Мудрый Юрист

Некоторые вопросы уголовной ответственности военнослужащих за неисполнение приказа командира и начальника

Девятко А.Ю., первый заместитель военного прокурора ПУРВО, генерал-майор юстиции.

Как и большинство уголовных законов зарубежных государств, УК РФ содержит специальную норму в 33-й главе "Преступления против военной службы" - ст. 332, предусматривающую уголовную ответственность за неисполнение приказа. В соответствии со ст. 2 ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" военная служба - это особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах РФ, других войсках, службе внешней разведки, органах федеральной службы безопасности, других войсках и воинских формированиях <*>. Введение названной статьи в УК РФ объективно и исторически обусловлено формированием Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации на основе принципа единоначалия. Согласно ст. 30 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации командир наделен всей полнотой власти по отношению к подчиненным. В зависимости от обстановки он единолично принимает решения и отдает приказы. Обсуждение приказов не допускается <**>. При этом предполагается, что приказы отданы в соответствии с законами и уставами. Всю полноту ответственности за отданные приказы и их исполнение несет лицо, их отдавшее. В соответствии с п. 3 ст. 37 ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" командирам (начальникам) запрещено отдавать приказы или распоряжения, не имеющие отношения к исполнению обязанностей военной службы или направленные на нарушение законодательства <***>.

<*> Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе" от 25 июля 2002 г. N 113-ФЗ; Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе" от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ. Екатеринбург: Уралюриздат, 2002. С. 3.
<**> Общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации. Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. М.: Военное издательство, 1994. С. 17 - 18.
<***> Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе" от 25 июля 2002 г. N 113-ФЗ; Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе" от 28 марта 1998г. N 53-ФЗ. Екатеринбург: Уралюриздат, 2002. С. 42.

Согласно ст. 332 УК РФ: "1. Неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред интересам службы, -

наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части до двух лет.

  1. То же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия, -

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

  1. Неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия, -

наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет".

Непосредственным объектом рассматриваемого нами преступления является установленный воинскими уставами порядок подчиненности. Так, в Обзоре кассационно-надзорной практики Военной коллегии Верховного Суда РФ по уголовным делам за 1999 год говорится, что непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 332 УК РФ, является порядок подчиненности <*>.

<*> Сборник материалов по вопросам методики подготовки военных прокуроров к участию в судебных процессах по уголовным делам: Т. 1 / Под ред. Иванова А.Л. М.: Главная военная прокуратура, 2002. С. 116.

С объективной стороны невыполнение приказа по ч. ч. 1 и 2 ст. 332 УК РФ традиционно рассматривается в виде неповиновения, то есть открытого и явного отказа от исполнения полученного приказа, а также иного умышленного неисполнения приказа. В соответствии с ч. 3 этой статьи УК РФ невыполнение требований, заключенных в приказе начальника, совершается по неосторожности.

Чтобы приказ был исполнен, он должен быть отдан "в установленном порядке". В теории уголовного права, когда говорится о требованиях, предъявляемых к приказу применительно к ст. 332 УК РФ, сообщается о том, что "преступлением признается неисполнение приказа командира (начальника), отданного в порядке службы и не противоречащего закону" <*>.

<*> Военно-уголовное законодательство Российской Федерации: Комментарий УК РФ. М., 1998. С. 75; Преступления против военной службы: Учебник для вузов / Под ред. Н.А. Петухова. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002. С. 21.

Приказ в смысле ст. 332 УК РФ должен быть обращен к конкретному военнослужащему либо индивидуально определенной группе военнослужащих. Неисполнение общих требований, адресованных неопределенной группе лиц, состава преступления, предусмотренного ст. 332 УК РФ, не образует. Поэтому не является неисполнением приказа невыполнение военнослужащим предписаний, заключенных в нормативных военно-правовых актах.

"Понятием неисполнения приказа во всех трех проявлениях охватываются: а) невыполнение действий, предписанных приказом; б) совершение действий, запрещенных приказом; в) ненадлежащее исполнение приказа, т.е. отступление от его предписаний о времени, месте и характере совершаемых действий" <*>. Наиболее опасной формой неисполнения приказа является неповиновение, когда подчиненный открыто и демонстративно проявляет свое нежелание его выполнить и не делает этого. Причем этот отказ может быть сообщен начальнику наедине или публично, в присутствии других военнослужащих. От неповиновения на практике отличают случаи пререкания, когда подчиненный проявляет недовольство по поводу полученного приказа, обсуждает его правильность, но требования, заключенные в приказе, фактически выполняет.

<*> Преступления против военной службы / Под общ. ред. Н.А. Петухова. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2002. С. 116.

Под иной умышленной формой неисполнения приказа понимаются случаи, когда подчиненный, хотя и внешне принимает полученный приказ к исполнению, не высказывает никаких намерений не выполнять его, но реально умышленно его не исполняет.

Неисполнение приказа по неосторожности совершается подчиненным тогда, когда он вследствие небрежности или легкомыслиятребования приказа не выполняет или исполняет их ненадлежащим образом. При этом необходимо, чтобы деяние повлекло причинение тяжких последствий.

Для наступления уголовной ответственности за неисполнение приказа, совершенного умышленно, требуется причинение существенного вреда, а совершенного по неосторожности - наличие тяжких последствий. Таким образом, после введения в действие УК РФ 1996 года состав данного преступления стал материальным. Под существенным вредом в теории уголовного права признается серьезное нарушение распорядка дня в подразделении, части, затруднение выполнения конкретных задач боевой подготовки, срыв выполнения поставленных боевых задач, нарушение законных прав военнослужащих, причинение материального ущерба. При этом размер причиняемого материального ущерба и характер нарушенных прав военнослужащих либо граждан не уточняется и решается индивидуально, в зависимости от обстоятельств дела. Тяжкими последствиями считаются "срыв мероприятий по обеспечению боевой готовности подразделения, части, корабля, причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью людей, вывод из строя боевой техники, причинение крупного материального ущерба и т.п." <*>.

