Мудрый Юрист

Основания освобождения от наказания при постановлении обвинительного приговора

Козубенко Юрий Вячеславович, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Уральской государственной юридической академии.

Предмет исследования составляют нормы отечественного уголовно-процессуального законодательства различных лет, регламентирующие основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания; практика применения этих правовых норм, устанавливающих основания освобождения от наказания и уголовной ответственности, а также существующие теоретические разработки понятия и сущности обвинительного приговора без назначения наказания как уголовно-процессуальной категории, классификация оснований его постановления. Кроме того, в предмет исследования вошла выявленная зависимость нормативно-логической формулы межотраслевого механизма уголовно-правового регулирования и оснований постановления обвинительного приговора суда без назначения наказания. В качестве методологической базы избран системный подход, предполагающий комплексное исследование оснований освобождения от наказания при постановлении обвинительного приговора суда. При их анализе также применялись исторический и функциональный подходы. Нормативно-логическая формула механизма уголовно-правового регулирования предписывает постановлять обвинительный приговор без назначения наказания: 1) когда в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести (ч. 1 ст. 92 УК РФ), постановляется обвинительный приговор с применением принудительных мер воспитательного воздействия в порядке замены наказания, назначения которого в этом случае не требуется; 2) в случае истечения сроков давности уголовного преследования, если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела, производство по уголовному делу продолжается в общем порядке до разрешения его по существу (обвиняемый освобождается от наказания, причем наказание назначать не требуется, поскольку за давностью в уголовно-правовом смысле деяние не считается наказуемым); 3) вследствие акта об амнистии, в котором указывается на освобождение от наказания определенной категории лиц, независимо от вида и размера наказания, от которого освобождается осужденный (если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела); 4) вследствие изменения обстановки (если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела); 5) когда достигшее восемнадцатилетнего возраста лицо, впервые совершившее половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, и совершенное им преступление перестало быть общественно опасным в связи со вступлением в брак с потерпевшей (потерпевшим); 6) в случае осуждения иностранных граждан, лиц без гражданства, а также лиц, не имеющих места постоянного проживания на территории РФ, за преступления, за совершение которых не может быть назначен определенный вид наказания, предусмотренный санкцией статьи Особенной части УК РФ.

Ключевые слова: освобождение от наказания, несовершеннолетний, меры воспитательного воздействия, брак с потерпевшей, амнистия, сроки давности, талмуд, нормативно-логическая формула, изменение обстановки, механизм регулирования.

Grounds for the exemption from punishment in case of the guilty verdict

Yu.V. Kozubenko

Kozubenko Yury Vyacheslavovich, PhD in Law, Associate professor of the Department of Criminal procedure of Ural State Law University.

The subject of research are the rules of the domestic criminal procedural law of various years, regulating the basis of the decision of conviction without sentencing; practice of application of these legal norms establishing grounds for exemption from punishment and criminal liability, as well as the existing theoretical development of the concept and spirit of conviction without sentencing as criminal procedure category, classification of bases of its decisions. In addition, the subject of study includes the dependence of the regulatory logical formula of input-output mechanism of legal regulation and the basis of the decision of the court conviction without sentencing. As a methodological framework there was selected the systematic approach involving the comprehensive study of grounds for the indemnity in case of the guilty verdict. In the analysis there were also used historical and functional approaches. Regulatory and logical formula mechanism of legal regulation prescribes the conviction without sentencing: 1) when a juvenile has committed a minor crime or wrong (part 1, Art. 92 of the Criminal Code), the indictment then takes place with the use of compulsory educational measures to replace the punishment imposed which in this case is not required; 2) upon the expiration of the prosecution term, if the defendant objectes to the termination of the criminal case, the criminal proceedings continue in a general manner till its resolution (the defendant is released from punishment and it is not required to impose the punishment because due to the statute of limitations in criminal law the sense of the act is not considered punishable); 3) as a result of the amnesty, which is indicated on the exemption from punishment of a certain category of persons, regardless of the type and size of the penalty from which the convict is released (if the defendant objects to the termination of criminal proceedings); 4) due to changes in the situation (if the defendant objects to the termination of criminal proceedings); 5) when a person of eighteen years of age who has committed sexual intercourse with a person under sixteen years of age and puberty, and his crime ceased to be socially dangerous due to marriage with the victim; 6) when convicting foreign citizens, stateless persons and persons who do not have permanent residence on the territory of the Russian Federation, for a crime which can't include a particular form of punishment, prescribed by the sanction of the article of the Special part of the Criminal Code of the Russian Federation.

Key words: exemption from punishment, minor, educational measures, marriage with the victim, amnesty, statute of limitations, Talmud, legal and logical formula, changing of circumstances, mechanism of regulation.

Проблема, обозначенная в названии статьи, весьма актуальна, так как вводя в ч. 5 ст. 302 УПК РФ такой вид приговора, как обвинительный приговор без назначения наказания, законодатель умалчивает об основаниях его постановления; более того, вводит путаницу в ч. 8 ст. 302 УПК РФ, указывая, что помимо названных в ч. 5 этой же статьи трех видов обвинительных приговоров, оказывается, есть еще один - обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Часть 8 ст. 302 УПК РФ фактически вводит новое основание освобождения от наказания - истечение сроков давности. В науке данная точка зрения разделяется <1>, но вот вводит ли она еще один дополнительный вид обвинительного приговора, или это все-таки обвинительный приговор без назначения наказания - существенный вопрос.

<1> Жоголева Е.В. Постановление приговора // Уголовный процесс / Под ред. В.С. Балакшина, Ю.В. Козубенко, А.Д. Прошлякова. М., 2011. С. 623.

Практика Конституционного Суда РФ <2> только подтверждает правоту приведенной точки зрения, но на указанный вопрос не отвечает. В большинстве случаев суды перестраховываются и при истечении сроков давности уголовного преследования постановляют обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания. Спрашивается, какой в этом смысл, ведь фактически деяние лица утратило свою общественную опасность, за исключением, правда, деяний, наказуемых смертной казнью или пожизненным лишением свободы, а также некоторых деяний против мира и безопасности человечества (ст. ст. 353, 356 - 358 УК РФ).

<2> Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 N 13-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 4; Определение Конституционного Суда РФ от 15.01.2008 N 292-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дьячковой Ольги Геннадьевны на нарушение ее конституционных прав частью восьмой ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса РФ" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2008. N 4.

