Мудрый Юрист

Проблема регистрации залога автомобильного транспорта

Андрей Егоров, к.ю.н., магистр частного права, советник Управления анализа и обобщения судебной практики ВАС РФ.

За последние несколько лет в ВАС РФ поступило несколько обращений коммерческих банков и представляющих их интересы ассоциаций, суть которых сводится к постановке одной и той же проблемы - требуется ли по действующему законодательству государственная регистрация сделок залога автотранспорта или не требуется. Вот в чем вопрос.

Позиция Президиума ВАС РФ нашла отражение в п. 1 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге (информационное письмо от 15.01.1998 N 26). Она заключается в отрицании необходимости государственной регистрации таких сделок.

В п. 1 Обзора по залогу сделан вывод о том, что при оценке ссылок сторон на ст. 11 <*> и п. 2 ст. 40 <**> Закона РФ "О залоге" судам следует иметь в виду, что согласно ст. 4 ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" в числе других законов и иных правовых актов, принятых до введения в действие части первой Кодекса, Закон РФ "О залоге" действует на территории Российской Федерации в части, не противоречащей общим положениям о залоге, установленным параграфом 3 главы 23 ГК РФ. И поскольку нормы Закона о залоге применению не подлежат, то каких-либо иных законных оснований для государственной регистрации договоров залога в действующем законодательстве, в частности в ст. 339 ГК РФ, не имеется.

------------------------------------

<*> В ней сказано: "Залог предприятия в целом или иного имущества, подлежащего государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в органе, осуществляющем такую регистрацию, если настоящим Законом не установлен иной порядок регистрации.

Если залог имущества подлежит государственной регистрации, то договор о залоге считается заключенным с момента его регистрации".

<**> Там говорится: "Залог транспортных средств подлежит регистрации в реестрах, которые ведутся государственными организациями, осуществляющими регистрацию гражданских воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств".

Доводы "за" - против

По мнению представителей банковского сообщества, занятая судами и поддержанная Президиумом ВАС РФ позиция небезупречна, а отражающая такую позицию судебная практика нуждается в корректировке. При этом используется аргументация, с успехом, как нам представляется, разрушающая доводы, приведенные в мотивировочной части примера из п. 1 процитированного Обзора судебной практики. Однако обсуждение аспектов мотивировки ввиду ограниченного объема настоящей статьи можно оставить без внимания, сосредоточившись только на решении вопроса по существу: требуется по действующему законодательству государственная регистрация сделок залога автотранспортных средств или не требуется. И здесь необходимо высказаться в поддержку избранного Президиумом подхода.

Дело в том, что п. 2 ст. 40 Закона о залоге не должен применяться к регистрации сделок залога автомобильных транспортных средств по иным причинам, чем изложены в процитированном информационном письме.

При обращении к тексту п. 2 ст. 40 Закона о залоге подлежит истолкованию использованный термин "государственная регистрация", которая бывает не только правоустанавливающей, но и учетной (см. п. 2 ст. 131 ГК РФ). Последняя иногда осуществляется параллельно разными органами. В качестве примера последней "дублирующей учетной регистрации" можно указать учет грузового автотранспорта в органах ГИБДД и военных комиссариатах. Очевидно, что законодатель в п. 2 ст. 40 Закона о залоге подразумевал государственную регистрацию, которая по своей природе осуществляется в одном органе. В противном случае непонятно, почему всегда идет речь о регистрации залога в органах ГИБДД, но не в военных комиссариатах?

Достоверность и публичность

С теоретической точки зрения государственная регистрация сделок возможна лишь в том случае, если у регистрирующего органа имеется достоверная информация о законности соответствующей сделки, в частности о принадлежности предмета сделки лицу, совершающему распоряжение им. Соблюдение данного требования обеспечивается только при правоустанавливающем характере государственной регистрации соответствующих объектов. Только в этом случае соблюдаются два основных принципа государственной регистрации - достоверность и публичность реестра. Образцом для выявления данных принципов является государственная регистрация недвижимости.

В случае с договором залога приведенное рассуждение означает одно - орган, регистрирующий договор залога, должен иметь достоверные данные о том, что предмет залога принадлежит залогодателю. Иначе общественность (публика) будет введена в заблуждение.

Поскольку в настоящее время регистрация автотранспортных средств носит учетный и технический, но не правоустанавливающий характер и, следовательно, на практике не исключаются случаи государственной регистрации договора залога, заключенного на стороне залогодателя лицом, которое не является собственником, постольку для государственной регистрации договоров залога не созданы необходимые законодательные предпосылки. В этом аспекте договор залога наглядно демонстрирует общий тезис о том, что регистрация сделок залога имеет какой-либо практический смысл только после введения системы государственной регистрации прав на имущество, способное выступить предметом залога.

Косвенно о правоустанавливающем характере государственной регистрации, упомянутой в п. 2 ст. 40 Закона о залоге, свидетельствует и использованный термин "реестр". В соответствии со сложившейся правовой традицией речь о реестре, в котором отражаются юридически важные сведения об определенном имуществе, ведется применительно к земельным участкам, зданиям и помещениям, морским и воздушным судам, но не к обычному движимому имуществу, каким являются автотранспортные средства.

