Мудрый Юрист

О совершенствовании регулирования деятельности по организации и проведению азартных онлайн-игр

Бауэр Владимир Петрович, главный научный сотрудник Центра проблем экономической безопасности Института экономической политики и проблем экономической безопасности Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, главный научный сотрудник Центра налоговой политики НИФИ, доктор экономических наук, доцент.

В статье рассматриваются вопросы совершенствования регулирования в России деятельности по организации и проведению азартных компьютерных видеоигр (онлайн-игр), реализуемых с использованием коммуникационной структуры, сети "Интернет". Делается анализ состава игр и с учетом факторов финансового риска, азарта и капиталоемкости предлагается рассматривать онлайн-игры, как часть российской и мировой интернет-экономики. Предлагается и обсуждается двухэтапный подход к реализации выдвинутых инициатив по совершенствованию в России регулирования онлайн-игр.

Ключевые слова: игры, азартные игры, сеть Интернет, азартные онлайн-игры, интернет-экономика, федеральные органы исполнительной власти.

On improvement of regulation of activities of organization and conduct of online gambling games

V.P. Baue'r

Baue'r Vladimir Petrovich, senior research fellow, Center for Problems of Economic Security, Institute of Economic Policy and Problems of Economic Security, Financial University under the Government of the Russian Federation, senior research fellow, Center for Tax Policy, Scientific Research Financial Institute, doctor of economic sciences, assistant professor.

The article deals with improving the regulation of activities in Russia for organizing and conducting gambling computer video games (online games), implemented using communication structure "Internet". Is composition analysis of games and taking into account the factors of financial risk, excitement and capital are invited to consider games as part of the Russian and global Internet economy. Proposed and discussed two-step approach to the implementation of initiatives taken to improve regulation in the Russian online games.

Key words: games, gambling, "Internet", online gambling games, online economy, federal executive bodies.

Общие положения

В научной литературе имеется достаточно большое количество исследований по проблемам регулирования азартных игр <1>. Вместе с тем в России получают развитие компьютерные видеоигры (онлайн-игры), которые также трактуются как азартные <2>. Однако организация азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет и прочих средств связи в стране запрещена. Исключением является деятельность по приему интерактивных ставок в букмекерских конторах и тотализаторах, имеющих соответствующую лицензию и расположенных исключительно в игорных зонах (см. ч. 3 ст. 5 соответствующего Федерального закона, далее - Федеральный закон) <3>.

<1> См.: Севостьянов Р.А. Вопросы уголовно-правовой защиты общественной нравственности от незаконного игорного бизнеса // Бизнес в законе. 2008. N 2. С. 94 - 95; Гармаш А.М. О проблемах реформирования 22 главы Уголовного кодекса РФ // Бизнес в законе. 2012. N 2. С. 145 - 147; Чернова О.А. О некоторых недостатках законодательства о государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр // Бизнес в законе. 2012. N 3. С. 149 - 152; Науменко О.П. Уголовная ответственность за незаконные организацию и проведение азартных игр по законодательству стран СНГ // Бизнес в законе. 2012. N 4. С. 34 - 37.
<2> Сальникова Н.М. Индустрия компьютерных видеоигр как один из новейших сегментов рынка аудиовизуальной продукции в России // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2014. N 5. С. 13 - 17.
<3> Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 244-ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации". URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_165951/.

О критериях, позволяющих выделить онлайн-игры как разновидность азартных игр

В различных странах мира, в том числе в России, предлагаются и развиваются различные методики разработки критериев, позволяющих выделять онлайн-игры как разновидность азартных игр. Вместе с тем мировой опыт свидетельствует, что данные критерии носят весьма условный характер и при желании легко обходятся организаторами, операторами связи и участниками онлайн-игр. Об этом свидетельствуют негативный опыт судебной практики, перманентное уточнение, переписывание и отмена тех или иных законодательных актов, касающихся как онлайн-игр, так и игры в покер во многих странах мира.

Считаем, что указанные обстоятельства связаны в первую очередь с многообразием аппаратно-программных и интеллектуальных средств, предоставляющих условия для организации игровой обстановки, формирующей признаки азарта, риска, возможности получения дохода или проигрыша.

