Мудрый Юрист

О правовой природе традиции

Калиниченко Ксения Сергеевна, заместитель начальника отдела анализа и обобщения судебной практики Арбитражного суда Северо-Западного округа.

В статье исследуется представление, сложившееся в российском и германском праве, о традиции как передаче вещи покупателю на основании договора об отчуждении вещи, а также о месте названного юридического факта в системе оснований перехода права собственности на недвижимость.

Ключевые слова: недвижимость, переход права собственности, договор купли-продажи недвижимости, передача вещи.

On legal nature of tradition

K.S. Kalinichenko

Kalinichenko Kseniya Sergeevna, deputy head, department for analysis and generalization of judicial practice, Arbitrazh court of the North-West region.

This article deals with the concept of tradition in russian and german law as a transfer of an object under a contract bad with the place that this concept holds in the system of ground for transfer of property rights in real estate.

Key words: immobility, property passing, immobility sales contract, object transfer.

Классическое римское право не связывало правовой результат непосредственно с договором купли-продажи, разделяя обязательственный момент (принятие на себя продавцом обязательства предоставить покупателю обладание продаваемыми вещами) и момент получения покупателем права на вещь. Получение покупателем непосредственного права на вещь основывалось на особом титуле, каким являлась фактическая передача проданной вещи покупателю - traditio <1>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<1> Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2002. С. 425.

Этот способ приобретения собственности заключался в материальной передаче вещи от отчуждающего (tradens) приобретающему (accipiens), при наличии iusta causa traditionis (правомерного основания передачи), пригодного для того, чтобы право собственности было передано. Со временем, в особенности благодаря трудам юристов, передачу стали понимать все шире и абстрактнее <2>.

<2> Там же. С. 233 - 234.

Вместе с тем для перехода права собственности было недостаточно материальной передачи владения, поскольку владение вещью может быть передано и без передачи права собственности (как происходит, например, в traditio с целью ссуды или аренды). Чтобы собственность была передана, необходимо еще и то, чтобы tradens и accipiens имели намерение соответственно передать и приобрести такое право и чтобы это намерение было основано на iusta causa traditionis, т.е. на таком основании, которое признается в качестве пригодного для передачи права собственности (например, купля-продажа) <3>.

<3> Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник. М.: Норма, 2011. С. 234.

На основе этих идей римского права развивалось современное представление, сложившееся в российском и германском праве, о традиции как передаче вещи покупателю, а также о месте названного юридического факта в системе оснований перехода права собственности на недвижимость.

В германской литературе указывается, что абзац 1 § 433 Германского гражданского уложения (далее - ГГУ) соединяет с договором купли-продажи притязание покупателя в адрес продавца на передачу владения. Самостоятельное значение это правопритязание имеет только при договоре купли-продажи земельного участка, т.к. здесь передача владения не является составной частью передачи собственности <4>.

<4> Шапп Я. Основы гражданского права Германии: Учебник. М.: БЕК, 1996. С. 67.

Следовательно, согласно германскому праву передача владения (традиция) не входит в юридический состав приобретения права собственности на земельный участок, не является основанием перехода права собственности на недвижимость.

Пунктом 1 ст. 556 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусмотрено, что передача недвижимости продавцом и принятие ее покупателем осуществляются по подписываемому сторонами передаточному акту или иному документу о передаче. Если иное не предусмотрено законом или договором, обязательство продавца передать недвижимость покупателю считается исполненным после вручения этого имущества покупателю и подписания сторонами соответствующего документа о передаче.

В российской юридической литературе по-разному оценивается место традиции в юридическом составе приобретения права собственности на недвижимое имущество.

Согласно первой точке зрения, которая представляется правильной, передача недвижимой вещи по общему правилу не входит в юридический состав перехода права собственности (de lege lata).

Е.А. Суханов указывает, что акт передачи имущества необходим для отчуждения и приобретения недвижимости в случае продажи предприятия (п. 2 ст. 564 ГК РФ), а в остальных ситуациях он рассматривается лишь как акт исполнения обязательства (п. 1 ст. 556 ГК РФ), сам по себе не влияющий на возникновение права собственности у приобретателя вещи (п. 2 ст. 551 ГК РФ) <5>.

<5> Суханов Е.А. О видах сделок в германском и российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. N 2. С. 21.

