Мудрый Юрист

Досрочное исполнение обязательства

С. Сарбаш, кандидат юридических наук.

Общие положения

В соответствии с общим принципом обязательственного права обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона (ст. 309 ГК РФ).

Для всякого обязательства характерно наличие срока его исполнения, что и составляет либо условие обязательства, определенное сторонами, либо требование закона. Следовательно, обязательство должно быть исполнено в установленный срок, что и представляет собой надлежащее исполнение обязательства в этой части. Любое отклонение исполнения от определенного срока теоретически должно составлять ненадлежащее исполнение обязательства (mora solvendi), если, конечно, на такое отклонение не согласны стороны правоотношения. Однако современное право, принимая во внимание, что не всякое досрочное исполнение может привести к нарушению интереса кредитора, как правило, отступает от абсолютного запрета досрочного исполнения.

Согласно п. 1 ст. 6.1.5 Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) кредитор может отказаться от досрочного исполнения, кроме случаев, когда он не имеет законного интереса поступить таким образом <*>. Принципы Европейского договорного права также устанавливают, что сторона вправе отказаться от принятия досрочного исполнения, за исключением случаев, когда принятие такого исполнения не наносит чрезвычайного вреда ее интересам <**>. Согласно Конвенции ООН "О договорах международной купли-продажи товаров" (Вена, 1980 г.) в случае досрочной поставки продавец сохраняет право до наступления предусмотренной для поставки даты поставить недостающую часть или количество товара либо новый товар взамен поставленного товара, который не соответствует договору, либо устранить любое несоответствие в поставленном товаре при условии, что осуществление им этого права не причиняет покупателю неразумных неудобств или неразумных расходов. Покупатель, однако, сохраняет право потребовать возмещения убытков в соответствии с этой Конвенцией (ст. 37).

<*> Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 1996. С. 137.
<**> Principles of European Contract Law. Parts I and II / Ed. by О. Lando, H. Beale. The Hague, London, Boston, 2000. P. 334.

По отношению к досрочному исполнению национальные законодательства условно можно разделить на две основные группы.

Одна группа (позитивное регулирование) исходит из того, что срок исполнения определен в пользу должника, устанавливая опровержимую презумпцию допустимости досрочного исполнения (Бельгия, Франция, Люксембург, Греция, Нидерланды, Германия). Опровержение этой презумпции происходит, если иное следует из договора или обстоятельств.

Другая группа (негативное регулирование) основывается на обратной презумпции недопустимости досрочного исполнения (Испания, Португалия, Австрия), с опровержением ее в случае, когда срок исполнения установлен в пользу должника.

В некоторых странах высказываются таким образом, что право кредитора на отказ от принятия досрочного исполнения не знает исключений, что является основным принципом договорного права (например, в Швеции) <*>.

<*> Hultmark Ch. in A New Approach to International Commercial Contracts. The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts. XVth International Congress of Comparative Law / Ed. by M.J. Bonell. The Hague, London, Boston, 1999. P. 320.

Российское право, с одной стороны, более тяготеет к первой группе. Однако в этом вопросе проявляется внутренний дуализм Гражданского кодекса РФ в части регулирования общегражданских и предпринимательских отношений.

Отношение отечественного законодательства к досрочному исполнению обязательств несколько видоизменялось в историческом аспекте.

Своду законов Российской империи не было известно общее правило о досрочном исполнении.

В Правилах о порядке выдачи ссуд содержателями ссудных касс и о порядке взыскания по таким ссудам (ст. 5) <*> предусматривалось, что заемщик может полученные в ссуду деньги возвратить до наступления срока платежа, причем, однако, в случае продержания ссуды не более двух недель рост по оной и платеж за хранение уплачиваются как за полмесяца <**>. Кроме того, согласно ст. 1649 Свода досрочный платеж допускался, если вознаграждение за пользование капиталом превышало узаконенный рост в шесть процентов и с предупреждением об этом не менее чем за три месяца <***>.

<*> Эти Правила были приложением к ст. 1663 Свода.
<**> Исаченко В.В. Законы гражданские. Пг., 1916. С. 717.
<***> Там же. С. 525, 571.

К.П. Победоносцев в период действия Свода законов Российской империи указывал на следующие подходы к вопросу досрочного исполнения. Предполагается, что срок этот есть льгота должнику, обеспечивает должника в том, что ранее от него не потребуют исполнения; стало быть (если из договора нельзя заключить, что исполнение просрочено в интересе обеих сторон), должнику вольно совершить исполнение и ранее срока. Таково предположение римского права; с ним согласуется и французский закон (1187 г.); но прусский закон держится противного взгляда и не дозволяет должнику исполнять раньше срока без согласия другой стороны <*>.

<*> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. М., 2003. С. 149.

Д.И. Мейер, указывая на то, что веритель не обязан принимать удовлетворения до срока, и объясняя это известными неудобствами для кредитора, обоснованно полагал, что в силу закона или по взаимному соглашению удовлетворение может быть произведено и до срока <*>.

<*> Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч. 2. М., 1997. С. 139.