Для простоты рассмотрим три варианта такой обстановки и вытекающие из этого следствия, касающиеся возможности разработки критериев, позволяющих отличать коммерческую игровую обстановку от иных, не азартных видов деятельности, в том числе при осуществлении государственного надзора.

Первый вариант предоставления игровой обстановки ориентирован на традиционный подход к реализации игр. В подавляющем большинстве случаев к ним относятся:

Второй вариант создания игровой обстановки заключается в использовании в онлайн-играх программно-аппаратных игровых автоматов. Автоматы имеют датчики-генераторы случайных чисел, которые по аналогии со стратегией бросания фишек доводят до игрока проигрышную или выигрышную позицию. Организатору и/или оператору связи данной игры в виде вознаграждения идет определенный процент от числа попыток игроков или суммы их выигрыша, рассчитанного в реальной или условной валюте (пример - электронные казино).

Третий вариант формирования игровой обстановки реализуется в форме весьма искусно выполненных игровых интернет-услуг. К данной электронной индустрии онлайн-игр, интенсивно развиваемой в стране и за рубежом, можно отнести так называемые "стрелялки", игры по построению различных военных, хозяйственных и строительных стратегий, в том числе игры разных поколений игры "SimCity" и другие виды игр. Попутно отметим, что этот нарастающий тренд массового вброса в сеть Интернет новых компьютерных игр за рубежом часто маскируют под видом инвестиций в интеллектуальный капитал игроков, а также связанные с этим социально-педагогические проблемы развития способностей к навыкам корпоративной ответственности.

Следует отметить, что на практике представленные выше варианты игровой обстановки могут предлагаться игрокам в онлайн-режиме в различной комбинации.

Рассмотрим вопрос о том, каким образом российское законодательство регулирует азартные игры, и покажем, что в представленных выше игровых обстановках могут формироваться такие условия для онлайн-игр, за счет которых можно оспаривать их рассмотрение в качестве азартных игр.

Как отмечалось выше, правовые основы государственного регулирования деятельности по организации и проведению азартных игр на территории Российской Федерации и осуществления данной деятельности представлены в Федеральном законе.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 указанного Федерального закона азартной игрой признается основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками такого соглашения между собой либо с организатором азартной игры по правилам, установленным организатором азартной игры.

Таким образом, исходя из буквального толкования пункта 1 статьи 4 Федерального закона, можно сделать вывод о том, что для того, чтобы быть признанной азартной, игра должна содержать в себе два элемента: риск и соглашение о выигрыше.

При этом выигрышем на основании статьи 4 Федерального закона признаются денежные средства или иное имущество, в том числе имущественные права, подлежащие выплате или передаче участнику азартной игры при наступлении результата азартной игры, предусмотренного правилом, установленным организатором азартной игры.

Понятие риска Федеральным законом не определяется. Системно-правовой анализ иных нормативных правовых аспектов Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что в российском законодательстве под риском понимается событие, которое должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления <4>, <5>, <6>.

<4> Ч. 1, ст. 9 Федерального закона от 27 ноября 1992 года N 4015-1 (ред. от 04.11.2014) "Об организации страхового дела в Российской Федерации". URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_170596/.
<5> П. 8 ст. 127 Таможенного кодекса Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27 ноября 2009 года N 17). URL: http://www.consultant.ru/popular/custom_eaes/.
<6> П. 3 ст. 3 Федерального закона от 29 ноября 2010 года N 326-ФЗ (ред. от 21.07.2014) "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации". URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_165496/.

При этом в силу статьи 4 Федерального закона к азартной игре относится любая игра, которая основана на соглашении о выигрыше и содержит в себе риск, независимо от степени его соотношения с другими элементами игры, включая мастерство и интеллектуальный уровень участников такой игры.

Кроме того, следует отметить, что в действующем законодательстве Российской Федерации не закреплено понятие интеллектуально-коммерческой игры.

Учитывая вышеизложенное, полагаем, что игры, основанные на соглашении о выигрыше и риске, относятся к азартным играм, и, следовательно, их организация и проведение регулируются указанным Федеральным законом. Иных императивных признаков и критериев отнесения какого-либо рода игр к азартным или неазартным играм ни Федеральный закон, ни иные законодательные акты не содержат.