Г.С. Мостов также отмечает, что при продаже недвижимости исполнение этого договора сторонами (а именно передача имущества по передаточному акту и уплата покупной цены) до момента государственной регистрации перехода права собственности в соответствии с п. 2 ст. 551 ГК РФ не является основанием для изменения их отношений с третьими лицами, т.е. само по себе не влечет перехода права собственности от отчуждателя к приобретателю <6>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Г.С. Мостова "Особенности приобретения и прекращения права собственности на недвижимое имущество" включена в информационный банк согласно публикации - "Юрист", 2002, N 10.

<6> Мостов Г.С. Особенности приобретения и прекращения права собственности на недвижимое имущество // Юрист. 2004. N 2. С. 15.

По мнению О.Ю. Скворцова, с подписанием акта о передаче недвижимости не происходит перенос вещного права на недвижимость. Подписание акта о передаче недвижимого имущества не является основанием для государственной регистрации права, поскольку согласно ст. 17 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о регистрации прав на недвижимость) основанием государственной регистрации являются договор и иные сделки <7>.

<7> Скворцов О.Ю. Сделки с недвижимостью в коммерческом обороте. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 191.

К.И. Скловский считает, что возникновение права собственности у приобретателя связано с традицией, которая выступает как знак, важный в сфере вещных прав, как юридический факт в составе, знаменующем возникновение права собственности. Впрочем, применительно к недвижимости стороны не могут в договоре изменить императивно устанавливаемый датой государственной регистрации момент перехода собственности. Поэтому стороны вправе лишь оговорить возникновение права собственности на объект недвижимости в момент платежа. В этом случае владение вещью, оказавшееся у покупателя до платежа, не влечет возникновения собственности <8>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография К.И. Скловского "Собственность в гражданском праве" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (5-е издание, переработанное).

<8> Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2008. С. 368, 402 - 403.

Иную позицию занимает Д.О. Тузов. Он полагает, что переход собственности может произойти только при условии совершения сторонами действительной распорядительной сделки - традиции, юридическая сила которой зависит, в свою очередь, от наличия у отчуждателя в момент ее совершения необходимой распорядительной власти. Только при этих условиях действительный обязательственный договор, выполняющий роль каузы, в совокупности с действительной распорядительной сделкой могут повлечь переход права собственности. Поэтому, несмотря на действительность обязательственного договора, заключенного неуправомоченным лицом, добросовестный приобретатель при наличии прочих условий становится собственником не на его основании, а вследствие сложного юридического состава, предусмотренного ст. 302 ГК РФ <9>.

<9> Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М.: Статут, 2007. С. 544.

По нашему мнению, данный вывод может быть справедлив только для перехода права собственности на движимые вещи. Для такого вывода в отношении недвижимости нет оснований в законе.

Между тем А.В. Егоров, М.А. Ерохова, А.М. Ширвиндт считают, что необходимость передачи как элемента сложного состава возникновения права на недвижимость следует из положений ст. 556 ГК РФ, которая была принята до Закона о регистрации прав на недвижимость <10>.

<10> Егоров А.В., Ерохова М.А., Ширвиндт А.М. Обобщение применения арбитражными судами норм ГК РФ о вещно-правовых способах защиты права // Вестник гражданского права. 2007. N 4. С. 117.

На наш взгляд, нормы ст. 556 ГК РФ не дают оснований для вывода о том, что передача недвижимости имеет правообразующее значение и входит в юридический состав перехода права собственности на нее. Статья 556 ГК РФ не регулирует переход права собственности, а говорит о надлежащем исполнении обязательства продавца передать недвижимость.

Приобретение права собственности регулируется нормами главы 14 Гражданского кодекса Российской Федерации. Так, в соответствии с п. 2 ст. 223 ГК РФ в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Следовательно, приобретение права собственности на недвижимую вещь связано с государственной регистрацией; о передаче вещи п. 2 ст. 223 ГК РФ не упоминает.

Таким образом, в соответствии с действующим российским законодательством традиция по общему правилу не входит в юридический состав перехода права собственности на недвижимость.

Вместе с тем возникает вопрос: должна ли передача недвижимой вещи быть элементом юридического состава перехода права собственности?

По мнению О.Ю. Скворцова, передача недвижимой вещи во исполнение обязательства, возникшего на основании договора, должна иметь правообразующее значение - она должна являться основанием для государственной регистрации прав на отчуждаемую недвижимость. Это поможет исключить ситуации, когда права покупателя ограничены его требованиями в судебном порядке государственной регистрации только перехода права собственности на основании заключенного договора. Кроме того, юридическое значение передачи недвижимой вещи должно заключаться и в том, что в случае конкурирующих требований между различными покупателями, основывающими свои притязания на различных договорах, заключенных с одним продавцом, предпочтение должно отдаваться тому лицу, которому имущество вручено продавцом <11>.

