Мудрый Юрист

Квалификация террористического акта по УК РФ

Габдрахманов Равиль Лутфирахманович, профессор кафедры уголовного права Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент.

В статье исследуются вопросы квалификации террористического акта и других преступлений против общественной безопасности, отграничения террористического акта от убийства. Автор опирается на уголовное законодательство, материалы судебной практики. Приводятся статистические данные по исследуемой проблеме.

Ключевые слова: общественная безопасность, террористический акт, бандитизм, убийство, квалификация преступлений, Пленум Верховного Суда РФ.

Qualification of terrorist act under the Criminal Code of the RF

R.L. Gabdrakhmanov

Gabdrakhmanov Ravil' Lutfirakhmanovich, professor, Chair of Criminal Law, V.Ya. Kikot' Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia, candidate of juridical sciences, assistant professor.

The article studies the questions of qualification of a terrorist act and other crimes against public security, distinguishing terrorist act of murder. The author uses the criminal law jurisprudence. Statistics on the problem.

Key words: public safety, terrorist attack, banditry, murder, crimes, the plenum of the Supreme Court of the Russian Federation.

За последние годы феномен терроризма значительно изменился, став более масштабным и жестоким. Сегодня терроризм является фактором глобального значения, с которым приходится считаться любому правительству, как во внутренней, так и во внешней политике.

Степень угрозы терроризма возрастает вследствие того, что в руках современных организаторов и исполнителей террористических актов оказываются новейшие технологии в области идеологического, информационного и финансового влияния, что делает терроризм особенно опасным для общества. Интернет может выступить одним из факторов вовлечения в террористическую деятельность в том числе широких масс молодого поколения. Все это вызывает серьезную тревогу и озабоченность представителей органов государственной власти.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. <1> отмечается, что стратегическими целями обеспечения национальной безопасности являются защита основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, сохранение гражданского мира, политической и социальной стабильности в обществе путем постоянного совершенствования правоохранительных мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию актов терроризма и других преступных посягательств (п. 35 и 36 Стратегии).

<1> Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 "Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г." // Собрание законодательства РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.

Уровень террористической угрозы на территории России продолжает оставаться высоким, масштабы последствий террористических актов значительны, как отмечено в Концепции общественной безопасности Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 20 ноября 2013 г. <2>.

<2> Указ Президента РФ от 13.11.2013 "Концепция общественной безопасности Российской Федерации". URL: http://news.kremlin.ru/acts/19653.

В последнее время меняется не столько количественный показатель преступлений террористического характера, сколько его качественные характеристики. Так, в 2013 г. в России было зарегистрировано таких преступлений 661, что по сравнению с 2012 г. больше на 3,8%. Террористических актов в 2013 г. было зарегистрировано 31 (рост почти на 30%). Однако раскрываемость снизилась на 38,9% <3>. Несмотря на незначительное количество этих преступлений в общем числе зарегистрированных преступлений (2 206 249), они имеют повышенную степень общественной опасности и вызывают большой общественный резонанс. Террористические акты, совершенные в канун 2014 г. в Волгограде, всколыхнули всю страну.

<3> См.: состояние преступности за 2013 г. Официальный сайт МВД России. URL: http://www.mvd.ru/stats.

Одной из мер по реализации задач в сфере борьбы с преступлениями террористического характера является совершенствование уголовного законодательства и практики его применения. Изменения в уголовном, уголовно-процессуальном законодательстве, в правоохранительной системе России еще раз подчеркнули важность борьбы с терроризмом. Федеральными законами несколько раз корректировалась ст. 205 УК РФ <4>.

<4> ФЗ N 153 от 27.07.2006; ФЗ N 35 от 06.03.2006 "О противодействии терроризму"; ФЗ N 321 от 30.12.2008; ФЗ N 377 от 27.12.2009; ФЗ N 130 от 05.05.2014 // СПС "КонсультантПлюс". 2014.