В проекте Гражданского уложения Российской империи устанавливалось, что должник вправе исполнить обязательство до срока, если из договора или существа обязательства не вытекает, что срок назначен и в пользу верителя (ст. 1625), при этом оговаривалось, что исполнение обязательства до срока не дает должнику права требовать возврата переданного верителю имущества (ст. 1626) <*>. Оценка догмы римского права в тот период нередко сводилась к тому, что установление срока исполнения обязательства могло рассматриваться как сделанное в пользу должника или в пользу кредитора. Так, Д.Д. Гримм по вопросу досрочного исполнения отмечал следующее. Указание срока может быть сделано как в интересах кредитора, так и в интересах должника; in dubio предполагается последнее (diei adjectio pro reo est); это значит, что in dubio должник не обязан исполнить его раньше, но может это сделать, если пожелает. Преждевременное исполнение обязательства со стороны должника может доставить кредитору непредусмотренную выгоду в том смысле, что он раньше, чем имел право, вступает в обладание объектом обязательственного отношения. В частности, если должник исполняет до срока беспроцентный долг, то кредитор выигрывает, а должник теряет проценты за промежуточное время, так называемый interusurium. Тем не менее должник по общему правилу не вправе сделать из суммы долга соответствующий вычет, если не существовало особого соглашения на этот счет между сторонами <**>.

<*> Кодификация российского гражданского права: Свод законов гражданских Российской империи, Проект Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург, 2003. С. 493.
<**> Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М., 2003. С. 353 - 354.

Интересно, что современные романисты, ссылаясь, в частности, на Цельса и Ульпиана, указывают на возможность досрочного исполнения в римском праве, добавляя при этом, что решение вопроса зависит от того, в чью пользу установлен срок в договоре <*>.

<*> Zimmermann R. The Law of Obligations. Roman Foundations of the Civilian Tradition. Deventer, Boston, 1992. P. 751.

Статья 112 ГК РСФСР 1922 года определяла, что должник вправе исполнить обязательство и до срока, если это не противоречит смыслу договора. Однако право на вычет процентов за остающееся до срока время (учет) принадлежит ему лишь в случаях, предусмотренных законом или договором <*>.

<*> Кодификация российского гражданского права... С. 642.

Статья 173 ГК РСФСР 1964 года гласила, что должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не вытекает из закона, договора или существа обязательства. Досрочное исполнение обязательства между государственными, кооперативными и другими общественными организациями допускается в случаях, когда это предусмотрено законом или договором, а также с согласия кредитора.

Современное регулирование отличается от его исторических аналогов.

Должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа. Однако досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства (ст. 315 ГК РФ).

Таким образом, в части общегражданских отношений российское право тяготеет к позитивному регулированию, тогда как в предпринимательских отношениях скорее к негативному регулированию <*>.

<*> В юридической литературе при противопоставлении правил о досрочном исполнении общегражданских и предпринимательских обязательств иногда допускается неточность, выражающаяся в том, что без каких-либо оговорок указывается на допустимость досрочного исполнения в сфере отношений, не связанных с предпринимательством. См.: Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. М., 2000. С. 445 (автор главы - Л.В. Андреева).

Опровержение соответствующих презумпций в российском праве производится на основании четырех общих, а для предпринимательских отношений - еще одного (пятого) специального основания.

Досрочное исполнение допускается (не допускается), если это:

  1. установлено законом;
  2. предусматривается иным правовым актом;
  3. следует из условий обязательства;
  4. вытекает из существа обязательства;
  5. определено обычаями делового оборота.

Как указывается в литературе, в ряде случаев возможность досрочного исполнения прямо предусмотрена в специальном законе <*>.

<*> Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2001. С. 606 (автор главы - М.И. Брагинский).

Возможность досрочного исполнения обязательства не всегда может быть прямо установлена законом, как иногда отмечается правоведами <*>, но должна следовать из его смысла. Например, ст. 133 Кодекса торгового мореплавания РФ устанавливает правила определения размера вознаграждения за досрочное окончание погрузки груза, что предполагает право должника исполнить обязательство по погрузке досрочно, хотя никакого прямого указания на это в законе нет <**>.

<*> См., например: Гражданское право / Под ред. В.В. Залесского, М.М. Рассолова. М., 2002. С. 316 (автор главы - А.И. Косарев).
<**> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 679 (автор комментария - Г.Д. Отнюкова).

В литературе в качестве примера недопустимости досрочного исполнения, вытекающей из существа обязательства, приводят досрочное исполнение обязательства хранителя. Так, Е.А. Суханов указывает, что существу обязательства хранения противоречит досрочное его исполнение хранителем, влекущее возврат принятой вещи <1>. К этой же сфере следует отнести пример о недопустимости исполнения обязательства по доставке подарка к юбилею до указанного в договоре срока <2>. Когда обязательство сопряжено с постоянным и систематическим его исполнением, исключается сама возможность постановки вопроса о досрочном исполнении <3>. Хотя в качестве иллюстрации этого положения О.С. Иоффе приводит пример договора пожизненного содержания <4>, следует заметить, что некоторые действия в рамках этого договора, для которых установлен срок исполнения, возможно совершить и досрочно. Однако действительно есть такие виды обязательств, которые по самому их существу нельзя исполнить досрочно, например так называемые отрицательные обязательства, предусматривающие обязанность должника воздерживаться от совершения определенных действий.