Если сроки уголовного преследования истекли, оно не может "перетечь" в четвертый элемент формулы межотраслевого механизма уголовно-правового регулирования - в наказание; лицо, совершившее такое деяние, - ненаказуемо. Само деяние, по смыслу ст. 78 УК РФ, за давностью также считается ненаказуемым. В данном случае необходимо и достаточно констатировать, что подсудимый совершил это деяние, его виновность, факт осуждения, т.е. постановить приговор без назначения наказания <3>.

<3> В определенном смысле точка зрения автора близка точке зрения С.П. Серебровой, согласно которой обвинительный приговор без назначения наказания суд постановляет в тех случаях, когда приходит к выводу, что цели наказания могут быть достигнуты самим фактом осуждения лица. Вместе с тем вслед за УПК РФ она не называет основания постановления этого вида обвинительного приговора (Уголовный процесс России / Науч. ред. В.Т. Томин. М., 2003. С. 618).

Не случайно в ст. 330 УПК РСФСР от 25 мая 1922 г., как и в ст. 326 УПК РСФСР от 15 февраля 1923 г., было указано, что суд выносит приговор об освобождении подсудимого, признанного виновным, от наказания по амнистии или давности. Причем оба УПК не знали такого вида приговора, как приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания. Фактически было три вида приговоров: оправдательный, обвинительный с назначением наказания и обвинительный приговор с освобождением от наказания (т.е. без назначения наказания).

Кстати говоря, УПК РСФСР 1960 г. также не знал такого вида приговора, однако в отношении приговора без назначения наказания было введено новое, до этого неизвестное основание: "...если к моменту рассмотрения дела в суде деяние потеряло общественную опасность или лицо, его совершившее, перестало быть общественно опасным" (ст. 309).

Что касается УПК РФ, то уголовно-процессуальный закон, называя такой вид обвинительного приговора (без назначения наказания), не определяет основания его постановления, что как минимум странно.

Вместе с тем нормативно-логическая формула межотраслевого механизма уголовно-правового регулирования предлагает решать этот вопрос в тех случаях, когда при привлечении лица к уголовной ответственности совершенное преступное деяние не может быть (или не должно быть) наказуемо, например:

Необходимо также отметить, что в юридической литературе существует сомнение относительно оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, однако о приведенных выше двух основаниях практически умалчивается. Так, А.Д. Прошляков, исследуя данную проблему на уровне коллизии материального и процессуального закона (ст. 309 УПК РСФСР и ст. 50 УК РСФСР) и соглашаясь с П.А. Лупинской в том, что "различия между процессуальными последствиями применения ч. 1 и ч. 2 ст. 50 УК РСФСР в уголовно-процессуальном законе выражены недостаточно последовательно" <4>, приходит к выводу, что данная коллизия должна быть разрешена в пользу материального уголовного закона, т.е. в пользу УК РФ, где такое основание в принципе отсутствует <5>. Спустя 14 лет авторский коллектив учебника по уголовному процессу под руководством А.Д. Прошлякова повторяет эту же формулировку, констатируя, что УПК РФ 2001 г. "не содержит никаких предписаний относительно условий вынесения такого решения, поэтому из уголовно-процессуального закона целесообразно исключить упоминание об этом виде обвинительного приговора" <6>.

<4> Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976. С. 148.
<5> Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Екатеринбург, 1997. С. 63 - 67.
<6> Уголовный процесс / Под ред. В.С. Балакшина, Ю.В. Козубенко, А.Д. Прошлякова. С. 628.

Ситуация довольно оригинальная, и для ее прояснения обратимся к предыстории вопроса, динамика которого частично была довольно подробно исследована А.Д. Прошляковым <7>.

<7> Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. С. 63.

25 декабря 1958 г. были приняты Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик <8> и Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик <9>. Согласно ч. 1 ст. 43 Основ уголовного законодательства лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что ко времени расследования или рассмотрения дела в суде, вследствие изменения обстановки, совершенное им деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным. Часть 2 ст. 43 тех же Основ предусматривала, что лицо, совершившее преступление, может быть по приговору суда освобождено от наказания, если будет признано, что в силу последующего безупречного поведения и честного отношения к труду ко времени рассмотрения дела в суде оно не может быть сочтено общественно опасным.

<8> Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. N 1. Ст. 6.
<9> Там же. Ст. 15.

В дальнейшем ч. ч. 1 и 2 ст. 43 Основ уголовного законодательства были дословно воспроизведены соответственно в ч. ч. 1 и 2 ст. 50 УК РСФСР <10>.

<10> Буквально содержалось следующее правило: "Лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что ко времени рассмотрения дела в суде вследствие изменения обстановки это лицо перестало быть общественно опасным" (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. N 40. Ст. 591).

Несмотря на это, ч. 4 ст. 43 Основ уголовного судопроизводства 1958 г., видимо, суммируя, обобщая оба вышеприведенных случая, устанавливала следующее правило: "Суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания, если к моменту рассмотрения дела в суде деяние потеряло общественную опасность или лицо, его совершившее, перестало быть общественно опасным". Таким образом, фактически воспроизводилось существующее правило об изменении обстановки, что, кстати говоря, позже и было частично сделано в ч. 3 ст. 48 Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. <11>, а полностью - в ст. 309 УПК РСФСР. С этого момента и началась путаница как на страницах юридической печати, так и в разъяснениях судебной практики. Так, Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 30 июня 1969 г. "О судебном приговоре" указал, что "в случаях, когда подсудимый освобождается от наказания в силу ст. 43 Основ уголовного законодательства, суд, постановляя обвинительный приговор, должен мотивировать свой вывод, а в резолютивной части приговора, признав подсудимого виновным в совершении преступления и не назначая конкретной меры наказания, - указать, что в соответствии с законом он освобождается от наказания" <12>.

<11> Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1991. N 30. Ст. 862.
<12> Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.06.1969 N 4 "О судебном приговоре" // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. N 4.

Спустя 7 лет Пленум Верховного Суда РСФСР 8 сентября 1976 г. разъяснил более четко, что, "если судом будет признано, что лицо, совершившее преступление, в силу его последующего безупречного поведения и честного отношения к труду ко времени рассмотрения дела в суде не может быть сочтено общественно опасным и по этому основанию подлежит освобождению от наказания, постановляется обвинительный приговор без назначения наказания. В этом случае суд, признавая подсудимого виновным, в резолютивной части приговора должен указать на освобождение его от наказания в соответствии с ч. 2 ст. 50 УК РСФСР" <13>.

