Мудрый Юрист

Правовая характеристика хулиганства

Овчаренко Елена Ивановна - адъюнкт Московского университета МВД России.

Борьба с преступлениями, посягающими на общественный порядок, имеет многовековую историю. Еще в Соборном уложении 1649 года существовал ряд статей, которые устанавливали уголовную ответственность за подобные деяния. Так, в статье 7 гл. XXII устанавливалась ответственность за "мучителское надругательство". Статья 17 этой же главы гласила: "А будет кто с похвальбы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ея стопчет и повалит, и тем ея обесчестит, или ея тем боем изувечит..." <*>. Однако в то время еще не существовало четкого определения общественного порядка, поэтому в подавляющем большинстве случаев деяния не дифференцировались в зависимости от умысла. Можно лишь весьма условно считать, что слова "с похвальбы, или с пьянства, или умыслом", по сути, свидетельствуют о наличии в действиях лица хулиганских побуждений, хотя в современной трактовке умысел - несколько иная категория, посредством которой определяется форма вины.

<*> Российское законодательство Х - ХХ веков. Т. 3: Акты земских соборов. М.: Юридическая литература, 1985. С. 248 - 249.

В документе, именуемом "Устав благочиния, или полицейский", который 8 апреля 1782 г. был утвержден Императрицей Екатериной II, содержался прямой запрет "учинить уголовныя преступления противу народной тишины" (ст. 230), хотя в перечне деяний содержались и не имевшие непосредственного отношения к нарушению общественного порядка ("челобитье или прошение или донос скопом или заговором", "насильное завладение недвижимого имения", "разсевание лжи и клеветы") <*>. В части 4 ст. 261 Устава более полно обозначены действия, которые подпадают под признаки хулиганства в его современном понимании: "Буде кто во время общенародной игры или забавы или феатрального представления, в том месте или близ зрителей во сто сажен, учинит кому обиду, или придирку, или брань, или драку, или вынет шпагу из ножен или употребит огнестрельное оружие, или кинет камень, или порох, или иное что подобное, чем кому причинить может рану или вред или убыток или опасение, того отдать под стражу и отослать к суду" <**>.

<*> Там же. Т. 5: Законодательство периода расцвета абсолютизма. М.: Юридическая литература, 1987. С. 372.
<**> Там же. С. 379.

В период судебной реформы 1861 - 1864 гг. согласно ст. 38 Устава о наказаниях "за ссоры, драки, кулачный бой или другого рода буйство в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины" виновные подвергались наказанию (правда, весьма незначительному - аресту на срок не свыше семи дней или денежному взысканию не свыше двадцати пяти рублей). В рамках этой же статьи наказание могло быть назначено и в случаях, когда "в нарушениях будет участвовать целая толпа людей, которая не разойдется по требованию полиции" <*>. Это деяние больше соответствует такому преступлению, как массовые беспорядки (ст. 212 нынешнего УК РФ). Таким образом, классификации нарушений, которые сейчас именуются уголовно наказуемым хулиганством, в то время еще не было.

<*> Там же. Т. 8: Судебная реформа. М.: Юридическая литература, 1991. С. 400.

В отечественном законодательстве послереволюционного периода хулиганство было впервые выделено в качестве самостоятельного состава. Однако в Уголовном кодексе РСФСР 1922 года хулиганство помещалось в разд. 5 "Иные посягательства на личность и ее достоинство". Этот раздел, наряду с четырьмя предыдущими, был объединен гл. V "Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности". В Уголовном кодексе РСФСР, утвержденном Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г., который с многочисленными изменениями и дополнениями действовал вплоть до 1 января 1997 г., хулиганство было расположено в гл. десятой "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения". Определялось оно как "умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу" (ч. 1 ст. 206 УК РСФСР). Злостным хулиганством признавались "те же действия, отличающиеся по своему содержанию особым цинизмом или особой дерзостью, либо связанные с сопротивлением представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или иным гражданам, пресекающим хулиганские действия, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство" (ч. 2 этой же статьи).

Несомненным достижением отечественной юридической мысли стало конструирование модифицированного состава хулиганства в Уголовном кодексе Российской Федерации от 13 июня 1996 г. (введен в действие с 1 января 1997 г.). Состав хулиганства и в первоначальной, и в новой редакции находится в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности", которая расположена в разд. IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". В первоначальной редакции ч. 1 ст. 213 УК РФ хулиганство определялось как "грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества". Квалифицированным признавалось то же деяние, если оно: а) совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка; в) совершено лицом, ранее судимым за хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК РФ). Особо квалифицированным признавалось хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 3 ст. 213 УК РФ).

