Мудрый Юрист

Социальная обусловленность уголовно-правового запрета на сексуальную эксплуатацию в Российской Федерации

Пачулия Георгий Теймуразович, соискатель Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Настоящая статья посвящена вопросу социальной обусловленности уголовно-правового запрета на сексуальную эксплуатацию в России. Автор исследует "социальный интерес", который выражает рассматриваемый уголовно-правовой запрет (под ним понимается защита сексуальных прав человека), а также объективную потребность этого запрета.

На основании проведенного анализа автор делает вывод о том, что социальная обусловленность уголовного запрета сексуальной эксплуатации в России существует. Однако при этом прямого запрета сексуальной эксплуатации в уголовном законе РФ нет, хотя этот термин и встречается в УК РФ, а также в ратифицированной Россией Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений.

Автор также высказывает предположение о том, что запрет сексуальной эксплуатации в российском праве должен принять более четкий характер. Одним из вариантов для реализации этого предложения может быть включение в УК РФ соответствующей статьи.

Ключевые слова: запрет, отрасль, порнография, принуждение, проституция, рабство, Россия, сексуальная эксплуатация, социальная обусловленность, уголовный закон.

SOCIAL CONDITIONALLY OF THE CRIMINAL PROHIBITION OF SEXUAL EXPLOITATION IN RUSSIA

G.T. Pachuliya

Pachuliya Georgiy Teimurazovich - PhD candidate, Kutafin Moscow State Law University (MSAL).

This article is devoted to the study of social conditionality of criminal prohibition of sexual exploitation in Russia. The author explores the "social interest", which expresses the criminal prohibition (namely the protection of human sexual rights), as well as an objective need for this prohibition.

Based on this analysis, the author concludes that social conditionality of the criminal prohibition of sexual exploitation does exist in Russia. Still, there is no explicit prohibition of sexual exploitation in the criminal law of the Russian Federation (although this term can be found in the Criminal Code of the Russian Federation), as well as the "Council of Europe Convention on the Protection of Children against Sexual Exploitation and Sexual Abuse" ratified by Russia.

The author also suggests that the prohibition of sexual exploitation in Russian law must be specified clearer. One of the options for implementing this proposal might be the inclusion of a relevant article into the Criminal Code of the Russian Federation.

Key words: prohibition, industry, pornography, extortion, prostitution, slavery, Russia, sexual exploitation, social conditionality, criminal law.

Сексуальная эксплуатация представляет собой прямое нарушение одного из фундаментальных прав человека, закрепленного как в международных актах (к примеру, во Всеобщей декларации прав человека <1>, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), так и в национальных законодательствах (о чем свидетельствуют, например, уголовные кодексы Германии, Польши, Швеции и других стран).

<1> Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // Российская газета. N 67. 05.04.1995.

Социальная обусловленность уголовно-правового запрета сексуальной эксплуатации человека объясняется рядом факторов. Однако перед их непосредственным анализом необходимо обратиться к понятийному аппарату.

Под социальной обусловленностью правовой нормы (в нашем случае - уголовно-правовым запретом) понимается ее "способность отражать объективные потребности и выражать социальные интересы различных индивидов, групп и общностей" <2>.

<2> Марченко М.Н. Теория государства и права. М.: Проспект, 2016. С. 29.

В качестве "социального интереса", который выражает рассматриваемый уголовно-правовой запрет, необходимо рассматривать защиту сексуальных прав человека. Рассмотрим этот аспект подробнее.

При простейшем семантическом анализе термин "сексуальная эксплуатация" разделяется на две единицы - "эксплуатация" и "секс" ("сексуальность"). При этом эксплуатируются, т.е. используются, именно сексуальность человека, его сексуальные права, которые в доктрине и практике причисляются в качестве интегрального компонента к фундаментальным правам человека <3>. Именно поэтому сексуальные права человека являются неотчуждаемыми и всеобщими. К примеру, Всеобщая декларация прав человека говорит о том, что:

<3> Лаврик М.А. К теории соматических прав человека // Сибирский юридический вестник. 2005. N 3. С. 24 - 25.