<13> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 08.09.1976 N 3 "О судебном приговоре" // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1993. М., 1994.

В дальнейшем Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре" разъяснит, что "в силу ч. 2 ст. 309 УПК РСФСР суд, признав при постановлении приговора, что к моменту рассмотрения дела в судебном заседании деяние потеряло общественную опасность или лицо, его совершившее, перестало быть общественно опасным, постановляет обвинительный приговор без назначения наказания. В этом случае в описательной части приговора суд обязан мотивировать принятое решение с приведением конкретных обстоятельств, подтверждающих выводы суда, а в резолютивной - признать подсудимого виновным и указать, что в соответствии с законом наказание ему не назначается" <14>.

<14> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 7.

Спустя пять лет после вступления в силу УПК РФ 2001 г. Верховный Суд РФ отказывается от этой позиции, исключив данный абзац Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7, однако этим же Постановлением создает новую редакцию п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" <15>, в которой указывалось буквально следующее: "В соответствии со статьей 432 УПК РФ суд вправе, постановив обвинительный приговор, освободить несовершеннолетнего от наказания и на основании статьи 92 УК РФ применить принудительные меры воспитательного воздействия, предусмотренные частью 2 статьи 90 УК РФ, либо направить его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием.

<15> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

При этом необходимо учитывать, что в указанное специальное учебно-воспитательное учреждение направляются несовершеннолетние, осужденные за совершение преступлений лишь средней тяжести или тяжкие, за исключением указанных в части 5 статьи 92 УК РФ, когда они нуждаются в особых условиях воспитания, обучения и требуют специального педагогического подхода. Такое решение принимается судом в порядке замены наказания, назначения которого в этом случае не требуется (пункт 3 части 5 статьи 302 УПК РФ)", т.е. постановляется обвинительный приговор без назначения наказания.

Через четыре года та же самая позиция Верховного Суда РФ была воспроизведена в п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" <16>.

<16> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 4.

Не менее интересна в связи с этим практика выполнения разъяснений Верховного Суда РФ по данному вопросу. Так, в Свердловском областном суде была разработана мотивировка назначения наказаний в процессуальных документах, постановляемых судом в отношении несовершеннолетних <17>. Вот один из фрагментов пояснений к мотивировке обвинительного приговора без назначения наказания:

<17> Данная мотивировка была предложена судьей Свердловского областного суда И.Н. Банниковой и предоставлена автору настоящей работы.

"Положения ч. 2 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации и ч. 2 ст. 432 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации отдельно регламентируют основания и порядок освобождения несовершеннолетних от наказания с применением такой принудительной меры воспитательного воздействия, как помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения ими возраста восемнадцати лет, но не более чем на три года. Основанием для принятия судом такого решения является признание несовершеннолетнего виновным в совершении преступлений средней тяжести или тяжких, не перечисленных в ч. 5 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации, с назначением наказания в виде лишения свободы, а также установление обстоятельств, свидетельствующих о том, что несовершеннолетний для своего исправления нуждается в особых условиях воспитания, обучения и требует специального педагогического подхода. Представляется, что наиболее эффективным является помещение несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа (при наличии указанных в законе и упомянутых выше обстоятельств) в тех случаях, когда за поведением несовершеннолетних отсутствует надлежащий контроль со стороны их родителей либо лиц, их заменяющих, либо когда подросток вышел из-под контроля указанных лиц и уклоняется от учебы, употребляет спиртные напитки и наркотические или токсические вещества и бродяжничает. В судебном заседании, помимо перечисленных выше обстоятельств, подлежат выяснению и исследованию данные о состоянии здоровья несовершеннолетнего, поскольку в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа не могут быть помещены несовершеннолетние, имеющие заболевания, препятствующие их содержанию и обучению в указанных учреждениях. Перечень таких заболеваний утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. N 518 <18>. Для определения возможности помещения несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа должно быть проведено их медицинское, в том числе психиатрическое, освидетельствование.

<18> Постановление Правительства РФ от 11.07.2002 N 518 "Об утверждении перечня заболеваний, препятствующих содержанию и обучению несовершеннолетних в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа органов управления образованием" // Российская газета. 2002. 17 июля.

При этом следует помнить, что положения ч. 2 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривают возможность применения такой принудительной меры воспитательного воздействия, как помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа к несовершеннолетнему, осужденному за совершение преступления средней тяжести к наказанию именно в виде лишения свободы и освобожденного от этого наказания, что с учетом положений ч. 6 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих запрет назначения наказания в виде лишения свободы к несовершеннолетним, впервые совершившим в возрасте до 16 лет преступления средней тяжести, практически делает невозможным применение положений ч. 2 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления упомянутой категории тяжести. Однако, памятуя о том, что при решении указанного вопроса прежде всего должны учитываться интересы несовершеннолетнего, помещение которого в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа вместо применения к нему мер уголовного наказания может благоприятным образом отразиться на его положении, поскольку подросток освобождается от наказания и признается лицом, не имеющим судимости, имеет возможность получить образование и приобрести профессию, при этом снижается вероятность совершения им повторного правонарушения, так как подросток имеет возможность быть изолированным от негативной среды обитания, суд в упомянутом случае может применить положения ч. 2 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации со ссылкой на положения п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" с изменениями от 6 февраля 2007 г. <19>, разъясняющие, что при постановлении обвинительного приговора решение об освобождении несовершеннолетнего от наказания в порядке положений ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации с применением принудительной меры воспитательного воздействия в виде помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа принимается в порядке замены наказания, назначения которого в этом случае не требуется (п. 3 ч. 5 статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации)".

<19> На данный момент утратило силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011. N 1.

Как видно, областной суд фактически вводит свое собственное основание постановления обвинительного приговора без назначения наказания, напоминая о том, что несовершеннолетнему в возрасте до 16 лет по определенной категории преступлений не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Однако это вовсе не означает, что в данном случае, во-первых, несовершеннолетнему невозможно назначить иной вид наказания за совершенное преступное деяние, во-вторых, это также не означает, что постановление Пленума Верховного Суда РФ обязательно для исполнения нижестоящими судами. Судьи являются независимыми, подчиняются Конституции и только закону (ст. 118 Конституции РФ). Если бы это было не так, то наверняка изменение позиции Пленума Верховного Суда РФ явилось бы основанием для пересмотра в порядке надзора обвинительных приговоров без назначения наказания, например постановленных по основанию утраты общественной опасности лица, совершившего деяние, или самого деяния.