Стоит отметить, что действие Федерального закона не распространяется на отдельные виды деятельности, в основе которых также лежат рисковые сделки (договоры) и алеаторные сделки. Это: деятельность по организации и проведению лотерей, деятельность организаторов торговли, осуществляющих ее в соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ "Об организованных торгах". Кроме того, иные различные виды деятельности, имеющие схожие принципы регулирования (страховая деятельность, деятельность по осуществлению ломбардами кредитования граждан под залог принадлежащих гражданам вещей и деятельности по хранению вещей и т.д.), также находятся вне пределов регулирования Федерального закона.

Необходимо подчеркнуть, что текущая редакция статей 1062 и 1063 Гражданского кодекса Российской Федерации <7> не позволяет установить критерии отнесения того или иного вида деятельности к играм и пари, за исключением наличия рисковой составляющей, а также их классификации.

<7> Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ). Ч. 1 от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ (действующая редакция от 5 мая 2014 года). URL: http://www.consultant.ru/popular/gkrf1/.

Различного рода коммерческие (интеллектуальные) игры не квалифицируются во взаимоувязке с играми азартными, однако, несмотря на это, законодательство Российской Федерации ранжирует их по следующим категориям: спортивные игры, досуговые (развлекательные) игры, иные игры, не указанные в первых двух категориях.

К первой категории игр относятся игры, включенные во Всероссийский реестр видов спорта (например, шахматы, шапки, бридж).

Ко второй группе относятся игры, являющиеся предметом досуга (различные игры, при проведении которых отсутствует организатор игры, не заключаются соглашения о выигрыше, не имеется призовой фонд и т.д.), и к третьей - игры, однозначная классификация которых по различным причинам затруднена, например, покер.

В коммерческих (интеллектуальных) играх соглашение о выигрыше также может присутствовать, однако оно не является главным квалифицирующим признаком для отнесения игры к азартной игре. Иными квалифицирующими признаками являются правила игры, наличие рисковой составляющей в игре, соотношение риска и умения участника игры, характер мероприятия, при котором организуются игры и т.д.

В соответствии с Общероссийским классификатором видов экономической деятельности, продукции и услуг <8> деятельность по организации и проведению турниров (мероприятий, соревнований) проходит по кодификации 92.62, деятельность по организации и проведению досуговых и развлекательных игр по кодификации 92.72, а деятельность по организации и проведению мероприятий по покеру в указанном перечне отсутствует.

<8> "Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, продукции и услуг", утвержденный Постановлением Госстандарта России от 6 ноября 2001 г. N 454-ст (ред. от 08.07.2014) "О принятии и введении в действие ОКВЭД" (вместе с ОК 029-2001 (КДЕС ред. 1). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_167912/.

В этой связи стоит отметить, что в целом отношения по организации и проведению коммерческих (интеллектуальных) игр не имеют специального предмета правового регулирования. Различные игры, исходя из анализа их правил и условий проведения, могут быть предметом регулирования указанного Федерального закона, Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" <9>, иных законодательных актов.

<9> Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" (с изменениями и правками). URL: http://www.rg.ru/2007/12/08/sport-doc.html.

При этом законодательство Российской Федерации содержит ряд признаков, позволяющих отличить организацию мероприятий по проведению коммерческих (интеллектуальных) игр, и в том числе покера, от азартных игр, деятельность по организации и проведению которых регулируется Федеральным законом.

Главным отличием подобных мероприятий (даже в случае наличия денежного выигрыша) от азартных игр является дифференциация не только по правилам игр, но и по сути заключаемых сделок участников игр друг с другом. В игорной деятельности основой договора является заключение рисковых сделок, то есть стороны полностью или частично не могут своими действиями влиять на исход определенного договором события. В играх в покер окончательный итог состязания зависит в большей степени от умений участников игры. В связи с этим определяющим моментом в итоговой классификации таких игр является наличие основанного на риске соглашения о выигрыше. Так, в случае если при организации проведения игр в покер не предусмотрено основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное между двумя или несколькими участниками такого соглашения, между собой либо с организатором игр в покер по правилам, установленным этим организатором, проведение игр в покер не может быть признано азартной игрой. Для однозначного понимания деятельности по организации и проведению игры в покер необходимо проведение научной и математической экспертиз, позволяющих сделать однозначные выводы о неазартном характере игры в покер. Помимо этого, учитывая, что термин "покер" используется при организации и проведении двух совершенно различных игр, необходимо четкое законодательное разграничение этих понятий с соответствующим разделением мест их проведения (в игорном заведении или вне игорного заведения).

