное постановление Московского городского суда от 11 августа 2014 г. N 10-10568 (Электронный ресурс. СПС "КонсультантПлюс").

В своих жалобах граждане выражали несогласие с постановлениями судов, полагали их незаконными, необоснованными ввиду несоответствия выводов судов, изложенных в постановлениях, фактическим обстоятельствам материалов, установленным судами первой инстанции, а также ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона. Граждане указывали, что выводы судов об отсутствии в заявлениях сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, противоречат фактическим обстоятельствам, поскольку в заявлениях о преступлении полно, подробно, хронологически описаны действия лиц, в которых, по мнению заявителей, содержатся признаки преступлений, и Приказ СК РФ от 11.10.2012 N 72 вместе с соответствующей Инструкцией содержат четкие критерии, по которым руководителям следственных подразделений, следователям следует отличать сообщения о преступлении от обращений граждан, не являющихся таковыми.

Заявители подчеркивали, что выяснение вопросов о противоправности действий должно происходить в рамках проверки в порядке, установленном УПК РФ. В соответствии со ст. 7 УПК РФ определение суда, постановление судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Требование вынесения мотивированного постановления означает, что вывод о наличии оснований для отказа в удовлетворении жалобы должен вытекать из анализа установленных обстоятельств, подтвержденных конкретными данными. В жалобах указывалось, что, поскольку начальниками следственных подразделений, следователями не производится проверка заявлений о преступлении в соответствии с требованием ст. 144 УПК РФ и не принято ни одно из процессуальных решений, предусмотренных ст. 145 УПК РФ, заявители лишены возможности участвовать в отправлении правосудия, обжаловать незаконные решения должностных лиц, защищать законным способом свои права и законные интересы <5>.

<5> См.: Апелляционное постановление Московского городского суда от 25.11.2013 N 10-11974/13; Апелляционное постановление Московского областного суда от 02.10.2014 по делу N 22-5986; Апелляционное постановление Московского городского суда от 04.08.2014 N 10-10406; Апелляционное постановление Московского городского суда от 30.05.2014 N 10-6714/14; Постановление Президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 04.07.2014 по делу N 44-у-74; Постановление Московского городского суда от 23.10.2013 N 4у/2-5364/13 (Электронный ресурс. СПС "КонсультантПлюс").

В Определении Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О указано, что положения ст. 7, 123, 124, 125, 388 и 408 УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из настоящего Определения, не допускают отказ суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом <6>.

<6> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О "По жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями ст. 7 и 123, части третьей ст. 124, ст. 125, 388 и 408 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (Электронный ресурс. СПС "КонсультантПлюс").

Однако суды в своих апелляционных постановлениях не дают анализа доводам, содержащимся в жалобах заявителей, а в своих решениях, как "под копирку", указывают об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы заявителей, что выводы суда мотивированы и у судов апелляционной инстанции сомнений не вызывают, в связи с чем доводы апелляционных жалоб о незаконности и необоснованности постановлений судов считают несостоятельными.

Надо отметить, что ранее предпринимались попытки признать в Верховном Суде РФ недействующим п. 20 Инструкции, которые не увенчались успехом. Верховный Суд РФ отметил, что из содержания п. 20 Инструкции следует, что его действие распространяется только на те обращения, в которых заявители ставят вопрос о привлечении к ответственности судей, прокуроров, следователей, дознавателей и других лиц в связи с несогласием с принятыми ими процессуальными решениями, высказывают лишь предположение о возможном совершении ими должностного преступления, не называя конкретные данные о признаках преступления <7>.

<7> См.: решение ВС РФ N АКПИ13-975 от 22.11.2013, решение ВС РФ N АКПИ13-1285 от 10.02.2014, Определение ВС РФ N АПЛ14-151 от 22.04.2014 (Электронный ресурс. СПС "КонсультантПлюс").

Получив отказ на свои жалобы в судах общей юрисдикции, граждане обращались в Конституционный Суд РФ, но он отказался рассматривать их жалобы по существу, указав, что п. 20 Приказа СК РФ N 72 не нарушает Конституцию РФ, а тем, как применяется данный Приказ в жизни, он не занимается <8>.

<8> См.: Определение КС РФ N 682-О от 20.03.2014, Определение КС РФ N 903-О от 22.04.2014, Определение КС N 1200-О от 29.05.2014 (Электронный ресурс. СПС "КонсультантПлюс").

В итоге получился замкнутый круг, когда суды отказывают гражданам в их жалобах на неправомерный отказ в рассмотрении сообщений о преступлениях, совершаемых судьями, прокурорами, сотрудниками следственных органов, а Конституционный Суд РФ отказывается рассматривать правоприменительную практику, так как эти вопросы не относятся к его компетенции.

Чтобы разорвать данный порочный круг, полагаем необходимым:

  1. Внести изменения в ст. 151 УПК РФ, чтобы предварительное следствие о преступлениях, совершенных должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации, производилось следователями органов Федеральной службы безопасности либо следователями органов внутренних дел Российской Федерации.
  2. Верховному Суду в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации дать судам разъяснения по вопросам судебной практики рассмотрения заявлений граждан о преступлениях, совершаемых судьями, прокурорами, сотрудниками следственных органов на основе ее изучения и обобщения.
  3. Исключить из Инструкции п. 20. Следует отметить, что в Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах МВД РФ отсутствует такой пункт <9>. В п. 6 Инструкции МВД РФ указывается, что не регистрируются сообщения, заявления:
<9> См.: Приказ МВД России от 29.08.2014 N 736 "Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях" (Электронный ресурс. СПС "КонсультантПлюс").

В аналогичных приказах других органов исполнительной власти также отсутствует возможность не регистрировать сообщения или заявления <10>.

<10> См.: Приказ ФСБ РФ от 16.05.2006 N 205 "Об утверждении Инструкции по организации в органах федеральной службы безопасности и иной информации о преступлениях и событиях, угрожающих личной и общественной безопасности"; Приказ ФТС России от 12.01.2007 N 23 (в ред. от 22.03.2012) "Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и проверки в таможенных органах Российской Федерации сообщений о преступлениях"; Приказ ФСКН РФ от 09.03.2006 N 75 "О реализации Приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399 "О едином учете преступлений" (вместе с "Инструкцией о порядке организации приема, регистрации и проверки в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ сообщений о преступлениях"); Приказ Минюста России N 250 от 11.07.2006 (в ред. от 07.11.2013) "Об утверждении Инструкции о приеме, регистрации и проверке в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы сообщений о преступлениях и происшествиях".

В органы внутренних дел поступает около 30 млн. заявлений в год <11>, на порядок больше, чем в подразделения Следственного комитета РФ. При этом сотрудники органов внутренних дел, равно как и сотрудники ФСБ, ФСКН РФ, ФТС, ФСИН РФ, рассматривают все заявления, даже те, в которых не содержится данных о признаках преступления, и выносят по ним процессуальные решения (постановления о возбуждении уголовного дела или постановления об отказе в возбуждении уголовного дела). Почему это не могут делать сотрудники подразделений Следственного комитета РФ? Ответа на этот вопрос требуют значительное количество граждан Российской Федерации.

<11> См.: сайт МВД РФ (URL: https://mvd.ru/Deljatelnost/statistics).