Вместе с тем ни Пленум Верховного Суда РФ, ни суд субъекта РФ не могут устанавливать основания освобождения от уголовной ответственности или наказания, в соответствии с которыми в уголовно-процессуальном законе устанавливаются основания вынесения тех или иных процессуальных актов. Используя общеизвестные категории военного времени, на протяжении уже как минимум шести лет (если считать с момента принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ - 6 февраля 2007 г.) разъяснение Верховного Суда РФ "захватило" и успешно "удерживает" часть межотраслевого механизма уголовно-правового регулирования не только в области правоприменения, но и в умах ученых-процессуалистов.

Если обратиться к учебникам по уголовному процессу, то ряд ученых занимают позицию умалчивания этого вопроса <20>, другие - пересказывают ч. 2 ст. 309 УПК РСФСР <21> и соответствующие положения отмененных постановлений Пленумов Верховных Судов РФ и СССР, третьи, наоборот, приходят к довольно смелым выводам без необходимой аргументации.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации - Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

<20> Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (постатейный). М., 2004. С. 396; Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. М., 2003. С. 476; Науч.-практ. пособие по применению УПК РФ. М., 2004. С. 142.
<21> Кудин Ф.М. Виды приговоров и основания их вынесения / Уголовный процесс РФ // Отв. ред. проф. А.П. Кругликов. М., 2009. С. 564 - 565.

Так, П.А. Лупинская приводила лишь один случай: обвиняемый не соглашался с прекращением его дела по амнистии на досудебном производстве, и тогда дело направлялось в суд, а суд в результате судебного разбирательства признает его виновным, но наказание, ввиду амнистии, не назначал <22>.

<22> Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право. М., 2005. С. 272.

Не менее интересна на этот счет точка зрения А.В. Смирнова, который различает акт об амнистии, освобождающий подсудимого от применения наказания (дословно воспроизведен п. 1 ч. 6 ст. 302 УПК РФ), и акт об амнистии, освобождающий от наказания <23>. Если первый вариант, по Смирнову, выступает основанием постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания, то второй - обвинительного приговора без назначения наказания, поскольку в последнем случае имеется в виду акт об амнистии, которым предписано освобождение от наказания лиц соответствующей категории, которая не определяется видом или размером назначаемого подсудимому конкретного наказания (например, женщин, несовершеннолетних и т.д.). Кроме того, А.В. Смирнов в качестве основания постановления приговора без назначения наказания выделяет истечение сроков давности уголовного преследования со ссылкой на ч. 8 ст. 302 УПК РФ; освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК РФ), и, что самое интересное, применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему с направлением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием (ч. ч. 1, 2 ст. 432 УПК РФ).

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского "Уголовный процесс" (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2008 (4-е издание, переработанное и дополненное).

<23> Уголовный процесс / Под общ. ред. А.В. Смирнова. М., 2012. С. 595.

Если первые два основания можно встретить и в других учебных пособиях <24>, а также в комментариях к Уголовно-процессуальному закону <25>, то третье - большая редкость, несмотря, как уже отмечалось, на действующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ по делам несовершеннолетних.

<24> Уголовный процесс РФ: Учебник / Отв. ред. А.П. Кругликов. С. 564 - 565.

КонсультантПлюс: примечание.

Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2007 (3-е издание, переработанное и дополненное).

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<25> Например, по мнению С.В. Бородина и Ю.С. Жарикова, обвинительный приговор без назначения наказания постановляется только в случае изменения обстановки (Науч.-практ. комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. М., 2004. С. 547; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003. С. 666). А.П. Коротков и А.В. Тимофеев в качестве основания постановления этого вида обвинительного приговора называют истечение сроков давности уголовного преследования (Коротков А.П., Тимофеев А.В. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ: Комментарий. М., 2004. С. 398).

Так, коллектив кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета называет три случая вынесения обвинительного приговора без назначения наказания:

  1. применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему с направлением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием (ч. ч. 1, 2 ст. 432 УПК РФ);
  2. освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ);
  3. смерть обвиняемого (подсудимого), когда его родственники настаивают на производстве по уголовному делу, которое необходимо, по их мнению, для реабилитации умершего (если в этом случае основания для постановления оправдательного приговора отсутствуют) <26>.
<26> Уголовный процесс России. Особенная часть / Под ред. В.З. Лукашевича. СПб., 2005. С. 418 - 419.

По мнению данного коллектива авторов, обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания постановляется (помимо прямо указанных в ч. 6 ст. 302 УПК РФ случаев) также и при истечении сроков давности уголовного преследования <27>, тогда как, если непосредственно обратиться к тексту закона, ч. 8 ст. 302 УПК РФ предписывает постановлять обвинительный приговор с освобождением от наказания.

<27> Там же. С. 418.

В то же время этот же коллектив авторов, проводя аналогию с УПК РСФСР, фактически приравнивает обвинительный приговор с освобождением от наказания согласно трактовке ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР с обвинительным приговором без назначения наказания по УПК РФ, приводя историческую справку со ссылкой на учебник этих же авторов <28>, что по УПК РСФСР обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания выносился в случаях истечения сроков давности, вследствие акта об амнистии, если он устранял применение наказания за совершенное деяние, а также ввиду помилования отдельных лиц <29>. Более того, один из рецензентов этого учебника - профессор А.В. Смирнов <30>, анализируя УПК РФ, вообще утверждает, что обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания - это то же самое, что обвинительный приговор без назначения наказания <31> (видимо, по аналогии с УПК РСФСР 1922 и 1923 гг.).

<28> Советский уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева и В.З. Лукашевича. Л., 1989. С. 339.
<29> Уголовный процесс России. Особенная часть / Под ред. В.З. Лукашевича. СПб., 2005. С. 419.
<30> Там же. С. 2.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского "Уголовный процесс" (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2008 (4-е издание, переработанное и дополненное).

<31> Уголовный процесс / Под общ. ред. А.В. Смирнова. М., 2012. С. 595.