<1> Гражданское право. В 2-х т. Т. II, полутом 1. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1999. С. 47. На мой взгляд, в этом примере можно усмотреть случай неправомерного отказа от исполнения обязательства со стороны хранителя.
<2> Гражданское право. Часть первая / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 370 (автор главы - Г.И. Стрельникова).
<3> Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц, О.С. Иоффе М., 1970. С. 261 (автор комментария - О.С. Иоффе).
<4> Аналогичный пример наряду с обязательством по медицинскому обслуживанию приводится М.В. Кротовым. См.: Гражданское право. М., 2002. С. 639.

Следует отметить, что ст. 315 ГК РФ содержит регулирование досрочного исполнения, осуществляемого (предлагаемого) самим должником, то есть по его инициативе, и не затрагивает вопросов досрочного исполнения по требованию кредитора. Досрочное исполнение по требованию кредитора может быть условием соответствующего вида договора (например, досрочный возврат вклада по договору банковского вклада) или выступать своеобразным последствием нарушения должником условий договора (например, досрочный возврат суммы займа в связи с неисполнением обязанностей по обеспечению ее возврата).

Основания для ограничения досрочного исполнения

Ограничения по досрочному исполнению установлены в интересах кредитора в предположении того, что такое исполнение может причинить ему убытки. В самом деле, если, например, товар поставляется кредитору досрочно, он вынужден организовать его хранение, что при определенных обстоятельствах может повлечь дополнительные для него расходы. Невыгодность досрочного исполнения может быть связана и с иными обстоятельствами. Так, по материалам одного из дел видно, что обязательство арендатора по оплате арендной платы сопрягалось с валютной оговоркой и его размер связывался с курсом иностранной валюты на дату платежа. При рассмотрении спора арбитражный суд, применяя ст. 315 ГК РФ, указал, что, поскольку размер платежа связан с условными единицами и их действующим курсом, возможность досрочного исполнения обязательства должна быть специально предусмотрена договором или согласована с арендодателем <*>.

<*> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 сентября 2000 года по делу N А56-7357/2000. Здесь и далее источник публикации судебной практики - СПС "КонсультантПлюс".

В определенных случаях досрочное исполнение само по себе не влечет дополнительных расходов кредитора, но доставляет ему неудобства, иногда даже нематериального свойства. Показательной в этом плане может быть иллюстрация, приводимая в Принципах УНИДРУА.

A. согласился выполнить ежегодное техническое обслуживание всех лифтов в служебном здании B. 15 октября. Служащие A. прибыли 14 октября, в день, когда в здании проходили важные встречи, в которых участвовали многие посетители. B. вправе отказаться от такого исполнения, которое причинит ему явное неудобство <*>.

<*> Принципы международных коммерческих договоров. С. 137.

Национальное законодательство России помимо нормативных выдвигает в качестве препятствий к досрочному исполнению условия или существо обязательства. При достаточно ограничительном толковании этих двух факторов можно выявить случаи, когда риск обозначенного неудобства или расходов, возникающих по причине досрочного исполнения, будет возлагаться на кредитора. Если условия или существо обязательства сами по себе не являются препятствием для досрочного исполнения, то такое исполнение может последовать со стороны должника. Однако обстоятельства, лежащие вне пределов существа обязательства либо его условий, могут быть таковыми, что это повлечет обязанность для кредитора принять досрочное исполнение и вследствие этого понести расходы или неудобства.

С другой стороны, перенесение риска отказа кредитора от принятия исполнения по основаниям, лежащим вне пределов условий или существа самого обязательства, снижает степень возможной объективной оценки допустимости досрочного исполнения для должника, поскольку он может быть не осведомлен о наличии соответствующих обстоятельств.

Однако последнее видится отчасти оправданным, ибо досрочное исполнение обязательства, производимое должником, находится в его интересе и осуществление его по общему правилу сопряжено с известным риском, который можно устранить различными путями: не производить досрочное исполнение, согласовать такое исполнение с кредитором, убедиться собственными силами в отсутствии обстоятельств, которые могли бы послужить основанием для отказа от принятия досрочного исполнения.

Беспроцентный заем в силу закона (п. 2 ст. 810 ГК РФ) может быть возвращен досрочно, если иное не предусмотрено договором займа. Данная норма, будучи специальной, по принципу lex speciales derogat generali имеет преимущество перед общей нормой ст. 315 ГК РФ <*>. Между тем, как не без основания указывает В.С. Толстой, если в порядке займа переданы вещи, то заимодавец вправе возражать против их досрочного возврата, поскольку у него, например, нет пока места для хранения. Таким образом, если можно, исходя из существа обязательства, судить о допустимости преждевременного исполнения, то лишь в каждом отдельном случае, а не в отношении вида обязательства в целом <**>. На мой взгляд, определенные критерии для некоторых обобщений, как по видам отдельных обязательств, так и по характеру самих действий по исполнению, выделить все же можно, однако это не означает, что при таких обобщениях не могут существовать некоторые исключения.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. Изд. 2-е, испр. М., 1999. С. 326 (автор главы - М.И. Брагинский).
<**> Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973. С. 150.