Исследователи, анализируя понятие "сексуальность" как объект защиты сексуальных прав, приходят к выводу о том, что "сексуальность является неотъемлемой частью личности каждого человека в любом обществе, и по этой причине обществу необходимо создавать благоприятные условия для того, чтобы каждый мог пользоваться всеми сексуальными правами" <4>.

<4> Основные формы эксплуатации // Сайт "Защитим детей от коммерческой сексуальной эксплуатации". URL: http://stopcsec.com.swtest.ru/chto_takoe_kommercheskaya_seksualnaya_ekspluataciya/osnovnye_formy_ekspluatacii/.

В настоящее врем сексуальность и в мировом сообществе в целом, и в России в частности все чаще признается как позитивный аспект жизни. Сексуальные права являются универсальными правами человека, основанными на свободе, достоинстве и равенстве, которые внутренне присущи каждому человеку <5>.

<5> Баллаева Е.А. Репродуктивные и сексуальные права и перспективы гендерного равенства // URL: http://www.gender-cent.ryazan.ru:8101/school/ballaeva.htm.

В соответствии с данным толкованием общество должно создавать благоприятные условия, в которых каждый индивидуум может пользоваться своими сексуальными правами во всей их полноте, чтобы принимать активное участие в процессах экономического, социального, культурного и политического развития <6>.

<6> Ubereinkommen zum Schutz der Menschenrechte und der Menschenwurde im Hinblick auf die Anwendung von Biologie und Medizin // Die Bundesbehorden der Schweizerischen Eidgenossenschaft. Systematische Rechtssammlung. URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20011534/201208080000/0.810.2.pdf.

Уважение и защита сексуальных прав человека в качестве важнейшего аспекта включают в себя и недискриминацию. Концепция недискриминации лежит в основе защиты и содействия соблюдению всех прав человека, что подтверждается Всеобщей декларацией прав человека (ст. 7) <7>.

<7> Шепенко Р.А. Принцип недискриминации: международно-правовое регулирование // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 4. С. 14.

По мнению специалистов Управления Верховного комиссара по правам человека, "на пути к достижению своих сексуальных прав индивидуумы сталкиваются с многочисленными препятствиями. Реальное равноправие требует устранения этих барьеров, чтобы самые различные индивидуумы могли пользоваться фундаментальными правами и свободами в равных по отношению к другим условиях. Это может потребовать особого внимания отверженным и неблагополучным группам населения" <8>.

<8> Совет по правам человека. Резюме, подготовленное Управлением Верховного комиссара по правам человека в соответствии с п. 5 приложения к Резолюции 16/21 Совета по правам человека. Швейцария. A/HRC/WG.6/14/CHE/3. 30 июля 2012 г. // URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G12/156/52/PDF/G1215652.pdf.

Исходя из представленной трактовки сексуальных прав можно прийти к выводу о том, что обеспечение сексуальных прав для всех подразумевает приверженность идее недопустимости вреда и защиты от вреда. В основе сексуальных прав лежит право на защиту от любых форм насилия и вреда и право пострадавших лиц обращаться за помощью <9>. Важнейшая задача государства в этом контексте - обеспечение защиты сексуальных прав, которая может выражаться и в запрете сексуальной эксплуатации.

<9> Заключительные замечания Комитета по экономическим, социальным и культурным правам. E/C.12/IND/CO/5. 8 августа 2008 г. // URL: daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G08/436/10/PDF/G0843610.pdf.

Анализ современных точек зрения на соматические права в целом и сексуальные права как объект защиты в частности приводит к выводу о том, что сексуальные права и свободы включают основные дарованные законом права и доступ к средствам реализации этих прав.

Однако только небольшую часть из нарушений сексуальных прав можно трактовать как сексуальную эксплуатацию. Мы согласны с мнением о том, что ключевым аспектом, позволяющим отграничивать сексуальную эксплуатацию от других нарушений сексуальных прав человека, является понятие "выгода". Однако, на наш взгляд, понятие "выгода" в данном контексте необходимо трактовать максимально широко, включая в него:

Исходя из этого сексуальная эксплуатация включает как минимум эксплуатацию проституции других лиц, использование сексуальности подневольного человека (это не обязательно означает рабство) в целях получения определенной выгоды.

