Мудрый Юрист

Договор доверительного управления исключительными правами

В статье О.А. Рузаковой - д. ю. н., проф. Финансового университета при Правительстве РФ, проф. МГЮА им. О.Е. Кутафина и А.Б. Рузакова - старшего преподавателя кафедры гражданского права и процесса Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, рассматривается правовая природа договора доверительного управления исключительными правами и некоторые его особенности. Многочисленные споры о защите нарушенных исключительных прав доверительным управляющим, выступающим на основании договора доверительного управления, порождают вопросы о правомочности таких требований, соотношении договоров доверительного управления, договоров коллективного управления и лицензионных договоров.

Ключевые слова: доверительное управление, договор доверительного управления исключительными правами, коллективное управление, договор о передаче полномочий по управлению правами, лицензионный договор, доверительный управляющий.

THE CONTRACT OF TRUST MANAGEMENT OF EXCLUSIVE RIGHTS

O.A. Ruzakova, B.A. Ruzakov

The article of O.A. Ruzakova, Doctor of law, Professor, Financial University under the Government of the Russian Federation, Professor, Moscow State Law Academy by O.E. Kutafin and A.B. Ruzakov, Senior lecturer of the Chair of civil law and process of the Russian Economic University by G.V. Plekhanov, considers a legal nature of the contract of trust management of exclusive rights and certain features thereof. Numerous disputes on the protection of the infringed exclusive rights by the Trustee acting under a trust management contract, raise questions about the legitimacy of such claims, the ratio of trust contract, agreements for the collective management and licensing agreements.

Key words: trust management, trust management contract of exclusive rights, collective management, contract on transfer of powers for management of rights, licensing agreement, Trustee.

Договор доверительного управления исключительными правами, как и в целом договор доверительного управления, является сравнительно новым институтом в системе обязательственного права Российской Федерации, нашедшим отражение во второй части ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

Перечень результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, по поводу которых заключаются договоры доверительного управления, за последние годы стал гораздо разнообразнее. Все чаще такого рода договоры упоминаются в судебных спорах <1>, а неправильное определение природы договора становится причиной отмены судебных актов <2>.

<1> Например, договор доверительного управления правами на фотографии (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 июня 2014 г. N ВАС-7009/14 "Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации"), на товарные знаки (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 июня 2016 г. N С01-258/2016 по делу N А27-11789/2015), изобретения (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 марта 2015 г. N С01-144/2015 по делу N А40-25278/2014), программы для ЭВМ (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 31 июля 2009 г. N А56-32809/2008), аудиовизуальные произведения (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 января 2010 г. N ВАС-18112/09) и др.
<2> См. например: Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 августа 2014 г. N С01-708/2014 по делу N А40-106119/2013.

Проблема квалификации договоров доверительного управления исключительными правами лежит в понимании термина "управление" в отношении исключительных прав, а также правомочий, которые приобретает доверительный управляющий по договору. Категория "управление" являлась и является предметом изучения не только юриспруденции, но и экономики, философии, психологии и других наук. В сфере юриспруденции рассматривалось управление преимущественно административным, конституционным, другими отраслями публичного права. Частное право сравнительно недавно применяет данную категорию, исключение составляют некоторые уже ставшие традиционными институты, например, управление наследственным имуществом, управление имуществом подопечного. Число институтов, в которых используется категория "управление", за последние годы значительно увеличилось, примером тому не только доверительное управление имуществом, но и корпоративное управление, управление многоквартирными домами и др. При этом каждая из договорных конструкций наполняет управление разным содержанием правомочий. Различные механизмы управления характерны для объектов вещных и исключительных прав.

Договор доверительного управления является институтом обязательственного права, во многом связанным с правомочиями собственника (п. 4 ст. 209 ГК РФ), чем и обусловлены его основные особенности. Правовая природа исключительного права предопределена нематериальным характером объектов, в отношении которых они возникают. При этом использование термина "передача имущества" по договору доверительного управления исключительными правами может повлечь прекращение этого права у учредителя управления, в отличие от права собственности на объекты вещных прав, что противоречит правовой природе доверительного управления и стирает грань между договором доверительного управления и договором об отчуждении исключительного права <3> (а при предоставлении права на определенный срок, учитывая срочный характер договора доверительного управления, - с лицензионным договором). Исходя из недопустимости перехода права собственности на материальные объекты, по аналогии нельзя допускать и полное отчуждение исключительного права доверительному управляющему от правообладателя <4>. При доверительном управлении материальными объектами право собственности сохраняется за учредителем управления, а имущество фактически передается доверительному управляющему, и он осуществляет правомочия собственника в отношении этого имущества.