Отказ от принятия досрочного исполнения

Отказ от принятия досрочного исполнения, когда такое исполнение не допускается, представляет собой правомерное действие кредитора. С теоретической точки зрения такой отказ может быть квалифицирован как оперативная мера воздействия <*>.

<*> См.: Карпов М.С. Гражданско-правовые меры оперативного воздействия: Дис... канд. юрид. наук. М., 2003.

Согласие на принятие досрочного исполнения и его последствия

Гражданское право в общем плане устанавливает возможность досрочного исполнения обязательства с согласия кредитора. Хотя ст. 315 ГК РФ прямо не упоминает о возможности принятия кредитором досрочного исполнения с его согласия, это следует из смысла данной нормы. В комментариях к Гражданскому кодексу РФ указывается, что с согласия кредитора досрочное исполнение возможно в любом случае <*>. Такой подход применялся и ранее. Указывалось, что хозяйственная целесообразность диктует необходимость согласования досрочного исполнения с кредитором <**>.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. колл. и отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 564 (автор главы - М.И. Брагинский).
<**> Советское гражданское право. В 2-х т. Т. 1 / Отв. ред. И.Б. Новицкий, П.Е. Орловский. М., 1959. С. 426 (автор главы предположительно П.Д. Каминская).

Согласие кредитора на принятие досрочного исполнения может быть выражено различным образом. Во-первых, в самом договоре может быть закреплена допустимость досрочного исполнения обязательства <*>. Во-вторых, согласие кредитора на принятие досрочного исполнения может вытекать из смысла договора, его условий или существа обязательства. В-третьих, согласие кредитора может принять форму одобрения фактически осуществленного досрочного исполнения, когда такое исполнение принимается им, а не отклоняется <**>. При этом, как представляется, согласие кредитора может быть безусловным, но также может зависеть от выполнения каких-либо условий, что влечет, по существу, изменение положений договора и требует позитивного волеизъявления с другой стороны. Например, кредитор может согласиться принять исполнение при условии сохранения всех своих прав, связанных с нарушением должником обязательства, выраженного в досрочном исполнении. Кредитор и должник могут достичь соглашения об иных условиях принятия кредитором досрочного исполнения. Например, должник может согласиться взять на себя все дополнительные расходы кредитора, связанные с принятием досрочного исполнения. В части последнего замечания примечательно положение п. 3 ст. 6.1.5 Принципов УНИДРУА, согласно которому дополнительные расходы, причиненные кредитору досрочным исполнением, возлагаются на должника без ущерба для любых иных средств правовой защиты.

<*> См., например, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 9 апреля 2003 года по делу N А74-3557/02-К2-Ф02-836/03-С1.
<**> В литературе, однако, иногда упоминается о предварительном согласии кредитора на досрочное исполнение, при этом, тем не менее, не уточняется, безусловно необходимо такое предварительное согласие или возможно и последующее одобрение. См.: Гражданское право России: Учебник. Часть первая / Под ред. 3.И. Цыбуленко. М., 2000. С. 396 (автор главы - 3.И. Цыбуленко). В.С. Толстой указывает на то, что согласие на досрочное исполнение может быть выражено в любой момент (вплоть до передачи долга). См.: Толстой В.С. Указ. соч. С. 151.

В банковской практике встречаются случаи, когда право заемщика на досрочный возврат кредита обусловливается в кредитном договоре уплатой банку определенного вознаграждения.

Известную неопределенность могут вызывать ситуации, когда кредитор своими конклюдентными действиями по принятию предложенного досрочно исполнения выражает согласие на такое исполнение. В связи с этим возникает вопрос, означают ли такие конклюдентные действия исправление недостатка исполнения со стороны должника и может ли он на этом основании освободиться от ответственности за нарушение обязательства.

Сравнение этой ситуации с ее зеркальным отображением, когда кредитор принимает просроченное исполнение, показывает, что сам по себе факт принятия просроченного должником исполнения не освобождает его от ответственности за ненадлежащее исполнение. Комментаторы Принципов УНИДРУА занимают несколько иную позицию в этом вопросе. Безусловно, кредитор может также воздержаться от отказа принять досрочное исполнение, сохранив за собой свои права, связанные с неисполнением. Он вправе также принять такое исполнение без оговорок, и в этом случае досрочное исполнение не может более рассматриваться как неисполнение <*>. Интересна интерпретация этого положения Принципов УНИДРУА в некоторых национальных системах. Так, в Иране, ссылаясь на данное предписание, корреспондирующее национальным подходам, исходят из того, что убытки и расходы, причиненные досрочным исполнением, должны возмещаться <**>.

<*> Принципы международных коммерческих договоров. С. 137.
<**> Izadi В. in A New Approach to International Commercial Contracts. The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts. XVth International Congress of Comparative Law. P. 162.

Прежняя арбитражная практика исходила из того, что принятие, оплата и использование покупателем поставленной досрочно продукции лишают его впоследствии права на применение ответственности в виде взыскания неустойки за досрочную поставку <*>.

<*> Советская юстиция. 1969. N 7. С. 32.

Применительно к рассматриваемому вопросу примечательна иллюстрация действия ст. 315 ГК РФ, продемонстрированная В.В. Витрянским.