Если утративший силу уголовный закон в ст. 56 УК РСФСР лишь вскользь упоминал об амнистии и помиловании, то Уголовный кодекс РФ выделил их в отдельную главу (гл. 13 "Амнистия. Помилование. Судимость"), отнеся их к основаниям освобождения от уголовной ответственности и от наказания; если УПК РСФСР в ст. 5 в качестве одного из обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, предусматривал и акт амнистии, и акт помилования, то УПК РФ - только акт об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ), почему-то забывая про акт помилования, вследствие которого принимается постановление о прекращении уголовного дела, в котором, в свою очередь, могут быть установлены вновь открывшиеся обстоятельства (ч. 5 ст. 413 УПК РФ). Кроме того, если действующий уголовный закон предусматривает основания применения амнистии и помилования, то закон уголовно-процессуальный даже не регулирует процедуру их применения, поскольку, например, в соответствии с ч. 4 ст. 175 УИК РФ порядок применения амнистии определяется органом, издавшим акт об амнистии.

Безусловно, наличие в уголовно-правовом комплексе смешанных институтов (помилование, амнистия) лишний раз подтверждает и неразрывное единство материального и процессуального уголовного права, что, в свою очередь, позволяет утверждать о существовании такой межотраслевой конструкции, как механизм уголовно-правового регулирования, предусматривающей определенную систему процессуальных актов в соответствии с вариантами структуры его нормативно-логической формулы. А вот как раз последняя ("преступление - уголовное преследование - уголовная ответственность - наказание") позволяет выделить следующие варианты постановления обвинительного приговора без назначения наказания.

Вариант первый, когда преступление совершает несовершеннолетний. В отношении его осуществляется уголовное преследование, по окончании которого будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия без применения наказания. Возможны два случая развития нормативно-логической формулы, по известным причинам не приводящие к назначению наказания <32>:

<32> Думается, не требуется особых пояснений, что принудительные меры воспитательного воздействия применяются в порядке замены, вместо наказания.
  1. когда несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности <33> в случае совершения преступления небольшой или средней тяжести, уголовное дело (уголовное преследование) в отношении такого несовершеннолетнего прекращается, и суд применяет к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную ч. 2 ст. 90 УК РФ (выносится постановление о прекращении уголовного дела (уголовного преследования); материальное основание - ч. 1 ст. 90 УК РФ, процессуальное - ст. ст. 427, 431 УПК РФ);
<33> Уголовная ответственность на него просто не возлагается, а прекращается уголовное преследование.
  1. когда в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести (ч. 1 ст. 92 УК РФ), постановляется обвинительный приговор с применением принудительных мер воспитательного воздействия в порядке замены наказания, назначения которого в этом случае не требуется (постановляется обвинительный приговор без назначения наказания; материальное основание - ч. 1 ст. 92 УК РФ, процессуальное - ч. 1 ст. 432 УПК РФ) <34>;
<34> О правильности сделанных выводов свидетельствует и судебная практика Свердловского областного суда. См., например: Бюллетень судебной практики Свердловского областного суда по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (первый - второй кварталы 2012 г.).
  1. когда в отношении осужденного несовершеннолетнего к лишению свободы за совершение преступления средней тяжести, а также тяжкого преступления постановляется обвинительный приговор с освобождением его от наказания с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Такое решение принимается в порядке замены назначенного несовершеннолетнему осужденному лишения свободы другим видом наказания <35>, однако помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа применяется как принудительная мера воспитательного воздействия в целях исправления несовершеннолетнего, нуждающегося в особых условиях воспитания, обучения и требующего специального педагогического подхода (постановляется обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания; материальное основание - ч. 2 ст. 92 УК РФ, процессуальное - ч. 2 ст. 432 УПК РФ).
<35> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 N 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 4.

Вариант второй - при истечении сроков давности уголовного преследования:

  1. если обвиняемый не возражает, то независимо от стадии уголовного судопроизводства (досудебное или судебное), т.е. в какой момент производства по делу истекли сроки давности, уголовное дело прекращается, обвиняемый освобождается от уголовной ответственности (выносится постановление о прекращении уголовного дела; материальное основание - ст. 78 УК РФ; процессуальное основание - п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ст. 254 УПК РФ);
  2. если обвиняемый возражал против прекращения уголовного дела в стадиях предварительного расследования и подготовки и назначения судебного заседания, производство по уголовному делу продолжается в общем порядке до разрешения его по существу (ч. 8 ст. 302 УПК РФ <36>); либо суд переквалифицировал действия обвиняемого на менее тяжкое преступление, в результате чего истек срок давности в связи с его совершением; либо в ходе судебного разбирательства вступил в силу новый уголовный закон, установивший сокращенный срок давности, истекший во время судебного разбирательства <37>, - суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания, обвиняемый освобождается от наказания. Причем наказание назначать не требуется <38>, поскольку за давностью в уголовно-правовом смысле деяние не считается наказуемым <39> (материальное основание - ч. 8 ст. 302 УПК РФ <40>, процессуальное - п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 27, п. 3 ч. 5, ч. 8 ст. 302 УПК РФ).
<36> Справедливости ради отметим, советский законодатель был более корректен в выборе формулировок уголовно-процессуального закона: эти обстоятельства обнаруживались не в ходе судебного разбирательства (ч. 8 ст. 302 УПК РФ), а в стадии судебного разбирательства (ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР 1960 г.).
<37> Пожалуй, единственным исключением из этого случая будет абз. 6 ст. 3 Федерального закона от 13.06.1996 N 64-ФЗ "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации", согласно которому предписано в стадии предварительного расследования органам предварительного следствия и органам дознания, а судам в судебных стадиях с 1 января 1997 г. прекратить уголовные дела, по которым истек срок давности привлечения к уголовной ответственности, установленный п. "а" ч. 1 ст. 78 Уголовного кодекса РФ.
<38> Конституционный Суд РФ говорит об этом еще более жестко: при истечении сроков давности уголовного преследования уголовное наказание лицу назначено быть не может (Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2000 N 296-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 3).
<39> Подобная конструкция была также заложена и в ст. 5 УПК РСФСР 1960 г., когда за истечением срока давности или вследствие акта об амнистии постановлялся обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания (это было одно и то же, что и обвинительный приговор без назначения наказания).
<40> О "вторжении" данной процессуальной нормы в сферу действия материального уголовного права и установлении нового основания освобождения от наказания указывалось ранее.

В данной разновидности встречается еще один вариант - так называемый "отсроченный" обвинительный приговор без назначения наказания, когда срок давности уголовного преследования истек после назначения судебного заседания, но до вступления приговора в законную силу. В этом случае суд второй инстанции освобождает осужденного от наказания, назначенного по данной статье на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ <41>.

