Мудрый Юрист

К вопросу о привлечении к ответственности за нарушение режима лечебно-оздоровительных местностей и курортов

Бабич М.Е., консультант отдела оценок в сфере транспорта, связи и экологии Департамента оценки регулирующего воздействия Минэкономразвития России, магистр юриспруденции Научно-исследовательского университета "Высшая школа экономики".

Основные темы.

Привлечение к административной, уголовной и гражданско-правовой ответственности за нарушение режима лечебно-оздоровительных местностей.

Действующее законодательство и судебная практика в этой сфере, основные проблемы в правоприменении.

Объем возможной ответственности правонарушителя согласно действующему законодательству.

Изменение режима лечебно-оздоровительных местностей и курортов

Правовой режим лечебно-оздоровительных местностей и курортов складывается из системы управления, имущественных отношений; круга пользователей, их прав и обязанностей и ответственности за нарушение режима указанных объектов. Элементы правового режима лечебно-оздоровительных местностей и курортов установлены Федеральным законом от 23.02.1995 N 26-ФЗ "О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах" (в ред. от 28.12.2013; далее - Федеральный закон N 26-ФЗ).

Статьей 19 Федерального закона N 26-ФЗ за нарушения требований указанного Закона предусматривается дисциплинарная, материальная, гражданско-правовая, административная и уголовная ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Примечательно, что эта статья с 1995 г. не претерпела ни одного изменения, однако объем ответственности, который могут понести нарушители требований Федерального закона N 26-ФЗ, за последние три года существенно уменьшился.

Стоит отметить, что Федеральным законом от 28.12.2013 N 406-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 406-ФЗ) с 30.12.2013 лечебно-оздоровительные местности и курорты были исключены из классификации особо охраняемых природных территорий (далее - ООПТ).

При этом необходимые изменения во исполнение Федерального закона N 406-ФЗ во многие нормативные правовые акты внесены не были, что существенно отразилось в том числе на порядке привлечения к ответственности за нарушение режима охраны курортов и лечебно-оздоровительных местностей.

К СВЕДЕНИЮ.

Исключение курортов и лечебно-оздоровительных местностей из категории ООПТ не повлияло на возможность привлечения к дисциплинарной и материальной ответственности нарушителя режима охраны указанных объектов. Совсем иначе обстоят дела с возможностью привлечения нарушителя к гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности.

Административная ответственность

В частности, глава 8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) устанавливает ответственность за административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования, в частности:

К СВЕДЕНИЮ.

С момента исключения лечебно-оздоровительных местностей и курортов из классификации ООПТ (с 30.12.2013) действие ст. 8.39 КоАП РФ на указанные объекты уже не распространяется, а новый состав административного правонарушения до настоящего времени не установлен.

Следует согласиться с мнением Е.В. Белозеровой о том, что "диспозиция данной статьи прямо не называет в качестве предмета посягательства природные лечебные ресурсы, лечебно-оздоровительные местности и курорты. О том, что нормы указанной статьи распространяются на данную сферу отношений, позволяет утверждать лишь тот факт, что законодательство об ООПТ относит курорты к данному виду охраняемых объектов" <1>.

<1> Белозерова Е.В. Об элементах правового режима земель курортов // Проблемы юридической науки: Материалы научно-практической конференции (г. Ставрополь, 2 ноября 2007 г.). Ставрополь, 2007. С. 25.

Рассмотрим судебную практику, подтверждающую, что по ст. 8.39 КоАП РФ можно квалифицировать только те нарушения, которые совершены в отношении режима охраны ООПТ.

Судебная практика.

Владимирской природоохранной прокуратурой совместно со специалистом Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Владимирской области (далее - Управление) 09.11.2011 проведена выездная проверка в отношении муниципального унитарного предприятия г. Коврова "Спецавтохозяйство по санитарной уборке города" (далее - предприятие) по вопросу соблюдения природоохранного законодательства в области обращения с отходами при эксплуатации Ковровской городской свалки твердых бытовых отходов.

По результатам проверки Управлением составлена справка, направленная письмом от 20.12.2011 N 03-09/6368 в адрес Департамента природопользования и охраны окружающей среды администрации Владимирской области (далее - Департамент) для рассмотрения и принятия соответствующих мер.

Усмотрев в действиях предприятия признаки административного правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 8.39 КоАП РФ, уполномоченное должностное лицо Департамента 25.01.2012 составило в отношении предприятия протокол об административном правонарушении N ДПП-04-08/1.