Допустим, покупатель крупной партии товаров, ожидая их получения от продавца в определенный срок, предусмотренный договором, совершил ряд действий в целях приготовления к получению товаров: заключил договор с автотранспортным предприятием на вывоз груза со станции железной дороги, нашел складские помещения и оформил договорные отношения с их владельцем и т.п. Однако вся партия товаров была отгружена продавцом за неделю до установленного срока. В результате покупатель вынужден корректировать все ранее совершенные приготовления: договариваться с другой автотранспортной организацией, искать новые складские площади, расторгнуть ранее заключенные договоры. Все это повлечет дополнительные расходы и убытки. Однако, учитывая, что досрочная отгрузка товаров продавцом считается ненадлежащим исполнением обязательства с его стороны, покупатель сможет предъявить к нему требование о возмещении всех понесенных убытков <*>.

<*> Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 277 - 278.

По моему мнению, сам по себе факт принятия кредитором досрочного исполнения не является изменением условия договора о сроке исполнения, так же как и в случае принятия кредитором просроченного исполнения, поскольку предложение и принятие исполнения в срок, не предусмотренный договором, не всегда представляют собой волеизъявление сторон на изменение условий договора, хотя в каких-то случаях к такому выводу можно прийти, исходя из конкретных обстоятельств. Если по общему правилу факт принятия досрочного исполнения не влечет изменения условий договора о сроке, то исполнение должника следует рассматривать как ненадлежащее. Однако это не означает, что он должен отвечать за все убытки кредитора, причиненные ему досрочным исполнением.

Вопрос о размере ответственности должника за досрочное исполнение следует разрешать на основании положений п. 1 ст. 404 ГК РФ, согласно которым, в частности, суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор не принял разумных мер к уменьшению убытков. В принципе, в числе разумных мер при определенных обстоятельствах можно рассматривать и не реализованную кредитором возможность по отказу от принятия досрочного исполнения.

М.И. Брагинский различает два варианта оценки досрочного исполнения. В одном случае он указывает, что если кредитор согласен принять досрочно исполненное, то достигнутое сторонами таким образом соглашение означает изменение договорного условия о сроке. Для других ситуаций, когда кредитор не заинтересован в досрочном принятии исполнения (досрочный возврат процентной ссуды, досрочная поставка), обозначенный подход неприемлем <*>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. С. 325.

Интересна, хотя и небесспорна, оценка последствий согласия кредитора принять исполнение, данная ранее О.С. Иоффе. Он указывал, что в этом случае исполненное до наступления срока находится не в собственности (оперативном управлении), а на ответственном хранении кредитора. Если же по соглашению сторон или по характеру досрочного исполнения оно поступает в собственность (оперативное управление) кредитора, последний обязан оплатить его в момент получения <*>. Схожую позицию впоследствии занимал Ф.Х. Либерман, который обосновывал ее, в частности, нормами действовавших в то время Положений о поставках <**>.

<*> Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц, О.С. Иоффе. С. 262.
<**> Либерман Ф.Х. Расчетная дисциплина при поставках. М., 1974. С. 170 - 171.

Представляется, что согласно п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя движимой вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором, причем закон не обусловливает действие этого правила наличием встречного предоставления со стороны приобретателя и не исключает его применения к случаям досрочного принятия вещи приобретателем.

Между тем, действительно, в правоотношении сторон по поводу досрочно переданной вещи можно попытаться обнаружить некоторое юридическое усложнение в связи с возможностью применения к этим случаям п. 5 ст. 488 ГК РФ. Последний гласит, что, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, с момента передачи товара покупателю и до его оплаты товар, проданный в кредит, признается находящимся в залоге у продавца для обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате товара. Вопрос главным образом обостряется тем обстоятельством, что по условиям договора сторон продажа товара могла не предусматривать кредитных отношений. Обязанность оплаты товара через определенное время возникает здесь не в связи с условиями договора (п. 1 ст. 488 ГК РФ), а по причине принятия досрочно переданного товара продавцом. Поэтому если признать, что принятие товара влечет изменение условий договора о сроке исполнения обязательства, то следует согласиться с возникновением залога. Если же сам факт принятия досрочно переданного товара не признавать за изменение условий договора о сроке, залог не возникает, ибо нельзя считать, что оплата товара через определенное время после его передачи предусмотрена условиями договора. Российская наука, равно как и судебная практика, не дает ответов на обозначенные вопросы.

Влияние досрочного исполнения обязательства одной стороны на встречное предоставление другой стороны

Позитивное гражданское право России не устанавливает общих предписаний в отношении обязанностей стороны, принявшей досрочное исполнение, в части срока исполнения ее собственных обязательств. Гражданское право позволяет усмотреть в этом вопросе два основных подхода.

Первый заключается в том, что принятие стороной досрочного исполнения не влияет на срок исполнения ее обязательств, если этот срок был установлен вне зависимости от исполнения обязательств другой стороной (п. 2 ст. 6.1.5 Принципов УНИДРУА).