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" <*> определение хулиганства по сравнению с ранее имевшимся было несколько изменено. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 213 УК РФ в новой редакции хулиганство определено как "грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия". В части 2 этой же статьи в качестве квалифицированного хулиганства определено "то же деяние, совершенное по предварительному сговору или организованной группой лиц либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка".

<*> См.: СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4848.

В новой редакции ст. 213 УК РФ заметны два изменения. Во-первых, декриминализированы действия, которые, хотя и нарушают общественный порядок, но были осуществлены без использования оружия или предметов, используемых в качестве такового. И, во-вторых, в диспозиции ч. 1 этой статьи отсутствует такой признак хулиганства, как сопровождение действий, грубо нарушающих общественный порядок, применением насилия к гражданам или угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

Однако и в том виде, в котором хулиганство определено в ст. 213 УК РФ, ряд вопросов остался в разряде дискуссионных. Прежде всего обращает на себя внимание, что хулиганство, обозначенное как "грубое нарушение общественного порядка", расположено в гл. 24 УК РФ "Преступления против общественной безопасности", которая находится в разд. IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". Отдельной же главы "Преступления против общественного порядка" в УК РФ нет. Хулиганство безосновательно отнесено в разряд преступлений против общественной безопасности. Кроме того, к преступлениям против общественного порядка по признаку общности непосредственного объекта относятся: заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207), массовые беспорядки (ст. 212), вандализм (ст. 214 УК РФ).

Полагаем поэтому, что следовало бы внести изменения в УК РФ, предложив в структуре раздела IX создать отдельную гл. 24.1 "Преступления против общественного порядка", в которую включить преступления, предусмотренные следующими статьями УК РФ: ст. 207 "Заведомо ложное сообщение об акте терроризма", ст. 212 "Массовые беспорядки", ст. 213 "Хулиганство", ст. 214 "Вандализм".

Значительные сложности вызывает и установление некоторых элементов состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ.

До недавнего времени общепризнанным было мнение, согласно которому хулиганство посягало на два непосредственных объекта <*>. Первый из них представляли собой отношения, обеспечивающие общественный порядок. Второй объект именовался альтернативным, поскольку хулиганство имело место при нарушении хотя бы одной из следующих групп общественных отношений: 1) обеспечивающих здоровье, телесную неприкосновенность или свободу личности; 2) обеспечивающих безопасность этих благ личности или безопасность жизни; 3) связанных с правом собственности (но не с порядком распределения материальных благ). Считалось, что первая группа отношений нарушалась, если в ходе хулиганства было совершено насилие, вторая - если имелась угроза применения насилия, третья - при повреждении или уничтожении имущества.

<*> См., например: Уголовное право. Особенная часть. Т. 2 / Под ред. Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. М.: МИ МВД России, 1999. С. 35.

В настоящее время объект существенно изменился. Он больше не является альтернативным, поскольку, как и в УК РСФСР, основным и единственным объектом стал именно общественный порядок. Одновременно произошла частичная декриминализация деяния, поскольку ч. 1 ст. 213 УК РФ, предусматривавшая грубое нарушение общественного порядка, исключена (с одновременным изменением диспозиций последующих частей).

Объективную сторону хулиганства могут составлять только действия, то есть активное поведение лица, достигшее определенного результата. Причем такое поведение является достаточно сложным явлением, ибо необходимо, чтобы оно сопровождалось применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

При этом грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, не может быть отделено от применения оружия или иных предметов, используемых в качестве такового. В противном случае деяние может "расслоиться" на два самостоятельных действия. Например, грубое нарушение общественного порядка будет признано мелким хулиганством, а последовавшее затем, но не связанное с ним хранение оружия - преступлением, предусмотренным ст. 222 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 213 УК РФ обязательный признак хулиганства - его совершение с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Оружием считаются устройства и предметы, которые предназначены для поражения живой или иной цели, а также для подачи сигналов. Для квалификации деяния по ч. 1 ст. 213 УК РФ не имеет значения, каким образом - кустарным или заводским - оружие было изготовлено. Чтобы оно считалось примененным, не обязательно произвести выстрел (для огнестрельного оружия) или осуществить попадание в цель иным способом (для холодного оружия). Квалификация по данной части имеет место и в случаях, когда нападавший угрожал применением оружия или предметов, используемых в качестве такового.