<41> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций" (утратило силу с 01.01.2013) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 3.

Не случайно, видимо, при разработке проекта Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности" высказывалось сомнение относительно того, включать или не включать в текст постановления следующее положение:

"...когда сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности истекли после постановления судом первой инстанции обвинительного приговора в период производства по делу в суде апелляционной инстанции до вынесения им итогового решения, суд апелляционной инстанции правомочен прекратить уголовное дело, если лицо, совершившее преступление, против этого не возражает".

Кроме того, в приведенном проекте допущен очевидный ляп, что "если имеются основания, предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, судам необходимо руководствоваться ч. 8 ст. 302 УПК РФ, предусматривающей постановление приговора с освобождением осужденного от наказания. В таком случае суд должен назначить наказание и освободить от его отбывания лицо (выделено мной. - Ю.К.)". Спрашивается: зачем назначать наказание, если деяние перестало быть наказуемым?

Вариант третий - вследствие акта об амнистии:

  1. если обвиняемый не возражает, то независимо от стадии уголовного судопроизводства (досудебное или судебное) уголовное дело прекращается, обвиняемый освобождается от уголовной ответственности (выносится постановление о прекращении уголовного дела; материальное основание - ч. 2 ст. 84 УК РФ; процессуальное основание - п. 3 ч. 1 ст. 27, ч. 2 ст. 27, ст. 254 УПК РФ). Например, акт об амнистии предписывает прекратить уголовные дела, находящиеся в производстве органов следствия, дознания или судов, в отношении лиц, совершивших преступления в период проведения контртеррористических операций на территориях субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа, которые добровольно отказались от участия в незаконных вооруженных формированиях либо устойчивых вооруженных группах (бандах) и (или) сдали оружие и военную технику <42>;
<42> Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22.09.2006 N 3498-4 ГД "Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших преступления в период проведения контртеррористических операций на территориях субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа" // Российская газета. 2006. 23 сент.
  1. если обвиняемый возражает, производство по уголовному делу продолжается в общем порядке до разрешения его по существу, суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания, обвиняемый освобождается от наказания (материальное основание - ч. 2 ст. 84 УК РФ, процессуальное - п. 3 ч. 1 ст. 27, ч. 2 ст. 27, п. 3 ч. 5, ч. 8 ст. 302 УПК РФ).

Такой вид приговора выносится по уголовным делам о преступлениях, когда в акте об амнистии указывается на освобождение от наказания определенной категории лиц <43>, независимо от вида и размера наказания, от которого освобождается осужденный <44> (а в некоторых случаях и категории преступления);

<43> Например, ветеранов Великой Отечественной войны, бывших узников концлагерей, гетто, других мест принудительного содержания, созданных нацистской Германией и ее союзниками в период Второй мировой войны (Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 20.04.2005 N 1761-IV ГД "Об объявлении амнистии в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг." // Российская газета. 2005. 26 апр. N 86).
<44> Пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" про эти варианты просто замалчивает, предлагая в любом случае освобождения от наказания вследствие акта об амнистии выносить приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания. Что касается случаев истечения сроков давности, указанных в этом же пункте Постановления, то поскольку они являются основанием освобождения от уголовной ответственности (ст. 78 УК РФ), то при их наступлении назначения наказания не требуется, а поэтому по логике механизма уголовно-правового регулирования требуется постановить обвинительный приговор без назначения наказания (когда подсудимый возражает против прекращения уголовного дела по этому основанию).
  1. если обвиняемый возражает, производство по уголовному делу продолжается в общем порядке до разрешения его по существу, суд постановляет обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания, обвиняемый освобождается от применения наказания (материальное основание - ч. 2 ст. 84 УК РФ, процессуальное - п. 3 ч. 1 ст. 27, ч. 2 ст. 27, п. 2 ч. 5, п. 1 ч. 6 ст. 302 УПК РФ).

Данный вид приговора выносился по уголовным делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание свыше пяти лет лишения свободы и которые были совершены до дня вступления в силу акта об амнистии женщинами, имеющими несовершеннолетних детей, беременными женщинами, женщинами старше 55 лет и мужчинами старше 60 лет, ранее не отбывавшими наказания в исправительных учреждениях, если суд признавал необходимым назначить наказание до пяти лет лишения свободы включительно, указанные осужденные освобождались от применения наказания <45>.

<45> Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 19.04.2006 N 3043-IV ГД "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" // Российская газета. 2006. 21 апр. Аналогичные случаи приводятся и в других актах об амнистии.

Вариант четвертый - вследствие изменения обстановки:

  1. если обвиняемый не возражает, то независимо от стадии уголовного судопроизводства (предварительное расследование или судебное разбирательство) уголовное дело прекращается, обвиняемый освобождается от уголовной ответственности (выносится постановление о прекращении уголовного дела; материальное и процессуальное основание законом не предусмотрены, однако с позиции долженствования входят в логику нормативно-логической формулы механизма уголовно-правового регулирования <46>);
<46> Следует признать неудачной попытку законодателя перенести изменение обстановки из оснований освобождения от уголовной ответственности в основания освобождения от наказания (Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // Российская газета. 2003. 16 дек.; Федеральный закон от 08.12.2003 N 161-ФЗ "О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2003. N 50. Ст. 4847). Неслучайно в юридической литературе встречаются фактические оговорки, что освобождение от наказания по основаниям, указанным в ст. 80.1 УК РФ, производится судом в форме постановления обвинительного приговора без назначения наказания, однако такое освобождение допускается, например, по мнению А.И. Рарога, если обвиняемый против этого не возражает, памятуя, видимо, о том, что это одно из условий прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, а не постановления обвинительного приговора суда (Есаков Г.А., Рарог А.И., Чучаев А.И. Настольная книга судьи по уголовным делам / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2007. С. 139).
  1. если обвиняемый возражает, производство по уголовному делу продолжается в общем порядке до разрешения его по существу, суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания, обвиняемый освобождается от наказания (материальное основание - ст. 80.1 УК РФ, процессуальное - п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ).