Рассмотрев данный протокол, а также иные материалы дела об административном правонарушении, государственный инспектор Департамента 21.02.2012 вынес постановление о привлечении предприятия к административной ответственности на основании ст. 8.39 КоАП РФ и назначении ему наказания в размере 30 000 руб.

Не согласившись с указанным постановлением, предприятие обратилось в Арбитражный суд Владимирской области с заявлением о признании его незаконным и отмене. Решением от 28.05.2012 в удовлетворении заявленного требования отказано. Арбитражный суд исходил из того, что в силу подп. "ж" п. 1 ст. 2 Федерального закона от 14.03.1995 N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях" (далее - Федеральный закон N 33-ФЗ; в ред. до 01.03.2015) лечебно-оздоровительные местности и курорты относятся к особо охраняемым природным территориям.

Согласно ст. 16 Федерального закона N 26-ФЗ в составе округа санитарной (горно-санитарной) охраны выделяется до трех зон.

В соответствии с п. 4 ст. 16 Федерального закона N 26-ФЗ (в ред. до 01.03.2015) обеспечение установленного режима санитарной (горно-санитарной) охраны во второй и третьей зонах осуществляется пользователями, землепользователями и проживающими в этих зонах гражданами.

Пунктом 5 ст. 12 Федерального закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" запрещается захоронение отходов в границах населенных пунктов, лесопарковых, курортных, лечебно-оздоровительных, рекреационных зон, а также водоохранных зон, на водосборных площадях подземных водных объектов, которые используются в целях питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения. Как следует из материалов дела, основными видами деятельности предприятия являются предоставление жилищно-коммунальных услуг по вывозу бытовых отходов от населения и организаций города, утилизация и переработка бытовых отходов (размещение, захоронение отходов на Ковровской городской свалке твердых бытовых отходов), механизированная уборка улиц и др. (п. 2.2 Устава).

Данный вид деятельности осуществляется предприятием с 2001 г. Ковровская городская свалка твердых бытовых отходов функционирует с 1964 г.

Земельный участок под организацию Ковровской городской свалки отведен в соответствии с решением райисполкома от 08.09.1964 N 515, протокол N 10 "Об отводе земельного участка Ковровского лесхоза Ковровского лесничества кв. 12 площадью 2 га заводу п/я N 9 под свалки для отходов производства" из состава гослесфонда (архивная справка от 23.03.2000 N 12-т). Территориальным отделом "Ковровское лесничество" Департамента лесного хозяйства выявлено, что под свалку бытовых и промышленных отходов занято более 7 га лесных участков (акт обследования от 06.04.2009 N 18), правоустанавливающие документы на занятие которых отсутствуют.

Как установлено Департаментом и не отрицается предприятием, на Ковровскую городскую свалку твердых бытовых отходов поступают в основном отходы из жилищ, не сортированные, образующиеся в процессе жизнедеятельности населения Ковровского района; мусор от бытовых помещений организаций, не сортированный; отходы потребления на производстве, подобные коммунальным.

Изложенное свидетельствует о том, что в процессе осуществления хозяйственной деятельности предприятия, связанной с размещением отходов, поступающих на захоронение на Ковровскую городскую свалку, нарушены требования режима особой охраны округа горно-санитарной охраны месторождения минеральных вод, используемых санаторием им. Абельмана.

При таких обстоятельствах вывод Департамента и суда первой инстанции о наличии в действиях предприятия состава административного правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 8.39 КоАП РФ, соответствует материалам дела.

(Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2012 по делу N А11-2110/2012. Аналогичные доводы были приведены в Постановлениях ФАС Дальневосточного округа от 24.12.2009 N Ф03-7629/2009 по делу N А51-13904/2009 и Пятого арбитражного апелляционного суда от 17.12.2012 N 05АП-10063/2012 по делу N А51-15868/2012).

Уголовная ответственность

Относительно уголовной ответственности отметим, что действие ст. 262 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) на лечебно-оздоровительные местности и курорты с момента их исключения из классификации ООПТ (с 30.12.2013) также не распространяется (новый состав в Уголовный кодекс РФ до настоящего момента не внесен).

Это подтверждается п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования", согласно которому к другим особо охраняемым государством природным территориям применительно к ст. 262 УК РФ, исходя из положений ст. 2 Федерального закона N 33-ФЗ, относятся природные парки, дендрологические парки и ботанические сады, лечебно-оздоровительные местности и курорты, образованные в установленном порядке.