<11> Скворцов О.Ю. Сделки с недвижимостью в коммерческом обороте. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 191.

На наш взгляд, в случае если передача недвижимой вещи будет являться основанием для государственной регистрации права, это поможет исключить ситуации, когда при наличии двух договоров купли-продажи с разными покупателями по одному договору осуществляется передача недвижимого имущества, а по другому производится государственная регистрация перехода права собственности.

Таким образом, по нашему мнению, передача недвижимой вещи должна являться "знаком, важным в сфере вещных прав", входить в юридический состав приобретения права собственности (de lege ferenda).

Важное теоретическое и практическое значение имеет вопрос о правовой природе традиции.

Е.А. Суханов отмечает, что в германской литературе давно дискутировался вопрос о том, что представляет собой исполнение обязательства: фактические действия должника или особую сделку (специальный договор об исполнении - ) кредитора и должника. По данному поводу было выдвинуто несколько различных теорий, господствующей среди которых давно стала теория фактического исполнения, согласно которой от сторон обязательства при его исполнении не требуется никаких дополнительных действий, заявлений и т.п. С этой точки зрения сама по себе передача вещи как исполнение обязательства не может рассматриваться в качестве правопрекращающей или иной сделки (юридического факта), будучи сугубо фактическим, а не юридическим действием <12>.

<12> Суханов Е.А. О видах сделок в германском и в российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. N 2. С. 11.

Л.Ю. Василевская также указывает, что, по господствующему в германской цивилистике мнению, воля отчуждателя передать вещь и владение ею другому лицу, как и воля приобретателя получить вещь и владение, не имеет "сделочной" природы, поскольку передаче предшествует вещный договор, посредством которого и происходит согласование воль партнеров. Поэтому передача рассматривается как Real akt ("реальный акт"), реальное, фактическое действие, разновидность юридического поступка, т.е. действия, приводящего к юридическим последствиям независимо от намерений лица, их совершающего <13>.

<13> Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. М., 2004. С. 172, 173.

В российской юридической литературе вопрос о правовой природе традиции также является дискуссионным. Высказываются следующие точки зрения.

Е.А. Суханов рассматривает передачу вещи во исполнение заключенного договора (традицию) как одностороннюю сделку по исполнению договорного обязательства; при этом определяет исполнение обязательства как правомерное и волевое действие (поведение) должника, направленное на прекращение имеющейся у него обязанности (долга) <14>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право" (том 2) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

<14> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., стереотип. М.: Статут, 2013. Т. 2. С. 67.

В.С. Толстой отмечает, что действия по передаче и приему вещи представляют собой две односторонние сделки, поскольку в период исполнения обязанностей соглашения не заключаются, каждая из сторон действует самостоятельно с целью погашения своего долга <15>.

<15> Толстой В.С. Исполнение обязательств. М.: Юридическая литература, 1973. С. 68 - 69.

С.В. Сарбаш указывает, что исполнение обязательства, заключающееся в действиях должника по исполнению и действиях кредитора по принятию исполнения, представляет собой волеизъявление сторон, каждое из которых может рассматриваться как односторонняя сделка, но вместе они образуют своеобразную сделку по исполнению обязательства, прекращающую обязательственное правоотношение <16>.

<16> Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М.: Статут, 2005. С. 62.

Д.О. Тузов также полагает, что передача, будучи сделкой, немыслима без согласования волеизъявлений обеих сторон, она представляет собой не что иное, как двустороннюю сделку, т.е. договор. При этом Д.О. Тузов считает, что традиция является вещной сделкой, поскольку договор об отчуждении создает по общему правилу лишь обязательство; для вещного же эффекта необходима новая сделка, пусть и совершаемая во исполнение сделки основной, обязательственной <17>.

<17> Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М.: Статут, 2007. С. 350, 369.

По мнению В.В. Бердникова, традиция представляет собой распорядительную сделку, т.к. договор - это только такая двусторонняя сделка, которая устанавливает обязательство; традиция же никакого обязательства не устанавливает, а потому и не является договором <18>.

<18> Бердников В.В. Распорядительная сделка как способ изменения имущественно-правового положения лица // Законодательство. 2002. N 3. С. 31 и сл.

Г.С. Васильев, напротив, утверждает, что передача не является распорядительной сделкой <19>.

<19> Васильев Г.С. Передача движимой вещи // Вестник ВАС РФ. 2006. N 12. С. 26.