Сексуальная эксплуатация в коммерческих целях может трактоваться как использование, предоставление или предложение какого-либо лица для занятия проституцией или производства порнографической продукции с применением силы или принуждения, осуществляемое в целях извлечения финансовой или иной материальной выгоды <10>.

<10> Bequele A., Myers W. First things first in Child Labour: Eliminating work detrimental to children, United Nations Childrens' Fund and ILO. Geneva, 1995. P. 109.

Однако необходимо учитывать, что некоторые занимающиеся проституцией или участвующие в производстве порнографической продукции взрослые делают это добровольно, тогда как других вынуждают к этому при помощи обмана, насилия и (или) долговой кабалы <11>.

<11> Руководство МОТ по разработке трудового законодательства // URL: http://www.ilo.org/legacy/russian/dialogue/ifpdial/llg/.

"Единственные ограничения, которые могут существовать в отношении сексуальных прав, это ограничения, оговариваемые законом с целью обеспечения надлежащего признания и уважения прав и свобод других и общего благосостояния в демократическом обществе" <12>, которым и является Россия (ст. 1 Конституции РФ).

<12> Шалаев А.В. Сексуальные и репродуктивные права человека в конституциях и законодательстве зарубежных государств // Известия Саратовского университета. Серия: Экономика. Управление. Право. 2014. Т. 14. Вып. 4.

Таким образом, социальный интерес (в виде защиты сексуальных прав), который выражает рассматриваемый уголовно-правовой запрет, очевиден.

В качестве другой составляющей социальной обусловленности рассматриваемого уголовно-правового запрета выступает объективная потребность данного запрета. Под таковым необходимо понимать совокупность случаев сексуальной эксплуатации. Как свидетельствует мировая статистика, преступления данного вида растут высокими темпами, а "доходность" от данной преступной деятельности "составляет от 9 до 12 миллиардов долларов в год. По масштабности и прибыльности эта деятельность уступает лишь торговле оружием и наркотиками" <13>.

<13> Смирнов Ю.П. Уголовная ответственность за сексуальную эксплуатацию других лиц в форме занятия ими проституцией: Автореф. дис. ... к. ю. н. М., 2010. С. 3.

Различные международные организации, напрямую занимающиеся проблемами сексуальной эксплуатации (например, ЮНЕСКО или ECPAT International), фиксируют постоянно возрастающее число выявленных случаев сексуальной эксплуатации, особенно в отношении несовершеннолетних <14>.

<14> См., например: Официальная статистика UNESCO Trafficking Project // URL: http://www2.unescobkk.org/culture/trafficking/.

Распространение случаев сексуальной эксплуатации характерно и для современной России. Однако статистики непосредственно по случаям сексуальной эксплуатации в России не существует, так как нет единого понимания этого деяния, а также нет четкого его запрета.

О распространенности сексуальной эксплуатации в нашей стране можно судить по различным показателям, которыми, в частности, являются: данные правоохранительных органов о числе преступлений против половой неприкосновенности, данные медицинской статистики о беременностях и абортах несовершеннолетних, о заболеваемости ВИЧ, т.е. явлениях, сопряженных с ранним началом половой жизни, ее высокой интенсивностью и беспорядочностью.

Однако и эти данные можно использовать лишь в комплексе с данными уголовной статистики. К примеру, по оценкам экспертов, в Москве в проституцию вовлечено от 20 тыс. до 30 тыс. детей, и многие из их клиентов являются иностранными гражданами <15>. Это может свидетельствовать о том, что Москва - одна из значимых "зон" сексуального "трэффика", под которым понимается перемещение (географическое) человека в целях сексуальной эксплуатации.

<15> Стокгольмская декларация и план действий по борьбе с коммерческой сексуальной эксплуатацией детей // URL: http://docs.cntd.ru/document/499039123.

Определенным образом ситуацию в сфере сексуальной эксплуатации в России отражают данные социологических опросов. Однако подобные исследования на сегодняшний день немногочисленны и проводятся несистематически <16>, однако они свидетельствуют о том, что ситуация с сексуальной эксплуатацией в России весьма тяжелая и что она имеет "региональную специфику, в частности могут отличаться формы сексуальной эксплуатации, факторы и механизмы вовлечения, формы вознаграждения, преступники" <17>.