Считаем возможным согласиться с точкой зрения Е.В. Белозеровой о том, что ст. ст. 250, 255, 256, 258 УК РФ также не могут быть применимы в отношении нарушения режима охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов <2>.

<2> Белозерова Е.В. Об элементах правового режима земель курортов // Проблемы юридической науки: Материалы научно-практической конференции (г. Ставрополь, 2 ноября 2007 г.). Ставрополь, 2007. С. 26.

Следовательно, в настоящее время за нарушение режима курортов и лечебно-оздоровительных местностей физические лица к уголовной ответственности привлечены быть не могут.

По мнению Е.П. Ильиной, правовое регулирование функционирования ООПТ осуществляется именно в целях защиты среды обитания, <...> следует учитывать, что в целом нарушение правил их охраны преследуется и по ст. 262 УК РФ <3>.

<3> Ильина Е.П. Уголовно-правовая охрана водных биоресурсов // Актуальные проблемы российского права. 2013. N 9. С. 1160 - 1164.

Это абсолютно справедливо и в отношении режима охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов, поскольку соблюдение режима охраны позволяет максимально полно обеспечить сохранность природных лечебных ресурсов указанных территорий.

"Точечные" нарушения, которые могут быть квалифицированы по ст. ст. 8.9 или 8.10 КоАП РФ, не охватывают всех действий, которые могут нанести вред окружающей среде и природным лечебным ресурсам на территории курортов. Между тем наличие, так скажем, "общего" состава как административного правонарушения, так и уголовного эффективно в качестве превентивной меры и позволяет привлечь к ответственности те лица, нарушения которых не подпадают под более "частные" составы.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ.

Разницу между административной и уголовной ответственностью по рассматриваемым в настоящей статье составам отметил И.В. Попов. Так, по его мнению, ст. 8.39 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение режима особо охраняемых природных территорий. Если же нарушение такого режима повлекло причинение значительного ущерба, деяние квалифицируется по ст. 262 УК РФ <4>.

<4> Попов И.В. Проблемы отграничения преступлений против природной среды от административных правонарушений в области охраны окружающей среды и природопользования // Российский следователь. 2014. N 1. С. 41 - 45.

Вместе с тем, как указывает О.Л. Дубовик, по ст. 262 УК РФ за 2003 - 2007 гг.: было зарегистрировано соответственно 14, 36, 70, 44, 62 преступлений; лиц, совершивших их, за эти годы было выявлено всего 87, что говорит о невысокой применяемости уголовно-правовой нормы <5>.

<5> Дубовик О.Л. Формирование уголовно-экологического законодательства Европейского союза: цели, тенденции, перспективы и реализация // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. N 4. С. 13 - 16.

Что же можно сказать, когда фактически из нее был "вырезан" ряд объектов, в отношении нарушения режима охраны которых она могла быть применена?

К СВЕДЕНИЮ.

Минкавказом России разработаны проекты Федеральных законов, уточняющих статус Кавказских Минеральных вод (далее - КМВ):

<6> С текстом проектов Федеральных законов можно ознакомиться по адресу: goo.gl/rUhuUD. (дата обращения: 15.07.2016).

За нарушение положений законопроекта 1 устанавливается гражданско-правовая, административная и уголовная ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Законопроект 2 вносит в КоАП РФ, в частности, новый состав административного нарушения - статья 8.39.1 "Нарушение правил санитарной (горно-санитарной) охраны природных лечебных ресурсов, лечебно-оздоровительных местностей, курортов и курортного региона "Особо охраняемый эколого-курортный регион Кавказские Минеральные Воды".

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ.

Указанный состав административного правонарушения касается не только курортного региона КМВ, но всех природных лечебных ресурсов, лечебно-оздоровительных местностей и курортов Российской Федерации.

Это, безусловно, выходит за рамки намеченного предмета регулирования. Вместе с тем введение административной ответственности за нарушения санитарной (горно-санитарной) охраны природных лечебных ресурсов, лечебно-оздоровительных местностей и курортов - решение давно назревшей проблемы, поэтому указанную инициативу следует оценивать положительно.

При этом в Уголовный кодекс РФ законопроект 2 никаких изменений не вносит.

Еще в 2014 г. Правительством Российской Федерации был разработан и внесен на рассмотрение в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации (далее - ГД РФ) проект Федерального закона N 555658-6 "О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации, Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - законопроект N 555658-6; был принят ГД РФ в I чтении 26.09.2014).