<3> В правоприменительной практике исключительное право передается по договору доверительного управления доверительному управляющему, который выступает в дальнейшем в качестве лицензиара по лицензионным договорам. См., например: Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 июня 2014 г. N ВАС-7009/14 по делу N А40-28593/2013.
<4> О сохранении исключительного права за учредителем управления свидетельствует и судебная практика. См. например: Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 июня 2016 г. N С01-258/2016 по делу N А27-11789/2015.

Подобная ситуация не имеет правового значения для нематериальных объектов, которые являются необоротоспособными. Оборотоспособностью обладают только права на них. Сохранение исключительного права за правообладателем и передача материального носителя охраняемого объекта доверительному управляющему не влечет возникновения прав, аналогичных правам доверительного управляющего в отношении вещей (п. 1 ст. 1227 ГК РФ). В отличие от доверительного управления материальными объектами, доверительное управление правами на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации не должно исключать возможность учредителя доверительного управления (правообладателя) использовать объекты, права на которые переданы в доверительное управление, если иное не предусмотрено договором, учитывая, что названные объекты могут быть использованы неограниченным кругом лиц.

Затруднительность применения конструкции доверительного управления к исключительным правам обусловлена тем, что управление материальными объектами возможно в силу владения ими при отсутствии права собственности на них (право собственности не переходит к доверительному управляющему), а управление нематериальными результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации при отсутствии прав на них вызывает сомнение.

По договору доверительного управления доверительный управляющий управляет чужим имуществом - имуществом учредителя управления, а применительно к исключительным правам - чужими правами. В то же время доверительный управляющий, осуществляя управление чужими правами, выступает в гражданском обороте от своего имени. В отличие от договора об отчуждении исключительного права, лицензионного договора, договор доверительного управления предусматривает уплату вознаграждения доверительному управляющему учредителем управления. Доверительный управляющий осуществляет действия за чужой счет, а лицензиат за свой. Общим является то, что в основе лицензионного вознаграждения и вознаграждения доверительному управляющему лежат доходы, получаемые лицензиаром и учредителем доверительного управления от деятельности контрагента. В отличие от лицензиата, доверительный управляющий обязан действовать не в своих, а в чужих интересах (учредителя управления, выгодоприобретателя).

Квалифицирующие признаки договора доверительного управления - осуществление управления доверительным управляющим не в интересах своей собственной предпринимательской деятельности, а в интересах учредителя управления или выгодоприобретателя, обязанность выплаты вознаграждения учредителем управления доверительному управляющему за оказанные услуги - не дают оснований для применения норм о лицензионном договоре к доверительному управлению. Отличия лицензионного договора от договора доверительного управления исключительными правами заключаются также в особом субъектном составе, существенных условиях, характере вознаграждения и др. В то же время различия в договоре доверительного управления и лицензионном договоре не исключают возможности заключения на практике в силу принципа свободы договора смешанных договоров <5>.

<5> См., например: Постановление Суда по интеллектуальным правам от 18 апреля 2016 г. N С01-146/2016 по делу N А60-15281/2015.

Договор доверительного управления исключительными правами отличается и от договоров об оказании услуг посредниками. В отличие от агентского договора, доверительный управляющий лишен возможности действовать от имени учредителя. В качестве доверительного управляющего, в отличие от лицензиата по лицензионному договору и принципала по агентскому договору, могут выступать определенные субъекты, как правило, субъекты предпринимательской деятельности (ст. 1015 ГК РФ).