Такие случаи возможны, например, когда в период уклонения от прохождения альтернативной гражданской службы возникли предусмотренные ст. 23 Федерального закона "Об альтернативной гражданской службе" основания для увольнения с нее <47> либо когда предусмотренные законом основания, при наличии которых граждане не призываются на военную службу, возникли в период уклонения от призыва на военную службу (например, в случае рождения у гражданина второго ребенка или поступления лица в государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования и обучения по очной форме) <48>. Другие известные практике случаи изменения обстановки - это принятие закона отложенного действия на период до его вступления в силу или, например, устранение преступности основного деяния, в силу которого вторичные, производные от него преступления теряют свою общественную опасность <49>.

<47> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 N 3 "О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы" // Российская газета. 2008. 9 апр.
<48> Там же.
<49> Жоголева Е.В. Изменение уголовного закона как разновидность изменения обстановки // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международной науч.-практ. конференции, г. Екатеринбург. 27 - 28 января 2005 г. Екатеринбург, 2005. С. 312 - 314; Она же. Изменение обстановки при производстве по уголовному делу. М., 2011.

Между тем в юридической литературе бытует мнение, что изменением обстановки, обусловливающим существенное снижение общественной опасности виновного, может быть признано и единичное обстоятельство, к одному из которых, в частности, может быть отнесено заключение брака с потерпевшим <50>, что, на наш взгляд, весьма дискуссионно. Так, если обратиться к ст. 134 УК РФ, то в ней содержится примечание, согласно которому достигшее восемнадцатилетнего возраста лицо, впервые совершившее половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшей (потерпевшим).

<50> Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 2002. С. 212; Базаров Р.А., Михайлов К.В. Освобождение от наказания в связи со вступлением в брак с потерпевшим: проблемы и перспективы применения примечания к ст. 134 УК РФ // Вестник Волгоград. академии МВД России. Вып. 2 (21). 2012.

Во-первых, исходя уже из приведенной формулировки следует отметить, что данное основание применимо при наличии двух условий (лицо и совершенное им деяние перестали быть общественно опасными), тогда как по классической формуле изменения обстановки необходимо наличие только одного из двух указанных условий.

Во-вторых, если обратиться к законодательной технике, то можно предположить, что если в уголовном законе есть специальные случаи изменения обстановки, то они должны быть особо оговорены в ст. 80.1 УК по примеру с ч. 2 ст. 75 УК РФ.

В-третьих, по общему правилу изменение обстановки предполагает такие существенные перемены в объективной действительности, в том числе связанной и с лицом, совершившим данное деяние, которые исключают совершение им подобных действий <51> и устраняют их общественную опасность.

<51> Грошевой Ю.М. Освобождение от уголовной ответственности в стадии судебного разбирательства. Харьков, 1979. С. 81.

А что происходит в рассматриваемом случае? Фактически лицо получает процессуально оформленное согласие потерпевшей на причинение вреда последней <52>, что не исключает продолжение совершения подобных преступлений в отношении с потерпевшей, не учитывает преступное прошлое обвиняемого <53>. К тому же уголовный закон даже не исключает случай возможного развода после освобождения от наказания вступившим в законную силу приговором суда, а самое главное, не предусматривает последствия расторжения брака с потерпевшей (в каком-то смысле заключенного под угрозой наступления уголовной ответственности) для осужденного, который совершил половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости.

<52> Теоретически это обстоятельство, исключающее преступность деяния. В литературе также отмечается, что в рассматриваемом случае применения примечания к ст. 134 УК РФ должно иметь место не освобождение от наказания, а освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (Авдеева М.В. Об усилении уголовной ответственности за сексуальные посягательства в отношении несовершеннолетних // Журнал российского права. 2011. N 4. С. 124 - 125).
<53> Обвиняемый может иметь судимости и за иные преступления против половой свободы и половой неприкосновенности, не предусмотренные ч. 1 ст. 134 УК РФ, тогда как изменение обстановки допускается только в случае совершения впервые преступлений небольшой или средней тяжести (ст. 80.1 УК РФ).

Вместе с тем древние источники уголовного законодательства обязательно предусматривали такие последствия. Так, в тексте Торы указывается, что насильник, помимо того, что он может жениться на изнасилованной им девушке, должен выплатить ее отцу в качестве компенсации ту сумму, которую сам бы получил в качестве приданого, если бы действовал легитимным путем <54>. Кроме того, ни при каких обстоятельствах "провинившийся" не мог развестись со своей жертвой, он лишался этого права вообще!

<54> В Австралии, например, вступление в брак расценивалось в среде местных аборигенов как "потеря женщины", которую абориген, получая жену, должен был в течение определенного времени как бы компенсировать семье своей будущей супруги. Чаще всего мужчина регулярно отдавал родственникам жены определенную часть охотничьей добычи и оказывал им определенные услуги. В некоторых племенах при заключении соглашения о браке мужчина или его родственники отдавали за женщину определенное количество копий, бумерангов, топоров и других вещей либо вообще отдельные семьи, целые родственные группы или даже общины, отдавая замуж одну из своих женщин, рано или поздно получали в обмен другую для кого-то из своих мужчин. (Артемова О.Ю. Личность и социальные нормы в раннепервобытной общине. М., 1987. С. 55 - 56).

В то же время устная Тора (Талмуд) утверждала, что насильника обязывали жениться лишь в том случае, если жертва была согласна на брак. Более того, оговаривались и определенные условия, касающиеся самого брачующегося насильника. В его роли, разумеется, не мог оказаться матерый преступник, который до этого втайне совершил не одно насилие. А когда речь шла о сексуальном маньяке или о человеке, выходить замуж за которого девушка категорически отказывалась, то его вели не в Сангедрин, а на суд царя. И тот, как правило, приговаривал насильника к смерти посредством меча <55>.

<55> См. об этом подробнее: URL: www.rusjerusalem.ru.

Приведенные (даже такие поверхностные) соображения свидетельствуют, что все-таки это не специальный случай изменения обстановки, скорее это пример неудачной законодательной техники, причем не столько в смысле материальном, сколько в процессуальном.

Девятнадцатилетний И. совершил половое сношение с пятнадцатилетней С. По данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 134 УК РФ. Суд постановил в отношении И. обвинительный приговор с назначением наказания, который он обжаловал в Судебную коллегию по уголовным делам областного суда, при этом предоставив в суд второй инстанции оригинал свидетельства о заключении брака с С. сразу после постановления приговора районным судом <56>.

<56> Зорин А.И., Козубенко Ю.В., Пушкарев А.В. Уголовный процесс: Сборник ситуационных упражнений, контрольных и тестовых заданий; обзор нормативно-правовых актов и судебной практики. Екатеринбург, 2012. С. 21 - 22.