<16> Ковалева М.А. Сексуальное насилие и сексуальная эксплуатация: криминологические и уголовно-правовые аспекты, предупреждение: Автореф. дис. ... к. ю. н. М., 2006. С. 10.
<17> См., например: Лунеев В.А. Организованная сексуальная эксплуатация людей в Омской области: характеристика и локализация. Омск, 2002. С. 45.

В целом можно утверждать, что социальная обусловленность уголовного запрета сексуальной эксплуатации в России существует. Однако при этом прямого запрета сексуальной эксплуатации в уголовном законе <18> в России нет, хотя в УК РФ криминализированы ряд деяний, которые можно отнести (прямо или косвенно) к видам сексуальной эксплуатации:

<18> Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.

Однако такое перечисление весьма условно. Первые два состава могут включать в себя деяния, связанные с сексуальной эксплуатацией, однако круг охраняемых общественных отношений здесь гораздо шире. Другие упомянутые составы можно рассматривать как конкретные виды сексуальной эксплуатации (хотя сам термин здесь не используется), однако все возможные виды сексуальной эксплуатации этим все же не исчерпываются. Под указанные составы не криминализируют, например, такие деяния, как купля-продажа в некоммерческих сексуальных целях, которая может включать ранние браки, принудительные или подневольные браки, браки по сговору, браки за вознаграждение, браки-сделки, временные браки или браки в целях деторождения.

Отметим и то, что сам термин "сексуальная эксплуатация человека" в УК РФ все-таки встречается, однако в контексте более широкого понятия "эксплуатация человека". Так, во втором примечании к ст. 127.1 "Торговля людьми" УК РФ указывается, что "под эксплуатацией человека в настоящей статье понимаются использование занятия проституцией другими лицами, иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги), подневольное состояние". Как можно заметить, данное примечание носит скорее служебную, чем смысловую функцию, т.е. описывает состав конкретного преступления - "торговля людьми".

Определения сексуальной эксплуатации это примечание не содержит и охватывает при этом далеко не все формы сексуальной эксплуатации, которых в науке выделяется множество <19>. Таким образом, примечание к ст. 127.1 нельзя рассматривать как запрет сексуальной эксплуатации в России.

<19> См., например: Смирнов Ю.П. Уголовная ответственность за сексуальную эксплуатацию других лиц в форме занятия ими проституцией: Автореф. дис. ... к. ю. н. М., 2010. С. 8.

В то же время стоит отметить тот факт, что Россия ратифицировала Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений <20>.

<20> Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений (Лансароте, 25.10.2007) // Бюллетень международных договоров. 2014. N 6; Федеральный закон от 07.05.2013 N 76-ФЗ "О ратификации Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений" // СЗ РФ. 2014. N 7. Ст. 634.

Анализ данного документа свидетельствует о том, что в российском праве под сексуальной эксплуатацией следует понимать те виды деяний, которые обозначены в ст. 18 - 23 данной Конвенции. Буквальное толкование данной Конвенции говорит о том, что указанные виды деяний необходимо рассматривать как "сексуальную эксплуатацию" только в том случае, если они направлены против детей.

Кроме того, Россия участвовала в подписании такого рекомендательного документа, как Модельный закон о противодействии торговле людьми, который, в частности, дает следующее определение: "Сексуальная эксплуатация человека - извлечение материальной или иной выгоды посредством принуждения другого лица, в том числе путем злоупотребления его уязвимым положением, к оказанию услуг сексуального характера или к совершению иных действий сексуального характера, включая его использование для занятия проституцией, участия в зрелищных мероприятиях сексуального характера, изготовления порнографических материалов или предметов либо обращение и удержание в сексуальном рабстве..." <21>.

<21> Модельный закон о противодействии торговле людьми (принят в Санкт-Петербурге 03.04.2008 Постановлением 30-11 на 30-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ) // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств - участников Содружества Независимых Государств. 2008. N 42. С. 301 - 353.