Таким образом, в Российской Федерации необходимо либо принять законодательный акт, регламентирующий организацию (проведение) коммерческих (интеллектуальных) игр, либо внести изменения в действующие законодательные акты и Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, продукции и услуг.

При этом необходимо учесть, что в онлайн-играх доход участников формируется обычно в виде условного выигрыша, при подсчете которого учитываются, в том числе, затраты на покупку или доход от продажи реквизитов игры. Во всех онлайн-играх условный выигрыш по определенным условиям конвертации может переводиться в соответствующие реальные валюты. Вместе с тем в настоящее время большинство организаторов и операторов связи онлайн-игр предпочитают функционировать в офшорных юрисдикциях. При этом получаемые доходы могут, с одной стороны, трансформироваться за счет использования различных программно-аппаратных ухищрений, искажающих результаты в сторону их занижения (аналогом служат подкрутка датчика автопробега или искажение бухгалтерской отчетности), а с другой стороны, вообще утаиваться.

О финансовых показателях, подтверждающих необходимость разрешения проведения онлайн-игр

В настоящее время в сети Интернет в свободном доступе находится свыше 10 тысяч интеллектуальных онлайн-игр и процесс их модификации и диверсификации происходит в нарастающих масштабах. Массовое использование онлайн-игр как в интеллектуально-коммерческих, так и в досуговых целях подтверждается данными социологических опросов, проводимых как в России, так и за рубежом. Поэтому считаем, что в условиях повсеместного допуска лиц практически любого возраста к сети Интернет вопрос о подтверждении необходимости разрешения проведения онлайн-игр лишен своей актуальности. В связи с этим считаем, что в сложившихся условиях развития сетевых услуг российской интернет-экономики необходимо ставить вопрос не о "финансовых показателях, подтверждающих необходимость разрешения проведения "интеллектуально-коммерческих игр" в сети Интернет. Необходимо решать вопрос о том, "какими организационными и аппаратно-программными механизмами необходимо выявлять и контролировать финансовые показатели юридических и физических лиц, участвующих в онлайн-играх на условиях свободного доступа и соответствующей регистрации на сайте игры".

Предложенная выше концепция рассмотрения всех без исключения онлайн-игр в качестве электронных услуг российской интернет-экономики после проведения соответствующей практической апробации выполненных исследований, их государственной поддержки и законодательного закрепления даст возможность:

Об оценке возможных социальных последствий принятия соответствующих законодательных актов

Анализ показывает, что возможные социальные последствия принятия соответствующих законодательных актов в части совершенствования лицензирования и регулирования налогообложения онлайн-игр будут только позитивные, в том числе:

Следует полагать, что эффективное правовое регулирование мероприятий по организации и проведению азартных онлайн-игр возможно только в том случае, если деятельность по их предоставлению организаторам игр, операторам связи и участникам будет концептуально, организационно и законодательно оформлена в соответствии с положениями, на основании которых в целом функционирует сфера услуг российской интернет-экономики. Причем онлайн-игры (включая разновидности покера) должны рассматриваться в качестве специфических электронных услуг, предоставляемых организаторами (бенефициарами) онлайн-игр операторам связи и участникам игр со всеми вытекающими из этого юридическими, финансовыми и социальными последствиями, обусловленными условиями лицензирования этих видов услуг. Следовательно, для реализации предложения о возможности осуществления деятельности по организации и проведению азартных игр в сети Интернет потребуется пересмотр запретительной нормы, закрепленной в части 3 статьи 5 указанного Федерального закона. При этом необходимо разрешить ряд принципиальных вопросов, в частности, вопрос о субъекте, который вправе участвовать в азартных играх через сеть Интернет.

Предложения по совершенствованию регулирования деятельности по организации и проведению азартных онлайн-игр

Специфика сети Интернет позволяет говорить о большой степени анонимности лиц, участвующих в азартных онлайн-играх, в том числе интеллектуально-коммерческих. Проверить достоверность предоставленных потенциальным участником данных представляется затруднительным. Как следствие, участниками игр могут оказаться и несовершеннолетние лица. Анонимность участников влечет и другие отрицательные последствия, в частности, несоблюдение налогового законодательства.