Верховный Суд РФ в Постановлениях Пленума неоднократно затрагивал вопросы квалификации террористического акта и других преступлений террористического характера <5>.

<5> См.: Постановления Пленума Верховного Суда РФ: от 17.01.1997 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 1; от 27.01.1999 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3; от 10.06.2010 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 8; от 09.02.2012 "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 4; от 27.12.2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

Однако изменения в законодательстве, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ вызвали научные дискуссии и сложности в правоприменительной деятельности, возникло много вопросов и ошибок в следственной и судебной практике. Среди них наиболее значимыми выступают проблемы квалификации террористического акта, сопряженного с умышленным причинением смерти человеку.

Поэтому рассмотрение научных основ квалификации данного преступления (уточнение понятий "терроризм", "террористический акт", "цели и последствия террористического акта", "убийство") представляет особую актуальность и значимость.

Для правильной квалификации преступлений против общественной безопасности, в частности террористического акта, сотрудникам полиции требуется четкое знание норм уголовного права и теории уголовного права.

Вопросам квалификации преступлений в уголовном праве посвящены работы известных ученых, таких, как В.Н. Кудрявцев, Б.А. Куринов, Н.Г. Кадников и др. Большинство из них в той или иной мере считают, что квалификация преступления - это установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой <6>. Юридической основой квалификации преступления является состав преступления. В связи с изложенным необходимо раскрыть состав преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ.

<6> Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юристъ, 2007. С. 5; Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984; Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. М., 2003. С. 3.

В юридической литературе непосредственным объектом террористического акта считают общественную безопасность. Дополнительным объектом - жизнь, здоровье, собственность, организационно-управленческий вред <7>. При этом мы считаем, что общественная безопасность представляет собой совокупность общественных отношений, в рамках которых осуществляется безопасная жизнедеятельность граждан как членов общества, нормальные условия деятельности учреждений, предприятий и граждан при производстве различного рода работ и в процессе обращения с общеопасными предметами. Как справедливо отмечал видный юрист Я.М. Брайнин, из-за неполного и потому неправильного представления об объекте преступления нередко возникают ошибки при квалификации преступлений <8>.

<7> Кадников Н.Г. Указ. соч. С. 73; Габдрахманов Р.Л. Преступления против общественной безопасности. М., 2003. С. 11.
<8> Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967. С. 165.

В литературе отмечается и иная точка зрения, согласно которой нарушение общественной безопасности выступает в качестве единственного последствия - и никаких дополнительных объектов в виде личности, жизни, здоровья и собственности и т.п. здесь быть не может <9>.

<9> Комиссаров В.В. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против общества. М., 1997. С. 31; Коробеев А.И. Транспортные преступления. Владивосток, 1992. С. 47.

Как видим, в литературе нет однозначного взгляда на понятия об объектах террористического акта.

Объективная сторона террористического акта заключена в совершении взрывов, поджогов или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, поскольку терроризировать - это значит, по словарю Ожегова, "устрашить террором, насилием, запугать чем-нибудь, держа в состоянии постоянного страха" <10>.

<10> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 69.

Опасность гибели людей означает, что эти действия угрожали жизни хотя бы одного человека. Опасность - объективно существующая возможность негативного воздействия на объект или процесс, в результате которого может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшающий состояние, придающий развитию нежелательную динамику или параметры (характер, темпы, формы и т.д.) <11>.

<11> Корабельников А. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.: возможные пути ее совершенствования и реализации // Сайт Собора русского народа. URL: http://srn.su/?p/.

Иными действиями могут быть любые умышленные действия, которые вызывают такие же последствия, как и при взрыве (распространение эпидемии или эпизоотии, затопление объектов жизнеобеспечения населения, повреждение линии электропередачи). Угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий (ч. 1 ст. 205 УК РФ), может быть выражена различными способами (например, устное высказывание, публикация в печати, распространение с использованием радио, телевидения или иных средств массовой информации, а также информационно-телекоммуникационных сетей) <12>.