Завершая настоящую статью, отметим тот факт, что социальная обусловленность уголовного запрета сексуальной эксплуатации в России существует. Однако при этом прямого запрета сексуальной эксплуатации в уголовном законе РФ нет (хотя этот термин и встречается в УК РФ). Однако такой запрет есть в ратифицированной Россией Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений. Впрочем, здесь он присутствует в ограниченном варианте (т.е. направлен только на защиту детей). Более широкое определение содержится в подписанном Россией Модельном законе о противодействии торговле людьми, однако он носит лишь рекомендательный характер.

На наш взгляд, запрет сексуальной эксплуатации в российском праве должен принять более четкий характер. Одним из вариантов для реализации этого предложения может быть включение в Уголовный кодекс Российской Федерации соответствующей статьи. К примеру, уже упомянутое определение Модельного закона о противодействии торговле людьми можно включить в УК РФ в качестве отдельного состава преступления - ст. 241.1 "Сексуальная эксплуатация". Квалифицированным составом этого преступления может стать сексуальная эксплуатация несовершеннолетнего. Статьи 240, 240.1 и 241 УК РФ предлагается при этом признать утратившими силу.

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. Ковалева М.А. Сексуальное насилие и сексуальная эксплуатация: криминологические и уголовно-правовые аспекты, предупреждение: Автореф. дис. ... к. ю. н. М., 2006. 30 с.
  2. Лаврик М.А. К теории соматических прав человека // Сибирский юридический вестник. 2005. N 3. С. 24 - 25.
  3. Лунеев В.А. Организованная сексуальная эксплуатация людей в Омской области: характеристика и локализация. Омск, 2002. 218 с.
  4. Марченко М.Н. Теория государства и права. М.: Проспект, 2016. 260 с.
  5. Смирнов Ю.П. Уголовная ответственность за сексуальную эксплуатацию других лиц в форме занятия ими проституцией: Автореф. дис. ... к. ю. н. М., 2010. 30 с.
  6. Шалаев А.В. Сексуальные и репродуктивные права человека в конституциях и законодательстве зарубежных государств // Известия Саратовского университета. Серия: Экономика. Управление. Право. 2014. Т. 14. Вып. 4. С. 685 - 694.
  7. Шепенко Р.А. Принцип недискриминации: международно-правовое регулирование // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 4. С. 14 - 17.
  8. Bequele A., Myers W. First things first in Child Labour: Eliminating work detrimental to children, United Nations Childrens' Fund and ILO. Geneva, 1995.
  9. Ubereinkommen zum Schutz der Menschenrechte und der Menschenwurde im Hinblick auf die Anwendung von Biologie und Medizin // Die Bundesbehorden der Schweizerischen Eidgenossenschaft. Systematische Rechtssammlung. URL: http://www.admin.ch/opc/de/classified-compilation/20011534/201208080000/0.810.2.pdf.

REFERENCES (TRANSLITERATION)

  1. Kovaleva M.A. Seksual'noe nasilie i seksual'naja jekspluatacija: kriminologicheskie i ugolovno-pravovye aspekty, preduprezhdenie: Avtoref. dis. ... k. j. n. M., 2006. 30 s.
  2. Lavrik M.A. K teorii somaticheskih prav cheloveka // Sibirskij juridicheskij vestnik. 2005. N 3. S. 24 - 25.
  3. Luneev V.A. Organizovannaja seksual'naja jekspluatacija ljudej v Omskoj oblasti: harakteristika i lokalizacija. Omsk, 2002. 218 s.
  4. Marchenko M.N. Teorija gosudarstva i prava. M.: Prospekt, 2016. 260 c.
  5. Smirnov Ju.P. Ugolovnaja otvetstvennost' za seksual'nuju jekspluataciju drugih lic v forme zanjatija imi prostituciej: Avtoref. dis. ... k. j. n. M., 2010. 30 s.
  6. Shalaev A.V. Seksual'nye i reproduktivnye prava cheloveka v konstitucijah i zakonodatel'stve zarubezhnyh gosudarstv // Izvestija Saratovskogo universiteta. Serija: Jekonomika. Upravlenie. Pravo. 2014. T. 14. Vyp. 4. S. 685 - 694.
  7. Shepenko R.A. Princip nediskriminacii: mezhdunarodno-pravovoe regulirovanie // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. 2011. N 4. S. 14 - 17.