Мудрый Юрист

Спор о виндикации

Антон Костенко, юрист Адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры".

Применение различных способов защиты прав в сфере, связанной с деятельностью акционерных обществ, осложняется особенностями правового статуса ценных бумаг как объектов гражданских прав. Наибольшее число вопросов вызывает возможность применения виндикации бездокументарных акций.

Вещь или?..

В начале 2003 года вступила в силу новая редакция Федерального закона "О рынке ценных бумаг" (далее - Закон о РЦБ). Статья 2 названного Закона приведена в соответствие с п. 2 ст. 25 ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО), который предусматривает, что все акции акционерного общества являются именными. Выпуск акций на предъявителя не допускается.

Другое важное правило появилось в ст. 16 Закона о РЦБ. Именные эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться только в бездокументарной форме, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. Поскольку Законом об АО не предусмотрен выпуск акций в документарной форме, то с момента вступления в силу новой редакции Закона о РЦБ акции любого вида могут выпускаться только в бездокументарной форме.

Установление бездокументарной формы для всех акций вновь обострит дискуссию о правовой природе бездокументарных ценных бумаг и, что особенно важно, о способах защиты прав на такие ценные бумаги. Является ли бездокументарная акция вещью? Возможна ли виндикация бездокументарной акции? Ни в научной доктрине, ни в действующем законодательстве, ни в судебной практике нет единого подхода к решению этих вопросов.

Так, по мнению Е.А. Суханова, бездокументарные ценные бумаги не являются ценными бумагами в прямом смысле слова, а представляют собой лишь способ фиксации имущественных прав <*>. Бездокументарная ценная бумага не является вещью, поэтому по ее поводу могут складываться только обязательственно-правовые, а не вещно-правовые отношения <**>.

<*> Суханов Е.А. Акционерные общества и другие юридические лица в новом гражданском законодательстве // Хозяйство и право. 1997. N 1.
<**> Суханов Е.А. Вступительная статья к книге В.А. Белова "Ценные бумаги в российском гражданском праве". М., 1996.

Основываясь на этом положении, авторы приходят к выводу о том, что виндикация бездокументарных ценных бумаг невозможна, поскольку вещное право (право собственности) распространяется только на документ (вещь). "Раз нет вещного права, нет и вещно-правовых способов защиты" <*>. В качестве альтернативы виндикационному иску предлагаются иски о применении реституции и возмещении убытков <**>. Такой подход исключает наличие какого-либо вещного права, в том числе права собственности на бездокументарную ценную бумагу.

<*> Юшдалбаева Л. Правовая природа бездокументарных ценных бумаг // Хозяйство и право. 1997. N 10.
<**> Юшдалбаева Л. Указ. соч.

Статья 128, а также п. 2 ст. 130 ГК РФ прямо относят ценные бумаги к вещам. Статья 149 ГК РФ, устанавливающая особенности правового регулирования бездокументарных ценных бумаг, не исключает такие ценные бумаги из разряда вещей. Более того, в п. 1 ст. 149 ГК РФ указано, что к бездокументарной форме фиксации прав применяются правила, установленные для ценных бумаг.

Особенности судебной практики

Согласно ст. 28 Закона о РЦБ права владельцев на ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра - записями на лицевых счетах у держателя реестра или в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии - записями по счетам депо в депозитариях. Статья 29 названного Закона содержит правила перехода прав на бездокументарные ценные бумаги. В этой же статье указано, что права, закрепленные ценной бумагой, переходят к их приобретателю с момента перехода прав на эту ценную бумагу.

Анализ законодательства позволяет сделать вывод о том, что особенности правового регулирования бездокументарных ценных бумаг заключаются в основном в форме фиксации прав на них. Во всем остальном распространяются общие положения законодательства о ценных бумагах:

Исходя из этого обоснованной представляется точка зрения тех авторов, которые относят бездокументарные ценные бумаги к особому роду вещей. Так, К.Б. Фрадкин утверждает, что "все ценные бумаги, в том числе и бездокументарные, являются вещами" <*>. Концепция бестелесных (абстрактных) вещей не вполне укладывается в традиционное понятие вещи как предмета материального мира. Однако именно такая позиция позволяет устранить противоречия в правовой природе бездокументарной ценной бумаги, которая, с одной стороны, является объектом права собственности, а с другой - не имеет телесного выражения.

<*> Фрадкин К.Б. Соотношение и особенности рассмотрения исков о признании недействительным выпуска акций и о признании недействительной государственной регистрации выпуска акций // Арбитражные споры. 2002. N 2(18).

Признание бездокументарной ценной бумаги вещью позволило бы более эффективно применять действующее законодательство о ценных бумагах, а также использовать вещно-правовые способы защиты прав владельцев бездокументарных ценных бумаг и прежде всего акций. Ведь именно акции чаще всего становятся объектами корпоративных конфликтов, в которых нередко используются противозаконные и даже преступные методы борьбы за акции <*>.

<*> См. также: Молотников А. Двойные "стандарты" // ЭЖ-Юрист. 2004. N 1.

Суды часто рассматривают дела по спорам о правах на акции, которые были необоснованно списаны с лицевого счета их владельца. Как показывает практика, акции могут быть переведены с одного счета на другой: 1) по ничтожной (оспоримой) сделке; 2) без какого-либо правового основания либо 3) путем хищения с использованием поддельных документов.