<*> Там же. С. 117.

Помимо наступления тяжких последствий, в качестве квалифицирующих признаков неисполнения приказа признается совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление является совершенным группой лиц, если в нем совместно участвовали два или более исполнителя. Для того чтобы квалифицировать неисполнение приказа как совершенного группой лиц, необходимо условие, чтобы каждый из них являлся военнослужащим, кому адресован приказ. Совершением неисполнения приказа по предварительному сговору группой лиц признаются случаи, когда подчиненные договариваются не исполнять приказ до получения его от начальника, во время получения или после получения. При совершении преступления организованной группой необязательно принимать непосредственное участие в неисполнении приказа, в том числе являться лицом, кому приказ был адресован. Необходимо, чтобы в неисполнении приказа участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Своеобразие военной службы наложило отпечаток на требования, относящиеся к субъектам воинских правоотношений. Нормы военно-уголовного законодательства РФ применяются не ко всем категориям граждан, а лишь к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту, а также гражданам, пребывающим в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Некоторые нюансы имеются и в определении понятия воинского должностного лица. К этой категории в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ относятся в соответствии со ст. 31 Устава внутренней службы ВС РФ начальники по своему должностному положению и по своему воинскому званию <*>. Они наделены организационно-распорядительными функциями, в том числе полномочиями отдавать приказы и распоряжения, обязательные для исполнения подчиненными. Начальники, которым военнослужащие подчинены по службе, являются прямыми начальниками, а ближайший к подчиненному прямой начальник называется непосредственным начальником. В отличие от других видов государственной службы начальником для военнослужащих лицо может быть не только в силу занимаемой должности, но и в силу своего воинского звания. Ст. 33 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ дан перечень званий, которые являются начальниками для определенных категорий военнослужащих. Военнослужащие по воинскому званию также могут быть старшими или младшими. Старший по воинскому званию не является для младшего начальником. При совместном исполнении обязанностей военнослужащими, не подчиненными друг другу, когда их служебные взаимоотношения не определены командиром или начальником, старший из них по должности, а при равных должностях - старший по воинскому званию является начальником (ст. 35 УВС ВС РФ) <**>.

<*> Общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации. Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. М.: Военное издательство, 1994. С. 17.
<**> Там же. С. 18.

Кроме того, в определенных случаях организационно-распорядительные функции могут осуществлять и военнослужащие, не являющиеся начальниками по своему должностному положению или воинскому званию, но наделенные таким правом в силу требований Уставов или распоряжений вышестоящих командиров (начальников). Одним из таких видов подчиненности является выполнение служебных обязанностей при несении специальных видов службы (караульной, внутренней и т.п.). Например, в подчинении дежурного по роте на основании ст. ст. 303, 305, 307 Устава внутренней службы ВС РФ находятся дневальные по роте <*>. Временный характер осуществления данных функций не является препятствием для признания военнослужащего должностным лицом. Так, ефрейтор Болачев при исполнении обязанностей дежурного по контрольно-пропускному пункту избивал за неисполнение служебных обязанностей своих помощников - рядовых Скударнова, Гупало и Агунова. В соответствии с приговором Кяхтинского гарнизонного военного суда Болачев признан должностным лицом и его действия квалифицированы по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ <**>.

<*> Там же. С. 113 - 117.
<**> Сборник материалов по вопросам методики подготовки военных прокуроров к участию в судебных процессах по уголовным делам: Т. 1 / Под ред. Иванова А.Л. М.: Главная военная прокуратура, 2002. С. 133.

Военнослужащий может быть признан должностным лицом и при осуществлении им организационно-распорядительных функций на основании приказа или распоряжения вышестоящего начальника или командира. Причем данные властные предписания начальника должны быть отданы в установленном законом порядке. Форма приказа (устно, письменно или по техническим каналам связи) при этом значения не имеет. По данному поводу в определении Военной коллегии Верховного Суда СССР по уголовному делу в отношении рядового Повара было указано, что военнослужащий, временно назначенный устным распоряжением командира старшим команды, является прямым начальником для других военнослужащих из состава этой команды и, следовательно, должностным лицом и субъектом должностного преступления <*>.

<*> Бюллетень УВС и ВК ВС СССР. 1982. N 1.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 1 и 2 ст. 332 УК РФ, совершается с прямым или косвенным умыслом.

Для квалификации деяния военнослужащего по ч. 3 ст. 332 УК РФ необходимо наличие неосторожной формы его вины, то есть совершение по легкомыслию или небрежности. В первом случае подчиненный предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этих последствий. Во втором случае исполнитель приказа не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть их.

Цель и мотив неисполнения приказа могут быть разными, на квалификацию деяния по ст. 332 УК РФ они влияния не имеют.

Как существенный недостаток имеющейся в УК РФ нормы, которая предусматривает уголовную ответственность за неисполнение приказа, следует отметить отсутствие в ней такого квалифицирующего признака, как "совершение неисполнения приказа в боевой обстановке или в военное время".

Согласно ч. 3 ст. 331 УК РФ ответственность за преступления против военной службы, совершаемые в военное время или в боевой обстановке, определяется законодательством РФ военного времени. Однако такой закон до настоящего времени не принят.