Мудрый Юрист

Как избежать судебных противоречий

Илона Оськина, доктор юридических наук, г. Москва.

Александр Лупу, доктор юридических наук, г. Москва.

Возникновение института преюдиции исторически обусловлено желанием законодателя исключить возможность вынесения противоречащих друг другу решений. При этом влияние преюдиции на следующие решения допускалось настолько, насколько это не препятствовало осуществлению правосудия.

Зарубежное судопроизводство

Согласно латинско-русскому словарю преюдиция (лат. praejudicium) - решение вопроса, заранее принятое решение. Этот термин римского происхождения, употреблялся у римлян в другом значении, нежели в настоящее время. Под praejudicium в римском судопроизводстве понималось судебное решение, которое, будучи вынесенным, не становилось прецедентом для судей при рассмотрении ими аналогичных дел: судья в следующем процессе, конечно, согласовывал свое решение с ранее вынесенным судебным решением, но юридически это решение не имело для суда обязательной силы.

Однако, несмотря на это, фактическое влияние преюдиции на следующие судебные решения было очень большим. Это объяснялось тем, что судьями были лица, которые избирались отдельно для каждого процесса, то есть это были люди, которые мало разбирались в праве и не имели навыков по анализу юридических отношений <1>. Поэтому ранее вынесенное решение оказывало влияние на каждого судью из-за опасений вынесения противоречащих друг другу приговоров.

<1> Оськина И., Лупу А. Адвокатская профессия в античных странах (V в. до н.э. - V в. н.э.) // Юрист. 2012. N 2.

Вопрос преюдиции получил более подробную регламентацию в праве Германии и Франции, и оттуда дореволюционные российские процессуалисты позаимствовали преюдицию, но назвали ее институтом предрешенности как в уголовном, так и в гражданском судопроизводстве.

В соответствии с немецким правом уголовный суд был вправе рассматривать и решать любой вопрос, связанный с рассматриваемым делом, а также мог передать вопрос на решение любому компетентному органу. То есть система немецкого права склоняется к более общему и широкому признанию права уголовного суда на решение всех юридических вопросов, которые связаны с установлением влияния элементов состава преступления, к какой бы отрасли права ни принадлежали эти вопросы. Закон не ограничивает уголовный суд в случае, если последний, исходя из тех или иных соображений, усмотрит необходимость передачи определенного вопроса на решение любому другому компетентному органу.

Французское процессуальное право и практика разработали сложную систему преюдициальных вопросов. В частности, они различают предыдущие вопросы (questions prealables), решение которых относится к компетенции уголовного суда, но с применением правил гражданского судопроизводства, и преюдициальные вопросы (questions ), выделенные из ведения уголовного суда.

Преюдициальные вопросы, в свою очередь, подразделяются на: 1) questions prejudicielles a Faction, то есть вопросы, без предварительного решения которых не может быть возбуждено уголовное преследование, а начатое прекращается; 2) questions prejudicielles au jugement - вопросы, без предварительного решения которых компетентный орган не может вынести приговор.

"К преюдициальным вопросам, - писал И. Фойницкий, - французское законодательство относит вопрос о факте несостоятельности, о правах на недвижимое имущество, о наличии прав, возникающих от рождения или брака (вопрос законности рождения и действительности брака), и некоторые другие. Органами, компетентными относительно решения преюдициальных вопросов, признаются гражданский суд и административные учреждения" <2>.

<2> Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. СПб.: Альфа, 1996. Т. 2.

Во французском праве существует группа вопросов, которые специально устранены из ведения уголовного суда и подлежат разрешению гражданским судом или другим компетентным органом, в частности органом административной власти. В тех случаях, когда перед судом возникает проблема решения таких вопросов, подлежащих ведению гражданского суда или другого компетентного органа, уголовное производство останавливается до получения решения компетентного органа по преюдициальному вопросу.

Дореволюционное российское право

Российское право выбрало французский путь. Исследуя вопрос преюдиции, И. Фойницкий отмечал: "В уголовном деле могут возникнуть такие вопросы, которые подлежат исключительному решению другого органа. В последнем случае на стороне уголовного суда существует юридическая невозможность (отсутствие прав) продолжать производство дела до решения таких вопросов компетентными установлениями. Вопросы эти, обусловливая решения уголовного иска и которые принадлежат ведению другого суда, называются преюдициальными, предрешающими, а само рассмотрение, что останавливает уголовное производство, - преюдициальным рассмотрением" <3>.