Статьями 5 и 7 законопроекта N 555658-6 предлагалось внести изменения в ст. 262 УК РФ и ст. 8.39 КоАП РФ, распространив их действие на территории санитарных (горно-санитарных) округов природных лечебных ресурсов.

Законопроектом N 555658-6 предусматривается организация охраны природных лечебных ресурсов, а не лечебно-оздоровительных местностей, курортов и природных лечебных ресурсов, как это предусмотрено Федеральным законом N 26-ФЗ в действующей редакции. При этом лечебно-оздоровительные местности и курорты как объекты охраны законопроектом N 555658-6 из Федерального закона N 26-ФЗ исключаются.

ВЫВОД.

Следует констатировать, что, несмотря на наличие проблемы, ее осознание законодателем и наличие конкретных законодательных инициатив, до настоящего времени необходимые поправки в КоАП РФ и УК РФ не приняты, а значит, за нарушение режима охраны природных лечебных ресурсов, лечебно-оздоровительных местностей и курортов в настоящее время нарушителей невозможно привлечь ни к административной, ни к уголовной ответственности.

Вместе с тем нарушения режима охраны отдельных природных лечебных ресурсов (как элементов лечебно-оздоровительных местностей и курортов) могут быть квалифицированы по ст. ст. 8.9 - 8.10 КоАП РФ.

Гражданско-правовая ответственность

Очень скудный комментарий относительно гражданско-правовой ответственности за нарушение требований Федерального закона N 26-ФЗ дают Т.Г. Жданович и О.А. Шевченко <7>.

<7> Жданович Т.Г., Шевченко О.А. Комментарий к Федеральному закону от 23 февраля 1995 года N 26-ФЗ "О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах" (постатейный) // СПС "КонсультантПлюс". 2007.

Так, авторы указывают лишь на общие условия гражданско-правовой ответственности (совершение противоправного действия (бездействие), возникновение у потерпевшего убытков, причинно-следственная связь между действиями и его последствиями и вина правонарушителя) без их привязки к природоохранным требованиям.

Полагаем, что гражданско-правовая ответственность применительно к природоохранному законодательству трансформируется в конструкцию "возмещение вреда окружающей среде".

При этом Федеральным законом N 26-ФЗ вопрос возмещения вреда окружающей среде никак не регламентирован, следовательно, необходимо обратиться к требованиям Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (в ред. от 03.07.2016; далее - Федеральный закон N 7-ФЗ).

В соответствии со ст. 1 Федерального закона N 7-ФЗ под вредом окружающей среде следует понимать негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов.

К СВЕДЕНИЮ.

До настоящего времени четкие критерии деградации естественных экологических систем и истощения природных ресурсов, по которым можно объективно оценить степень или тяжесть вреда, не установлены.

Так, согласно ч. 1 ст. 77 Федерального закона N 7-ФЗ юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

В соответствии с ч. 3 ст. 77 Федерального закона N 7-ФЗ вред окружающей среде, причиненный юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии - исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

При этом абз. 2 ч. 1 ст. 78 Федерального закона N 7-ФЗ устанавливает совершенно иную последовательность возмещения вреда.

Так, определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии - в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ.

Как следует из действующего регулирования, гражданско-правовая ответственность в случае нарушения требований природоохранного законодательства является не такой уж "гражданской". Нормами Федерального закона N 7-ФЗ она существенно скорректирована.

Чтобы определить размер компенсации вреда, необходимо применять нормы как гражданского, так и природоохранного законодательства, а также многочисленных подзаконных актов. Кроме того, в Федеральном законе N 7-ФЗ речь идет не только о таксах и методиках исчисления размера вреда окружающей среде и фактических затратах на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, но и об убытках. Вместе с тем убытки - это абсолютно гражданско-правовая категория, применимость которой к указанным правоотношениям в действующих законодательных конструкциях представляется весьма сомнительной практикой.

К СВЕДЕНИЮ.

Согласно ч. 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, формулировки ст. ст. 77 - 78 Федерального закона N 7-ФЗ некорректны, поскольку в логике Гражданского кодекса РФ под "фактическими затратами на восстановление нарушенного состояния окружающей среды" следует понимать "реальный ущерб", а под "убытками" - "реальный ущерб" и "упущенную выгоду". Дважды упоминать о реальном ущербе, как это терминологически сделано в ст. ст. 77 - 78 Федерального закона N 7-ФЗ, нет никакого смысла.