Исходя из вышеизложенного при определении правовой природы доверительного управления исключительными правами в науке сложилось две позиции. Первая - о возможности передачи или предоставления права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации доверительному управляющему. Вторая - переход или предоставление права недопустимы, доверительный управляющий осуществляет действия по управлению правами, не обладая ими. Так, З.Э. Беневоленская утверждает, что "доверительное управление имуществом может повлечь уступку исключительных прав", и предлагает не применять к доверительному управлению исключительными правами положение второго абзаца п. 1 ст. 1012 ГК РФ, поскольку названное положение "в общем и целом проистекает из так называемой проприетарной теории исключительных прав, которая сама по себе небесспорна" <6>. Этим она опровергает позицию О.А. Городова, считающего, что "поскольку переход права собственности на имущество к доверительному управляющему по принятой схеме управления недопустим, очевидна аналогия и с переходом исключительных прав. Их полная уступка по предлагаемой законодателем модели недопустима, или, говоря другими словами, передача исключительных имущественных прав в доверительное управление не влечет их уступки доверительному управляющему" <7>. Э.П. Гаврилов полагает, что "лицензиат в договоре исключительной лицензии, а также доверительный управляющий становятся владельцами исключительных прав - в пределах и на условиях, указанных в соответствующих договорах" <8>.

<6> Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М.: Волтерс Клувер, 2005.
<7> Городов О.А. Интеллектуальная собственность: правовые аспекты коммерческого использования. СПб., 1999. С. 179 - 180.
<8> Гаврилов Э.П. Договоры об уступке патентных прав и лицензионные патентные договоры // КонсультантПлюс, 2005.

Нерешенность вопроса порождает и третью позицию о "потенциальной опасности для российского оборота прав на интеллектуальную собственность конструкции договора доверительного управления" <9>, "о противоречии определения исключительного права в качестве объекта доверительного управления и его передаче доверительному управляющему в соответствии со ст. 1012 ГК РФ природе отношений, возникающих в сфере оборота исключительных прав, и природе договора доверительного управления" <10>, о возможности применения конструкции договора доверительного управления исключительными правами преимущественно в договорах доверительного управления комплексом имущественных прав (например, в составе предприятия) <11>.

<9> Савельев А.И. Актуальные вопросы судебной практики в сфере оборота программного обеспечения в России // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2013. N 4. С. 4 - 36.
<10> Макаричев А.В. Доверительное управление в праве интеллектуальной собственности: Автореф. дис. на соискание ученой степени к. ю. н. М., 2011. С. 10 - 11.
<11> Рузакова О.А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами: Автореф. дис. д. ю. н. М., 2011. С. 34.

Другим вариантом решения проблемы видится заключение договора доверительного управления исключительными правами с их передачей доверительному управляющему, но с обязательством "возврата" исключительного права по истечении срока действия договора, что, впрочем, свидетельствует о лицензионном характере договора. У учредителя сохраняются личные неимущественные права, если он является автором результата интеллектуальной деятельности, а также иные интеллектуальные права в случаях, предусмотренных законом.

Практическое значение имеет и позиция, согласно которой "если договор не может быть квалифицирован в качестве лицензионного, а исключительное право передано именно в доверительное управление, то доверительный управляющий получает такие же права (включая правомочие на их защиту), какими обладал учредитель управления... Если же учредитель управления сам является лицензиатом, то правомочия доверительного управляющего зависят от того, переданы ли ему в управление права лицензиата, получившего их по договору исключительной лицензии или же получившего их по договору неисключительной лицензии" <12>.

<12> Справка по результатам обсуждения вопросов судебной практики на заседании научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа 23 мая 2014 г. (утв. Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 14 ноября 2014 г. N СП-21/90).

Действительно, конструкция договора доверительного управления, предусмотренного главой 53 ГК РФ, в большей степени предназначена для объектов вещных прав и едва ли может быть в полной мере применена к договору доверительного управления исключительными правами (например, второй абзац п. 1 ст. 1012, п. 3 ст. 1013, 1018, п. 3 ст. 1020, п. 3 ст. 1024 ГК РФ и др.), а ее правовое регулирование требует учета особенностей управления исключительными правами. Договор доверительного управления исключительными правами, в отличие от договоров о распоряжении исключительными правами, представляет собой договор об оказании услуг, учитывая, что по договорам о распоряжении исключительными правами пользователь приобретает для себя исключительное право или право использования объекта в своих интересах за вознаграждение, выплачиваемое правообладателю.