<3> Там же.

Из этого утверждения можно сделать вывод, что по российскому праву органы судебной власти были уполномочены рассматривать все вопросы, решение которых необходимо для достижения поставленной цели. Однако исключение составляли выделенные законом правовые вопросы, для решения которых суд, рассматривающий уголовное дело, признавался неправомочным.

Преюдициальными в уголовном процессе признавались такие правовые вопросы, которые отвечали следующим требованиям: их предметом являлись обстоятельства, обусловливающие наличие состава преступления; к решению этих вопросов был привлечен другой суд, а не суд, который решает вопрос виновности.

Таким образом, юридическое назначение преюдиции определялось тем, что уголовное преследование не могло быть возбуждено до решения преюдициального вопроса, а уже возбужденное производство по уголовному делу необходимо было остановить.

Надо отметить, что в уголовном процессе Российской империи в результате Судебной реформы 1864 года стали различать гражданскую, духовную и уголовную преюдицию. Гражданская преюдиция заключалась в том, что рассмотрение уголовного дела зависело от вопросов, которые решаются в гражданском порядке. Так, согласно ст. 27 Устава уголовного судопроизводства, "если определение преступности деяния зависит от определения в установленном порядке прав собственности на недвижимое имущество или же свойства несостоятельности обвиняемого, то преследование уголовным судом не возбуждается, а возбужденное прекращается до решения спорного предмета гражданским судом" <4>, то есть пока решение, принятое гражданским судом, не вступит в законную силу.

<4> Громов Н.А. Устав уголовного судопроизводства. М., 1915.

О преюдиции вопросов, отнесенных к ведению духовных судов, речь шла в ст. ст. 1013 - 1015 Устава уголовного судопроизводства. Духовная преюдиция сводилась к тому, что лица, виновные в совершении преступлений, связанных с нарушением церковных законов, предавались уголовному суду не ранее как по истребованию заключения от духовного суда. Так, при рассмотрении дел о недозволенных браках и кровосмешении необходим был вывод духовного суда по вопросам действительности и законности брака и о степени родства.

В дореволюционном процессе существовала и уголовная преюдиция. Так, согласно ст. 6 Устава гражданского судопроизводства иск о возмещении вреда или ущерба, причиненного преступлением или проступком, мог быть подан в гражданский суд "не ранее, как по окончании уголовного производства по тому предмету, по которому иск возникает" <5>. Ранее вынесенное по уголовному или гражданскому делу постановление суда, рассматривающего дело по вопросу, связанному с ранее рассмотренным делом, имело значение истины.

<5> Устав гражданского судопроизводства / Под ред. В.В. Исаченко. СПб.: Право, 1911.

Таким образом, преюдиция необходима была для практики, чтобы избежать противоречий в деятельности судебных органов, а также для обеспечения наиболее быстрого, квалифицированного рассмотрения преюдициального вопроса компетентным судом. Такое применение преюдиции помогало более быстрому решению дела, потому что рассмотрение преюдициальных вопросов в порядке уголовного судопроизводства требовало больше затрат времени и сил, чем если бы эти вопросы рассматривались компетентным судом.

Применение преюдиции, с одной стороны, позволяло более квалифицированно и быстро решить дело, а с другой - обязательность решения по преюдициальному вопросу позволяла избежать противоречий между решениями разных судов (уголовного, гражданского, духовного).

Советское и современное процессуальное право

В советском процессуальном праве и впоследствии в процессуальном праве стран СНГ институт преюдиции получил немного другое понимание, чем в дореволюционном праве.

Преюдицией стали обосновывать: а) при принятии решений одним судом использование выводов суда, сделанных в другом процессе; б) зависимость решения некоторых материально-правовых вопросов уголовного дела от предыдущего решения судебного или административного органа.

Понятие преюдиции неоднозначно раскрывалось в процессуальной литературе.

В. Каминская считает, что причиной появления преюдиции стали разные способы установления фактов в судах по гражданским и уголовным делам <6>.