Соответственно, смягчение запрета на организацию и проведение азартных игр в сети Интернет должно сопровождаться разработкой адекватных и эффективных разрешительных и надзорных режимов, позволяющих обеспечить безопасность личности, общества и государства при организации и проведении азартных игр в сети Интернет. Именно при такой постановке вопроса возможна реализация инициативных предложений, направляемых в Правительство Российской Федерации. Исходя из этого, одновременно с пересмотром части 3 статьи 5 Федерального закона должны быть представлены предложения следующего плана:

Следует отметить, что установленный в части 3 статьи 5 Федерального закона запрет не гарантирует полного исключения организации и проведения азартных игр в сети Интернет. Необходимо иметь в виду коммуникационные особенности, доставляемые данной сетью, а именно их трансграничность. Онлайн-сервисы, предоставляющие возможность играть в азартные игры гражданам, находящимся на территории Российской Федерации, могут располагаться за ее пределами. Соответственно, применение исключительно запретительных мер, на чем и основано действующее законодательство, не может быть признано эффективным, т.е. учитывающим специфику коммуникационных возможностей сети Интернет.

В качестве дополнительных базовых аспектов целесообразности рассмотрения сферы онлайн-игр как части российской интернет-экономики предлагаем считать следующее:

По нашему мнению, концепция государственного правового регулирования организации и проведения онлайн-игр должна быть реализована достаточно оперативно и эффективно и поэтому должна включать в себя следующие положения, имеющие, как минимум, два этапа реализации.

Первый этап - оперативно-технический

Цель данного этапа - в кратчайшие сроки и с минимальными затратами реализовать усилия государства по наведению финансового и правового порядка в сфере онлайн-игр. На данном этапе реализуются мероприятия, требующие внесения минимального количества поправок в существующее российское законодательство, регулирующее сферу онлайн-игр.

В качестве характерного примера здесь можно рассмотреть, во-первых, опыт государственного регулирования инфраструктуры внебиржевых финансовых услуг <10>, в том числе услуг электронной биржи FOREX по торговле валютой и валютными деривативами, во-вторых, опыт законодательного регулирования электронной коммерции, в том числе интернет-торговли промышленными товарами <11>.

<10> Тюфанов В.А. Развитие инфраструктуры рынка финансовых услуг России: Автореф. ... канд. экон. наук. Краснодар: ФГОБУ ВПО "Кубанский государственный университет", 2013. 23 с.
<11> Житмарев Г.В. Государственное регулирование рынка финансовых услуг: Автореф. ... канд. экон. наук. СПб.: СПбГЭУ, 2013. 18 с.

На первом этапе Правительству Российской Федерации предлагается соответствующими поручениями федеральным органам исполнительной власти:

<12> Хуснетдинов Р.Е. Налогообложение реализации услуг в сфере электронной предпринимательской деятельности: Автореф. ... канд. экон. наук. М.: ФГОБУ ВПО "Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации", 2014. 21 с.

Второй этап - организационно-законодательный

Цель этапа - проведение масштабных исследований по изучению российского и зарубежного опыта в сфере регулирования онлайн-игр и разработка комплекса соответствующих поправок к существующим правовым актам и последующая разработка нового законодательства.

Учитывая новизну рассматриваемой тематики и отсутствие по ней академического задела, на данном этапе Минфину России предлагается организовать междисциплинарные и межведомственные исследования сферы онлайн-игр в рамках научно-исследовательской работы (НИР) с учетом имеющегося по данной проблеме ведомственного задела <13>, <14>, <15>.

<13> Приказ Минфина России от 12 декабря 2013 г. N 119н "Об утверждении Порядка и формы уведомления общероссийской спортивной федерации по соответствующему виду спорта о фактах предоставления организатором азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах недостоверной информации". URL: www.minfin.ru/.
<14> Приказ Минфина России от 11 октября 2011 г. N 128н "Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной налоговой службой государственной функции по проверке технического состояния игрового оборудования". URL: www.minfin.ru/.
<15> Приказ Минфина России от 28 августа 2014 г. N 84н "Об утверждении Порядка определения стоимости чистых активов". URL: www.minfin.ru/.