По договору доверительного управления доверительный управляющий лишь осуществляет действия по получению дохода учредителем управления с помощью чужих прав за вознаграждение, выплачиваемое доверительному управляющему за оказанные услуги. При этом правомочия доверительного управляющего могут охватывать как использование им охраняемых объектов в интересах учредителя управления (выгодоприобретателя), что предполагает наличие лицензионных отношений, так и распоряжение исключительными правами, то есть предоставление другим лицам прав на использование объекта, но не в качестве самостоятельного правообладателя, а в качестве посредника, хотя и от своего имени. При этом доверительный управляющий вправе осуществлять деятельность по реализации правомочий обладателя исключительных прав, а не выступать исключительно посредником в отдельных сделках или действиях, иначе договор доверительного управления может быть трансформирован в договор поручения, комиссии или агентский договор.

Несмотря на очевидные сложности, конструкция договора доверительного управления исключительными правами используется на практике. При этом объектом доверительного управления может быть не только исключительное право в целом, но и права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, возникающие из лицензионных договоров <13>.

<13> На практике в доверительное управление передаются отдельные правомочия как по лицензионному договору (см., например: договоры доверительного управления ООО "Маша и медведь" и некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность "Эдельвейс", по которым в доверительное управление переданы право на воспроизведение, право на распространение, право на переработку персонажей мультипликационного сериала - Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16 июня 2014 г. N 09АП-5100/2014-ГК по делу N А40-91887/13 и др.).

К существенным условиям договора доверительного управления исключительными правами относятся предмет договора, наименование выгодоприобретателя, размер и форма вознаграждения управляющему, срок действия договора, который не может превышать пяти лет в соответствии с п. 2 ст. 1016 ГК РФ, но не более срока действия исключительного права. Предмет доверительного управления включает услуги доверительного управляющего по управлению правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а также указание на виды результатов интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, правами на которые будет осуществляться управление. Относительно объема правомочий доверительного управляющего наиболее распространенными спорами в судах являются споры о праве на обращение в суд с иском от своего имени или от имени правообладателя за защитой исключительных прав на объекты, входящие в предмет договора доверительного управления, и требовании выплаты компенсации за их нарушение <14>.

<14> См. например: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 3 августа 2015 г. N 309-ЭС15-8569 по делу N А60-12390/2014, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 июня 2016 г. N С01-258/2016 по делу N А27-11789/2015.

Проблема заключается в том, что п. 2 ст. 1250 ГК РФ не называет доверительного управляющего в числе лиц, имеющих право на обращение в суд за защитой нарушенного исключительного права, а в договорах встречаются условия о передаче в доверительное управление на определенный срок исключительных прав на использование охраняемых объектов только в части их охраны и защиты. В обязанности управляющего при этом входит осуществление управления этими исключительными правами в интересах учредителя, а именно: совершение юридических и иных действий по всем вопросам, связанным с охраной и защитой исключительных прав учредителя на указанной в договоре территории. Представляется, что лишь для защиты исключительного права нецелесообразно заключение договора доверительного управления. Более приемлемым может быть договор агентирования, в предмет которого также входит совершение агентом юридических и фактических действий в интересах клиента как от своего имени, так и от имени клиента.

Правом на обращение в суд обладают некоммерческие организации, управляющие авторскими и смежными правами на коллективной основе. В связи с этим на практике по спорам о праве на защиту исключительного права и специальных требованиях к доверительному управляющему возникают вопросы о соотношении договоров доверительного и коллективного управления, возможности заключения в этой сфере смешанных договоров. Наиболее распространенными, захлестнувшими арбитражные суды, Суд по интеллектуальным правам и даже Верховный Суд Российской Федерации стали споры об управлении исключительными правами на известные персонажи детских мультфильмов "Маша и медведь" <15>. В качестве доверительного управляющего здесь выступало некоммерческое партнерство, являющееся некоммерческой организацией, поэтому внимание обращалось на признание таких договоров недействительными в силу специальных требований ст. 1015 ГК РФ, согласно которой в качестве доверительного управляющего может выступать индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия. Если доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения. В число таких случаев рассматриваемые договоры не попадают и потому признаются недействительными, а следовательно, не порождают правовых последствий из договора, в том числе по защите нарушенного исключительного права.