Чтобы не подвергнуть себя риску упреков в таком истолковании закона, которое лишает его смысла, заметим, что норма из п. 2 ст. 40 Закона о залоге могла находить применение непосредственно с момента принятия данного Закона, но лишь в тех случаях, когда государственная регистрация соответствующих транспортных средств носила правоустанавливающий характер, как, например, в примере с морскими судами. После введения в действие части первой Гражданского кодекса, где воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты, подлежащие регистрации, признаны недвижимостью, действие п. 2 ст. 40 в отношении данных транспортных средств нейтрализовано обладающими большей юридической силой правилами п. 3 ст. 339 ГК РФ.

Однако если со временем будет введена правоустанавливающая регистрация в отношении железнодорожного подвижного состава, не обладающего в настоящее время режимом недвижимости, то сделки залога такого рода объектов, как представляется, должны подлежать регистрации в силу п. 2 ст. 40 Закона о залоге.

Кроме того, целесообразность регистрации сделок залога в отрыве от прав (или ограничений прав) на соответствующее имущество находится под вопросом, поскольку государственная регистрация договора имеет значение только для определения момента, с которого договор считается заключенным, но известное всем третьим лицам право залогодержателя обратить взыскание на предмет залога может быть установлено только в виде закрепленного в государственном реестре обременения соответствующей вещи.

Оснований для пересмотра нет

Руководствуясь вышеприведенными соображениями, есть основания полагать, что введение регистрации сделок залога автотранспортных средств возможно лишь путем издания комплекса нормативных актов, в том числе федерального закона, предусматривающего государственную регистрацию прав на автотранспортные средства согласно п. 2 ст. 130 ГК РФ. До принятия соответствующего закона и направленных на его реализацию подзаконных актов в действующем законодательстве Российской Федерации оснований для государственной регистрации сделок с автотранспортом не содержится.

На практике до определенного момента регистрация договоров залога Приказом МВД России от 26.11.1996 N 624 возлагалась на Государственную автомобильную инспекцию, позже переименованную в Государственную инспекцию безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (ГИБДД). Однако затем Приказом МВД России от 07.07.1998 N 413 в Приказ N 624 были внесены изменения, в соответствии с которыми ГИБДД от упомянутой обязанности освобождалась. Можно предположить, что это произошло в результате приведения подзаконных нормативных актов в соответствие с позицией судебных органов. Таким образом, в настоящее время регистрация договоров залога не производится.

КонсультантПлюс: примечание.

Приказы МВД РФ от 26.11.1996 N 624 "О порядке регистрации транспортных средств" и от 07.07.1998 N 413 "О внесении изменений и дополнений в Приказ МВД России от 26 ноября 1996 г. N 624" утратили силу в связи с изданием Приказа МВД РФ от 27.01.2003 N 59 "О порядке регистрации транспортных средств".

Следует заметить, что по запросу Ассоциации российских банков проблема регистрации залога автотранспортных средств повторно обсуждалась 18.07.2002 на заседании Президиума ВАС РФ с приглашением ученых и заинтересованных ведомств. По результатам обсуждения было принято решение о соответствии названного информационного письма действующему законодательству и об отсутствии оснований для внесения в него каких-либо изменений.

Таким образом, отсутствие регистрации договора о залоге автомобильного транспортного средства в современных условиях не является основанием для признания данного договора незаключенным. А смысл предпринимаемых некоторыми банками действий по регистрации подобного договора "по договоренности" с сотрудниками ГИБДД вызывает немало вопросов. По крайней мере, не имеется никаких оснований отказать в регистрационном действии собственника автомобиля (залогодателя) в желании отменить запись о залоге (сделанную неправомерно), а также при переоформлении автомобиля на нового собственника без упоминания о залоге. Следовательно, уходит почва из-под основной посылки, на базе которой банковские ассоциации требуют пересмотреть подход Президиума ВАС РФ к залогу автотранспорта: необходимо повысить гарантированность возврата кредитов и создать затруднения для отчуждения предмета залога недобросовестными заемщиками. Если у вас недобросовестный заемщик, то "подпольная" регистрация ничего не сможет изменить: заемщик законными способами еще до совершения недозволенных действий сможет отменить обеспечительную регистрацию, и залогодержатель, по нашему мнению, не сможет ему помешать.

Выход в создавшейся ситуации один - брать предмет залога во владение залогодержателя либо оставлять его у залогодателя с нанесением знаков, свидетельствующих о залоге в порядке п. 2 ст. 338 ГК РФ. Хотя и в последнем случае при недобросовестности залогодателя не исключается удаление знаков, свидетельствующих о залоге. Но тут гражданское право бессильно, и в действие должна вступать уголовная юстиция.

Высказываются мнения о том, что регистрация договоров залога в органах, осуществляющих учетную регистрацию транспортных средств, могла бы носить добровольный характер и выполнять информативную функцию в интересах тех участников оборота, которые хотят снизить собственные риски. Отчасти подобная регистрация очень напоминала бы упомянутые знаки, свидетельствующие о залоге, однако здесь она представала бы в виде знака, связанного с вещью (автомобилем) не физически, а юридически - через связь с учетными документами. Но при всей заманчивости подобной регистрации, не влияющей на действительность заключенного договора залога и неизвестной действующему законодательству, ее введение может происходить также только на основе специальных нормативных актов, но не путем правоприменительной деятельности судов. При ее введении нужно учитывать образующуюся двойственность в понимании термина "государственная регистрация", поскольку такая двойственность на практике может приводить к многочисленным недоразумениям.