По мнению С.Г. Шевцова, действия кредитора и должника по передаче и принятию имущества во исполнение обязательства не являются сделкой, т.к. правовые последствия этих действий в виде прекращения договорной обязанности и соответствующего права требования передать вещь наступают независимо от их направленности на указанные правовые последствия <20>.

<20> Шевцов С.Г. Передача имущества: проблемы теории и практики // Юридический мир. 2003. N 10. С. 70.

М.В. Кротов также считает, что передача вещи не является сделкой, а относится к иным действиям граждан и юридических лиц. По его мнению, традиция не может зависеть от того, правильно ли участники осознали каузу, поскольку соглашение о каузе относится только к договору, лежащему в основании традиции. Именно в отношении этого договора нас интересует вопрос о том, правильно ли участники сформировали свою волю на совершение данного договора и правильно ли они выразили ее. Действие же по передаче не должно носить в себе указанного волевого момента, поскольку оно совершается во исполнение уже сформированной воли и совершенного волеизъявления <21>.

<21> Кротов М.В. Понятие и природа сделки // Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. Вып. 12 / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2005. С. 22 - 25.

По нашему мнению, передача вещи во исполнение договора купли-продажи сделкой не является. Смысл квалификации действий по исполнению договора в качестве сделки заключается в том, чтобы распространить на данное явление определенный правовой режим.

Как известно, регулированию исполнения обязательств посвящена отдельная глава 22 ГК РФ, по правилам которой определяется, является ли исполнение надлежащим. Распространение на действия по исполнению обязательства правил о сделках приведет к возможности признания надлежащего исполнения недействительным и поставит под удар стабильность гражданского оборота. Кроме того, не ясно, каким образом в случае признания сделки по исполнению обязательства недействительной должен быть осуществлен возврат исполненного, поскольку сама сделка по исполнению обязательства не предполагает исполнения.

Представляется, что категория исполнения обязательства является самодостаточной с точки зрения ее правового регулирования и не нуждается в заимствовании норм других институтов гражданского права.

Кроме того, действия по исполнению договора лишь формально подпадают под легальную дефиницию понятия сделки. Действительно, исполнение направлено на прекращение обязательства и в этом плане выступает как действие волевое. Однако волевая направленность действия не является для исполнения определяющим признаком, поскольку пороки воли не делают исполнение ненадлежащим. Поэтому вряд ли возможно признать действия по исполнению договора сделкой.

Таким образом, передача вещи во исполнение договора купли-продажи представляет собой правомерные действия, не являющиеся сделками. Перечень юридических фактов, содержащийся в ст. 8 ГК РФ, не является исчерпывающим. Действия, направленные на исполнение обязательства, относятся к иным действиям граждан и юридических лиц (подп. 8 п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Литература

  1. Бердников В.В. Распорядительная сделка как способ изменения имущественно-правового положения лица // Законодательство. 2002. N 3.
  2. Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. М., 2004.
  3. Васильев Г.С. Передача движимой вещи // Вестник ВАС РФ. 2006. N 12.
  4. Егоров А.В., Ерохова М.А., Ширвиндт А.М. Обобщение применения арбитражными судами норм ГК РФ о вещно-правовых способах защиты права // Вестник гражданского права. 2007. N 4.
  5. Кротов М.В. Понятие и природа сделки // Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. Вып. 12 / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2005.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Г.С. Мостова "Особенности приобретения и прекращения права собственности на недвижимое имущество" включена в информационный банк согласно публикации - "Юрист", 2002, N 10.

  1. Мостов Г.С. Особенности приобретения и прекращения права собственности на недвижимое имущество // Юрист. 2004. N 2. С. 15.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

  1. Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2002.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право" (том 2) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

  1. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 2: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., стереотип. М.: Статут, 2013.
  2. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник. М.: Норма, 2011.
  3. Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М.: Статут, 2005.
  4. Скворцов О.Ю. Сделки с недвижимостью в коммерческом обороте. М.: Волтерс Клувер, 2006.
  5. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2008.
  6. Суханов Е.А. О видах сделок в германском и российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2006. N 2.
  7. Толстой В.С. Исполнение обязательств. М.: Юридическая литература, 1973.
  8. Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М.: Статут, 2007.
  9. Шапп Я. Основы гражданского права Германии: Учебник. М.: БЕК, 1996.
  10. Шевцов С.Г. Передача имущества: проблемы теории и практики // Юридический мир. 2003. N 10. С. 70.