<15> Определения Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2015 г. N 302-ЭС15-13974 по делу N А78-2373/2014, от 14 июля 2015 г. N 306-ЭС15-7009 по делу N А49-8525/2014, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25 сентября 2015 г. N 07АП-10511/2014 по делу N А45-5665/2014, Постановления Суда по интеллектуальным правам от 16 июля 2014 г. N С01-637/2014 по делу N А41-45977/2013, от 14 мая 2015 г. N С01-332/2015 по делу N А19-2243/2014, от 17 марта 2015 г. N С01-67/2015 по делу N А45-3709/2014, от 26 августа 2014 г. N С01-619/2014 по делу N А35-7619/2013, от 22 октября 2014 г. N С01-950/2014 по делу N А45-19971/2013 и др.

Рассмотрение вопроса о смешанной природе подобного рода договоров, включающих элементы договора доверительного и коллективного управления, а также доверительного управления и лицензионного договора, в принципе представляется неверным, поскольку доверительным управляющим некоммерческая организация выступать не вправе (кроме случаев, предусмотренных законом). В связи с этим условия смешанного договора о доверительном управлении являются недействительными и договор трансформируется в договор о передаче полномочий по управлению правами или лицензионный договор. "Иногда стороны включают в договор условия лицензионных договоров; и одновременно один из субъектов может являться еще и стороной по договору на коллективное управление правами" <16>.

<16> Протокол заседания научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 23 мая 2014 г. N 4.

При толковании договора с целью выяснения его правовой природы необходимо выяснить изначальную волю сторон, исходить из наличия квалифицирующих признаков, присущих каждому из договоров, и разграничивать договоры об управлении исключительными правами (доверительное и коллективное), договоры агентирования и договоры об отчуждении и предоставлении прав на охраняемые объекты. Договоры доверительного управления необходимо отличать от договоров о передаче полномочий по управлению правами, хотя на практике имеют место случаи их смешения.

Так, предметом договора доверительного управления могут быть индивидуальные имущественные права, коллективное управление предполагает лишь коллективное управление имущественными правами, индивидуальное управление которыми затруднено. Полномочия доверительного управляющего достаточно разнообразны и определяются в большей степени договором. Применительно к договору коллективного управления правомочия организации, осуществляющей коллективное управление, предусмотрены законодательством, а для организаций, прошедших государственную аккредитацию, - также типовым уставом, утвержденным Правительством РФ.

Доверительное управление предполагает осуществление правомочий пользования и владения, а в случаях, предусмотренных в договоре, также правомочия распоряжения. С учетом правового режима нематериальных объектов, а не вещных прав, на которые в большей степени рассчитана терминология доверительного управления, доверительный управляющий обладает как правом самому использовать охраняемый объект, так и распоряжаться правами на него в пределах, установленных договором <17>. Организации по управлению правами на коллективной основе не вправе использовать охраняемые объекты, права на которые переданы им в управление. Их основным полномочием является заключение с пользователями лицензионных договоров на условиях простой (неисключительной) лицензии, сбор с пользователей вознаграждения за использование этих объектов, а также в случаях, предусмотренных законом, заключение с пользователями, иными лицами договоров о выплате вознаграждения, сбор и распределение вознаграждения между правообладателями.

<17> См., например: Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2009 г. N ВАС-16254/09 по делу N А40-8752/09-67-103; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30 ноября 2010 г. N КГ-А40/14765-10 по делу N А40-41186/10-143-352 и др.

Кроме того, организации по управлению правами на коллективной основе вправе осуществлять защиту прав, переданных им в управление. Доверительный управляющий выступает в гражданском обороте от своего имени. Организация по управлению правами на коллективной основе совершает юридические действия от имени правообладателей, а при защите нарушенных прав - как от имени правообладателей, так и от своего имени. Доверительное управление не ограничивается, в отличие от коллективного управления, объектами авторского права и смежных прав. По договору доверительного управления доход от управления получает третье лицо - выгодоприобретатель, который может не совпадать с учредителем управления. Применительно к договору коллективного управления фигуры выгодоприобретателя законодательством не предусмотрено. По договору доверительного управления доверительный управляющий получает вознаграждение от учредителя управления, при коллективном управлении организация, осуществляющая коллективное управление, распределяет вознаграждение между правообладателями. В договорах доверительного и коллективного управления различны существенные условия, по-разному определяется срок действия договоров и др.