Судебная практика считает используемыми в качестве оружия любые предметы, которыми здоровью человека может быть причинен тяжкий вред. Так, Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Генерального прокурора по уголовному делу о признании Кукушкина виновным в совершении хулиганства, предусмотренного ч. 3 ст. 213 УК РФ (в первоначальной редакции), которое ранее Судебной коллегией по уголовным делам было квалифицировано по ч. 1 ст. 213 УК РФ. Как видно из материалов дела, Кукушкин использовал металлическую крышку скороварки, применил ее в качестве оружия как средство насилия над потерпевшим, причинив ему рану на голове. Президиум Верховного Суда РФ указал, что предметами, используемыми при хулиганстве в качестве оружия, в соответствии с новым законом могут быть любые предметы, в том числе и хозяйственно-бытового назначения, применение которых может причинить телесные повреждения. Таким образом, необходимо лишь установить, что в ходе хулиганских действий виновный применил предметы, с помощью которых причинил потерпевшему телесные повреждения <*>.

<*> См.: Законность. 1999. N 12. С. 54.

Характеризуя объективную сторону деяния, заметим, что исключение законодателем из дефиниции таких ранее обязательных признаков объективной стороны преступления, как применение насилия либо угроза его применения, а равно уничтожение или повреждение чужого имущества, не означает, что при определении состава преступления не следует обращать внимание на данные действия. Они остались в поле зрения законодателя, однако (равно как и иные действия) стали входить в характеристику деяния, вызвавшего грубое нарушение общественного порядка. Таким образом, конкретное проявление грубого нарушения общественного порядка выражается в том, что в ходе хулиганских действий было применено насилие, имелась реальная угроза его применения, а также произошло уничтожение или повреждение чужого имущества. Более того, по сравнению с содержавшимся в прежней редакции ст. 213 УК РФ перечень этих признаков расширился. Его можно дополнить таким проявлением, как угроза уничтожения или повреждения чужого имущества.

Оконченным преступлением хулиганство считается с момента выполнения действий, входящих в объективную сторону. Чтобы данное преступление считалось оконченным, наступления каких-либо последствий не требуется. Субъектом хулиганства является вменяемое лицо, причем, если хулиганство квалифицируется по ч. 1 ст. 213 УК РФ, оно должно достичь возраста 16 лет, по ч. 2 статьи - 14 лет.

Субъективная сторона хулиганства всегда должна выражаться в прямом умысле, который характеризуется тем, что лицо осознает общественно опасный характер своих действий, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент) и желает их наступления (волевой момент).

Такой квалифицирующий признак хулиганства, как его совершение группой лиц по предварительному сговору, подлежит обязательному доказыванию. Неподтверждение данного признака имеющимися в уголовном деле доказательствами в силу действия презумпции невиновности не позволяет привлечь лицо к уголовной ответственности по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Доказывания требует и факт предварительного сговора <*>. Если в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что лица заранее договорились о совершении хулиганства, то их действия должны квалифицироваться без указания на предварительный сговор.

<*> См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2000 год // БВС РФ. 2001. N 9. С. 17.

Хулиганство может быть квалифицировано как совершенное организованной группой. Вряд ли реально могут появиться побудительные мотивы, чтобы несколько человек сплотились в организованную группу для совершения исключительно хулиганских действий, хотя теоретически такое возможно.

Квалифицирующим признаком также является совершение хулиганства, если оно связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

Сопротивление представителю власти имеет место в случаях, когда лицо уведомлено о том, что перед ним - сотрудник милиции или иных аналогичных структур. Если же сотрудник не был одет в форменную одежду, то до начала пресечения хулиганских действий он должен был официально представиться или иным образом уведомить нарушителя о своей принадлежности к органам государственной власти. В противном случае деяние будет квалифицироваться по той же части статьи, однако лицу будет вменяться совершение хулиганства, связанного с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка.

Таким образом, юридическая квалификация хулиганства видоизменяется с изменением общественных отношений, которые охраняются государством от нарушений уголовно-правовыми мерами.