Возникает совершенно обоснованный вопрос: по какому основанию отменять или изменять приговор районного суда, если на момент его постановления данного обстоятельства просто не существовало, и суду ничего о нем не могло быть известно, а следовательно, приговор является законным, обоснованным и справедливым?

Таким образом, уголовный закон, вводя новое основание освобождения от наказания, даже не "обезопасил" правоприменителя указанием на то, на какой стадии уголовного судопроизводства данное обстоятельство может иметь место. В приведенном примере варианта решения может быть как минимум два: стадия исполнения приговора либо стадия возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Видимо, законодатель имел в виду самый простейший вариант: данное обстоятельство (вступление в брак с потерпевшей) возникает только в стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции, по итогам которого, кстати говоря, постановляется обвинительный приговор без назначения наказания (материальное основание - примечание 1 к ст. 134 УК РФ, процессуальное - п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ).

Вариант пятый - связан с невозможностью применения к иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории РФ, наказания в виде ограничения свободы (ч. 6 ст. 53 УК РФ). Когда в отношении данных лиц, впервые совершивших преступление небольшой тяжести, при отсутствии обстоятельств, указанных в ст. 63 УК РФ, рассматривается в суде уголовное дело о преступлении, за совершение которого уголовным законом предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы, то в этих случаях лишение свободы остается для них единственным видом наказания. Следовательно, суд вправе назначить им условное или реальное лишение свободы. Кроме того, по закону в таких ситуациях возможно применение наказания с учетом положений ст. 64 УК РФ либо постановление приговора без назначения наказания.

Итак, подведем некоторый итог, суммируем случаи, при которых нормативно-логическая формула механизма уголовно-правового регулирования предписывает постановлять обвинительный приговор без назначения наказания:

  1. когда в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести (ч. 1 ст. 92 УК РФ), постановляется обвинительный приговор с применением принудительных мер воспитательного воздействия в порядке замены наказания, назначения которого в этом случае не требуется;
  2. в случае истечения сроков давности уголовного преследования, если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела, производство по уголовному делу продолжается в общем порядке до разрешения его по существу (обвиняемый освобождается от наказания, причем наказание назначать не требуется, поскольку за давностью в уголовно-правовом смысле деяние не считается наказуемым);
  3. вследствие акта об амнистии, в котором указывается на освобождение от наказания определенной категории лиц, независимо от вида и размера наказания, от которого освобождается осужденный (если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела);
  4. вследствие изменения обстановки (если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела);
  5. когда достигшее восемнадцатилетнего возраста лицо, впервые совершившее половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, и совершенное им преступление перестало быть общественно опасным в связи со вступлением в брак с потерпевшей (потерпевшим);
  6. в случае осуждения иностранных граждан, лиц без гражданства, а также лиц, не имеющих места постоянного проживания на территории РФ, за преступления, за совершение которых не может быть назначен определенный вид наказания, предусмотренный санкцией статьи Особенной части УК РФ.

При этом в случае вынесения приговора без назначения наказания об этом также указывается в резолютивной части приговора (ч. 3 ст. 308 УПК РФ).

Библиография

  1. Авдеева М.В. Об усилении уголовной ответственности за сексуальные посягательства в отношении несовершеннолетних // Журнал российского права. 2011. N 4.
  2. Базаров Р.А., Михайлов К.В. Освобождение от наказания в связи со вступлением в брак с потерпевшим: проблемы и перспективы применения примечания к ст. 134 УК РФ // Вестник Волгоград. академии МВД России. Вып. 2 (21). 2012.
  3. Грошевой Ю.М. Освобождение от уголовной ответственности в стадии судебного разбирательства. Харьков, 1979.
  4. Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 2002.
  5. Есаков Г.А., Рарог А.И., Чучаев А.И. Настольная книга судьи по уголовным делам / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2007.
  6. Жоголева Е.В. Изменение обстановки при производстве по уголовному делу. М., 2011.
  7. Жоголева Е.В. Изменение уголовного закона как разновидность изменения обстановки // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международной науч.-практ. конференции, г. Екатеринбург. 27 - 28 января 2005 г. Екатеринбург, 2005.
  8. Зорин А.И., Козубенко Ю.В., Пушкарев А.В. Уголовный процесс: Сборник ситуационных упражнений, контрольных и тестовых заданий; обзор нормативно-правовых актов и судебной практики. Екатеринбург, 2012.
  9. Фильченко А.П. Принудительные меры воспитательного воздействия - форма реализации уголовной ответственности // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 3.
  10. Щедрин Н.В., Никитина Н.А. О правовой природе и перспективах института освобождения с применением принудительных мер воспитательного воздействия // Актуальные проблемы российского права. 2013. N 8.

References

  1. Avdeev M.V. On strengthening of criminal liability for sexual abuse of minors // Journal of Russian law. 2011. N 4.
  2. Bazarov R.A., Mikhailov K.V. Exemption from punishment due to marriage with the victim: problems and prospects of application notes to Art. 134 of the Criminal Code // Bulletin of Volgograd. academy of the Russian Interior Ministry. Vol. 2 (21). 2012.
  3. Grosheva Yu.M. Exemption from criminal liability in the trial stage. Kharkiv, 1979.
  4. Egorov V.S. Theoretical questions of exemption from criminal liability. M., 2002.
  5. Esakov G.A., Rarog A.I., Chuchaev A.I. Judge's handbook on criminal cases / Ed. by A.I. Rarog. M., 2007.
  6. Zhogoleva E.V. Change of the situation in a criminal judicial proceeding. M., 2011.
  7. Zhogoleva E.V. Changes in criminal law as a kind of change of the situation // Fifty years' Anniversary of the Department of Criminal Procedure of the Urals State Law University: Proceedings of the International scientific and practical conference, Yekaterinburg. January, 27 and 28 of 2005. Ekaterinburg, 2005.
  8. Zorin A.I., Kozubenko Yu.V., Pushkarev A.V. Criminal procedure: Collection of situational exercises, tests; review of legal acts and judicial practice. Yekaterinburg, 2012.
  9. Fil'chenko A.P. Compulsory educational measures as a form of realization of criminal liability // Actual problems of Russian law. 2014. N 3.
  10. Shchedrin N.V., Nikitin N.A. On the legal nature and prospects of the indemnity institution with the use of compulsory educational measures // Actual problems of Russian law. 2013. N 8.