<6> Каминская В.И. Учебник о правовых презумпциях в уголовном процессе. М., 1948.

Другой подход к преюдиции у Ю. Грошевого, который, на наш взгляд, правильно связывает преюдицию с оценкой доказательств: "...преюдиции... это не способ доказывания фактов, а общее положение (правило), в силу которого лицо, осуществляющее оценку доказательств, и суд вправе считать установленными обстоятельства, имеющие значение для разрешения уголовного дела" <7>.

<7> Грошевой Ю.М. Теоретические проблемы формирования убеждения судьи в советском уголовном судопроизводстве: Дис. ... д-ра юрид. наук. Харьков, 1975.

Р. Искандеров считает, что "под преюдицией принято понимать значение для органов расследования, суда фактов и правовых выводов, содержащихся в ранее вынесенных судебных решениях и приговорах" <8>.

<8> Искандеров Р. О преюдициальном значении приговора // Советская юстиция. 1990. N 22.

Рассматривая данную проблему, В. Рясенцев пришел к выводу, что "преюдиция - юридическое правило, согласно которому решение, вступившее в законную силу (приговор), одного суда является обязательным для другого, а поэтому исключается повторное рассмотрение того же дела в целом или в части" <9>.

<9> Рясенцев В. Вопросы преюдиции при рассмотрении судами гражданских дел // Советская юстиция. 1985. N 10.

На наш взгляд, определение преюдиции как обязательности установленных в ранее вынесенном решении обстоятельств для суда, рассматривающего дело, связанное с ранее решенным, означает недопустимость проверки судом установленных в ранее вынесенном решении обстоятельств, имеющих значение для дела, которое рассматривается. Все это ограничивает активность суда в части исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания, что является прямым нарушением принципа публичности в уголовном процессе.

М. Строгович справедливо отмечает, что "действительно противоречило бы самой сути деятельности суда положение, при котором суд при рассмотрении уголовного дела устранил бы из своего рассмотрения и запрещал бы сторонам касаться важных для уголовного дела обстоятельств на том основании, что эти обстоятельства уже установлены (или отброшены) другим судом, в другом деле, в другое время, при участии других лиц" <10>. Таким образом, суду предоставляется право, а не возлагается на суд обязанность повторно исследовать уже установленные факты в другом решении компетентного органа.

<10> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. Т. 1: Основные положения науки советского уголовного процесса.

А. Карданец, рассматривая понятие преюдиции в уголовном праве и процессе, пишет: "Преюдиция - это сложное и малоисследованное правовое явление, определение которого не имеет однозначного понимания в науке современного российского права и не содержится в нормах ни одной из его отраслей" <11>.

<11> Карданец А.В. Преюдиции в российском праве (Проблемы теории и практики): Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2002.

Представляется, что попыткой разрешить указанный пробел на уровне федерального законодательства можно считать Федеральный закон от 29.12.2009 N 383-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", в соответствии с которым ст. 90 УПК РФ признает за обстоятельствами, которые были установлены вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, силу преюдиции. На основании этого считаем возможным согласиться с позицией М. Лапатникова о том, что преюдиция реализуется в уголовном процессе только через использование такой разновидности альтерпроцессуальной информации, как решения гражданских и арбитражных судов <12>. Однако отметим тот факт, что регулирование преюдиции через определение ее действия в уголовном процессе не снимает проблемы ее нормативно-правового определения как правового института.

<12> Лапатников М.В. К вопросу о преюдициальности решений гражданских и арбитражных судов в современном уголовно-процессуальном доказывании // Актуальные вопросы права и правоприменительной практики: Материалы круглого стола, проведенного в Нижнекамском филиале Московского гуманитарно-экономического института 11.09.2008. Казань, 2008. Вып. 3.

Таким образом, процессуальное назначение преюдиции в современном российском уголовном процессе более широкое, нежели в дореволюционном и советском уголовном процессе, и заключается в том, что преюдиция выступает одним из средств процессуальной экономии, поскольку позволяет использовать доказанные обстоятельства в ранее вынесенном решении без повторного исследования, способствует укреплению прав и законных интересов участников процесса, вынесению законных и обоснованных судебных решений.