В рамках НИР предлагается изучить следующие основные вопросы:

Выводы

Предлагаемый подход позволит поэтапно решить проблемы, связанные с совершенствованием регулирования азартных онлайн-игр, в том числе:

на первом этапе - реализовать оперативно-технологические меры по наведению организационного и бюджетно-налогового порядка в сфере онлайн-игр;

на втором этапе - осуществить оценку последствий реализации принятых федеральными органами исполнительной власти решений и предложить направления совершенствования и разработки новых законодательных инициатив в сфере онлайн-игр.

Таким образом, взаимосвязанное оперативно-техническое и организационно-законодательное оформление сферы онлайн-игр даст возможность:

обосновать необходимость и предложить механизмы и законодательную основу для развития новой подсистемы российской интернет-экономики, в которой онлайн-игры будут иметь статус электронных услуг;

обеспечить защиту финансовых интересов государства и законопослушного бизнеса, а российской интернет-экономике - прозрачность функционирования в мировой глобальной экономике, включая рынки электронных услуг стран - участников ВТО;

создать дополнительные условия для совершенствования финансово-экономической и бюджетно-налоговой политики в сфере онлайн-игр;

адекватно контролировать, законодательно и финансово мотивировать деятельность организаторов, операторов связи и участников онлайн-игр, обеспечивать их защиту и за счет этих факторов снижать социальную напряженность в стране;

обеспечить условия прозрачности для осуществления финансового контроля деятельности бенефициаров онлайн-игр в целях эффективной реализации дорожной карты по деофшоризации экономики России <16>.

<16> Бауэр В.П., Логинова Т.А. Концептуальные основы разработки и мероприятия дорожной карты по деофшоризации экономики России // Научно-исследовательский финансовый институт. Финансовый журнал. 2014. N 4. С. 21 - 36.

Литература

  1. Бауэр В.П., Логинова Т.А. Концептуальные основы разработки и мероприятия дорожной карты по деофшоризации экономики России // Научно-исследовательский финансовый институт // Финансовый журнал. 2014. N 4. С. 21 - 36.
  2. Гармаш А.М. О проблемах реформирования 22 главы Уголовного кодекса РФ // Бизнес в законе. 2012. N 2. С. 145 - 147.
  3. Житмарев Г.В. Государственное регулирование рынка финансовых услуг: Автореф. ... канд. экон. наук. СПб.: СПбГЭУ, 2013. 18 с.
  4. Науменко О.П. Уголовная ответственность за незаконные организацию и проведение азартных игр по законодательству стран СНГ // Бизнес в законе. 2012. N 4. С. 34 - 37.
  5. Приказ Минфина России от 11 октября 2011 года N 128н "Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной налоговой службой государственной функции по проверке технического состояния игрового оборудования".
  6. Приказ Минфина России от 12 декабря 2013 года N 119н "Об утверждении Порядка и формы уведомления общероссийской спортивной федерации по соответствующему виду спорта о фактах предоставления организатором азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах недостоверной информации".
  7. Приказ Минфина России от 28 августа 2014 г. N 84н "Об утверждении Порядка определения стоимости чистых активов".
  8. Сальникова Н.М. Индустрия компьютерных видеоигр как один из новейших сегментов рынка аудиовизуальной продукции в России // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2014. N 5. С. 13 - 17.
  9. Севостьянов Р.А. Вопросы уголовно-правовой защиты общественной нравственности от незаконного игорного бизнеса // Бизнес в законе. 2008. N 2. С. 94 - 95.
  10. Тюфанов В.А. Развитие инфраструктуры рынка финансовых услуг России: Автореф. ... канд. экон. наук. Краснодар: ФГОБУ ВПО "Кубанский государственный университет", 2013. 23 с.
  11. Федеральный закон от 29 декабря 2006 года N 244-ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации".
  12. Хуснетдинов Р.Е. Налогообложение реализации услуг в сфере электронной предпринимательской деятельности: Автореф. ... канд. экон. наук. М.: ФГОБУ ВПО "Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации", 2014. 21 с.
  13. Чернова О.А. О некоторых недостатках законодательства о государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр // Бизнес в законе. 2012. N 3. С. 149 - 152.