При этом в комментарии указывается, что в данной ситуации возможны различные варианты поведения кредитора. Если досрочное исполнение принято со всеми надлежащими оговорками, связанными с неисполнением, кредитор может также сохранить за собой все свои права, связанные со сроком исполнения. Если досрочное исполнение приемлемо для кредитора, он может в то же время решить, принимать или нет последствия, касающиеся его собственных обязательств. В двух приведенных далее иллюстрациях находим пояснение к указанным комментариям, чья лаконичность, однако, не вполне проясняет данный подход.

В обязуется поставить товары А 15 мая, и А обязуется заплатить цену за товары 30 июня. В желает поставить товары 10 мая, и у А отсутствует законный интерес отказаться от такого досрочного исполнения. Однако это не имеет какого-либо значения для срока, согласованного для уплаты цены, который был установлен независимо от срока поставки.

В обязуется поставить товары А 15 мая, и А обязуется заплатить цену за товары "при поставке". Если В предлагает товары 10 мая, то А в зависимости от обстоятельств может отказаться принять такое досрочное исполнение, ссылаясь на то, что он не в состоянии заплатить за товары в этот день, и принимает поставку товаров с оговоркой о сохранении первоначального срока для уплаты цены или решает принять товары и немедленно за них заплатить <*>.

<*> Принципы международных коммерческих договоров. С. 138 - 139.

Другой подход менее гибок. Принятие стороной досрочного исполнения не изменяет установленного срока исполнения ее собственного обязательства (п. 2 ст. 7:103 Принципов Европейского договорного права) <*>. Такое регулирование не учитывает, что срок исполнения обязательства одной стороны может быть взаимоувязан в договоре со сроком исполнения другой стороны. В этой ситуации досрочное исполнение одной стороны в определенных случаях не позволит с точностью установить, в какой момент должно последовать исполнение со стороны принявшего досрочное исполнение контрагента. Например, если договор предусматривает, что поставка товара должна быть осуществлена в определенный период, а оплата товара должна последовать через известное количество дней после поставки.

<*> Principles of European Contract Law. Parts I and II... P. 334.

Интересно заметить, что специалисты в области международной торговли считают, что обычно досрочная поставка предполагает и досрочную оплату товара покупателем, что не вполне согласуется с приведенными правовыми принципами <*>.

<*> Герчикова И.Н. Международное коммерческое дело. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2001. С. 212.

Российская судебно-арбитражная практика на примере правоотношений по договору поставки заполняет пробел гражданского законодательства в регулировании этого вопроса.

При разрешении споров по расчетам за товары, поставленные с согласия покупателя досрочно (п. 3 ст. 508 ГК РФ), следует учитывать, что такое согласие само по себе не меняет условий договора о сроках оплаты и порядке расчетов и в отсутствие соглашения сторон об ином оплата таких товаров должна производиться в порядке и сроки, которые предусмотрены договором.

Если порядок и форма расчетов не определены и расчеты в силу ст. 516 ГК РФ должны осуществляться платежными поручениями, покупатель, согласившийся принять товар досрочно, обязан совершить действия, необходимые для оплаты товаров, не позднее следующего дня с момента их получения.

Когда договором поставки установлена обязанность покупателя оплатить товары в течение определенного времени с момента их получения, срок платежа за товары, поставленные с согласия покупателя досрочно, исчисляется с момента их фактического получения.

Споры по расчетам за товары, поставленные досрочно без согласия покупателя, но принятые или использованные последним (не принятые на ответственное хранение), судам необходимо рассматривать с учетом изложенных правил <*>.

<*> Пункт 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 года N 18 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3. С. 25 - 26.

В связи с отсутствием позитивного регулирования данных отношений представляется необходимым совершенствование гражданского законодательства в этой части.

Устранение пробела должно осуществляться с учетом того, что правила о досрочном исполнении обязательства и влиянии этого исполнения на права и обязанности другой стороны носят общий характер, что служит основанием для дополнения общих положений Гражданского кодекса РФ об исполнении обязательств соответствующими предписаниями.

Особенности досрочного исполнения денежных обязательств

Досрочное исполнение денежного обязательства само по себе не может, как правило, вызвать дополнительных расходов или убытков у кредитора. Принимая во внимание, что современные расчеты, особенно в области предпринимательских отношений, обычно совершаются в безналичной форме, досрочное исполнение денежного обязательства выражается в зачислении соответствующих сумм денежных средств на счет кредитора.

Однако очевидны потери кредитора в виде неполученных доходов, если досрочное исполнение влечет прекращение уплаты процентов за правомерное пользование денежными средствами. В связи с этим представляется обоснованной защита правом интереса кредитора в получении указанных доходов <*>.

<*> Такого же подхода придерживаются комментаторы Принципов Европейского договорного права. См.: Principles of European Contract Law. Parts I and II... P. 334.

Д.И. Мейер, рассматривая вопрос досрочного исполнения денежного обязательства, не учитывал, что здесь во многом решающим становится различие по основанию платежа. В частности, если речь идет о возврате процентного займа, то выгоды лишается как кредитор, так и должник, ибо первый теряет проценты, которые мог бы получить, но и второй теряет выгоды от использования капитала. Если же мы имеем дело, например, с досрочным платежом покупной цены, то выгоды лишается покупатель, если он не получает сразу встречного удовлетворения. Д.И. Мейер касался скорее лишь последнего случая. Понятно, что если должник производит удовлетворение до срока, то тем самым лишает себя выгоды, которую он может получить от употребления капитала до наступления срока, следовательно, платит более, чем нужно <*>.