В судебных спорах для разграничения названных договоров учитываются не только наименование самого договора, наименование его сторон, субъектный состав, права и обязанности сторон. Учитываются и членство правообладателей в некоммерческой организации, сформированный реестр, содержащий сведения о правообладателях, правах, переданных в управление, а также сведения о размещении в общедоступной информационной системе информации о правах, переданных в управление, включая наименование объекта авторских или смежных прав, имя автора или иного правообладателя <18>, тот факт, что договор о предоставлении полномочий по управлению правами на коллективной основе не может содержать условие по использованию объектов авторских и смежных прав, что составляет предмет лицензионного договора <19>.

<18> См., например: Постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 апреля 2015 г. N С01-1403/2014 по делу N А10-822/2014, а также Справку о некоторых вопросах, связанных с практикой рассмотрения Судом по интеллектуальным правам споров по серийным делам о нарушении исключительных прав (утв. Постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 29 апреля 2015 г. N СП-23/29).
<19> См.: Справка по результатам обсуждения вопросов судебной практики на заседании научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа 23 мая 2014 г. (утв. Постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 14 ноября 2014 г. N СП-21/90).

Общим для договора доверительного и коллективного управления является то, что они относятся к договорам об оказании услуг, направленным на осуществление деятельности управляющего в интересах клиента. Их цель - достижение выгоды для клиента через действия посредника за вознаграждение, а не использование объектов исключительных прав контрагентом по договору, хотя для доверительного управляющего такая возможность не исключена.

В науке существуют и другие взгляды на соотношение правовой природы договора доверительного и коллективного управления исключительными правами. Иногда коллективное управление исключительными правами рассматривают в качестве частного случая доверительного управления <20>. По мнению Э.П. Гаврилова, "договоры коллективного управления исключительными правами следует отнести к договорам о доверительном управлении имуществом (ст. 1012 - 1026 ГК РФ). Это подтверждается, в частности, нормой ст. 1013 ГК РФ, которая устанавливает, что объектом доверительного управления могут быть исключительные права, а также нормой ст. 1015 ГК РФ, предусматривающей, что в качестве доверительного управляющего может выступать некоммерческая организация". В то же время профессор не исключает возможности рассматривать такие договоры как договоры поручения или агентские договоры, если учитывать, что во взаимоотношениях с пользователями организация выступает от имени всех правообладателей <21>.

<20> Макаричев А.В. Указ. соч. С. 21.
<21> Гаврилов Э.П. Комментарии к Закону РФ "Об авторском праве и смежных правах". М.: Экзамен, 2005.

С другой точки зрения, договоры коллективного управления представляют собой "договоры sui generis, которым свойственны черты представительства, за счет чего они приобретают некоторое сходство с договорами доверительного управления, поручения и агентирования. В то же время ни с одним из этих договоров договоры о передаче полномочий отождествлять нельзя" <22>.

<22> См.: Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского. М., 2008.

Таким образом, договор доверительного управления, договор о передаче полномочий по управлению правами представляют собой договоры об оказании услуг, заключаемые между правообладателем и услугодателем. При этом договор о передаче полномочий по управлению правами более близок по своей правовой природе к агентскому договору или может быть построен по модели договора поручения. На основании таких договоров услугодателями совершаются сделки по распоряжению исключительными правами правообладателей (в основном лицензионные договоры). Принцип свободы договора не ограничивает возможности совершения и других посреднических договоров по осуществлению юридических и фактических действий в отношении исключительных прав, в том числе с использованием предусмотренных ГК РФ договоров комиссии, поручения, агентских договоров, направленных на использование прав контрагентом.

Список литературы

  1. Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М.: Волтерс Клувер, 2005.
  2. Гаврилов Э.П. Договоры об уступке патентных прав и лицензионные патентные договоры // КонсультантПлюс, 2005.
  3. Гаврилов Э.П. Комментарии к Закону РФ "Об авторском праве и смежных правах". М.: Экзамен, 2005.
  4. Городов О.А. Интеллектуальная собственность: правовые аспекты коммерческого использования. СПб., 1999.
  5. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского. М., 2008.
  6. Макаричев А.В. Доверительное управление в праве интеллектуальной собственности: Автореф. дис. на соискание ученой степени к. ю. н. М., 2011.
  7. Рузакова О.А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами: Автореф. дис. д. ю. н. М., 2011.
  8. Савельев А.И. Актуальные вопросы судебной практики в сфере оборота программного обеспечения в России // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2013. N 4.