<12> См.: п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 8.

Состав преступления формальный, и момент окончания террористического акта наступает либо с момента совершения взрыва, поджога и иных действий, либо с момента выражения угрозы, т.е. для оконченного состава преступления не требуется фактического наступления указанных последствий.

Значительный имущественный ущерб определяется с учетом стоимости и значимости материальных ценностей, материального и финансового положения потерпевших. Иные общественно опасные последствия означают причинение вреда здоровью людей, возникновение страха у населения, массовых беспорядков, ухудшение экологической обстановки в регионе, дезорганизацию нормальной деятельности органов государственной власти и т.д.

Субъективную сторону террористического акта составляет вина в форме прямого умысла и цели. Лицо, совершившее акт террора, осознает общественно опасный характер своего действия и желает его совершить.

Цель заключается в дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействии на принятие ими решений. Дестабилизировать - это значит привести в неустойчивое состояние, положение деятельность органов власти или международных организаций <13>.

<13> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: АЗЪ, 1995. С. 750.

Субъект - физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

В ч. 3, п. "б", ст. 205 УК РФ предусмотрено совершение террористического акта, повлекшего умышленное причинение смерти человеку.

Сложность квалификации террористического акта обусловлена тем, что он причиняет вред общественной безопасности и другим объектам уголовно-правовой охраны.

В связи с изложенным мы рассмотрим вопрос квалификации террористического акта, повлекшего умышленное причинение смерти человеку.

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму" в п. "б" ч. 3 ст. 205 УК РФ была установлена ответственность за террористический акт, повлекший умышленное причинение смерти человеку, что, на наш взгляд, необоснованно. Законодатель, внося изменения, поддержал точку зрения авторов, считающих, что общественная безопасность как объект преступления охватывает причинение любого вреда, в том числе смерть гражданина и вред здоровью. По нашему мнению, данное изменение неудачно, что, в свою очередь, вызывает трудности на практике в отграничении террористического акта от убийства. Во-первых, законодатель, внося изменения, не учел положения ст. 2 Конституции России, где отмечается, что высшей ценностью являются человек, его права и свободы. Высшей ценностью любого человека является его право на жизнь (ст. 20 Конституции). Любое посягательство на жизнь, на наш взгляд, должно находить самостоятельную правовую оценку <14>. Во-вторых, как квалифицировать террористический акт, во время которого умышленно причинили смерть не одному человеку, а нескольким?

<14> Габдрахманов Р.Л. Указ. соч. С. 13.

В этом случае правоприменителю придется дать действиям виновных в убийстве двух и более лиц самостоятельную правовую оценку, поскольку в ст. 205 УК РФ нет такого особо квалифицирующего признака.

Разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по данной категории дел не внесли окончательной ясности в вопросы квалификации террористического акта и применения указанных норм. Наоборот, некоторые предложения Пленума Верховного Суда РФ по квалификации преступлений по совокупности противоречат своим же предложениям в других постановлениях.

Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" отмечается, что, если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений по п. "з" части второй ст. 105 УК РФ, а также по п. "в" части четвертой ст. 162 УК РФ <15>.

<15> См.: п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" предлагается действия участников незаконного вооруженного формирования, банды, преступного сообщества (преступной организации), совершивших террористический акт, квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 205 УК РФ и соответственно ст. 208, 209 или 210 УК РФ (п. 13) <16>.

<16> См.: п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 4.

Как видим, в вышеуказанных Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ предлагается квалифицировать деяния по совокупности преступлений.

Однако в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" отмечается, что в случае, если террористический акт повлек умышленное причинение смерти человеку (либо двум и более лицам), содеянное охватывается п. "б" ч. 3 ст. 205 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 105 УК РФ не требует.

Непонятна логика предложенных рекомендаций. В одних случаях предлагается квалифицировать деяния по совокупности преступлений, в других не усматривают этой совокупности преступлений.