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 140.

В российском праве применительно к займу соответствующий подход проявляется в п. 2 ст. 810 ГК РФ. Если иное не предусмотрено договором займа, сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно. Сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно с согласия заимодавца.

Очевидно, что здесь с теоретической точки зрения может быть воспринят и несколько иной подход, согласно которому сумма процентного займа и любого иного долга, по которому начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами, может быть возвращена досрочно при условии уплаты процентов за пользование средствами за весь договорный период.

В части процентных заемных отношений по обязательству до востребования, видимо, есть основания допустить неограниченное исполнение обязательства заемщика по возврату средств до заявления кредитором требования об их возврате. Обратный подход мог бы привести, по существу, к принудительному пользованию заемщиком денежными средствами вопреки его воле, что едва ли согласуется со смыслом закона.

Принятие досрочного исполнения как основание коммерческого кредитования

Отдельно нужно рассмотреть случаи досрочного платежа, представляющего собой встречное предоставление. Безусловно, с экономической точки зрения получение платежа авансом без более или менее одновременного предоставления встречного удовлетворения приносит выгоду получателю денег и соответственно потерю плательщику.

Закон устанавливает на этот счет возникновение отношений по коммерческому кредиту, если это предусмотрено договором. Так, согласно п. 1 ст. 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом.

Однако для досрочного исполнения возникновение коммерческого кредитования не столь очевидно. Договор в этом случае может не предусматривать никакой разницы во времени между встречными предоставлениями сторон. Такая разница может возникнуть именно из-за того, что одна из сторон вопреки условиям договора исполняет свою обязанность досрочно, а другая принимает такое исполнение. Например, договор предусматривал, что стороны исполняют свои обязательства в один и тот же точно определенный соглашением день, однако одна из сторон предлагает, а другая принимает исполнение досрочно, не исполняя при этом своего обязательства. Дальнейшая квалификация отношений зависит от того, какую концепцию мы разделяем в части влияния досрочного исполнения на условия договора.

Если исходить из того, что сам факт принятия досрочного исполнения не влечет изменения условий договора, то коммерческого кредитования не возникает, хотя бы контрагент и обязан был к предоставлению встречного удовлетворения только спустя известное время, то есть в срок, изначально обозначенный в договоре.

Если же принятие досрочного исполнения изменяет условия договора, то правоотношения сторон начинают отвечать признакам коммерческого кредитования. Однако получается, что кредитор, приняв ненадлежащее исполнение, то есть предоставив тем самым известную льготу или поблажку должнику, вызывает для себя возникновение невыгодных последствий - он должен уплачивать проценты за пользование кредитом. Следовательно, такой подход экономически стимулирует кредитора, не желающего платить проценты, отказаться от принятия досрочного исполнения, введя уже тем самым должника в расходы, которые составляют его риск, как предложившего ненадлежащее, то есть досрочное, исполнение.

Что же касается расчета процентов при коммерческом кредитовании, то наш закон не воспринимает в чистом виде существовавшие в теории три различные системы расчета досрочного удовлетворения (Карпцова, Гофмана и Лейбница), которые более или менее подробно описаны Д.И. Мейером <*>.

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 140 - 141.

Проценты за коммерческое кредитование должен уплачивать контрагент, получивший удовлетворение ранее собственного противоисполнения, до момента производства последнего по ставке, предусмотренной ст. 395 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором.

Представляется, что с теоретической точки зрения вопрос о возникновении отношений по коммерческому кредитованию при досрочном исполнении и, следовательно, об обязанности уплачивать проценты мог разрешаться на основе определения того, в чью пользу установлен срок в обязательстве.

Если срок установлен в пользу кредитора, то досрочное принятие исполнения представляет собой льготу для должника и такое согласие на досрочное исполнение не должно влечь невыгод для кредитора в виде уплаты процентов, если, конечно, стороны не договорились об ином.

Если срок исполнения обязательства установлен в пользу должника и в силу этого кредитор обязан принять досрочное исполнение, то на первый взгляд даже при неурегулированности в договоре можно усмотреть здесь основания для возникновения отношений по коммерческому кредитованию, если сторона, получившая досрочное исполнение, не производит своего противоисполнения. Однако последнее не вполне очевидно, ибо установление срока в пользу должника дает ему лишь одну возможность - исполнить до срока, но не право на проценты в связи с таким исполнением. Последние, думается, надо выговорить особо, то есть определить по соглашению сторон. Едва ли можно считать, что ст. 823 ГК РФ устанавливает презумпцию возникновения коммерческого кредитования для досрочного исполнения, ибо соответствующие правила сформулированы исходя из условий самого соглашения, но не для случаев фактического изменения в движении встречных экономических благ посредством правомерно предложенного досрочного исполнения.

Особенности досрочного исполнения обязательств, исполняемых по частям

В обязательственном праве достаточно широко распространены обязательства, исполнение которых осуществляется по частям. К таковым можно отнести обязательства по уплате арендной платы, обязательства заемщика по заемному и кредитному договорам; обязательства плательщика ренты и др.