В первом случае заинтересованное лицо вправе предъявить иск о признании сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности в виде возвращения сторонами всего полученного по сделке. Во втором и третьем случаях предъявление такого иска невозможно, так как отсутствует факт совершения сделки, которая могла бы быть признана недействительной (ничтожной). Поэтому в таких случаях виндикационный иск является наиболее действенным способом защиты прав на бездокументарные акции.

В подтверждение изложенной точки зрения можно привести некоторые примеры из судебной практики. Так, в п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.04.1998 N 33 "Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций" <*> указано, что "требование собственника о возврате имущества, находящегося у лица, приобретшего его по договору с третьим лицом, носит виндикационный характер и подлежит рассмотрению в соответствии со статьей 302 ГК РФ. Пункт 1 указанной статьи предусматривает, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от такого приобретателя лишь в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому собственник передал его во владение, либо похищено у кого-либо из них, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Указанное правило распространяется на истребование из чужого владения именных ценных бумаг, в том числе акций".

<*> Текст письма опубликован в Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1998 г., N 6.

В другом примере речь идет именно о бездокументарных акциях <*>. ООО "И." обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "С." об истребовании из чужого незаконного владения 753126 штук именных бездокументарных акций ОАО "К.", ссылаясь на то, что указанные акции были списаны со счета истца без его ведома по подложным документам.

<*> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18.06.2001 N КГ-А40/2854-01.

Решением Арбитражного суда г. Москвы иск удовлетворен по заявленным основаниям.

В кассационной жалобе ООО "С." просит об отмене решения суда как необоснованного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей сторон, кассационная инстанция не нашла оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что акции, по поводу которых возник спор, выбыли из владения истца помимо его воли, поэтому он вправе истребовать принадлежащее ему имущество.

Согласно материалам дела истец являлся владельцем 3683403 штук обыкновенных именных акций ОАО "К.", что подтверждается выпиской из лицевого счета.

На основании передаточного распоряжения 09.09.1999 акции в количестве 1753126 штук были списаны реестродержателем со счета истца и зачислены на счет фирмы "КТ". Между фирмой "КТ" и ООО "С." 11.09.1999 был заключен договор купли-продажи 753126 штук акций, на счет ООО "С." акции были зачислены 14.09.1999.

По факту мошенничества возбуждено уголовное дело, в рамках которого проведены экспертизы подписей и печатей на передаточном распоряжении от 09.09.1999. Согласно заключению почерковедческой экспертизы подпись генерального директора истца выполнена не им собственноручно, а с использованием графического изображения его подписи "факсимиле", поэтому установить конкретного исполнителя подписи не представляется возможным, оттиск простой круглой печати истца нанесен не печатной формой простой круглой печати истца, представленной на исследование.

При таком положении суд сделал правильный вывод о том, что акции выбыли из владения истца помимо его воли, что послужило основанием к удовлетворению иска.

Довод кассационной жалобы о том, что бездокументарные акции не могут быть истребованы в порядке ст. 301 ГК РФ, не может служить основанием к отмене решения суда. Статья 301 ГК РФ устанавливает, что из чужого незаконного владения может быть истребовано любое имущество, к которому согласно ст. 128 ГК РФ относятся ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. Пункт 3 ст. 302 ГК РФ запрещает истребование из чужого незаконного владения добросовестного приобретателя ценных бумаг на предъявителя. Все иные ценные бумаги могут быть возвращены собственнику на основании ст. 301 ГК РФ. В соответствии с Законом о РЦБ бездокументарные ценные бумаги по правовому статусу приравниваются к документарным ценным бумагам.

При таком положении кассационная инстанция не усматривает нарушений норм материального или процессуального права, которые могли бы являться поводом к отмене решения суда.

Надо заметить, что в судебной практике встречается и противоположный подход. Например, в Постановлении ФАС ВСО от 24.12.1998 N А33-1595/98-С1-Ф02-1538/98-С2 указано, что "спорные акции (как пояснил представитель ОАО "К." в заседании кассационной инстанции) являются бездокументарными ценными бумагами и отсутствуют в натуре, следовательно, данные акции не могут быть объектом виндикации".

Многообразие возможностей

В случае хищения акций путем представления реестродержателю поддельного договора купли-продажи акций возможно, по нашему мнению, предъявление как виндикационного иска, так и иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

По делу N А56-5544/01 Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил иск ООО "О." к ООО "Л." о применении последствий недействительности ничтожной сделки к договору купли-продажи 230000 обыкновенных именных акций ОАО "З.", заключенному между ООО "О." и ООО "Л.", в виде возврата ООО "О." указанных акций. Решение суда было основано на приговоре по уголовному делу, вынесенному в отношении лица, которое с помощью поддельных документов похитило у ООО "О." указанные акции.

Выбор способа защиты прав на бездокументарные акции осуществляет заинтересованное лицо в зависимости от конкретных обстоятельств дела. В описанном выше случае предъявление иска о применении реституции было более целесообразно, так как государственная пошлина по такому иску составляет двадцать МРОТ, тогда как пошлина по виндикационному иску рассчитывается в процентах от суммы иска и может составлять десятки тысяч рублей. Взыскание пошлины с ответчика представляется бесперспективным, так как какое-либо имущество, помимо похищенных акций, у него отсутствует.

Полагаем, что в настоящее время существует тенденция к сближению таких способов защиты прав, как виндикация и реституция. Об этом, в частности, свидетельствует Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 N 6-П <*>, в котором признано, что общие положения, содержащиеся в п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со ст. 302 ГК РФ, не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом.

<*> Текст Постановления опубликован в "Российской газете" от 26 апреля 2003 г. N 81.