Степень общественной опасности умышленного причинения смерти человеку, на наш взгляд, значительно выше общественной безопасности. Тем более если в ходе террористического акта умышленно причинили смерть двум и более лицам.

Пленум Верховного Суда РФ в этом случае предлагает квалифицировать деяние только по ст. 205 УК РФ. Хотя в законе говорится только об умышленном причинении смерти человеку (одному лицу). Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ своим предложением присвоил себе право аутентичного толкования уголовного закона. Также непонятно, почему проявляется гуманизм в отношении террориста, убившего одного или двух и более лиц. Ведь если следовать рекомендациям Пленума Верховного Суда РФ, то наказание в отношении такого террориста может быть назначено в виде пожизненного лишения свободы либо 20 лет лишения свободы - максимальный срок. Допустим, судьи назначат наказание террористу в виде лишения свободы на 20 лет, но не пожизненное лишение свободы. Тем самым проявят гуманизм, не учитывая принцип справедливости. Если же действия лица, совершившего террористический акт с умышленным причинением смерти человеку, квалифицировать по совокупности преступлений (ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 1 либо ч. 2 ст. 205 УК РФ), то такому лицу может быть назначено наказание по совокупности преступлений и в соответствии с ч. 5 ст. 56 УК РФ при полном или частичном сложении сроков лишения свободы окончательный срок не должен превышать 30 лет. В этом случае принцип социальной справедливости будет реализован в полном объеме.

Считаем, что при террористическом акте, сопряженном с умышленным причинением смерти гражданам, действия виновного образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 205 и ч. 2 ст. 105 (в том числе по п. "а", "б", "е", "ж", "з", "л") УК РФ.

В связи с изложенным, на наш взгляд, для правильного и точного применения норм о террористическом акте следует совершенствовать уголовное законодательство. В частности, в ч. 2 ст. 105 УК РФ внести такой квалифицирующий признак, как совершение убийства, сопряженного с террористическим актом. В литературе ранее выражали данную точку зрения <17>. А из ч. 3 ст. 205 УК РФ декриминализировать п. "б".

<17> См. статью Кадникова Н.Г. в сборнике научных статей Московского университета МВД России "Вопросы применения уголовного закона и предупреждения преступлений". М., 2005. С. 13.

Литература

  1. Конституция Российской Федерации. М.: Эксмо, 2012.
  2. Федеральные законы: N 35-ФЗ от 06.03.2006 "О противодействии терроризму"; N 321-ФЗ от 30.12.2008; N 377-ФЗ от 27.12.2009; N 130-ФЗ от 05.05.2014 // СПС "КонсультантПлюс". 2014.
  3. Указ Президента РФ от 12.05.2009 N 537 "Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г." // Собрание законодательства РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.
  4. Указ Президента РФ от 13.11.2013 "Концепция общественной безопасности Российской Федерации". URL: http://news.kremlin.ru/acts/19653.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 1.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 8.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 "О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 4.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.
  10. Габдрахманов Р.Л. Преступления против общественной безопасности. М., 2003. С. 11.
  11. Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования. М., 2003. С. 3.
  12. Кадников Н.Г. Вопросы применения уголовного закона и предупреждения преступлений: Сборник научных статей Московского университета МВД России. М., 2005. С. 13.
  13. Комиссаров В.В. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против общества. М., 1997. С. 31.
  14. Корабельников А. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.: возможные пути ее совершенствования и реализации // Сайт Собора русского народа. URL: http://srn.su/?p/.
  15. Коробеев А.И. Транспортные преступления. Владивосток, 1992. С. 47.
  16. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юристъ, 2007. С. 5.
  17. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984.
  18. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 69.
  19. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. М.: АЗЪ, 1995. С. 750.
  20. Состояние преступности за 2013 г. Официальный сайт МВД России. URL: http://www.mvd.ru/stats.