Общие положения российского обязательственного права об исполнении обязательств не содержат никаких особенностей или специального регулирования досрочного исполнения таких обязательств для тех случаев, когда досрочное исполнение допускается.

Этот пробел может вызвать известные практические затруднения. Например, если по арендному договору арендные платежи должны уплачиваться ежемесячно в течение года, то при досрочном исполнении обязательства в виде уплаты части всех арендных платежей за несколько периодов вперед может возникать вопрос о том, в счет каких из предстоящих периодов следует зачислять соответствующий платеж.

Для отдельных видов договорных отношений соответствующая регламентация установлена в законодательстве. Так, согласно п. 3 ст. 508 ГК РФ досрочная поставка товаров может производиться с согласия покупателя. При этом товары, поставленные досрочно и принятые покупателем, засчитываются в счет количества товаров, подлежащих поставке в следующем периоде.

Данная норма сформулирована законодателем императивно, однако, как представляется, следовало бы допустить изменение этого правила по соглашению сторон. Можно предположить, что такой подход избран в связи с учетом интересов покупателя в предположении того, что приобретаемые товары используются им в хозяйственной деятельности с известной периодичностью, которая совпадает с линейным движением времени. В связи с этим едва ли было бы оправданно допустить возможность определения соответствующего периода в одностороннем порядке поставщиком, без учета хозяйственных потребностей покупателя.

Однако указанный подход в отношениях по поставке товара, видимо, не всегда будет гармонировать с отношениями иного характера, например денежными обязательствами, исполняемыми периодически по частям. Для последнего рода отношений в качестве общего правила можно было бы предоставить должнику свободу определения периода зачисления. На примере арендной платы видно, что арендодатель не имеет особого интереса в определении периода для зачисления досрочно уплаченных периодических платежей. Если же у него такой интерес есть, он может быть соблюден конкретным условием договора либо общим запретом досрочного исполнения для соответствующих видов предпринимательских отношений. Таким образом, представляется обоснованным дать должнику, осуществляющему досрочно периодический платеж, возможность определить период, в счет которого такой досрочный платеж должен быть зачислен.

Разрешение данного вопроса несколько усложняется, когда должник, осуществляя досрочно периодический платеж, не указывает, в счет какого именно периода его следует зачислять. На этот случай, видимо, есть основания установить в гражданском праве презумпцию, согласно которой платеж нужно зачислять в счет ближайших предстоящих периодов, если иное не следует из обстоятельств.

Еще большую сложность могут вызывать ситуации досрочного исполнения обязательств заемщиком, поскольку в сумму досрочного платежа им могут включаться как частичный возврат капитальной суммы, так и рассчитанные проценты за соответствующие периоды, что изменяет и усложняет юридическую структуру правоотношения. Отчасти вопрос этот решается на уровне актов Центрального банка РФ. Например, согласно Положению о порядке предоставления Банком России кредитов банкам, обеспеченных залогом и поручительствами от 3 октября 2000 года N 122-П <*> при досрочном исполнении не обеспеченных залогом обязательств по кредиту Банка России банк-заемщик сначала должен произвести уплату процентов по кредиту Банка России, начисленных по день досрочной уплаты включительно, а затем исполнить обязательства по возврату суммы основного долга по кредиту Банка России (п. 2.16.1 <**>).

КонсультантПлюс: примечание.

Указание ЦБ РФ от 18.11.2002 N 1208-У "О принятии в обеспечение кредитов Банка России облигаций федерального займа с амортизацией долга и облигаций федерального займа с переменным купонным доходом, проданных Банком России из своего портфеля с обязательством обратного выкупа" утратило силу с 22 февраля 2004 года в связи с изданием указания ЦБ РФ от 09.01.2004 N 1370-У "О признании утратившими силу отдельных нормативных актов Банка России".

<*> Применяется в части, не противоречащей указанию ЦБ РФ от 18 ноября 2002 года N 1208-У // Вестник Банка России. 2000. N 54.
<**> В редакции указания ЦБ РФ от 28 декабря 2001 года N 1082-У // Вестник Банка России. 2002. N 2.

Досрочное исполнение обязательства в преддверии банкротства должника

Досрочное исполнение обязательства должника в так называемый период подозрительности (в России этот период составляет шесть месяцев до подачи заявления в арбитражный суд о признании должника банкротом), а также в течение процедуры наблюдения может рассматриваться как совершенное в ущерб другим кредиторам. В литературе указывается, что исполнение руководителем должника в указанный период требования, срок которого не наступил, может рассматриваться как недействительная сделка <*> Примечательно, что в этом вопросе право, видимо, сталкивается с необходимостью оценки в качестве недействительных самих действий по исполнению, но не договора, исполнение по которому совершается досрочно, ибо основанием недействительности здесь служит само досрочное исполнение, но не договор. Досрочное исполнение по договору в преддверии банкротства и в других законодательствах рассматривается как недействительная сделка <**>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<*> Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М., 1998. С. 129.
<**> См., например: Petersen L.L., Orgaard N. Danish Insolvency Law. Copenhagen, 1996. P. 94.