Более того, непонятно, какие "недополученные доходы" законодатель требует возместить с учетом ограничения или полного изъятия природного объекта или комплекса из гражданского оборота. Сама постановка вопроса о возмещении убытков представляется некорректной.

Относительно исчисления размера вреда согласно таксам и методикам можно отметить, что уполномоченными органами на сегодняшний день принято 6 нормативных правовых актов, позволяющих рассчитать размер соответствующей компенсации. При этом некоторые из указанных документов содержат ряд повышающих коэффициентов для случаев причинения вреда природным объектам в границах ООПТ и зон их охраны (см. таблицу).

Исчисление размера вреда

Наименование нормативного правового акта

Повышающие коэффициенты для ООПТ

Повышающие коэффициенты для лечебно-оздоровительных местностей, курортов и природных лечебных ресурсов

Постановление Правительства РФ от 08.05.2007 N 273 "Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства" (в ред. от 11.10.2014, с изм. от 02.06.2015)

К = 5 (для всех видов ООПТ) (п. 9)

Постановление Правительства РФ от 25.05.1994 N 515 "Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов" (в ред. от 10.03.2009), Постановление Правительства РФ от 26.09.2000 N 724 "Об изменении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам"

К = 3 (для государственных природных заповедников, национальных парков и их охранных зон) К = 2 (для иных ООПТ) (п. 5 Постановления N 724)

Приказ Минприроды России от 13.04.2009 N 87 "Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства"

(в ред. от 26.08.2015; далее - Методика N 87)

К = 1,5 (для водных объектов, содержащих природные лечебные ресурсы, и особо охраняемых водных объектов, родников, гейзеров)

Приказ Минприроды России от 08.07.2010 N 238 "Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды" (в ред. от 25.04.2014)

К = 2 (для земель особо охраняемых территорий) (п. 8)

Приказ Минприроды России от 08.12.2011 N 948 "Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного охотничьим ресурсам"

(в ред. от 22.07.2013)

К = 3 К = 5 К = 7 (для государственных природных заповедников, национальных парков, природных парков и государственных природных заказников) (п. 7)

Приказ Минприроды России от 01.08.2011 N 658 "Об утверждении такс для исчисления размера вреда, причиненного объектам растительного мира, занесенным в Красную книгу Российской Федерации, и среде их обитания вследствие нарушения законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования"

К = 3 (для ООПТ федерального значения и их охранных зонах К = 2 (для иных ООПТ) (п. 6)

Однако из всех перечисленных в таблице нормативных правовых актов только в Методике N 87 содержится указание на ее применимость в случае причинения вреда водным объектам в результате нарушений водного законодательства Российской Федерации при загрязнении водных объектов, содержащих природные лечебные ресурсы, а также расположенных в границах первой, второй зон округов санитарной (горно-санитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов.

Повышающие коэффициенты, которые есть во всех перечисленных в таблице нормативных правовых актах, относятся только к расчету размера вреда, причиненного в границах ООПТ и их охранных зон.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ.

Применение указанных коэффициентов в отношении курортов и лечебно-оздоровительных местностей с учетом вступления в силу Федерального закона N 406-ФЗ является нарушением законодательства.

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 78 Федерального закона N 7-ФЗ на основании решения суда вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ.

Указанное требование означает, что в ряде случаев по решению суда на правонарушителя может быть возложена обязанность по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды в натуре (например, рекультивация земель) в дополнение к уплате компенсации вреда.

Вместе с тем непривлечение лица к административной ответственности согласно правоприменительной практике не является препятствием для вменения обязанности правонарушителю по компенсации вреда окружающей среде.

ВЫВОД.

При нарушении режима лечебно-оздоровительных местностей и курортов согласно действующему законодательству нарушитель не может быть привлечен к уголовной ответственности и не может быть привлечен к административной ответственности по ст. 8.39 КоАП РФ, но может быть привлечен к административной ответственности по ст. ст. 8.9, 8.10 КоАП РФ.

Кроме того, на нарушителя по решению суда в дополнение к применению мер административной ответственности может быть возложена обязанность в части уплаты компенсации вреда окружающей среде согласно таксам и методикам без применения повышающих коэффициентов (с 30.12.2013). При этом дополнительно по решению суда он может быть обязан восстановить нарушенное состояние окружающей среды в натуре в дополнение к уплате компенсации вреда <8>.

<8> См., например: решение Арбитражного суда Курской области от 19.08.2013 по делу N А35-271/2013.

Непривлечение лица к административной ответственности не является препятствием для вменения обязанности правонарушителю по компенсации вреда окружающей среде.